online

Светлана Якунина. Аль Ката

Действующие лица

Карте́ро Сорка́ри – Капитан космического разведывательного корабля

Не́тти Ска́ри – космобиохимик

Га́рдо Га́рдер – навигатор

Ско́ри Нарка́чи – космофизик

Ро́гдар Ко́рса – помощник капитана

Ла́рни Сла́йтери – главный судовой врач

Ле́йти Мино́ри – нейропсихолог

Са́йли Тойль – исследователь по культурному развитию планет

Корш Тарт – командующий оборонительными силами

Милалика – жительница Аль Каты

Веземос – сын Милалики

Велмаст – муж Милалики

 

_______________________________

ПРОЛОГ

— Да́о! (Капитан!)

— Ойль. (Да.)

-Тойт гва́рди Аль Ка́та? Са́о оч гварда́й точ вард. (Хотите взглянуть на Прекрасную Планету? Она уже видна невооруженным глазом.)

— Ойль. (Да.) Айа!.. (Возглас восклицания.) Ас конч у́до дайд са́и? (Но, что это рядом с ней?)

— Дакт гва́рде. (Сейчас посмотрим.) У́до – ка́та-кварт! (Это – планета-спутник!)

— Кварт? (Спутник?)

— Ойль.

— У́но варда́й сква́йре. (Покажите поближе.)

— Со́и, гварди́е. (Вот, смотрите.)

— Айа-а! Сао унка́й диль! Аль! Аль Ката у́о Диль! (Она похожа на льдинку! Прекрасно! Прекрасная Планета и Льдинка!)

— Да́о, ин Е Исальва́о! (Капитан, да Вы Поэт!)

— Исальвао… Ас саи Аль! (Поэт… Но они прекрасны!)

 

_____________________________

— Мама.

— Да, милый.

— А они уже совсем рядом.

— Кто «они»?

— Люди с другой планеты. Они называют нашу планету Аль Ката.

— Вот как? Что это значит, сынок, ты знаешь?

— Да, кажется. Красивая Планета. Нет, Прекрасная.

— Это красиво звучит. Наша планета, действительно, прекрасная.

— Они не причинят ей вреда, да?

— Ну, ты же знаешь: нельзя причинить вред тому, что очень нравится.

— Да, знаю. Но понравимся ли мы им?

— Будем надеяться, ведь мы дети этой планеты…

 

____________

 I. ПРИБЫТИЕ. ПЕРВЫЕ СЮРПРИЗЫ

– Капитан, мы уже вышли на заданную точку, — в микрочипе, встроенном в черепную коробку, прожужжал голос помощника.

– Отлично. Всем приготовиться. Включить торможение. Полагаю, никаких осложнений с выходом на орбиту планеты у нас не будет.

– Думаю, нет.

– Вот и хорошо.

– Капитан.

– Слушаю Вас.

– А может, на Диль?

– Нет, Корса, на орбиту. Не будем нарушать изначальный план. К тому же это не рачительно.

– Как прикажете, капитан.

В голове снова зажужжал голос – это был Гардер из навигационного отдела:

– Капитан, орбита чиста, ни единой помехи. Можно предположить, что жители планеты, если они есть, конечно, еще не пытались выйти в космос.

Капитан Соркари обратился к космобиохимику Нетти Скари:

– Скари, что Вы думаете по этому поводу? Может, там действительно никого нет?

– Вряд ли, капитан. Планета живая. Возраст ее не велик, но все же довольно приличный. Эпоха ящеров давно прошла. Растительность густая, но не гигантская. Думаю, да и показания приборов говорят о том же, сейчас уже полно млекопитающих, в том числе и разумных существ, вроде нас с вами. По возрасту наши планеты, практически, ровесницы.

– Вот как? И кто же старше?

– Точно это можно будет установить только спустившись непосредственно на Аль Кату, взяв пробы грунта и сделав еще кое-какие анализы. Одно точно – это, пока, единственная планета во Вселенной, которая так сходна с нашей по всем параметрам. Именно поэтому мы и прилетели сюда, а не куда-то еще, например, к Сади Ката (Большая Планета).

– Хочешь сказать, что мы можем найти здесь братьев по разуму? Ха-ха-ха! Сомневаюсь.

– Напрасно. Вполне возможно, что именно так это и будет.

– Но мы – самая технически развитая цивилизация во Вселенной и, даже, за ее пределами!

– Ну, кто бы спорил, капитан! К тому же, я не сказала, что они могли нас превзойти.

– Полагаю, они в самом начале своего развития.

– Возможно.

– Что ж, тогда все будет гораздо проще.

– И все же, капитан, я бы не советовала быть столь оптимистичным.

– Послушайте, Скари, их орбита пуста. Понимаете, о чем я говорю? Она чиста, как в момент завершения ее формирования. Нет ни единого намека на «космический мусор» искусственного происхождения…

К диалогу присоединился Гардер:

– Так же, как и естественного.

– Что вы сказали, Гардер? – переспросил капитан.

– Я говорю, что и естественного для всех планет космического «мусора» здесь тоже нет.

– Что это значит?

– Пока не могу ответить Вам на этот вопрос. Но подобное я встречаю в своей практике впервые.

– Наркачи, не слышу Ваших комментариев, – обратился Соркари к космофизику.

– Я думаю, капитан.

– О чем, интересно знать? Вы что еще не вышли из «искусственного» сна? Подключайтесь к разговору. Вас эта проблема касается непосредственно.

– Извините, капитан. Но и на моей практике это тоже впервые.

– Вы шутите, наверное, коллеги. Мы выходим на орбиту планеты, а вы несете какие-то совершенно несуразные глупости, никак не сочетаемые с вашим образованием и статусом, – возмутился капитан, а затем спокойно продолжил:

– Ладно, довольно разговоров. Сейчас близится ответственный момент, максимально сосредоточьтесь.

– Капитан, а если это свойство планеты: очищаться от любого тела, частицы, приближающейся к ее орбите?! – буквально выкрикнул Наркачи, — Тогда всё – мы погибнем!

– Успокойтесь, коллега! Этого просто не может быть. Да, что с Вами? Слайтери, срочно произведите осмотр нашего космофизика, по-моему, у него проблема с выводом  терикента из организма, что и вызывает его необоснованный страх и беспокойство.

– Слушаюсь, капитан.

– Со мной все в порядке, но я согласен на обследование, чтобы убедить Вас в своей правоте. Я готов, Слайтери.

– Капитан.

– Да, Гардер.

– Возможно, Наркачи прав.

– Даже если и так, то уже поздно. Если мы и аннигилируемся, послание для наших собратьев мы уже оставили все равно и последние данные сканируются непрерывно. Так что мы совершим подвиг для своей цивилизации, пусть и ценой жизни.

Корабль мелко завибрировал. Напряжение команды чувствовалось во всем. Эти люди, так редко проявлявшие эмоции, были взволнованы: они боялись, боялись того, что называли «Сури» — уход в небытие, или просто смерть. Их практичный ум, нашедший «эликсир бессмертия» в многовековых исследованиях, понимал, что жить можно вечно, но только до тех пор, пока тебя не уничтожат целиком, не оставив ни единой молекулы твоего существа. Сейчас эта угроза висела над ними в реальности. Мгновения тянулись необычайно долго, словно вечность. Молчание разорвал Гардер:

– Мы на орбите.

– Что ж, поздравляю вас, коллеги.

