online

«В Ахалцихе оборону держали до конца…»

lyuba_Matevosyan (5)В середине июля в Москве, на территории Римско-католического кафедрального собора, при содействии председателя Совета ассоциации российских дипломатов П.С.Акопова, викария архиепископа Римско-католического кафедрального собора Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии монсиньора Петроса Петросяна и главы общественной организации «Джавахкская диаспора Москвы» Агаси Арабяна, состоялась презентация уникального труда Любы Варосовны Матевосян «Самооборона армян Ахалциха в 1917-1918 годах», вышедшего в 2015 году в Ереване на русском и армянском языках.

Люба Варосовна – педагог, долгие годы проработала директором Ахалцихской армянской средней школы имени Туманяна (к слову, единственной в городе). Она является автором ряда книг и переводов, а также армяно-грузинского словаря, изданного в Ахалцихе в 2000 году. Долгие годы она собирала свидетельства участников драматических событий 1917-1918 годов, когда армяне, грузины, греки, русские, представители других народов многонационального края ценой собственной крови и многочисленных жертв отстояли свои территории проживания, преградив путь турецким интервентам на Тифлис.
К сожалению, события того периода в Ахалцихе, Ахалкалаки и на других территориях нынешней юго-западной Грузии освещены достаточно скупо, особенно – в литературе на русском языке. Издание книги «Самооборона армян Ахалциха в 1917-1918 годах» призвано хотя бы частично заполнить эту важную нишу.

Мы встретились с автором книги и задали ей несколько вопросов. Представляем вниманию читателей состоявшуюся беседу.

Л. В. Мартиросян

Л. В. Мартиросян

— Люба Варосовна, сегодня мы собрались здесь в связи с презентацией Вашей книги. Работа посвящена сравнительно малоизвестным страницам истории армянского народа и Кавказского региона в целом. Речь идёт об одном из наиболее сложных и драматичных периодов истории края, когда в конце 1917 – начале 1918 гг., после двух революций в России начался развал Кавказского фронта, в результате чего, вслед за отступающими армянскими и русскими частями, турки устремились на Кавказ. Насколько я понимаю, ситуация в Ахалцихе была ещё более сложной, вследствие многонационального состава населения этого края, находившегося в составе Тифлисской губернии (ныне регион Грузии Самцхе-Джавахети). Расскажите, пожалуйста, как появилась на свет идея Вашей книги, какие материалы легли в её основу, что побудило Вас к написанию этого уникального труда?

— Ахалцихе (до начала 1920-х годов – Ахалцых, Ахалцих — прим. А.А.) — действительно уникальный уголок, куда в 1829-1830 годах вследствие русско-турецкой войны из Западной Армении переселилась и обосновалась большая община армян (хотя там были и коренные армяне), в результате чего образовался густонаселённый армянский район со своими традициями, со своей богатой, самобытной культурой. К сожалению, долгое время история края, а особенно её сложные сюжеты, замалчивалась; доходило до того, что люди даже боялись показывать некоторые семейные реликвии, не могли рассказать об их происхождении и о том, как они оказались в этом регионе. Однако сегодня занавес упал, и мы можем более подробно представлять историю нашего народа и более полноценно осветить те драматические события, через которые пришлось нам пройти.

Казалось, после Геноцида 1915 года обессиленный и обескровленный армянский народ мог окончательно уйти в прошлое и исчезнуть с исторической арены. Но у армян, наверное, есть особая жизнеспособность, заложенная в генах тяга к строительству, творчеству, образованию – везде, где бы мы ни находились. Представители армянского народа всегда честно служили тому краю, где они оказывались, зачастую – по злому року судьбы.

Я долго изучала материалы, которые были мне доступны. Изучала домашние архивы наших сограждан – не только самого города Ахалцихе, но и по сёлам, по крупицам собирала данные, свидетельствующие о том, через какие испытания мы прошли. Особое внимание я старалась уделять участию выходцев из нашего региона в тех событиях, которые происходили в судьбоносных 1915-1918 гг. по всему Закавказью.

Конный отряд Левона Хзарджяна (участник оборонительных боёв в Западной Армении, в 1918 г. - один из руководителей самообороны Ахалциха)

Конный отряд Левона Хзарджяна (участник оборонительных боёв в Западной Армении, в 1918 г. — один из руководителей самообороны Ахалциха)

Не рассматривая здесь другие регионы, скажу об Ахалцихе: население этого сравнительно небольшого района в 1914 году насчитывало около 93,5 тыс. чел. (из них турки составляли 54 процента, армяне 27 процентов, грузины 8 процентов, русские около 1 процента и 10 процентов – представители других народов). Армяне проживали, в основном, в городе и в 16 сёлах района; часть была приверженцами Армянской апостольской церкви, часть – католической. И когда грянула новая беда, новая волна турецкого нашествия, они, что называется, все как один, встали на защиту не только Ахалцихе, но и других районов. В 1918 году выходцы из Ахалцихе принимали активное участие в обороне не только своего города, но также и в Сардарапатской битве; кроме того, солдаты, которые возвращались в 1918 году домой, частично оказались в Баку, где оказались вовлечены в бакинскую самооборону, принимая самое активное участие в боях за спасение местных армян.

