online

Ведомство учреждений императрицы Марии в Санкт-Петербурге и губернии

Императрица Мария Федоровна. Литография Ф. Шевалье с картины Дж. Доу. 1820-е

Императрица Мария Федоровна. Литография Ф. Шевалье с картины Дж. Доу. 1820-е

Система социальной помощи в императорской России формирова­лась при отсутствии единой государственной социальной политики. Социальная помощь осуществлялась благотворительными организа­циями. Государство не возлагало на себя прямой ответственности за решение задач социальной политики, но и не устранялось от них, ис­пользуя и поощряя организованную благотворительность.

Система учреждений призрения, действующих на благотворительной основе, начала создаваться в России со второй половины XVIII в. Екатери­на II вскоре после вступления на престол провозгласила: «Призрение бед­ным и попечение о умножении полезных обществу жителей суть две вер­ховные должности каждого боголюбивого правителя» [1, т. 16, №11908]. Екатерина, по существу, возродила забытую в первой половине XVIII сто­летия древнюю российскую традицию покровительства благотворитель­ности и участия в ней правителей государства. Упомянутые слова Екате­рины относятся к утвержденному императрицей проекту Воспитательно­го дома — учреждения для призрения подкидышей и сирот, представлен­ного государыне просветителем, педагогом и государственным деятелем Иваном Ивановичем Бецким. Воспитательный дом был открыт в Москве в 1763 г. Кроме того, при Екатерине были созданы и другие учреждения призрения: Воспитательное общество благородных девиц (Смольный ин­ститут), Санкт-Петербургский воспитательный дом, Коммерческое учи­лище. Екатерина стремилась к тому, чтобы эти учреждения действовали без отягощения казны — «на едином самоизвольном подаянии от публи­ки» [1, т. 16, № 11901]. По мысли императрицы, задачей детско-юношеских учреждений призрения была не социальная помощь как таковая, а воспи­тание «новой породы людей», способных преобразовать российское обще­ство на началах Просвещения.

После кончины Екатерины II вступивший на престол Павел I своим указом от 12 ноября 1796 г. отдал Воспитательное общество благород­ных девиц под управление своей супруги Марии Федоровны (Софии-Доротеи Вюртембергской). Статус Марии Федоровны как покрови­тельницы Смольного института окончательно был оформлен указом Павла от 2 мая 1797 г. Эту дату и принято было считать началом исто­рии самого крупного благотворительного ведомства императорской России — Ведомства учреждений императрицы Марии. Главной зада­чей учреждений призрения стала социальная помощь. За четверть века под руководством Марии Федоровны был создан комплекс различных благотворительных учреждений призрения, находившихся под ее не­посредственным управлением. К моменту кончины императрицы в 1828 г. их насчитывалось 34, не считая структурных подразделений и финансово-хозяйственных учреждений [2, с. 56].

Больница для бедных (Мариинская) в Санкт-Петербурге. Литография. 1820-е

Больница для бедных (Мариинская) в Санкт-Петербурге. Литография. 1820-е

Чтобы эти учреждения продолжали «действовать как доселе на пользу государства и человечества», император Николай I указом от 26 октября 1828 г. принял их под свое «непосредственное и особое по­кровительство» [3, т. 3, № 2379]. Двумя днями позже многолетний по­мощник Марии Федоровны Г.И. Вилламов был назначен статс-секрета­рем для докладов императору по делам учреждений покойной импе­ратрицы. Сами учреждения преобразовывались в IV Отделение Собст­венной его императорского величества канцелярии. В память о покро­вительнице они также получили название «Учреждения императрицы Марии». С октября 1854 г. в официальной документации появляется наименование «Ведомство учреждений императрицы Марии». Вскоре статус покровительницы Ведомства получила и супруга монарха импе­ратрица Александра Федоровна.

Во второй половине XIX в. высочайшее покровительство благотвори­тельности и непосредственное участие в ней членов императорской фа­милии не только сохранило прежнее значение, но и приобрело новое. Ре­формы Александра II привели к переменам в общественной жизни стра­ны, способствовали росту общественной инициативы во многих сферах, в том числе в благотворительности. Повышение внимания общества к соци­альным вопросам, возникновение большого числа общественных благо­творительных учреждений привели к появлению альтернативы организо­ванной благотворительности под покровительством императорской фа­милии. Это не означало конкуренции в заботе об обездоленных, но объек­тивно заставляло императорскую власть думать о развитии подведомст­венных ей благотворительных структур. В указанный период Ведомством императрицы Марии активно ведется поиск путей широкого привлече­ния благотворителей, расширяются права общественности в управлении местными учреждениями, растет их количество.