– Вы уверены, что есть с чем? – послышался голос Наркачи.

– Слайтери, каковы результаты анализов? – игнорируя реплику космофизика, спросил капитан у главного судового врача.

– В полном порядке, капитан. Отклонений от нормы нет. Терикент из организма полностью выведен.

– А что скажете о функции мозга?

– Здесь тоже все в норме.

– Что ж, тогда поговорим, Наркачи. Насколько я могу судить, мы все еще в наших телах, соответственно, мы живы. Что вы на это скажете?

– Пока.

– В каком смысле «пока»?

– Временнóм. То, что мы еще живы, ни о чем не говорит. Мы не знаем скорости, с которой ликвидируются объекты, попавшие в орбитальную область планеты.

– Это не так уж сложно понять, Наркачи, — подключился к разговору  Корса, — Летящий метеорит, болид и т. д., тут же сгорает в атмосферном слое планеты.

– Прошу заметить – в атмосферном слое! Вы это сами сказали. А теперь, подумайте, сколько нам до него лететь. Мы же здесь обсуждаем околопланетную орбиту. Ведь именно она чиста и нетронута, вот в чем весь секрет! Неужели вы этого не понимаете? Эта планета не так проста. Думается мне, она преподнесет нам немало сюрпризов.

– О чем Вы, Наркачи? — спросил капитан.

– О том, что это уже первый из сюрпризов, — ответил он.

– Технический отдел, жду вашего отчета, — поддался доводам Наркачи капитан.

– Капитан, наружные защитные слои не повреждены, радиационный фон, как внутри корабля, так и снаружи, в норме. Вся файловая система искусственного интеллекта работает в обычном режиме, сбоев нет. У инженеров-механиков претензий тоже нет. Что еще, капитан?

– Нет, достаточно. Итак, всем приступить к своим непосредственным обязанностям. Отделу наблюдений усилить контроль. Техническим отделам подготовить спусковые разведывательные аппараты для исследования планеты. Если дело обстоит именно так, как Вы предполагаете, коллеги, то нам нужно поторапливаться. Как только будут получены положительные для нас результаты исследований с Аль Каты, мы немедленно отправимся на нее в утвержденном составе. Вопросы есть?

– И очень много, — подал голос не унимающийся Наркачи.

– Их мы обсудим в тесном кругу, — коротко  ответил капитан.

 

ІІ. ПЛАНЕТА-ЗАГАДКА

“Вот тебе и на, – думал капитан, – а вроде бы, очень похожие планеты. Что это может значить? Если аборигены интеллектуально развиты на нашем уровне, или даже, допустим, выше нас, то, как объяснить полное отсутствие орбитального мусора. Неужели, они смогли превзойти нас технически, что даже могут полностью ликвидировать на молекулярном уровне технические отходы? Это невозможно! Но, тогда более невероятно то, что, будучи неразвитыми совсем, они, каким-то образом, могут защищать планету от какого бы то ни было космического вторжения. Но как? Не имея технических средств. А, может, Наркачи прав и планета каким-то образом самоочищается? Но это невероятно, это выходит за рамки научных объяснений…” – капитан прекратил поток мыслей, так как не мог найти ни единого ответа на свои вопросы, и решил дождаться результатов исследований.

Но и представленные результаты не привнесли, пока, ясности, напротив, запутали еще больше. Капитан пригласил к себе в кабинет основной состав, в который входили уже знакомые Скари, Гардер, Наркачи, Корса, Слайтери и Лейти Минори – врач-нейропсихолог, а так же Сайли Тойль – исследователь по культурному развитию планет.

Первой заговорила Нетти Скари:

– Мы получили первые результаты исследований с планеты.

– Так-так, и что там? – оживился не только капитан, но и все присутствующие.

– Результаты потрясающие! Планета – просто клад! Кислород содержится в идеальном соотношении с другими газами, позволяющими жить и развиваться не только растительному миру, но и миру животному, а также минералам! Почва невероятно плодородная, запасы пресной воды ошеломляющи!

– Подобные нам есть? – вставил капитан.

– Есть, – и послышался эмоциональный вздох всех присутствующих.

– Каков уровень развития? – продолжил капитан.

– Вот здесь, капитан, нужно подробнее остановиться.

– Что-то не так, Скари? – не скрывая беспокойства, спросил Соркари.

– Да, капитан. Вот взгляните на переданные сканографилы.

Свет погас и в пространстве появилось объемное графическое изображение необыкновенно красивого пейзажа: лесная поляна, усеянная цветами самых разных расцветок, обрамленная высокими стройными деревьями, растущими до самого края озера с кристально чистой водой, в которой плещутся удивительные существа глазообразной формы, с блестящей чешуей, волнообразно вибрирующими отростками на теле – вверху, по бокам, ближе к низу, и на конце туловища:

– Это небольшой участок Аль Каты. Один из миллионов… – послышался в очередной раз восхищенный возглас собравшихся.

Эта планета удивляла, пугала и восхищала гостей. Она была прекрасна, как издалека, так и вблизи. А эти ароматы! Эти мелодичные звуки!

– Что это за звуки, Скари? – снова поинтересовался капитан.

– Эти звуки издают животные существа, способные летать. Они небольших размеров, и самой разнообразной окраски. При чем, прошу заметить, у них оперение, наподобие, наших доисторических фолипайлов, только тоньше и нежнее. А звуки они издают, пропуская потоки воздуха через дыхательное отверстие. Более подробно мы сможем узнать это, непосредственно исследовав данный вид.

Фильм продолжался, менялись пейзажи, звуки, запахи. Следующим кадром был мегаполис. Ученые удивленно переглянулись и вопросительно посмотрели на Нетти:

– Вот об этом я и говорила.

– Довольно развитый уровень цивилизации, – заметил Корса.

– Даже более, чем вы предполагаете, – добавила Нетти, – Вот посмотрите…

Пейзаж сменился на другой – это был космодром, практически такой же, с которого они сами стартовали не так давно (если вычесть десятки лет полета во «сне»). Участники заседания снова недоуменно переглянулись. На сей раз в их глазах была обеспокоенность. В кабинете воцарилась тишина, которую нарушил сам Картеро Соркари:

– Какие будут комментарии? – обратился он ко всем.

Лица присутствующих выдавали глубокую задумчивость. Первой заговорила Лейти Минори:

– Скари, а есть сканографил самих существ-аборигенов?

– Да, есть. Сейчас, вот они.

Сканографил показал двуногое существо, но оно было слишком мелко показано.

– Нельзя ли увеличить изображение? – попросил Наркачи.

– Можно. В реальную величину?

– Да, пожалуйста, – отозвался капитан.

Все застыли в ожидании увидеть первого инопланетянина. И увидели. Увиденное произвело на присутствующих невероятное изумление: абориген был таким же, как и они сами – двуглазым, двуруким, двуногим, гладкокожим, примерно одного роста с входящими в состав команды, в общем, ничем не отличался от прибывшей экспедиции, разве только стилем одежды. Этот представитель был явно мужского пола, так как его лицо было покрыто волосами.

– Ничего не понимаю… – заговорила Ларни Слайтери, – его одежда не соответствует уровню развития планеты, это понятно даже мне, хотя я не исследователь по культурному развитию планет.

– Тут Вы абсолютно правы, – вступила в разговор Сайли Тойль, – Если взять во внимание то, что этот народ имеет мегаполисы и космодромы, то он должен предпочесть искусственные волокна натуральным, это естественно. А эти узоры на одежде ручной работы говорят о том, что массовое производство не налажено. Какая-то странная нестыковка. Впервые встречаю такое.

