online

Ученик природы. К 60-летию Роберта Аскаряна

КУЛЬТУРА

askaryan_robert-6«Наша среда online» — Арцахский художник Роберт Аскарян отмечает своё 60-летие.

Родился в Степанакерте, в большой трудовой семье. Отец-строитель всё время советовал пятерым сыновьям: «Всё, что делаете, делайте основательно, с крепким фундаментом». Для Роберта, впрочем, как и для других его братьев, это стало жизненным кредо. Заметим, кстати, что одним из братьев Роберта является проживающий ныне в Германии известный продюсер, режиссёр и сценарист Дон Аскарян.

Своим основным учителем Роберт Аскарян считает родную природу – в ней он черпает вдохновение, жизненную силу и творческую энергию.

Начал Роберт с пейзажей. Ему было 10 лет, когда брат привёз из Москвы краски. Мальчик поднялся в горы, чтобы попытаться отобразить поистине достойные кисти художника виды природы родимого края.

Роберт Аскарян признаётся, что одним из стимулов для выбора будущей профессии стало прочтение книги про Ван Гога, юноша заинтересовался образом жизни и преданностью искусству великого художника.

Свою роль, конечно же, сыграли и гены – предки Роберта – люди творческие. Дед отца, уроженец Гюлистана, был ашугом. Отец тоже пел армянские народные песни, до Великой Отечественной войны выступал в одном хоре с самой Офелией Амбарцумян. Во многих работах Роберта также чувствуются песня и музыка.

В 1980-ом году Роберт окончил Ереванский колледж искусств имени Мартироса Сарьяна. В течение трёх лет работал в Москве, знакомился с миром искусства, участвовал в выставках. Вернувшись на родину, он принимал активное участие в республиканской творческой жизни, оформлял спектакли в Степанакертском государственном драматическом театре.

Карабахским художникам не часто выпадает возможность демонстрировать своё творчество за пределами Армении. В этом плане Роберт Аскарян составляет счастливое исключение. Уже почти 40 лет он участвует в выставках. Его работы экспонировались как в Степанакерте и Ереване, так и ряде городов и стран мира – в  Москве, Санкт-Петербурге, Таллине, Каунасе, Нью-Йорке, Лионе, Тегеране, а также в Ливане, Германии, Финляндии, Швеции, Бразилии и др. Участвовал в 8-ми симпозиумах, в том числе 5-ти международных. Не случайно он является председателем международного союза художников «Гам-Арт», объединяющего 30 художников, как местных, так и из других стран.

Роберт дважды участвовал в Международном симпозиуме скульптуры в бразильском городе Брускве. Его работы вошли в десятку лучших.

«Я дважды участвовал на симпозиумах скульпторов в Бразилии, в городе Брускве штата Санта-Катарина, – рассказывает Роберт Аскарян. – Это само по себе редкость, так как организаторы стараются приглашать каждый раз новых скульпторов. Желающие участвовать анонимно посылают свои проекты-эскизы, и жюри отбирает лучшие работы, авторов которых приглашают на симпозиум, оплачивают дорожные расходы, гонорар. Десять отобранных из порядка двух сотен скульпторов должны за месяц у всех на глазах выполнить из местного мрамора свои проекты, подарив их городу. Подобные мероприятия интересны ещё и тем, что ты встречаешься с другими скульпторами, получаешь возможность окунуться в творческую атмосферу, которую создают люди искусства со всего света. Общение с художниками из разных стран, каждый из которых старается показать свою страну, очень важно».

В Бразилии остались две его работы: трёхметровая скульптура «Ангел-хранитель» и «Скамья влюблённых». Автор признаётся, что со своим «Ангелом-хранителем» он расстался с большим трудом.

Особым смыслом наполнена «Скамья влюблённых».

«На этой скамье можно сидеть только очень близко друг к другу. Первыми её опробовали президент симпозиума и его жена», – рассказывает автор.

Работы Роберта Аскаряна дышат христианским духом, живут народными традициями, питаются глубокими корнями, уходящими далеко в историю.

«Создавая свои образы, я часто обращаюсь к нашему прошлому и хочу понять, как думал тогда человек, – говорит Аскарян. – И я вижу искренность. Как искренне растёт дерево, так же человек делает вино, вытёсывает надгробный камень. Вообще, в искусстве, как и в жизни, нельзя обманывать. Разве можно обманывать себя?»

Семья у автора – символ духовной силы. Многие работы Аскаряна объединены темой семьи и материнства. Одна из последних – большая композиция из трёх частей – семья, осень и сказка, установленная в зоне отдыха между Республиканской больницей и Степанакертским центром охраны здоровья матери и ребёнка.