Вдовы и девицы Санкт-Петербургского вдовьего дома. 1902

Вдовы и девицы Санкт-Петербургского вдовьего дома. 1902

Примером, на котором можно рассмотреть историю Ведомства им­ператрицы Марии (далее — ВИМ), является деятельность его учрежде­ний в Санкт-Петербурге и Петербургской губернии. Столица империи, индустриальный и культурно-образовательный центр, Петербург с ок­рестностями являлся и средоточием острейших социальных проблем. Поэтому и в самом городе, и в его ближних и дальних окрестностях располагались практически все типы учреждений призрения, входив­ших в состав ВИМ.

Самым многочисленным видом учреждений призрения ВИМ в Пе­тербурге и Петербургской губернии были детско-юношеские учрежде­ния. Одним из старейших учреждений этого типа являлся Санкт-Пе­тербургский воспитательный дом, имевший целью призрение подкидышей и сирот, начиная с младенческого возраста и до совершенноле­тия. На протяжении XIX в. Воспитательный дом подвергался преобра­зованиям, целью которых было совершенствование призрения детей, в первую очередь уменьшение детской смертности, а также ограничение приноса младенцев. Последнее объясняется тем, что воспитательные дома не могли вместить всех младенцев, приносимых не только в сто­лицах, но и из близлежащих губерний. Призрение в самих домах по­стоянно совершенствовалось. В начале ХХ столетия Санкт-Петербург­ский Воспитательный дом представлял собой крупный учебно-воспи­тательный комплекс, в который входили собственно Воспитательный дом в Петербурге, где первое время содержались младенцы, 36 сельских округов, по которым распределялись питомцы, Мариинская учитель­ская семинария принца Петра Ольденбургского и Училище нянь. В ок­ругах существовали сельские школы и приюты для детей, поживавших вдалеке от школ. По данным на 1 января 1904 г. в Санкт-Петербургском воспитательном доме призревалось 32 974 питомца. Дом располагал 112 сельскими школами и 8 сельскими приютами [4, с. 312, 314].

Урок гимнастики в Сиротском институте Ведомства учреждений императрицы Марии. Санкт-Петербург. 1900-е. Фото ателье К. К. Буллы

Урок гимнастики в Сиротском институте Ведомства учреждений императрицы Марии. Санкт-Петербург. 1900-е. Фото ателье К. К. Буллы

Широкое распространение в Петербурге получил такой тип детско-юношеских учреждений призрения ВИМ, как детские приюты. Они начали создаваться в 30-е гг. XIX в. Эти заведения предназначались для дневного пребывания детей в возрасте от 5—8 до 14—16 лет, имевших бедных родителей. В начале 1840 г. для управления детскими приюта­ми в северной столице был создан Санкт-Петербургский совет детских приютов. Во второй половине XIX — начале ХХ в. в детских приютах был осуществлен ряд преобразований: усовершенствован учебный процесс, унифицированы учебные программы, начало внедряться профессиональное обучение. При некоторых петербургских приютах были созданы сиротские отделения, в которых питомцы находились постоянно. По состоянию на 1904 г. в ведении Санкт-Петербургского совета детских приютов состояли 19 приютов для приходящих детей, 11 сиротских отделений при приютах и рукодельно-хозяйственная школа имени А.Г. Елисеева [5, с. 21]. Эти заведения одновременно призревали приблизительно 4,5 тыс. детей, из них до 500 в сиротских отделениях.