– Самое невероятно здесь не это, – продолжила Скари, – Их производственные предприятия, практически, не работают, города почти что пусты, а основная масса населения проживает за их пределами в жилищах крайне примитивных, и, судя по всему, занимается натуральным хозяйством. Так показывают исследования.

– Скажите главное, – подключился Наркачи, – что с космодромами, действуют ли они?

– Нет.

По кабинету прокатился удивленный ропот. Наркачи склонил голову, покачивая ею, и слабым голосом проговорил:

– Это была последняя надежда…

– Что Вы этим хотите сказать? – обратился к нему капитан.

– Я не знаю…  Впервые за всю свою деятельность, я не знаю… Эта планета – загадка — Кори Ката, а не Аль Ката.

– Точнее – Кори Аль Ката, – добавил Гардер, – Загадочная Прекрасная Планета.

Капитан поднялся с кресла и подошел к иллюминатору:

– Я думаю, нам пора спуститься на эту Кори Аль Ката. Ларни, обследуйте всех и выдайте мне результаты исследований для составления команды разведчиков. Не нравится мне все это. Пора поставить точку во всей этой неразберихе. Да, оборонительный отдел, подготовьте на всякий случай оружие. Кто знает, как нас встретят…

 

III. ВЫСАДКА НА АЛЬ КАТУ

Капитан недолго размышлял над составом разведгруппы: все было утверждено еще дома, правительством  любимой и далекой планеты. Его смущало лишь несоответствующее поведение и состояние психики преуспевающего, перспективного ученого космофизика Наркачи, которого будто подменили при подлете к этой прекрасной планете. Хотя, теперь он мог его понять: столько неожиданностей преподнесла им Аль Ката, а сколько еще преподнесет, никто не может сказать, даже их самый высокоинтеллектуальный компьютер не в состоянии ответить на все их вопросы,  проанализировав полученные данные. У Соркари возникло желание самому спуститься на планету, чтобы увидеть все своими глазами. Его размышления прервал голос Гардера в микрочипе:

– Капитан, челнок готов доставить команду на планету.

– Хорошо, – почему-то не по форме ответил Соркари.

Опять зажужжал микрочип низким голосом Рогдара Корсы:

– Капитан, каковы будут приказания по составу команды?

– Состав прежний. Сроки пребывания на планете будут корректироваться в зависимости от ситуации. Докладывать будете обо всем и чаще чем обычно. Впрочем, соберите всех, я сейчас подойду к отсеку челноков.

Через несколько минут капитан разговаривал с членами разведгруппы:

– Коллеги, у каждого из вас еще есть время и возможность отказаться от полета на планету, – в очередной раз повторил он обязательный пункт Законодательства Агентства по космическим полетам и исследовательским работам на неизвестных и малоисследованных планетах, заранее зная, по многолетнему опыту, что никто не откажется, как бы опасно это не было. В ответ прозвучала не менее традиционная фраза:

– Ради прогресса науки и процветания родной планеты готов пожертвовать жизнью!

– Честь Вам! Другого я и не ожидал от вас, коллеги. Наркачи, как Вы себя чувствуете?

– Прекрасно,  капитан. Готов к проведению исследований в своей области знаний на означенной планете. Иначе, зачем я здесь.

– Хорошо. А сейчас проверим связь. Скари?

– Слышу Вас, капитан.

– Корса?

– Слышу Вас, капитан.

– Минори?

– Слышу Вас, капитан.

– Тойль?

– Слышу Вас, капитан.

– Тарт?

– Слышу Вас, капитан.

– Тарт, не следует ли Вам взять с собой несколько военных биороботов?

– Не думаю, капитан. У нас прекрасное вооружение, вряд ли у аборигенов найдется способ сопротивления ему. К тому же тактика тщательно разработана. Уверен, они не смогут вычислить нас. Но, если даже произойдет невозможное, мы сможем защититься без ущерба нашему здоровью и, тем более, жизни.

– Корса, хоть мы и будем наблюдать за вами, все же докладывайте почаще о происходящем. Не хочу вселять в вас неуверенность и страх, но все же планета не проста. Что‑то там не так. Хотя радиационный фон в норме, что отметает вероятность ядерно-атомной катастрофы, биологический фон тоже в норме, тем не менее, будьте осторожны. Прогресс сменился регрессом неспроста. Ну, новых открытий! Вперед!

– До встречи, капитан! – выкрикнули разведчики  в ответ и, как по команде, развернулись и пошли к челноку, переливающемуся матовым серебром.

Створки дверцы беззвучно открылись, и команда вошла внутрь, помахав на прощание рукой капитану и обслуживающим экипаж техникам и операторам. Челнок бесшумно и мягко тронулся вверх, а затем, блеснув овальным серебряным боком, мгновенно исчез из вида в небольшом тоннеле огромного космического корабля. Через несколько секунд в микрочипе прожужжал знакомый низкий, спокойный голос командира группы Рогдара Корсы:

– Капитан, мы благополучно высадились на поверхность планеты. Все спокойно. Температура оптимальная; состав воздуха идеален для дыхания без скафандров. Вы уже видите нас на мониторах?

– Да, Корса, мы видим ваше местоположение. Вы находитесь в заданной точке. Нет ли признаков обнаружения вас аборигенами?

– Нет.

– Тогда продолжайте выполнение плана.

– Слушаюсь. До связи, – и голос умолк.

Но на мониторе было видно передвижение группы. Челнок замаскировали при помощи лазерографии. Команда преобразовала свои одежды в соответствии со стилем аборигенов и начала исследования окружающей среды.

Результаты потрясали группу: в растениях, почве, воздухе, жидкости отсутствовали вредные технические примеси, не было даже их следов. Прибывшие собрали образцы и пробы всех видов растений, почвы, воздуха и телепортировали на корабль.

Затем им предстояло исследование представителей фауны. Необходимо было завладеть хотя бы одной клеткой животного, чтобы получить полную информацию о нем. Воссоздать же само животное из полученной клетки сразу же или через сотни лет, не составляло ни малейшего труда для ученых, которые уже много веков, что веков – тысячелетий, были на «ты» с генетикой. Так пополнялась коллекция главной планеты Суадольдиа, и завоевывались многочисленные малоразвитые планеты.

Это же предстояло и Аль Кате, при условии, что она не подстроит какой-нибудь неожиданности, могущей привести к гибели всего экипажа. Впрочем, и это не самое страшное: сведения о ней были уже получены Агентством, а, значит, за этой экспедицией последует другая, до тех пор, пока планета не покорится великой цивилизации, владеющей бессмертием тела. Спасти Аль Кату от вмешательства в ее развитие могло либо колоссальное научно‑техническое превосходство (и то на время), либо чудо. Третьего не дано. Планета являлась просто рогом изобилия, а, следовательно, желанной добычей. Жители ее были, безусловно, обречены. Нет-нет, их никто не собирался убивать, их просто стерилизуют, как обычно, и все – несколько десятков лет (а это вовсе не срок для бессмертных) и планета очистится от аборигенов естественным способом.

