online

В преддверии столетия геноцида армян: зрелость мира, история, информация, Израиль и взгляд «обывателя»

Александр Листенгорт

100genocid

В 2015 году 100 лет с тех пор, как произошёл Геноцид Армян. Мы считаем, что живём в современном и развитом мире. Но если через сто лет вопрос признания и осуждения Геноцида армян всё ещё стоит перед миром, всё ещё актуален — значит, за 100 лет мир не повзрослел. Не созрел для того, чтобы признать, что произошедшее тогда является геноцидом и международным преступлением. 100 лет – это уже, действительно, очень серьёзный срок. Значит, не были извлечены уроки из истории XX века – а это, в свою очередь, делает возможным повторение национальной катастрофы, подобной Геноциду или Холокосту. В данном случае уже не столь важно, кто именно в этом участвовал, какие силы творили тогда историю – важна сегодняшняя позиция мировой общественности по данному вопросу. Миру понадобилось не полтора миллиона армян, а 6 миллионов евреев, чтобы согласиться с тем, что в XX веке были совершены преступления против самой человеческой природы.

XX век оставил множество вопросов, и только сегодня, только в наших руках находится возможность их решения. Ни один вопрос из прошлого не может просто раствориться во времени – он должен быть разрешён: это касается и отдельной человеческой жизни, и мировой истории в целом. Осмелюсь сказать, что если через 100 лет вопрос признания и осуждения Геноцида останется без должного внимания, как это было все эти годы, далее армяне могут уже не рассчитывать на какие-либо серьёзные шаги в его разрешении. После ста лет — такого солидного срока, уже никому не нужно будет этим заниматься, кроме тех людей, которые на личном примере, истории своей семьи, знают и помнят о тех событиях; кроме тех, кто понимает, что если не осудить преступление своевременно, оно даже в большем масштабе рискует повториться в будущем; и кроме самих армян, обычно выступающих с позиции жертвы, но не с позиции силы. Вероятно, именно на это и рассчитывают те, кто отрицает Геноцид.

«Не признали, значит, не было» — ведь именно так справедливо может рассудить любой «обыватель» — кто-то, наблюдающий со стороны. Как и человек, народ растёт тогда, когда извлекает суть из пережитого опыта. И, прежде всего, перед армянским народом стоит задача самим «осознать» Геноцид: принять его, сделать соответствующие выводы и осуществить необходимые решения, чтобы всегда быть готовыми противостоять внешним угрозам, которые существуют и по сей день. Осознать, чтобы затем самим активно продвигать в мир идею о необходимости признания и осуждения Геноцида, если мир сам не делает шагов навстречу. Сам этим никто не заниматься не будет. Хорошим примером выдающейся мобилизации и организованности является Нагорно-Карабахская Республика, самостоятельно отстоявшая свою независимость. Сегодня разыгрывается ситуация, когда никому, кроме самих армян, а также стран, где армянская диаспора играет важную роль, признание и осуждение Геноцида не нужно. Геноцид не должен быть «одной из тем», на основе которой можно осуществлять политические манипуляции на мировой арене, или играть чувствами отдельных людей. Осуждение геноцида – это вопрос всего человечества, каждого из нас.

Сегодня, в условиях глобализации, в эпоху Интернета и стремительного развития информационных технологий, всё ещё сохраняется тенденция, при которой правду можно продавать и покупать, как любой другой товар. Известно, что армяне практически не тратят никаких средств на пропаганду и, по сути, не ведут её: по сути, не нуждаясь в ней, обладая всеми необходимыми доказательствами своей правоты. Но хорошо это, или плохо для самих армян? Как бы там ни было, по этой причине здесь термин «информационная война» не совсем уместен. Но правда не может быть предметом торга, когда речь идёт об осуждении преступлений против человечества.

Во всём и всегда нужно начинать с себя, а уже потом – смотреть на соседа. Кажется, будто Армения много времени проводит за исследованием внешнего мира, за попытками оказания влияния на глобальные и не всегда от неё зависящие факторы. И в этой погоне за справедливостью зачастую забывает о самой себе. А что будет означать признание и осуждение Геноцида для самой Армении и её народа? Допустим, в будущем году все страны, от которых это зависит, признают и осудят Геноцид, этот вопрос исчезнет. Что тогда? Будут компенсации? Вернут все земли исторической Армении? Что с этого будет обычному армянскому гражданину? Будучи в Ереване, в городе Арарат, в Степанакерте, я спрашивал об этом простых людей, но у них не было ответа. Нет ответа и у армян диаспоры. Отсутствие чётких требований и ясного представления результата – главная беда в вопросе признания и осуждения миром Геноцида. Для многих армян это превратилось в идею: «Геноцид должен быть признан и осуждён». Но что за этим стоит? Что несёт за собой его «признание» и «осуждение» и для чего это нужно на самом деле?..

