online

Варужан Назаретян. Там, за туманами

Варужан Назаретян

Варужан Назаретян

Там за туманами были горы, за ними обширная зеленая долина, а за долиной, на берегу серебристого озера, стоял прекрасный город. Туман никогда не исчезал, он был всегда – и зимой, и летом, и осенью, и весной. Никто из нас никогда не был по ту сторону туманов, и о том, что за ними скрываются горы, долина, город и озеро, мы знали понаслышке. Говорят, лишь однажды он рассеялся буквально на несколько секунд, чтобы обнажить горную вершину. И за эти несколько мгновений удалось лишь различить, что она покрыта ослепительно белой снежной шапкой. Но мы этого не видели.

Впрочем, в разные времена находились смельчаки, которым удавалось проникнуть на ту сторону. Но они, как правило, не возвращались. Хотя, может быть, и возвращались, но мы этого не знали. Их называли «затуманниками» и при этом не считали погибшими. Мы верили, что они дошли до цели и по тем или иным причинам не захотели возвращаться. Именно поэтому большинство из нас считало, что за плотной белой завесой находится рай. Правда, скептически настроенные утверждали, что с таким же успехом там может быть ад, иные же говорили, что там поселились инопланетяне. И только прагматики, которые были в меньшинстве, говорили что там секретная военная база. Пришло время и нам пришлось им   поверить (или допустить, что возможно они правы в своих предположениях), поскольку в один прекрасный день по всей длине зоны туманов были установлены военные посты, пограничные вышки и проволочные заграждения. Однако власти всячески отрицали, что за туманами находится военная база и они, дескать, охраняют ее от проникновения туда гражданских лиц. Они официально заявили, что подобные меры призваны не допустить исчезновение граждан за границей туманов. Разумеется, мы им не поверили. Хотя бы потому, что мы вообще мало доверяли властям и тем более военным. В свое время мы не поверили правительству, выбросившему на рынок необеспеченные государственные облигации, не поверили президенту страны, уверяющего нас о стабилизации национальной экономики, не доверяли министру соцобеспечения, пытающегося убедить нас, что наши пенсионеры получают самую высокую пенсию в мире и т. д. Но мы верили, что по ту сторону туманов люди живут совершенно другой жизнью. Правда, мы не знали, какой именно, но были уверенны, что та жизнь гораздо лучше нашей.

А потом началась гражданская война, разделившая население страны на два лагеря: затуманников и патриотов. Первые представляли прогрессивную часть населения, которая ратовала за перемены (во всяком случае, именно такими они себя считали и верили, что только реформы могут спасти страну) и снятие военного кордона по всему периметру туманов, а вторые придерживались консервативных взглядов и, соответственно, были против упразднения военных постов. Война длилась долго… Настолько долго, что люди даже не могли вспомнить, когда она началась. А еще, все устали от вечного противостояния, даже были попытки примирения, даже объявлялось перемирие, но через какое-то время война возобновлялась. Мы не помнили не только дату начала войны, но так же позабыли из-за чего, собственно, она началась, не могли объяснить значение слов «затуманники» и «патриоты». Между тем гибли люди, опустошались города и сёла, рушилась страна. И никто не знал, ради чего все это. Тогда президент страны решил обратиться к историкам, которые вняв его просьбе, кинулись ворошить старые книги, подшивки газет, просматривать телепередачи. В итоге, они нашли кое какие упоминание о тумане, за которым скрывались красивая гора с великолепной белой шапкой снега на вершине, зеленая долина и город на озере. Были опубликованы даже фотографии.

Часть историков утверждала, что война началась между теми, кто хотел проникнуть за границу туманов и теми, кто мешал этому. Другая же часть называла подобную гипотезу чушью. Мы же по-прежнему были уверенны, что страна та существует, и она необыкновенно красива, и там никогда не бывает войн. Словно, в подтверждении наших мыслей мы наткнулись на заметку, подписанную неким перебежчиком под именем Одиссей. Разумеется, мы понимали, что автор подписался псевдонимом, ибо в противном случае ему пришлось бы отвечать за свою публикацию перед соответствующими силовыми структурами. Может возникнуть вопрос, не проще ли запретить газетам публиковать материалы, восхваляющие государство за туманами? Конечно же, проще. Но все дело в том, что разрешая подобные публикации, департамент по надзору имел возможность выслеживать перебежчиков и наказывать их. Так вот, перебежчик по имени Одиссей писал в своей заметке, что тот город стоит на берегу большго голубого озера. Строения в нем сплошь розового цвета, а окружающие его горы покрыты густыми зелеными лесами. Однако, потом мы узнали, что написанное Одиссеем есть чистый вымысел, то есть он никогда не пересекал границу туманов, а значит не мог видеть того города. Не верили мы и другим подобным публикациям, которые буквально заполонили газетные полосы. Все это выглядело настолько смешно, что даже департамент по надзору перестал обращать внимание на этих лже-перебежчиков. И тогда народ понял, что нет никакого рая по ту сторону туманов, и только после осознания этого закончилась война и в стране вновь воцарился мир. Но мы-то прекрасно понимали, что все эти публикации появлялись с легкой руки правительства, которое, тем самым, пыталось обесценить саму идею существования «затуманного» рая, чего, впрочем, они и добились. Постепенно люди перестали обращать внимание на туман, а потом и вовсе забыли о его существовании, и с границы ушли солдаты, оставив пустыми казармы и блокпосты, и жизнь потекла своим чередом. Но не для нас, ибо мы поставили целью во что бы то ни стало проникнуть по ту сторону тумана, чтобы увидеть долину, озеро и тот волшебный город.