 

IV. КОНТАКТ

Разведка проходила успешно. Группе удалось собрать довольно много образцов, как флоры, так и фауны. Скари даже разрешила попробовать несколько исследованных плодов очень полезных, по ее словам. Это было просто невероятно: плоды обладали прекрасным вкусом и ароматом, совершенно непохожим на ту еду искусственного происхождения, которой они питались уже много десятков лет, пока искали новую, богатую пищей планету. И то им очень повезло: так как они входили в косморазведгруппу, им полагалось усиленное питание с включением в рацион небольшого количества естественной пищи. Но и она была совершенно не такого вкуса, как эти  мелкие, красного цвета плоды сердцевидной формы.

В уме каждый уже видел себя законным жителем этой планеты: в законодательстве имелся пункт №1/19, говоривший о том, что каждый из разведчиков экипажа космического разведывательного корабля, открывший и освоивший планету, имеет право поселиться на ней, живя самостоятельно, либо, по желанию, заключив брак с членом группы, не имеющим семью; и, главное, мог завести ребенка, что было непозволительной роскошью на родной планете. Может, поэтому было так сложно попасть в косморазведгруппу, а, попав в нее, необходимо было держаться достойно, выказывая недюжинные знания и отвагу. Редко выпадала такая удачная планета, но, ради оговоренного в пункте 1/19, стоило мотаться по всей Вселенной в поисках таковой. Вот и им выпала удача, да какая!

Экипаж подобран очень хорошо. Все были симпатичны друг другу и не потому, что их подобрала компьютерная система: капитан сделал запрос на экипаж такой, словно, заранее составлял пары, и эту команду, как ни странно, утвердили. Обычно бывало так: подбирали в экипаж подавляющее число либо женщин, либо мужчин, а чтобы вот так поровну – это нонсенс. Причём, как уже сложилось традиционно, в команду входили люди, не вступившие в брак. Скорее всего, им будет позволено образовать семью на Аль Кате. Это еще больше стимулировало к работе. Лишь бы все прошло хорошо, лишь бы планета их не обидела.

Похоже, планета не собиралась их обижать. А вот, что касается ее жителей, это еще им предстояло узнать. Причем очень скоро, так скоро, что они совершенно этого не ожидали.

Ближе к вечеру, когда шестерка разведчиков принимала вечернюю пищу, расположившись на живописной полянке без маскировочного галоколпака, поблизости раздался шорох из-за ближайших кустов. Разведчики насторожились. Корш Тарт нащупал прибор на запястье в виде серебристого браслета, который, не смотря на свой невинный вид, был очень грозным парализующим оружием, самой последней научной разработкой. Лейти перехватила его взгляд и отрицательно покачала головой. Корш опустил руки.

Из кустов показался невысокий человечек – это был ребенок аборигенов. Он смотрел на них широко открытыми глазами цвета неба Аль Каты. Постояв так несколько секунд, он широко улыбнулся и робко шагнул в сторону сидящих. Разведчики быстро переглянулись и ответно растянули губы в улыбке. Лейти приподнялась с травы и подалась вперед, навстречу ребенку. В голове пронеслось: «Рады приветствовать вас, не бойтесь, мы вас не обидим». От неожиданности она встряхнула головой – что это было? Похоже на связь через микрочип, но голоса не было, только мысль. Но это не ее мысль! Похоже на сканирование мозга, но нет побочных эффектов.

Она еще раз тряхнула головой, расслабила мышцы лица и снова нацепила дружественную улыбку. Малыш сделал еще шаг в их сторону. И снова в ее голове прозвучала мысль, как эхо, «не бойтесь». Лейти оглянулась на коллег. Они тоже улыбались, но чувствовалось, что обеспокоены не меньше её.

Лейти поднялась во весь рост. Мальчик был ей по грудь. Выглядел совершенно безобидно. Нужно срочно вступить в контакт, и не важно, что это всего лишь ребенок, с ними даже проще. Лейти протянула в его сторону руку, он ответил ей тем же. “Очень хорошо,” –подумала нейропсихолог и сделала ещё один шаг. Ещё пара–тройка шагов и можно включить сканер головного мозга, чтобы определить язык, на котором говорят аборигены. А уж потом будет совсем легко выйти на контакт со взрослыми особями.  Ребенок остановился. В голове снова пронеслась мысль, звучавшая, как чужая: “Зачем?”. “Зачем? – Лейти повторила вопрос, – Для контакта, изучения. Странный вопрос.” Минори шагнула ещё раз по направлению к мальчику. Он стоял не двигаясь. Минори включила сканер. Мальчик сощурил глаза и рассмеялся. Лейти вздрогнула от неожиданности. Что это значит? Сканер дал сигнал об окончании сеанса. А в голове снова пронеслось «уже всё?». Малыш подмигнул одним глазом, резво развернулся и скрылся в тех же кустах.

Минори повернулась к группе. Корса спросил:

– Удалось отсканировать мозг?

– Да, – ответила Лейти и нахмурила брови, – Вы ничего странного не заметили?

– А что именно? – переспросил Наркачи.

– Вам не показалось, что нас тоже сканировали?

Все переглянулись и утвердительно кивнули головой. Нейропсихолог продолжила:

– На что это было похоже?

– Как будто в моей голове кто-то думает своими мыслями, – отозвался Корш Тарт.

– Правильно! – подхватил Корса, – Лучше не опишешь.

– Понятно, – сказала Лейти, – А что конкретно вы «слышали»?

– «Рады приветствовать вас, не бойтесь, мы вас не обидим», – процитировала Нетти Скари.

– Да-да, именно это «думала» и я, – подтвердила Сайли Тойль. К ней присоединились и все остальные.

– Что Вы на это скажете, Скори? Это прибор?

– Однозначно – нет: если бы это был прибор, наши микрочипы не пропустили бы сигнал; а если бы и пропустили, то звук шёл с невероятными помехами, но таковых не было. Кроме того, Тарт, по‑моему, ваши радары не засекли таких приборов, не так ли?

– Совершено верно. Приборов при ребёнке не было. Их нет и на расстоянии действия разведсканера, а это, как вы знаете, порядка трёх квадоров.

– Тогда, что это было? Наркачи, что Вы молчите? По-моему, это Ваша область знаний? –  взволнованно заговорила Минори.

– А, по-моему, нет.

– Как это «нет»?

– Мне думается, что это Ваша область.

– Я нейропсихолог, а не физик, Вы забыли Наркачи?

– Отнюдь, именно поэтому я и сказал то, что Вы слышали. Здесь нет приборов. А те, которые есть на этой планете, не работают. Здесь что-то другое.

– Гипноз? – Минори улыбнулась, – Это же смешно, Наркачи. Я могла допустить подобное, если бы на контакт вышел взрослый представитель цивилизации, но это всего лишь ребёнок.

– Не знаю, не знаю…  Психология – Ваша область действия, не моя. Я же могу сказать точно только одно: этот ребёнок обладает каким-то мощным видом энергии. Вот посмотрите, – Наркачи протянул маленький приборчик в виде медальона. – Видите, каков выброс энергии в момент его появления здесь, потом, когда, мы все «услышали чужие мысли в своей голове», и, наконец, когда Вы включили сканер.

На маленьком мониторе прибора появлялись поочередно графики и спектральные вспышки. Все изумленно качали головами.

– Лейти, а Вы уже скачали данные со сканера? – спросил Корса.

– Нет ещё, совсем забыла. Сейчас введу словарь себе в память, а потом Вам.