Очень интересными в этом отношении были дневники одного из наших старых солдат, как он сам себя называл, воина, сражавшегося в трёх войнах: Первой мировой, гражданской, Второй мировой. Некоторые его дневники являются очень интересными документальными свидетельствами о том, что происходило в Баку в 1918 году – во время правления Коммуны и после её падения. Частично эти дневники входят в книгу, первая часть которой рассказывает о героической самообороне ахалцихских армян во главе с градоначальником Зори Зорьяном, который, несмотря на свой молодой возраст (всего 30 лет), смог организовать население так, что турки в течение 6 месяцев не смогли войти в этот район и истребить его население. После заключения Батумского договора, в соответствии с которым часть юго-западных территорий Грузии переходила под эгиду Турции, ахалцихские армяне достойно сложили оружие, сохранив свои жизни, честь и достоинство. Кто были эти люди, какую роль они сыграли в самообороне Ахалцихе – об этом рассказывается в моей книге.

— То есть, практически полгода жители Ахалцихе сдерживали натиск противника?

— Да, с конца декабря 1917 по начало июня 1918 году они держали оборону. Если сравнить Ахалкалаки и Ахалцихе, то Ахалкалаки понёс страшные жертвы: около 40 тысяч человек было уничтожено ворвавшимися на территорию уезда турками, а в Ахалцихе оборону держали до конца.

— Насколько известно из исторических источников, Ахалцихе всегда был многонациональным краем со значительной долей армянского населения. Кстати говоря, история местных армян представляет собой достаточно увлекательный сюжет. Некоторые авторы делают упор на упомянутый Вами факт переселения на нынешние юго-западные территории Грузии после их присоединения к Российской империи по итогам русско-турецкой войны 1828-1829 гг. значительного количества армян из Эрзерумского вилайета. Но ведь там было и коренное армянское население…

— Да, о присутствии коренного армянского населения свидетельствует очень много источников, включая свидетельства английских и французских путешественников. На территории края есть церкви и хачкары и XII, и XIV веков. Коренное армянское население Ахалцихе проживало в старой части города, которая называлась Рабат; в то же время там проживало и значительное количество турок, которые в течение более чем трёхсот лет были хозяевами провинции, играя важную роль в политике и экономике региона. Когда с помощью Паскевича он был освобождён и вошёл в состав Российской державы, местные армяне остались, но, действительно, в Ахалцихе было переселено значительное количество эрзерумских армян.

— Иногда приходится слышать оторванные от реальности предположения об этническом происхождении местных армяно-католиков; что можно сказать относительно этнокультурных контактов между различными группами армянского населения в Ахалцихе, в частности, между последователями Армянской Апостольской церкви и католиками?

— Первоначально переселившиеся из Эрзерума армяне – приверженцы Апостольской церкви находились в некотором противостоянии со старожилами, которых называли «ерли ахалцхаци», или «франги». Вполне естественно, что поначалу не все представители местного армянского населения восприняли переселенцев как «своих», особенно учитывая разницу в религиозной ориентации. Во избежание дополнительных трений переселенцы основали новую часть города, построив там церкви и храмы и обосновавшись там. Однако среди переселенцев из Западной Армении, наряду с последователями Армянской Апостольской церкви, были также и католики во главе с отцом Сетяном. Они построили новую армяно-католическую церковь в новой части города, открыли школу, и со временем религиозные различия стёрлись, уступив место общей этнической самоидентификации.

Представители различных религиозных направлений поддерживали тесные контакты друг с другом, а также с местным грузинским населением. Во время самообороны Ахалцихе были сформированы армянские, русский, грузинский батальон. Своих бойцов выставила также небольшая группа евреев, которые населяли этот город и край в целом.

— Справедливо ли представление о том, во время драматических событий первой половины 1918 года армянские и грузинские части в городе действовали совместно, что не позволило противоположной стороне достичь широких успехов?

Зори Зорьян (1886-1942)

Зори Зорьян (1886-1942)

— Совершенно верно. В книге приводятся данные о том, какое село, как и кем оборонялось; сколько армян погибло во время обороны грузинских сёл и наоборот. В деле защиты своей земли они были едины. Согласованные действия Зори Зорьяна и генерала Ш.Маграгелидзе обеспечили успешный исход самообороны.

— Мне кажется, что это важно и в контексте нынешней непростой ситуации, когда между армянским и грузинским народом пытаются искусственно вбить каике-то клинья, в том числе посредством не совсем добросовестной апелляции к тем или иным историческим событиям. Стремление вывернуть факты наизнанку свойственно, в частности, отдельным грузинским сайтам, и мне представляется, что Ваша работа – достойный ответ фальсификаторам. Расскажите, пожалуйста, немного о городском главе Ахалцихе Зори Зорьяне, фигура которого, на мой взгляд, не в полной мере оценена, в том числе армянской историографией. Или я ошибаюсь?

— Да, Вы правы. Зори Зорьян родом из Тифлиса, и его назначили градоначальником как раз перед всеми этими событиями. Он приехал в Ахалцихе, принял обязанности градоначальника, и через какое-то очень небольшое время началась осада: город был окружён местными турками…

— Какова примерно была их численность?