Вторая Мировая война потрясла всё человечество, коснувшись абсолютно всех, и реабилитация не заставила себя долго ждать. Все старались совершать шаги для восстановления мира. Не то что бы всё было очевидно, но по окончании Второй Мировой войны не было такого вопроса: «был ли геноцид еврейского народа?», или «называть ли то, что произошло, геноцидом?». Холокост унёс больше трети еврейского населения планеты, но после окончания войны у евреев уже были готовы ясные требования и цели, позволившие им всего через три года осуществить мечту предков и возродить Израиль. Евреи своими руками, своими силами (в основном – именно ресурсами Диаспоры и за счёт сильных лидеров) объединились после Катастрофы и отправились на свои исторические земли создавать своё государство, Израиль – через 2 000 лет после изгнания, часть евреев мира возвращается домой. За какие-то полвека это государство превратилось в одно из сильнейших на мировой арене. Очевидные исторические и геополитические факторы обязывают армян иметь сильное, обороноспособное государство.

Рассуждая о признании геноцида, следует говорить о том, что необходимо обратить внимание и на прочие другие известные случаи в истории, когда вне рамок войны уничтожалось огромное количество представителей одного народа. Был геноцид в Северной Америке, был геноцид в Руанде, события в Югославии, в Камбодже, в Тибете. Каждое из этих преступлений обязано иметь такой же резонанс, как Холокост или Геноцид армян, если мы говорим о всеобщей справедливости и равенстве, и лоббирование данного вопроса не должно быть проблемой самого пострадавшего народа: на это должен сиюминутно реагировать весь мир. И только тогда всякая попытка учинения геноцида станет лишь историей, напоминаем человечеству о тёмных временах на его пути к светлому и справедливому будущему.

Многих интересует, каково отношение государства Израиль к вопросу о геноциде армян. Я бы не стал здесь вдаваться в провокационные доводы разных сторон и назову всего несколько фактов об армяно-израильских отношениях. В Кнессете (израильский парламент) ежегодно поднимается вопрос о признании Геноцида армян. В отличии от предыдущих лет, в последнее время обсуждение стало открытым. Политики еврейского происхождения во Франции и США также активно лоббируют данный вопрос. Музей Холокоста беспрекословно признаёт Геноцид, история Геноцида изучается на специальной кафедре Иерусалимского Университета и включена в образовательную программу. Кому, как не Израилю, казалось бы, лучше всех понимать армян и всячески их поддерживать? Ответ простой: геополитика. Сегодня Иран является один из ключевых партнёров Армении в регионе: Иран, власти которого в своих заявлениях неоднократно давали обещание стереть израильское государство с лица Земли. В то же время, у Израиля с Турцией в последнее время сложились неплохие отношения и углубляются отношения с Азербайджаном. Кроме Турции, у Израиля в регионе больше партнёров нет – а есть только 200-миллионная армия враждебно настроенных арабских стран. Армения же в переговорах ООН по Палестине обычно занимает сторону непризнанной Автономии. Кроме того, во многих арабских странах большое влияние имеет армянская диаспора. Хотя и у Израиля, и у Армении количество стратегических партнёров в мире можно пересчитать по пальцам одной руки.

Известно, что для всего мира Израиль воплощает собой положительный опыт построения демократического национального государства на его исторических землях, а также – успешный опыт возвращения представителей своего народа на его историческую родину. Воспитательная роль еврейского государства распространяется также далеко за его пределы: на евреев диаспоры по всему миру, которые, по разным причинам, остаются жить в странах своего рождения, либо других странах диаспоры. Сравнению армянской и еврейской диаспор посвящена отдельная статья, но важно сказать, что еврейское национальное движение существовало ещё в эпоху Просвещения и заново возродилось в императорской России после покушений на Александра II, а ко времени создания государства Израиль уже несколько десятков лет как существовали международные еврейские организации и заселялись земли в Палестине. Армяне же не были готовы к решению всех тех проблем, которые свалились на них в первые и последние 15 лет XX века.

При взгляде на историю создаётся впечатление, что тюркские народы по природе своей всегда отличались некоторой воинственностью и агрессивностью. Этого никак нельзя сказать об армянах – и в вопросе признания миром геноцида, это беда армянского народа. Что свойственно самым древним народам, армяне предпочитают мудрость, спокойствие и переговоры войне и агрессии. Но Армения и Диаспора никогда ещё не выступала с официальным и в определённой степени жёстким требованием для защиты своих интересов. Армения стремится к тому, чтоб весь мир признал и осудил совершённое против её народа преступление. Хотя история не знает сослагательного наклонения, порой задумываешься о том, что Холокоста могло бы и не произойти, если бы вовремя были приняты меры и уделено должное внимание армянскому вопросу.