Она переправила полученную от мальчика информацию в память своего микрочипа и сделала тоже самое другим. Теперь они могли общаться с местными жителями на их языке. Если даже словарный запас мальчика был не велик, то ничего страшного не было: каждое новое слово автоматически будет записываться в память, интерпретироваться и сразу же использоваться в речи. Всё очень просто, потому что отработано веками.

Теперь предстояло опробовать озвучивание голосом, потренироваться в общении и смело идти на контакт с взрослыми жителями планеты.

– Я думаю, – заговорила Минори, – что поблизости должен находиться кто-то из взрослых, опекающих ребёнка, ведь он ещё совсем маленький. Как Вы думаете, Нетти, каков его возраст?

– Если ориентироваться на местное исчисление времени, то где-то лет десять‑одинадцать. Точнее можно будет ответить лишь после взятия биопроб. Этот ответ устроит Вас, или провести более подробное исследование?

– Нет-нет, вполне достаточно. Но десять лет – это так мало! Это вообще не возраст! – озабоченно воскликнула Минори.

– Для них – возраст. Не думаю, что они овладели техникой физического бессмертия, а, значит, продолжительность их жизни ≈90 годам, ±10 лет, – немного грустно заключила Нетти Скари.

– Всего-то?! Да-а, коллеги, мы настолько привыкли жить бесконечно, что 90 лет для нас равны одному дню, даже меньше… А для кого-то – это вся жизнь. Грустно, – подытожила Тойль.

– Сайли, Вы через чур сентиментальны, откуда это у Вас? Интересно, как Вы смогли пройти тесты? – прищурив один глаз, поинтересовался Тарт.

– Так же, как и Вы, уважаемый командующий. Я прекрасно понимаю, зачем мы здесь. Я отлично знаю историю не только нашей планеты, иначе я не была бы здесь. И мне, действительно, жаль этого совсем маленького аборигена, который, в лучшем случае, проживет свои 90 лет и канет в небытие. У него очень умные глаза. Возможно, прожив лет четыреста‑пятьсот, он стал бы великим ученым, смог бы завести семью…

– Вы бы лучше о себе подумали, Сайли, – прервал ее Тарт, – У Вас сейчас самый подходящий возраст для образования семьи: насколько мне известно, Вам чуть больше 800 лет, не так ли?

– Так, ну и что?

– А то, что мы открыли и обследуем великолепную планету, и это дает надежду на разрешение образования семьи нашей группе. Вот о чем Вы должны думать сейчас и приложить все усилия, чтобы мы могли получить эту Великую правительственную награду, а не о каких-то аборигенах.

– Тарт, – в разговор вступил Наркачи, – Вы уже были в подобной экспидиции?

– Да, был.

– Так что же там случилось, что Вам не позволили завести семью на той планете? – съехидничал Скори.

– Ничего там не было, – вмешался в диалог Рогдар Корса, – мы были с Тартом в одной команде. Планета оказалась непригодной для жизни, а лимит семьеобразования на нашей планете был исчерпан. Поэтому мы и попали в эту экспедицию. А теперь попрошу вас прекратить пустые разговоры и заняться делом. Нам нужна взрослая особь. Тарт, включайте теплодатчики и займитесь поиском.

– Будет исполнено, командир, – Тарт быстро вскочил и потянулся к чемодану с приборами.

В этот же момент из-за тех же кустов, за которыми не так давно скрылся мальчик, показалась женщина. Она была необыкновенно красива: среднего роста, с густыми, чуть ниже пояса, золотисто-платиновыми волосами, ярко блестящими на солнце; глаза были такие же, как и у мальчика, в цвет неба, широко открытые, опушенные густыми, длинными, темными ресницами; она приветливо улыбалась, показывая ряд белых ровных зубов. Одета она в платье из натурального волокна, как и мальчик, с красивой ручной вышивкой и подхвачена тонкой веревочкой, подчеркивающей стройность ее фигуры.

Вся группа застыла в изумлении. То ли от ее красоты, то ли от неожиданности. Но все, как по команде улыбнулись ей в ответ. Женщина же переводила взгляд от одного к другому и едва заметно кивала каждому головой. Они повторяли ее движение. Она сделала несколько шагов в их сторону и остановилась. Все смотрели на неё, как зачарованные, не в силах двинуться.

Неправдой было бы сказать, что прилетевшие на Аль Кату были некрасивыми представителями своей цивилизации. Напротив, это были очень красивые люди: высокие, стройные с нежной, золотистого цвета кожей, миндалевидными глазами от темно-синего до кофейного цвета, небольшими ярко-розовыми губами, прямыми ровными носами. Иначе и не могло быть на планете, свободно владеющей генетическим кодом.

Но здесь было нечто другое. Эта примитивная женщина, словно притягивала их. Каждый из команды силился понять, в чём же дело, но не мог сосредоточиться. В ней было всё самое прекрасное, нежное, светлое, доброе  и открытое, но вместе с тем непривычное и поэтому пугающее своей спокойностью и уверенностью.

И, вдруг она заговорила. Первой.

– Здравствуйте, – её голос звучал, как прекрасная мелодия. Она говорила ровным, мягким, спокойным голосом с очень приветливой интонацией. – Рада приветствовать вас на нашей планете. Мне выпала честь встретить вас и познакомить с нашей прекрасной планетой.

Первой из ступора вышла Лейти Минори:

– Здравствуйте. Но почему Вы решили… – не успела договорить нейропсихолог.

За спиной незнакомки раздался шорох. Это был мальчик. Он подошел к матери и протянул ей сплетенную из молодой коры деревьев емкость с так полюбившимися разведчикам плодами:

– Вот, пусть едят, а я ещё наберу, пока вы будете разговаривать,  – и шмыгнул снова в кусты под одобрительный кивок матери.

Женщина повернула голову к Лейти и, вопросительно взглянув на неё, сказала:

– Вы не закончили вопрос.

– Ничего. Это Ваш сын?

– Да, это мой сын. Я ещё не представилась вам. Меня зовут Милалика. А как мне можно обращаться к вам?

Лейти взглянула на коллег и решила назвать подлинные имена:

– Меня зовут Лейти.

– Очень приятно, Лейти. Я живу недалеко отсюда и приглашаю вас к себе.

– Спасибо Вам за приглашение, но позвольте мне сначала узнать мнение моих друзей.

– Конечно. Я буду поблизости, – и она скрылась в зарослях.

Лейти резко обернулась к группе.

– Какое решение примем? – быстро проговорила она.

– Вначале я должен срочно доложить обо всём капитану. Думаю, мы получим выговор за то, что вовремя не включили теплодатчики и импульсопередатчики, что помешало нам общаться беззвучно между собой и принимать решение сообща, а не лично Вами. Это очень серьезная ошибка. Так что подготовьтесь теперь, пока я свяжусь с кораблем. А там, что капитан прикажет.

Капитан дал распоряжение идти на контакт, не смотря на то, что ситуация выглядела весьма странно. Обычно разведгруппа выходила на контакт с аборигенами, а не наоборот. И как смогла узнать эта простая примитивная женщина о том, что они прибыли с другой планеты? Это предстояло выяснить, вступив в контакт и проявив хладнокровие и выдержку. Ну, что ж, по крайней мере, жители не вели себя агрессивно, это делало им честь и облегчало жизнь разведгруппе.

Когда сведения были переданы и получены распоряжения, командир сообщил группе решение:

– Итак, мы идём с этой женщиной в её жилище. Наша задача взять необходимые анализы, как всегда, незаметно; выяснить причины регресса цивилизации, если это будет возможным при контакте с примитивной, судя по всему, представительницей Аль Каты, если же нет, то продолжить исследования по утвержденному плану. Понятно? Так, а теперь, Минори, позовите женщину.