Санкт-Петербургский воспитательный дом и детские приюты Санкт-Петербургского совета призревали питомцев обоего пола. Кроме того, в северной столице располагалось большое количество женских детско-юношеских учреждений призрения различных типов. Особое место среди них занимали женские институты. Как и первое заведение такого рода, Воспитательное общество благородных девиц, женские институты предназначались для призрения представительниц дворян­ства и чиновничества. Во второй половине XIX в. были усовершенство­ваны институтские учебные программы, произошел отказ от наиболее архаичных и реакционных методов воспитания, институток стали от­пускать на летние каникулы. В некоторые институты за плату допусти­ли представительниц духовного и купеческого сословий. В начале XX в. женские институты выполняли прежние цели и задачи, но ведущую роль в их деятельности приобрело образование. Из 34 существовавших в России женских институтов 12 располагались в Петербурге. В 1904 г. в них единовременно призревались 3226 девиц [4, с. 78—79]. Помимо Смольного в северной столице располагались наиболее престижные и привилегированные женские институты: Училище Ордена св. Екате­рины (Екатерининский институт) и Патриотический институт.

Девочки за рукоделием в приюте св. Николая. Колпинское благотворительное общество. 1900. Фото ателье К. К. Буллы

Девочки за рукоделием в приюте св. Николая. Колпинское благотворительное общество. 1900. Фото ателье К. К. Буллы

Рост общественного интереса к женскому образованию во второй половине XIX в. способствовал появлению в составе ВИМ нового типа женский учебных заведений — гимназий, которые в отличие от инсти­тутов были открытыми всесословными учебными заведениями. В 1858 г. в Петербурге в составе Ведомства была создана первая женская гимна­зия. Вскоре женские гимназии начало создавать и Министерство на­родного просвещения. В начале ХХ столетия Ведомство императрицы Марии располагало в Петербурге и его окрестностях 11 женскими гим­назиями [4, с. 142—143]. В них единовременно обучались до 4,5 тыс. де­виц. Женские гимназии не являлись учреждениями призрения. Их пребывание в ВИМ обусловливалось традицией, согласно которой жен­ское образование под контролем государства развивалось в рамках бла­готворительного ведомства. Эта традиция сохраняла устойчивость и в начале ХХ столетия. В 1903 г. в Петербурге в составе Ведомства был соз­дан Женский педагогический институт — первое в России высшее жен­ское учебное заведение, имевшее государственный статус. Как и гимна­зии, педагогический институт был открытым учебным заведением. Принимали в него не путем баллотировки, как в обычные женские ин­ституты, а по конкурсу аттестатов. Женский педагогический институт пользовался большой популярностью. В 1906 г. Ведомство учреждений императрицы Марии отмечало, что «число желающих им воспользо­ваться растет с каждым годом». По данным на 1 января 1905 г. на трех отделениях института: словесно-историческом, физико-математиче­ском, естественных наук и географии обучалась 331 студентка [4, с. 9].

В состав женских детско-юношеских учреждений призрения Ведом­ства императрицы Марии входили и заведения приютского типа. К их числу относились училища № 1 и № 2 солдатских дочерей полков лейб-гвардии и школы Патриотического общества — женской благотвори­тельной организации, созданной после Отечественной войны 1812 г. Воспитанницы этих учреждений получали начальное образование и обучались женским рукоделиям.

Помимо женских ВИМ располагало в Петербурге мужскими детско-юношеским учреждениями призрения. Это были Гатчинский сирот­ский институт императора Николая I и Санкт-Петербургское коммер­ческое училище. На 1 января 1904 г. в Гатчинском институте призрева­лись 114 воспитанников [4, с. 193]. Коммерческое училище, переведен­ное в 1800 г. из Москвы в Петербург, предназначалось для призрения сирот из купеческого сословия. Со временем в него начали допускаться за плату представители других сословий. Училище давало воспитанни­кам среднее образование с коммерческой специализацией и считалось одним из лучших коммерческих учебных заведений в России. На 1 ян­варя 1905 г. в нем обучалось 543 воспитанника [4, с. 183].

Обучение разговорной речи в младшем классе Мариинской школы глухонемых. Санкт-Петербургская губерния, дер. Мурзинка. 1907. Фото ателье К. К. Буллы

Обучение разговорной речи в младшем классе Мариинской школы глухонемых. Санкт-Петербургская губерния, дер. Мурзинка. 1907. Фото ателье К. К. Буллы

Помимо учебно-воспитательных заведений в Петербурге распола­гались учреждения для призрения бедных: богадельни и больницы. К концу 70-х гг. XIX в. в городе действовали 7 богаделен и домов при­зрения, входивших в состав Ведомства. В этих учреждениях получали стол и крышу над головой единовременно до 3 тыс. человек. Созданием в 1803 г. Мариинской больницы в Петербурге было положено начало медицинским учреждениям в северной столице. По данным на 1877 г. в Петербурге Ведомство располагало 12 больницами и 2 лечебницами [2, с. 1—9]. За указанный год только стационарной помощью в этих за­ведениях воспользовались до 42 тыс. человек.