Весьма оригинальна скульптура «Беседа», где беременная женщина ведёт неслышную беседу с плодом в своём чреве – понятный только им двоим разговор.

В картинах Аскаряна вековые горы, деревья и люди, кажется, слились в единый живой организм, вплелись душой и телом друг в друга.

«Твоя работа, твои мысли, надежды и думы должны быть частью природы, той реальности, откуда ты вырвал кусок материи, чтобы отобразить, отпечатать на нём своё видение мира, – делится Роберт Аскарян. – Самое важное – передать колорит края, вкус земли. Это должно чувствоваться в картине. Здесь, в Арцахе и Армении, стране гор, ты должен гармонично вписаться в свои горы. В Европе всё было хорошо, просто отлично, идеальные условия для творчества. И мне не раз предлагали остаться там и работать. Но всё это не моё. Глазу не за что зацепиться, не на чём остановиться – равнина, ровные линии, уходящие за бесконечный горизонт».

Во многих работах Аскаряна присутствуют ангелы. Однако они не только охраняют и оберегают людей от сил зла, но и сами страдают от них, а порой и становятся жертвой тёмных сил. В память о трагически погибшем в первые годы Арцахского освободительного движения близком друге, талантливом художнике Армене Акопяне Роберт Аскарян написал картину «Распятие Ангела».

«Едва я начал рисовать эту картину, как азербайджанская сторона стала обстреливать город, один из снарядов упал прямо под моим окном, – рассказывает автор.  – Картина стояла на мольберте, и осколком её разрезало, пришлось зашивать холст. Так, Армена попытались убить ещё раз, уже после смерти. Мне могут возразить, что ангела, ангела-хранителя, невозможно распять, но, думаю, вся армянская история даёт мне право утверждать обратное. История последних тысячелетий показывает, что человек способен распять не только своего ангела, но и Бога».

Символична и композиция «Врата рая», созданная в рамках международного симпозиума скульпторов в Ереване. На ней вырезаны армянские образы-символы. Внизу в основании – хлеба из тонира – один из любимых образов автора, который он использует довольно часто. Выше – осёл, карас, женщина, ещё выше – семья. И наверху ангелы, стерегущие врата…

«Глыба, с которой пришлось работать, оказалась сложной, я её разделил на две половины и увидел врата – врата… рая, – вспоминает Роберт.  – Обычно я стараюсь сохранить формы, которые образовались при отламывании камня. В природе не бывает ничего случайного, неправильного, и если разлом пошёл именно таким образом, значит, так и должно быть. Поэтому я стараюсь сохранить линии разлома, сохранить рисунок, который соединяет камень с природой, с той средой, откуда он был вырван. И вот я увидел врата. Они получились неширокие, и это естественно – врата в рай не могут быть широкими. Когда работа была почти окончена, ко мне подошёл милиционер внушительных габаритов. Узнав, что перед ним райские врата, он попытался протиснуться через них, но безуспешно. Отошёл, покачивая головой…»

Освободительное движение конца восьмидесятых и начала девяностых всколыхнуло арцахцев, времена воинствующего атеизма остались позади, люди устремились к свободе – не только политической, но и духовной. И если в советскую эпоху Нагорный Карабах был единственным регионом СССР, где, при наличии десятков церквей и монастырей, не было ни одного действующего храма, то с возрождением Арцахской епархии Армянской Апостольской Церкви люди стали возвращаться к вере и Богу.

Роберт Аскарян отозвался в своём творчестве и на это.

«На хачкаре, установленном в ознаменование 20-летия возрождения Арцахской епархии, я постарался разместить важные армянские символы, – поясняет он.  – Внизу – святые, которые держат мир, выше – женщины с виноградом и гранатом, ещё выше – воины и дети на коне, украшенные тонирные хлеба, и над всем парит ангел-хранитель, который незримо присутствует в любом человеческом деянии, благословляя и поддерживая нас на земном пути».

Аскаряну принадлежит также авторство дверей главного входа Гандзасарского монастыря.

«Двери в храм Божий – это не просто двери. Каждое посещение храма должно быть напоминанием о кресте, о распятии. На дверях изображены Иоанн Креститель, Богородица, евангелисты и ангелы-хранители, тридцать три маленьких креста и один большой, через который ты проходишь, когда заходишь в храм», – поясняет автор.

Разумеется, как и все патриоты своего поколения, Роберт Аскарян не мог остаться в стороне от Карабахского национально-освободительного движения.