Но она не успела это сделать, потому что женщина уже показалась из зарослей с видом, словно её уже позвали. Лейти ничего не оставалось, как заговорить с ней:

– Уважаемая Милалика, мои друзья с благодарностью приняли Ваше любезное приглашение, и если оно всё ещё в силе, то мы согласны следовать за Вами.

–  Я рада, что Вы приняли это решение, оно поможет нам ближе узнать друг друга. Не так ли?

– Да, конечно. Мы тоже на это надеемся.

– Вот и хорошо. Следуйте за мной, пожалуйста, друзья.

И группа, взяв все свои вещи, двинулась за прекрасной незнакомкой.

 

 V. ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ. ЧУДЕСА

Жильё, к которому привела их Милалика, соответствовало имиджу хозяйки: бревенчатый дом, довольно красиво выполненный, имел несколько просторных комнат, каждая из которых была не похожа на другую ни по стилю оформления, ни по размерам, ни по форме. Однако, все гармонировало каким-то удивительным образом. Прежде чем расселить гостей по комнатам, хозяйка спросила, как бы они хотели жить – по отдельности, попарно, либо по половому признаку, –  что изумило визитеров. У них было принято жить так, как их поселят, не учитывая желаний – есть слово «надо» и всё. Гости заколебались на несколько секунд, пока беззвучно совещались, и решили, пока, поселиться по половому признаку.

Пока гости располагались, хозяйка собрала вкусно пахнущий обед. Проголодавшиеся инопланетяне даже забыли принять положенное по уставу противоядие. Они наслаждались вкусной и ароматной едой. Напряжение куда-то испарилось. На мгновение показалось, что они у себя дома, вернее, даже лучше, чем дома – там не было такой пищи. Может это оттого, что планета скоро станет их домом? Возможно. Время покажет.

После обеда вся группа пошла в свои комнаты отдыхать. После прибытия на орбиту им ещё ни разу не удалось поспать. Конечно, им не было жизненно важной необходимости во сне, его компенсировали таблетки, но всё же было приятно погрузиться в естественный сон, почувствовать расслабленность тела. Конечно, было безрассудством настолько довериться красавице аборигенке, но она вселяла такой покой, уверенность и безопасность, что строгие инструкции отошли на второй план.

Первыми проснулись женщины. Они переглянулись и беззвучно заговорили между собой.

– Вы заметили, что за все время пребывания в этом жилище, мы, практически не разговаривали? То есть, мы-то, конечно, разговаривали, как и сейчас, а вот с хозяйкой перемолвились лишь парой слов, – заговорила Сайли.

– Конечно, мы это заметили, – отозвалась Лейти, – У меня такое впечатление, что женщина каким-то образом поняла наше состояние и не стала навязываться. Просто сделала то, что нам было необходимо в текущий момент.

– Точно. Мы хотели есть и нам нужно было отдохнуть. Все это мы получили. Что будет дальше, интересно? – подытожила Нетти.

– Нужно разбудить мужчин, если они еще не проснулись. Пора действовать, – предложила Сайли.

– Нет, мы пойдем одни, – возразила Лейти, – Мы однополые существа, возможно с нами она скорее пойдет на контакт.

– А, может, и нет, – Сайли потирала пальцами лоб, сосредоточенно щурясь, – Вы не могли не заметить, что в доме нет мужчины. Возможно, она потеряла его и ей нужен другой муж. Тогда она охотней пойдет на контакт с нашими коллегами.

– Это правильное замечание, Сайли. Но, тем не менее, предлагаю попробовать.

Женщины поднялись и вышли из комнаты.

День клонился к завершению. Солнце медленно катилось в закат. Небо порозовело. Из леса доносились птичьи трели. Воздух наполняли нежные ароматы. Было тепло, красиво и приятно.

Милалика сидела на крыльце и вышивала большую мужскую рубашку, что-то тихо напевая. Когда появились гостьи, она обернулась и широко улыбнулась им:

– Отдохнули? – приветливо спросила она.

«Большая мужская рубашка.» «Я заметила.» «Надо выяснить.»

– Да, спасибо. Все было просто замечательно, – Лейти улыбнулась и заглянула на работу хозяйки, – Очень красиво. Для сына?

– Нет, для мужа.

– У Вас есть муж?

– Да, есть. Вас это удивляет?

«Ваше предположение не прошло, Сайли.» «Но я и не психолог, Лейти.»

Лейти оторвала взгляд от Сайли:

– Нет, мы его не видели дома и подумали, что его вообще нет.

– Он есть. Просто пошёл на прогулку. Человеку нужно иногда оставаться с собой наедине.

– А когда же он придёт?

– Когда захочет.

– Ясно. «Хотя ничего не ясно.»

– Спрашивайте, – почему-то вдруг сказала Милалика.

– О чём? – недоуменно спросила Лейти.

– О том, что Вас интересует, что не ясно. Ведь вы для этого прилетели сюда.

Женщины переглянулись и одновременно произнесли «Ничего себе!». А Лейти продолжила за всех:

– А Вам не интересно узнать о нас?

С обворожительной улыбкой хозяйка ответила:

– А я всё знаю, что мне нужно.

Брови женщин поползли вверх.

– И что же?

– Спрашивайте.

– Вы знаете кто мы и откуда?

– Да. Ваш дом находится в созвездии Гончих псов, по-нашему, а, по-вашему… – все замерли, – Как на вашем языке звучит Великая Галактика – Дольдиасай?

Лейти Минори вышла первой из оцепенения:

– Откуда Вы  знаете?

Хозяйка пожала плечами:

– Это знают все, кто хочет.

– Все? «Что это значит?»

– Да. Если есть желание, оно удовлетворяется. Это закон.

«О чём она говорит, Вы понимаете?» «Нет.» «Нужно срочно сообщить капитану, пока не поздно!»

– Успокойтесь, пожалуйста, – Милалика встала и подошла к гостьям. Она легким движением, еле касаясь рукавов одежды пришельцев, предложила им сесть на лавочки. – Я вам все объясню. Вот и мужчины подошли.

В проёме двери показались остальные члены команды.

– Вы как раз вовремя. Присаживайтесь.

Мужчины послушно сели и с любопытством взглянули на женщин. Только сейчас они поняли, что забыли включить импульсопередатчики.

– Вы о чём-то беседовали? – начал Рогдар Корса.

– О звёздах, – ответила Лейти.

– Интересно.

– Да, действительно, интересно, – подтвердила Сайли, многозначительно добавив, – Милалика так много знает.

– Правда? – Скори быстро адаптировался к языку, несмотря на то, что он был довольно сложен.

– Я знаю столько, сколько мне нужно.

– А кто Вас обучал, где? – не унимался Скори.

Хозяйка засмеялась:

– Это будет довольно сложно сразу понять. Для начала вы должны узнать историю нашей планеты. А с чего начать в первую очередь, вам решать. Спрашивайте.

Корса решил начать первым.

– Раз Вы знаете, что мы с другой планеты, то, тогда, Вы должны знать, что, прежде чем высадиться на вашу планету мы сделали несколько снимков. На них мы увидели крупные города, предприятия, космодромы. Но города пусты, предприятия бездействуют. Что случилось на вашей планете?

– Просветление, – простодушно ответила женщина.