Во второй половине XIX в. главным направлением деятельности Ве­домства императрицы Марии становится призрение детей и юношества. В этой связи в 1884 г. 6 больниц были переданы Санкт-Петербургскому городскому общественному управлению, остальные продолжали дейст­вовать в составе Ведомства. Во втором десятилетии XIX в. к ним добави­лась женская больница, основанная на средства А.Г. Елисеева. Кроме больниц и богаделен помощь бедным в Петербурге и его окрестностях оказывали благотворительные общества, подчинявшиеся центральному управлению Ведомства: Общество снабжения бедных теплой одеждой, Колпинское и Кронштадтское благотворительные общества, Община сестер милосердия княгини Барятинской. Различной помощью со сторо­ны этих обществ одновременно пользовались несколько сотен человек.

Во второй половине XIX в. ВИМ начало осуществлять специализи­рованное призрение слепых. В 1883 г. в его состав было принято учреж­денное двумя годами ранее по инициативе супруги Александра II им­ператрицы Марии Александровны и названное в ее честь Мариинское попечительство о слепых. В 1885 г. в Петербурге было создано Александро-Мариинское училище слепых — первое в России специализиро­ванное детско-юношеское учреждение призрения для слепых. Питом­цы училища получали начальное образование и обучались ремеслам, доступным слепым. В 1893 г. в Петербурге Попечительством о слепых был организован еще один тип специализированного учреждения для трудового обучения слепых — Мастерские для взрослых слепых имени Константина Карловича Грота, названные так в честь их создателя. Кроме двух упомянутых заведений, Попечительство имело в Петербур­ге несколько богаделен для призрения слепых.

В конце XIX в. Ведомство учреждений императрицы Марии присту­пило к специализированному призрению глухонемых. В 1898 г. по ини­циативе и под покровительством вдовствующей императрицы Марии Фе­доровны (Дагмары Датской) было создано Попечительство о глухонемых. Одновременно вдова Александра III возглавляла и Ведомство императ­рицы Марии. В 1900 г. император утвердил Положение о Попечительстве. С этого времени Училище глухонемых в Петербурге, существовавшее с 1806 г., стало базой для опытов по совершенствованию обучения глухо­немых и подготовки педагогических кадров. В конце XIX — начале ХХ в. в Петербурге и Петербургской губернии были учреждены несколько учебно-воспитательных и лечебных учреждений для призрения глухоне­мых. Так, в местечке Мурзинка по Шлиссельбургскому тракту действовала Мурзинская колония, представлявшая собой комплекс, который объеди­нял общеобразовательную Мариинскую школу для глухонемых, школу-ферму, учебно-производственные мастерские и больницу.

Попечители и воспитанники Императорского училища глухонемых у здания Попечительства о глухонемых. Санкт-Петербург. Начало ХХ в. Фото К. К. Буллы

Попечители и воспитанники Императорского училища глухонемых у здания Попечительства о глухонемых. Санкт-Петербург. Начало ХХ в. Фото К. К. Буллы

Все общества и заведения ВИМ действовали на благотворительной основе. Их финансовые средства формировались главным образом из благотворительных пожертвований, поступавших в том числе и от чле­нов императорской фамилии. Пожертвования осуществлялись в различ­ных формах: в виде регулярных членских взносов, уплачивавшихся чле­нами советов, комитетов, попечительств и обществ, нерегулярных еди­новременных или периодических пожертвований от частных лиц, кол­лективов и общественных организаций, а также в форме доходов от опе­раций с недвижимостью и проведения благотворительных мероприя­тий: лотерей, спектаклей, вечеров и т. д. Учреждениям призрения посту­пала плата за содержание воспитанников на сверхштатных вакансиях. Некоторые учреждения получали пособия из средств, находившихся в распоряжении центрального управления Ведомства императрицы Ма­рии. В исключительных случаях учреждения Ведомства могли рассчиты­вать на государственные средства. Санкт-Петербургский воспитатель­ный дом и большая часть петербургских женских институтов получили крупные суммы от членов императорской фамилии и других лиц. Эти суммы составили основу «неприкосновенных» или «основных» капита­лов, на проценты с которых и существовали указанные заведения. Про­чим обществам и учреждениям ВИМ приходилось постоянно заботиться о привлечении благотворительных пожертвований. Привилегирован­ный статус Ведомства создавал существенные стимулы для благотвори­тельной деятельности. Учреждения императрицы Марии пользовались правом присуждать от лица государства ордена, медали, чины и ведом­ственные мундиры за благотворительные пожертвования.