Спустя годы потомки напишут книгу, где расскажут о нашей экспедиции, как о несбывшейся мечте горстки энтузиастов, решивших проникнуть за границу туманов. Они скажут, что нам удалось побывать по ту сторону, но они так же будут утверждать, что наша попытка не увенчалась успехом, ибо мы так и не нашли тот город. Собственно, мы можем согласиться с той частью книги, где описаны подготовка к экспедиции и наш поход к границе туманов, но наши потомки никак не могли знать, что в действительности произошло за пределами тумана. И поэтому утверждения о том, что, дескать, экспедиция не нашла тот город абсолютно голословны. Хотя, мы не беремся утверждать обратное, ибо… Ибо не совсем уверенны в том, что увиденное нами было городом, но с достаточной долей вероятности можем утверждать, что видели некие строения, затерянные в толще густого тумана. Нам так и не удалось дотронуться до стен этих строений, поскольку по мере приближения к ним, они настолько же отдалялись от нас. И так продолжалось несколько месяцев, а может и лет (никто из нас не вел счёт времени). Мы упорно продвигались вперед в надежде, что когда-нибудь туман рассеется и мы воочию увидим, что за ним скрывается. Были предположения, что мы преследуем всего на всего мираж, но всякий раз их отметали, потому что верили, что еще чуть-чуть и мы войдем в город.

Как-то раз мы обнаружили, что наши головы стали седыми, и только тогда осознали как много лет прошло с тех пор, как мы покинули наш город,  и как долго мы бродили в тумане. Однако один из нас предположил, что волосы стали белыми из-за тумана. Нам хотелось верить, что это так, но на самом деле мы понимали, что поседели от старости. Нам хотелось вернуться домой, к нашим очагам, семьям, друзьям. Но мы не могли сделать этого, поскольку у нас иссякли силы, мы больше не могли двигаться.

Потомки будут называть нас первопроходцами, пионерами и, наконец, героями. Нас будут сравнивать с Колумбом, Магелланом, Крузенштерном. А еще, по решению городского совета на центральной площади города будет установлен памятник бесстрашным членам экспедиции затуманников. Всего этого мы не услышим и не увидим, но зато будем уверенны в том, что нас буду помнить наши дети, внуки и правнуки; будут помнить и гордиться. Мы же не будем сетовать на судьбу, которая не позволила нам вернуться домой, но зато будем счастливы, что провели жизнь в поисках таинственного и прекрасного города, расположенного за зеленой долиной у серебристого озера. И ничего, что нам не удалось найти его – это сделают наши потомки, мы уверенны в этом. Иначе жизнь, без поиска прекрасного, просто потеряла бы свой смысл.

Пройдет время и мы узнаем, что наш город постигла беда. В тот страшный год на город обрушится ураган. Он разрушит дома, будет вырывать с корнем деревья, уничтожит наши сады, парки и фонтаны, погибнет много людей. И еще, ураган разгонит туман, и горстка оставшихся в живых людей увидит, что там за туманами раскинулась бескрайняя желтая пустыня, которая в считанные дни поглотит остатки разрушенного города.

Потомки наших потомков напишут о нашем городе, о нас, о туманах, за которыми были горы, зеленая долина и город у серебристого озера, о долгой, непрекращающейся войне, о преследовании затуманников… Они напишут об этом как о легенде, как о чем-то несуществовашем, выдуманном. И лишь гранитный памятник затуманникам, сохранившийся в первозданном виде среди желтых песков пустыни, будет свидетельствовать об обратном.

 

ВАРУЖАН НАЗАРЕТЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top