В то же время, необходимо отметить факт «пробуждения» отдельных молодых представителей турецкого народа. Знание является для человека естественной потребностью. И молодые люди в Турции спрашивают о том, почему с армянами у них должны быть «особые» отношения. Им не рассказывают о том, что произошло, но сегодня, в эпоху Интернета, они имеют возможность обо всём узнать сами. Они исследуют данный вопрос, и на основе увиденного и услышанного становятся сторонниками правды, стремления к миру и справедливости. Будущее этого мира зависит, ни много ни мало, от его молодёжи – это ни для кого не секрет, но не каждый осознаёт это. Тогда, может быть, терпение армян будет иметь смысл – когда пусть не через 100, но через 120, 130 лет, новая Турция сама придёт к верному ответу?.. Очевидно, что признание и осуждение геноцида необходимо и самому турецкому народу, в первую очередь, в духовном смысле. Мне кажется, уместным будет посмотреть на сегодняшнюю Германию, которая полностью признала свои ошибки и является процветающим государством.

Информация должна быть чистой, достоверной, объективной, качественной — и всё тому подобное, что пишут в хороших учебниках и то, что нужно отвечать на экзаменах. Но, возможно, основы проблем армян с признанием миром геноцида предельно просты, хоть об этом и легко говорить через все эти годы: они заключаются в том, что армянская сторона проиграла в своё время информационную войну. Другое дело, можно ли говорить о том, что кто-то проигрывает войну, если, в общем-то, и не ведёт её? На попытки оправдания действий Турции у армян находится свой ответ, подкреплённый фактурой. Но достаточно ли громкий ответ? Чтобы лоббировать признание и осуждение Геноцида, недостаточно парировать выпады соперника – нужно задавать вопросы самим, проявляя волю и инициативу. Именно в такие моменты проявляются и мощь диаспоры, и степень её влияния в разных странах мира.

Здесь уже не стоит вопрос правды, того, что тогда на самом деле было. Текущий вопрос в том, а что думает «третий», обыватель: не турок и не армянин, который смотрит на карту, в учебник истории, в Интернет и видит, у кого информации больше, чья правда «сильнее» и делает выводы. С позиции обывателя, «правда за турками»: есть информация, которая может выглядеть более чем достоверной, есть средства, ресурсы и мощный союзник, которые способствуют продвижению этой информации. Армяне издают книги с основательными исследованиями о настоящем положении дел – и то, обычно, в качестве ответной реакции, а не собственной инициативы. Но со стороны обывателя они могут выглядеть как попытки ребёнка что-то доказать старшим. И слушать будут старших, даже если правду говорит ребёнок. Вероятно, для серьёзного продвижения в вопросе признания миром Геноцида армянам нужен кто-то со стороны, мощный союзник, знающий об истинном положении дел: если вопросом геноцида будут и далее заниматься только его непосредственные участники, получится замкнутый круг. Правда, на самом деле, только одна. Правда, которая обезопасит человечество от повторения в истории столь трагических ошибок прошлого. Но и она должна иметь своих защитников и блюстителей. Вот здесь уже подходит термин «информационная война» — и тот, кто побеждает в ней, владеет практически всем. И подошли уже всевозможные сроки, когда настоящая правда должна становиться мировой истиной.

Память о Геноциде висит над армянским народом, как крест. Арарат для армян – как узник в чужом плену. Армянский народ будет переживать свою трагедию и после осуждения Геноцида, но своим признанием мир сможет снять хотя бы часть груза с армянских сердец. Ведь геноцид – дело не только народов, которых он коснулся напрямую. Он касается всех, мы живём на этой планете все вместе, и главные вехи истории ещё впереди. Каким образом мы будем их творить?

Все совершают ошибки. И люди, и народы. Все были бы рады отпустить прошлое и двигаться дальше свободными. Весь мир пойдёт дальше тогда, когда к этому будут готовы все его дети. Но ещё не все народы способны свободно двигаться вперёд – потому что в прошлом были преступления, оставшиеся без внимания. Кто-то, близкий к восточной философии, скажет: «армяне должны найти в себе силы и мудрость «простить», «отпустить» и двигаться дальше». Но этот кто-то не может быть ни армянином, ни евреем, ни немцем, ни турком. Прошло 100 лет. Пора раскрывать карты и начинать новую жизнь. А ведь над турками та память висит не в меньшей степени, но даже в большей. Вспомните вечный роман «Преступление и наказание». Ни в коем случае не хотелось бы затрагивать турецкий народ — это были приказы властей, как и в других случаях подобных преступлений. Но ведь власти освободят свой собственный народ, заговорив об этом и признав былые ошибки. Вот почему признание и осуждение Геноцида – дело абсолютно всех народов нашего мира, которое должно быть осуществлено во имя свободы и процветания будущих поколений.

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


  • Mehrab

    Что значит «не созрел»? Правильно говорить «не поумнел».

Top