Для того чтобы сравнить эффективность благотворительных учре­ждений ВИМ в Петербурге и его окрестностях с другими подобными учреждениями, можно сопоставить расходы на социальную помощь. Расходы городского общественного управления Санкт-Петербурга на оказание собственно социальной помощи по смете на 1897 г. составляли в общей сложности до 375 000 рублей. С учетом расходов городского общественного управления на медицинскую помощь и образование эта сумма доходила в указанном году до 2700 000 рублей [6, с. 12]. Расходы одного только Санкт-Петербургского воспитательного дома в 1899 г. со­ставили 1 388 914 рублей [6, с. 4]. Ежегодные расходы по содержанию де­сяти медицинских учреждений ВИМ в Петербурге (не считая входив­ших в состав Попечительства о слепых и Попечительства о глухонемых) в конце XIX в. доходили до 760 000 рублей. Капиталы Санкт-Петербург­ского совета детских приютов на 1 января 1899 г. составляли 1764 754 рубля 63 копейки [6, с. 6]. Более 90 % от этой суммы ежегодно расходо­валось на мероприятия, непосредственно связанные с призрением.

Заседание Опекунского совета Ведомства учреждений императрицы Марии. Санкт-Петербург. 1913. Фото ателье К. К. Буллы

Заседание Опекунского совета Ведомства учреждений императрицы Марии. Санкт-Петербург. 1913. Фото ателье К. К. Буллы

Говоря об эффективности и масштабах работы петербургских уч­реждений Ведомства императрицы Марии, следует учитывать, говоря современным языком, и качество осуществлявшегося ими призрения. Во многих случаях эти учреждения превосходили прочие благотвори­тельные общества и учреждения. В первую очередь это относится к призрению детей и юношества. ВИМ располагало уникальными учеб­но-воспитательными комплексами, аналогов которым не было ни в Пе­тербурге, ни в России. В северной столице к таким комплексам относи­лись Воспитательный дом, Совет детских приютов, женские школы Патриотического общества, женские институты.

Опыт привлечения организованной благотворительности к реше­нию социальных задач актуален для современной России. Благотвори­тельность не может и не должна заменять государственную социаль­ную политику, но способна существенно ее дополнять. Примером слу­жит деятельность учреждений Ведомства императрицы Марии в Санкт-Петербурге и его окрестностях. Исторические традиции отечествен­ного благотворения, основой которых были милосердие, доброта, соз­нание религиозного и гражданского долга, опыт взаимодействия вла­сти и общества в решении социальных задач, привлечения обществен­ности к управлению социальными учреждениями и использования со­ответствующих эпохе стимулов благотворительной деятельности — все это может быть востребовано при решении социальных задач в новых исторических условиях.

 

А.А. Хитров — канд. ист. наук, доц., КГТУ

 

Список источников и литературы

  1. Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Собр. I.
  2. Селезнев И.Я. Хроника Ведомства учреждений императрицы Марии, со­стоящих под непосредственным их императорских величеств покровительст­вом. СПб., 1878.
  3. Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Собр. II.
  4. Учебные заведения Ведомства учреждений императрицы Марии. Краткий очерк. СПб., 1906.
  5. Отчет по Ведомству детских приютов, состоящих под непосредствен­ным высочайшим их императорских величеств покровительством за 1904 год. СПб., 1906.
  6. Сборник сведений о благотворительности в России с краткими очерками благотворительных учреждений в Санкт-Петербурге и Москве. СПб., 1899.

 

Источник: Вестник РГУ им. И. Канта. 2006. Вып. 12. Гуманитарные науки. С. 45 — 51.

Фото: http://charity.lfond.spb.ru/

 

 

 

 

 

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top