«У меня в доме с 1988-го года наладили подпольное производство винтовок, – рассказывает он. – Мы понимали, что за свободу придётся воевать. Заготовкой для ствола была рулевая колонка «ГАЗ-53», она подходит по калибру. Мы сделали 48 штук. Сегодня кажется, что мало, но тогда каждый оружейный ствол был на вес золота. У меня дома делали только часть работы, остальное – в других местах Степанакерта. ОМОН приходил под вечер, а мы за несколько часов утром заканчивали работу и расходились».

Свобода стоила арцахцам многих жертв. Художник, естественно, отразил в своём творчестве эту трагедию. Аскарян является автором памятника жертвам армянской резни в Сумгаите, Баку, Кировабаде, Мараге и др. Монумент представляет собой треснувший по всей длине крест, который соединяет шар, символизирующий души замученных. Именно эти души, по замыслу автора, не дают миру окончательно разрушиться.

Народная боль воплотилась также в серии живописных и скульптурных работ «Дороги». Она была начата ещё в 1991-ом году и продолжается по сей день.

«Крестный путь, дороги армянства, дороги исхода, по которым проходило почти каждое поколение,  – с печалью констатирует художник. – Первые картины и идеи возникли сразу же, как только в Степанакерте появились сотни беженцев из Северного Арцаха. Под угрозой смерти мирные люди бежали из родных сёл, оставив всё, и пробирались в Степанакерт ночами, карабкаясь вверх по узким горным тропам. Далеко не все они дошли до спасительного берега».

В этом плане символична скульптурная работа «Дорога», созданная в 2007-ом году.

«Безысходные и вечные дороги, когда твои ноги, кажется, превращаются в колесо, ты сам становишься колесом, которое катится по дорогам армянской судьбы, дорогам армянских беженцев, – комментирует автор. – Такая же скрюченная, изломанная дорога, связанная в узлы, которые гнут тебя, и ты сам превращаешься в один большой узел, склонившийся над планетой. Что за путь, что за планета, в которой столько боли, столько дорог, и куда они ведут?»

Святая тема творчества Роберта Аскаряна – положившие на алтарь Родины и одновременно обессмертившие себя герои. Мемориал павшим воинам составляют два соединённых друг с другом креста, высотой по 6 метров.  На них высечены  хачкары, лица фидаинов, отцов и детей, которые воевали во время войны. Эти лица являются  частицами единого целого, вместе составляют общую «скалу».

«Я постарался отразить армянские образы – лица тех, кто ценой своей жизни дал нам шанс жить и творить в XXI веке, – говорит автор. – Лица смотрят не в абстрактную даль, не в светлое будущее, а вниз, на того, кто пришёл почтить подвиг, кто сегодня, сейчас должен ковать дальше это будущее. Мы живём в одном мире, и разделение на мир живых и мир ушедших, предков и потомков условно, если мы воспринимаем себя как народ. Во время предельного сосредоточения, крайнего напряжения народа в годы войны эта искусственная перегородка исчезает, открывая перед человеком мир в его цельности. Неспроста после войны за каждым арцахским столом третий тост посвящён павшим, за которых пьют как за живых».

Уже много лет Роберт Аскарян преподаёт в Степанакертской школе искусств, делится своим мастерством и опытом с начинающими художниками.

«Я уделяю много внимания детям, подрастающему поколению, ибо мы стоим чего-то лишь в непрерывной связи поколений, – утверждает Роберт. – Главное, чему я стараюсь учить их – искренности и свободе. Если помочь ребёнку понять, что в творчестве главное – свобода и честность, то остальное приложится. И уже не важно, станет ли он художником, человеком искусства или простым ремесленником, такое отношение к жизни, такое восприятие мира останутся с ним – отсутствие фальши и внутренняя свобода. Звучит банально, но все мы родом из своего детства – именно так учил своих пятерых детей мой отец».

Как-то покупатель из Сан-Франциско сказал Роберту: «В твоих работах много беспокойства, а это меня… успокаивает». Сам Аскарян утверждает, что «любой художник – беспокойный человек, и страшно, если человек равнодушен, тем более – человек искусства».

«Слава Богу, много ездил по миру, познакомился с интересными людьми, художниками. Понял, что люди искусства живут примерно одинаково во всём мире. Вместе с тем с годами становишься мудрым и смотришь на вещи трезво и глубоко», – говорит художник.

Несмотря на присутствие мрачных, а порой и зловещих тонов во многих работах, Роберт Аскарян является оптимистом. По-деловому и оптимистично он настроен и в отношении своих перспективных планов.

«Сделано ещё мало, я долго готовился к прыжку…» – говорит он.

А это значит, что главная работа, произведение жизни и мечты у Роберта Аскаряна ещё впереди…

 

Ашот Бегларян,
Степанакерт

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top