— От 40 до 50 тысяч только местных, в конце к ним пришли на помощь войска регулярной турецкой армии. Они не только осадили Ахалцихе, но и нападали на армянские и грузинские сёла…

— Речь идёт о предках тех, кого мы называем турками-месхетинцами, которые в 1944 году были депортированы из Грузинской ССР. Можно ли сказать, что они были вдохновлены идеей «Великого Турана», широкой территориальной экспансии?..

Бойцы добровольческих отрядов Ахалциха

Бойцы добровольческих отрядов Ахалциха

— Да, их лидеры были уверены, что край принадлежит Турции, что они здесь правили, что они создадут автономию и присоединят её к Турции. Но Зори Зорьян смог найти общий язык со всеми слоями населения в деле обороны края. Примечательно, что ему помогали не только военные: вернувшиеся с фронта солдаты, гайдуки-фидаины, которые прошли через горнило национально-освободительной борьбы и теперь стали во главе многих отрядов… Среди защитников города были женщины, дети, школьники, гимназисты, 14-летние мальчишки. Когда поднимаешь эту героическую историю – стремишься передать её потокам, чтобы они знали, кто они, как жили их предки, чему они служили, и что значит служение родине.

— Можем ли мы говорить об участии в обороне города собственно русских частей, например, фрагментов отступающих частей Кавказского фронта, сохранивших хотя бы относительную боеспособность? Справедливо ли говорить о защите Ахалцихе как об эпизоде совместной русско-армяно-грузинской политической и военной истории?

— Конечно, можем. Осенью 1917 года прошли выборы в городскую думу. Среди избранных 37 депутатов 8 человек были русские. В отрядах самообороны действовали и военнослужащие русской армии – там стоял 116-й полк, и многие офицеры после развала армии остались на месте. У многих офицеров были смешанные семьи – они остались, и во время осады они вместе с армянами и грузинами создавали отряды самообороны, обучали бойцов, сами сражались и погибали… Взаимное отчуждение по национальному признаку, имевшее место и в прошлом, и в последующий период, на время общей беды исчезло. Был единый народ, был единый порыв – отстоять своё право на жизнь.

— Мы начали нашу беседу с того, что в Советской Грузии эти события не очень освещались, но, тем не менее, как я понимаю, в домашних архивах, в нарративных, устных преданиях (то, что именуется «живой историей») эти события сохранилась…

— Да, сохранилась. Когда я беседовала с некоторыми жителями нашего города, они представляли историю своих предков, их биографию. С большой болью рассказывали они об утерянных наградах, включая Георгиевские кресты. Одна женщина писала, что у её деда было два ордена с портретом Николая II, но когда в 1937 году начались репрессии, все документы, свидетельствующие о службе их владельцев в царской армии, были сожжены, а награды выброшены, чтобы в доме ничего не нашли при обыске…

— Наверное, то, что уцелело, должно быть каким-то образом представлено широкой публике, потому что события, о которых мы говорим, стали логическим следствием Первой мировой войны и тех катаклизмов, которыми она завершилась и для России, и для народов Кавказа. Заключительный вопрос касается отношения к событиям 1917-1918 г. в современной, постсоветской Грузии, поддерживающий, как известно, тесные политические, торгово-экономические и гуманитарные контакты с соседней Турцией. Напоминает ли что-либо об истории армянского народа в современном архитектурном облике города, в проводимых там памятных мероприятиях? Не ретушируют ли грузинские власти историческую память в угоду сиюминутной конъюнктуре?

— Нет, этого не происходит. К столетию трагических событий геноцида армянского народа в Грузии были проведены большие мероприятия, включая Тбилиси и наш Ахалцихе. Ещё в 2004 году мы установили в Ахалцихе хачкар в память о жертвах геноцида. Трагическая дата 24 апреля, начиная с 1985 года, отмечается всем населением города при участии грузинских властей. Конечно, мы живём в непростое время, и каждый народ, каждая страна неизменно действует в собственных интересах, однако не думаю, что это должно быть любой ценой. Национальные интересы должны отстаиваться более цивилизованно, более осознанно. Один из уроков истории состоит в том, что грузины и армяне достигали успеха в тех случаях, когда сообща действовали против общего противника. Конечно, история «красочной» никогда не бывает, и есть моменты, о которых больно вспоминать. Тем не менее, надо стремиться ориентироваться на позитивный опыт.

— Конечно, Ваши слова весьма актуальны. Спасибо большое за интересную беседу. Я думаю, что исследования тех малоизвестных страниц прошлого Кавказа (Ахалцихская оборона, общая Джавахетская оборона), которые открываются на страницах Вашей книги, и столетняя годовщина которых всё ближе, будут подхвачены и другими исследователями.

 

Интервью подготовил Андрей Арешев

Фото из книги Л.В. Матевосян «Самооборона армян Ахалциха в 1917-1918 годах»
Источник: http://www.kavkazgeoclub.ru/content/v-ahalcihe-oboronu-derzhali-do-konca

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top