Было видно, что гости не понимали смысла этого слова и силились интерпретировать его, но, видимо, не получалось.

– Что это значит? – наконец спросил Рогдар.

– Просветление – это состояние, когда все становится понятным, доступным, очевидным.

– И что же вы поняли?

– Суть жизни.

– И в чем она?

– В бесконечности.

– В бесконечности чего?

– Всего: жизни, любви, красоты, возможностей…  Этот список бесконечен.

– Подождите. Вы сказали бесконечности жизни?

– Да, а что Вас смущает?

– Вы тоже… то есть, вы открыли бессмертие? – в его глазах вспыхнула тревога.

– Да, но не так, как вы…

– Что Вы хотите этим сказать?

– А что скажете Вы?

– Я не понимаю, о чем Вы?

– Сколько Вам лет в переводе на местное времяисчисление?

Рогдар задумался и хотел в очередной раз задать вопрос, но вовремя остановился: что могла сделать ему, вооруженному современнейшим оружием разведчику, эта хрупкая аборигенка. А если упереться, то она может перестать быть такой откровенной, надо будет снова искать контакт, а это займет время. И он ответил.

– Мне немногим более двух тысяч лет. Я еще молодой человек.

– Все время Вы находитесь в этом теле?

– Да, конечно, а как же ещё?

– Вот в этом-то и вопрос.

– Так Вы научились пересаживать сознание в другие тела? –  Рогдар усмехнулся, – Мы это тоже умеем.

Миалика ухмыльнулась в ответ:

– И как вы это делаете, если не секрет?

– Просто. Если тело повреждается, а гражданин ценен, полезен обществу, его сознание переписывается в мозг нового тела, выращенного из его же клетки. Если тело не повреждено, его периодически исследуют на предмет сбоя какого либо органа, клетки, при необходимости производят корректировку на генном уровне, и, вперед, на тысячи лет.

Женщина покачала головой. Рогдар заподозрил неладное.

– А у вас разве не так?

– Нет. Для нас это, можно сказать, пройденный этап, – она внимательно взглянула прямо в глаза Рогдара Корсы. Он был не просто обеспокоен, он был на грани паники, впрочем, как и все его собратья.

«Неужели превзошли?» – метался во всех шести головах этот вопрос, – «Тогда почему живут в лесах, а не в городах?»

– А как, тогда, у вас? – включился в беседу Наркачи.

– Все гораздо проще, – казалось, что она смакует свое превосходство, хотя ни тени гордости в глазах и позе. – Мы просто сбрасываем наши тела, когда они нам надоедают.

– Сбрасываете? При помощи каких приборов? И куда вы отправляете сознание?

– Без приборов – первый ответ, второй – наше сознание везде.

– Этого не может быть! Сознание рассеется! Оно исчезнет! – не унимался Наркачи.

– Никогда, ­– спокойно и уверенно говорила Милалика.

Сайли подалась вперед и задала волнующий ее вопрос:

– У Вас такое красивое тело, не жаль будет его сбрасывать.

– Пока оно мне нравится, я его не оставлю.

– А какими препаратами вы пользуетесь, чтобы поддерживать его.

– Никакими, кроме натуральных продуктов природы и самоконтроля.

– И каков срок его службы?

– Какой я пожелаю.

– А на сегодняшний момент сколько Вам лет?

– А как Вы думаете?

– Наверное, не очень много, по вашему летоисчислению – лет двадцать пять. Хотя, возможно, больше, если учесть, что у Вас есть сын. Точно мы еще не определили, когда у вас наступает физическая зрелость и способность к воспроизводству.

– Что ж, Вы почти угадали возраст моего тела: в действительности оно и, правда, очень молодое – двадцать восемь лет. Но моей душе миллионы лет.

– Миллионы?! – прошептали все наперебой.

– Как Вы сказали – ду…? – переспросил Наркачи.

– Душа.

– Что это?

– Это мое истинное Я. Один наш очень известный писатель в своей самой знаменитой, а в то время революционной книге, сказал о душе от имени Бога так: «Душа – сущность того, кем ты являешься.»*

– А, значит, Вы так называете сознание.

– Сознание? Да нет,  это не совсем то. Сознание – это, скорее, восприятие себя, как физическое тело, обладающее разумом, эмоциями, чувствами, ощущениями и тек далее. Я же говорю о том, что, практически невидимо и неощутимо, но что поддерживает нашу физическую  жизнь, что является ее основой.

– Энергетическое биополе?

– Вот, это уже немного ближе к истине. Но еще не так близко…

– Так-так, позвольте возразить. Эта энергия исчезает, когда тело перестает функционировать. Проще говоря, когда тело умирает, биополе распадается, то есть, гибнет.

– Не могу с Вами согласиться. Всё происходит наоборот: энергия (раз Вам так понятнее) покидает тело и оно перестаёт функционировать. Душа сама решает, исходя из высшего замысла, когда ей уйти.

– Какого замысла?! Что Вы несёте? То, что Вы говорите, противоречит закону естества! По-вашему, материя была вторична. Это абсурд! Вообще, всё, что Вы здесь наговорили, не соответствует действительности. Это невозможно! Я более двух с половиной тысяч лет занимаюсь физикой космоса, я знаю столько о природе и строении веществ, что Вам и не снилось! Я изучил сотни энергий! Мы самая технически развитая цивилизация во Вселенной и за её пределами! А о вашей цивилизации я что-то не слышал! – почти кричал Наркачи.

– Правильно. Потому, что мы не завоеватели. Нам не нужны другие планеты – мы гармонично используем ресурсы планеты, не нанося ей вред, только пользу –, а если нужны, мы просто переселяемся на них в облике, который там приемлем, и живём, пока не надоест, либо пока не выполним ту миссию, ради которой пришли. И всё.

– Как вы переселяетесь, если ваши космодромы законсервированы? – Скори никак не мог понять её слов, теории этой странной планеты и пребывал в крайнем возбуждении. А Милалика была спокойна, как и прежде. Ничто, казалось, не может вывести её из равновесия.

– Вот так, – сказала она и исчезла, а через несколько мгновений появилась на другом конце длинного открытого крыльца.

– Телепортация! Согласен. Мы владеем этой техникой. Но, чтобы телепортироваться на другую планету  так, как это продемонстрировали Вы, надо сначала доставить туда аппаратуру.

– Нет, не надо. Нам не требуется никакой аппаратуры. Это может делать любой посредством мысли.

– Да она просто морочит нам голову, коллеги! – вскричал Наркачи.

– Я прошу Вас успокоиться, – ровным голосом проговорила Лейти, – или мне придётся Вас успокоить искусственным способом.

– Да что с вами, коллеги, вы ей верите?

– Уважаемый Скори, – мягко обратилась к физику Милалика, – прошу Вас, не волнуйтесь так. Я понимаю насколько это сложно для вас, выросших в технократичном мире. Я объясню со временем всё. Сейчас я могу лишь только продемонстрировать наши способности. Прошу любого из вас подойти ко мне и осмотреть, чтобы  убедиться, что на мне нет никаких приборов.

– Это нам и так известно, Милалика, – ответил за всех Корш Тарт.

– Тогда, возьмите ваше оружие и сделайте выстрел в мою сторону.

– Мы не воинствующая цивилизация, мы не убиваем никого. Исключение составляет ситуация, когда нашей жизни грозит смертельная опасность. Сейчас такой угрозы нет.

