online

Вход Господень в Иерусалим. Вербное воскресение

Протоиерей Александр Шаргунов

«И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне; и если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их. Все же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит: Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной. Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге; народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского.» Мф, 83 зач., 21, 1—11

vhod_v_ierusalim

Вход в Иерусалим (двусторонняя икона). Новгород. XV в

Праздником Вербного воскресенья начинается для нас Страстная седмица. В течение этих нескольких дней Господь завершит Свою земную жизнь. В этом завершении будет совершение всего. Как Он Сам скажет в Своих последних словах на Кресте: «Совершилось!»

Сегодня мы радостно празднуем наше вступление в эти святые и великие дни. Вход Господа в Иерусалим открывается как пророчество. И как всякое пророчество, он обнажает все. Умы и сердца тех, кто участвует в нем, еще далеко не ясно и чисто воспринимают происходящее. Потребуется целый ряд событий, чтобы они обрели ясность и чистоту.

«Осанна Сыну Давидову»! — приветствует Господа народ. Этими восклицаниями собираются во Христе все чаяния Ветхого Завета, все обетования Божии. Царь Давид для народного предания и для самой подлинной веры Израиля остается непоколебимым знамением исполнения Божиих обетований. Духом Святым Давиду было возвещено, что его царству не будет конца. И ему было обещано потомство, которое воспримет престол отца, и которому будет дано помазание на вечное царство. Из этого обетования рождается образ Мессии, прихода Которого ждали все. Мессия должен быть Мессией, Царем. Он утвердит Свой престол в Иерусалиме.

Вход Господень в Иерусалим являет этого победоносного Мессию. Посланник Божий вступает в Свой град. С высоты Своего восседания, знамения Своего служения, Господь принимает восторженные крики толпы. Люди срезают ветви, бросают цветы перед Ним. Мессию вводят в Его владычество. Счастливые ученики видят собственными глазами исполнение того, что наедине открывал им Господь. «Куда нам идти? Ты Один имеешь глаголы вечной жизни». «Ты Христос, Сын Бога Живаго» (Ин. 6, 68—69). Они чувствуют себя победителями. Они — друзья Учителя. Они веруют, что все, что они оставили, чтобы следовать за Ним, возвратится им сторицею, как Он сказал. Они «сядут на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых».

Однако мы знаем, что это торжество Господа недолго продлится. Страшные Страсти и Крест, о которых возвещает нам сегодняшний праздник, обозначатся с предельной очевидностью и для них. Достаточно будет нескольких дней, чтобы все, ученики и народ, забыли торжество Вербного воскресенья. Более того, этот вход Его в Иерусалим будет объявлен обманом с Его стороны. В самом деле, скажут все, Ему недостает многого, о чем возвещают древние пророки. Но вход Господень в Иерусалим был праведен и истинен. В нем было начало великого совершения. Это было пророчество о совершении и торжестве Пасхи, того, чего никто не мог вообразить.

«И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей?» Все увидели Его. Одни изумлялись небывалому явлению, другие смеялись над незначительностью события. Одни исполнялись радости, другие — первосвященники и фарисеи — завистью и негодованием. Так по-разному отзываются умы и сердца людей на приближение Царства Христова. Жители Иерусалима восклицают: «Кто Сей?» — как будто они впервые видят Христа. Святый Божий не узнан во Святом Граде. И доныне там, где находятся Гефсимания и Голгофа, все величайшие наши святыни, и всюду, где сияет ярчайший свет, где является глубочайшее исповедание веры (как, например, небывалый в истории сонм мучеников в нашей России) — рядом с живым присутствием Христа Бога — может быть больше слепоты и мрака, чем где бы то ни было. В Иерусалиме будет отвергнут и предан смерти Христос. И в этом граде, а не где-то, будет встречен восторженной толпой — теми, кто ищет земной победы Израиля над миром — антихрист, потому что он придет во имя свое.

Господь вступает в Свои Страсти, и это есть преддверие Креста и смерти. Да знаменуется на нас свет лица Его — истинного Бога, осужденного, непостижимого Бога, Которого народ отвергнет, от Которого сами апостолы разбегутся. Кто может вместить, чтобы спасение совершилось через поражение? Кто мог когда помыслить, что всемогущество Божие откроется через полное Его крушение? Невозможно поверить, чтобы века ожидания, пророчеств, надежды, которая расцветает сейчас в этом дне, завершились смертью Того, Кто должен всех спасти. Такого не может быть никогда. Это безумие. Об этом и скажет апостол в своем вдохновенном исповедании веры: «Мы проповедуем Христа распятого, иудеям соблазн, эллинам безумие, но для нас, спасаемых — Божию мудрость и силу» (1 Кор. 1, 23—25).

Вот где истина. Наше спасение, наше избавление сегодня от всеразрушающего уныния заключено в этом. Чтобы увидеть, что Господь наш поистине Вседержитель, мы должны прежде всего узнать Бога как любовь, всю себя отдающую. И эту любовь, это Царство Божие внутри нас по дару Христа и Его Креста мы должны обрести. Когда зло торжествует, любовь не перестает быть любовью. И всемогущество Божие проявляется именно в этой любви. Это выше всякого разумения. Но чтобы наши каменные сердца стали живыми, есть только один путь — научение Христовой любви. Бог, в Которого мы веруем, не только Всесильный Бог, Творец неба и земли, Он — Бог любви. Он — любовь.

Господь торжественно входит в Иерусалим, потому что человек не имеет веры, доверия всемогуществу любви. Он верит в силу своих мускулов или своего оружия и в то, что Господь может умножить его силу. Господь грядет на вольную Страсть, потому что человек не верит, что одна только сила любви может преобразить мир. В этом ошибка мира, это то, что называется грехом. Веровать во всемогущество любви означает отвергнуться всякой другой силы. Это значит победить всякий страх. Это значит веровать, что любовь сильнее всякой другой силы при условии, что мы полагаемся только на эту единственную силу. Есть только Христос, входящий во Святый Град, без всяких иллюзий. Он знает, что Он — зерно, которое должно умереть, и теперь среди ликования толпы Он идет на смерть. Он предает Себя в руки человеческие, и всякий наш отказ от этой любви есть участие в Его распятии.

Вся история человечества сокрыта отныне в этой тайне. «Днесь благодать Святаго Духа нас собра», чтобы мы поняли вдруг, что единственное зло, единственная смерть, которые существуют в мире, — это наша замкнутость на себе и отказ от любви Того, Кто никогда не перестает любить нас.
Только любовь побеждает смерть. Любовь, которая крепче смерти, — и в этом наша жизнь веры. Любовь крепче смерти только тогда, когда она всецело любовь, когда она не видимость. Довольно того, чтобы любовь шла до конца и чтобы она передавала другим то бесконечное, которое есть ее вечный источник. Последнее слово — не смерть, а любовь. И во Входе Господнем в Иерусалим уже присутствуют Его Крест и Воскресение.

 

Источник: http://www.pravoslavie.ru/put/4156.htm
[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top