– Но ведь и ваше оружие не смертельное, только парализующее. Не бойтесь, сделайте, о чем я прошу.

Наркачи выхватил из кармана браслет и нажал на пусковую кнопку. Голубоватая волна света ринулась в сторону прекрасной хозяйки. В это же мгновение она закрыла глаза. Произошло невероятное: свет оружия, словно ударился о невидимую стену на расстоянии полуметра от женщины, и раздался электрический треск. В следующее мгновение всё стихло и исчезло. А Милалика стояла уже с открытыми глазами и снова доброжелательно улыбалась.

– Этого не может быть! –  взревел Наркачи и повторил выстрел ещё и ещё.

В этот раз она даже не закрывала глаза, но все повторилось и снова закончилось. Рогдар и Тарт подскочили к Наркачи и заломили ему руки.

– Нет, – сказала хозяйка и запретным жестом руки показала им оставить коллегу в покое, – Я сама ему помогу.

Она подошла к возбужденному пришельцу, выкрикивающему ругательства в адрес и хозяйки, и планеты, положила ему ладонь на голову и тихо прошептала: «Алáи, маалéи, сáто áло…». («Успокойся, маленький, все хорошо… ») И он утих, закрыл глаза и …  заснул.

– Бедный, – приговаривала она, – он так сильно переволновался ещё на корабле… Ему нужен отдых. Столько событий сразу. Его мозг слишком много работает, впрочем, как и у любого из вас. Нужно учиться «освобождать свой ум, чтобы дух мог его заполнить». Ничего, ничего… Через несколько минут он придёт в себя. Всё образуется. Я помогу вам. Я вас спасу.

Вся группа в очередной раз испытала потрясение: ОНА не только знала, откуда они прилетели, но и говорила на их языке совершенно свободно! К тому же, без каких бы то ни было препаратов, усыпила Наркачи одним лишь прикосновением руки!

– Как … как Вы это делаете? – прошептал Корса.

– Это просто. Со временем я научу вас.

– Должен признаться, нас удивила ваша планета, но Вы удивили нас больше.

– Когда вы узнаете истину, то поймете, что здесь нет ничего удивительного, необычного, волшебного. Вас очень мучает еще один вопрос. Задавайте.

– Зачем, ведь Вы и так знаете его?

– Но такое общение не привычно для вас, – Милалика немного замялась, но потом быстро оживилась, – Хорошо я отвечу. Есть ли у вас с собой не очень нужный предмет, либо предмет, который подлежит утилизации, переработке?

– Да, вот это подойдет? – Корса вытащил из внутреннего кармана небольшой тюбик,  из-под искусственной пищи и протянул его женщине. В это время Наркачи потянулся, словно после долгого сна, и, недоуменно, огляделся вокруг, потом, сообразив, сел поудобнее и стал внимательно слушать, о чём идет речь, будто и не было недавнего срыва.

– Подойдёт, – она взяла его и положила на перила крыльца, – Вас интересует, почему на орбите планеты отсутствует мусор. Этот вопрос довел беднягу Скори до нервного срыва, да и во всех вас вселил страх. Проблема отходов была очень актуальна и для нас. Это продолжалось несколько столетий, пока не произошла революция в сознании населения нашей планеты. Тогда-то проблема и решилась. А решилась она вот таким образом. Всё настолько просто, что пусть лучше мой сын вам продемонстрирует, как это происходит. Веземос, – позвала мальчика хозяйка, и он мгновенно появился, хотя до этого момента не было и намека на его присутствие, – Дорогой мой, покажи, пожалуйста, нашим гостям, как мы убираем мусор, – она рукой указала на предмет, лежащий на перилах.

Ребёнок обрадовался полезному делу и, немного бравируя, подошёл к перилам:

– Этот что ли? Так мало, – даже немного огорченно произнес он, а затем отошел назад на пару шагов закрыл на несколько секунд глаза, открыл и сказал: – Всё.

Все перевели взгляд с мальчика на тюбик. Он разрушался прямо на глазах! Происходил невероятно быстрый процесс разложения: блестящая поверхность моментально стала матовой, затем на ней появились эрозийные пятна, которые разрастались с огромной скоростью, далее появлялись дырки, и за считанные секунды предмет исчез.

Гости изумлённо качали головами. Нетти подошла и потрогала место, на котором недавно лежал тюбик:

– Абсолютно аннигилировался! – восторженно воскликнула она.

Наркачи перепроверил результат и выдал заключение:

– Невероятно, но факт!

– Вот так мы и очищаем нашу планету и её окрестности.

– Я могу идти? – спросил Веземос.

– Пока нет, детка. Объясни, что ты сделал?

– Я представил молекулярную структуру мусора и сломал электронные связи молекул, назначив им новое безвредное для природы соединение. Все. Теперь я могу идти?

Милалика вопросительно взглянула на гостей.

– А можно задать ему несколько вопросов? – спросил Корса.

Мать повернулась к сыну:

– Хочешь ответить на вопросы гостей?

– Если они важные, то спрашивайте, а то у меня есть дела, – серьезным тоном ответил малыш.

– Для нас они очень серьезные.

– Тогда, давайте.

– Откуда Вы знаете молекулярную структуру этого вещества?

– Извините, но это глупый вопрос, – он взглянул на мать – она выглядела серьезной, – Ладно, я отвечу. Только, мама, я не знаю как? Понимаете, я смотрю на предмет, закрываю глаза и вижу его строение. Я мысленно прошу молекулы перестроиться в том порядке, который мне нужен и всё. Это же просто – метод визуализации. Разве вы этого не знаете?

На несколько секунд повисла неловкая пауза.

– Веземос, скажите, а Вам известно кто мы и откуда? – спросила Лейти, прервав неприятное молчание.

Мальчик засмеялся, но ответил:

– Это я маме сказал, что вы прилетели на нашу орбиту, а планету нашу зовете Аль Ката. Мама слишком любит папу и животных, поэтому мало интересуется космическими делами. Но когда узнала о вас, то заинтересовалась – кто вы, откуда.

– А можно узнать, чем Вы сейчас заняты, куда так торопитесь? – поинтересовалась Нетти.

– Это не секрет. Недавно я познакомился с мальчиком, живущим на другом континенте, так вот у него сейчас проблема: никак не может сконцентрироваться на оживлении. Я решил помочь ему и дать несколько упражнений. Поэтому я спешу.

– О! Это серьезное дело. Извините, что мы Вас задержали. Вы можете идти.

– Спасибо! Если что-то будет нужно, зовите, – и мальчик вприпрыжку побежал за угол дома.

На небе уже зажглись первые звёзды. Но о сне не было и речи.

Наркачи, опустив глаза, подошел к Милалике:

– Вы меня извините. Я не знаю, что на меня нашло. И я не понял, что Вы сделали со мной потом. Кажется, коснулись рукой и что-то сказали?

Милалика улыбнулась:

– Не надо извиняться – чувство вины сковывает, тормозит поток чистой энергии. У Вас был стресс, а агрессия – его последствия. К тому же Вы не нанесли мне никакого вреда. Что же касается возложения руки, то должна извиниться. Это по привычке, которой уже века.

– По привычке?

– Да. Жил на нашей планете человек, который исцелял возложением рук. Вот мы и привыкли касаться человека, когда ему плохо. Впрочем, и когда хорошо тоже.

– Спасибо, за помощь. Мне действительно стало хорошо.

– И это только начало, поверьте мне, – она пристально посмотрела в глаза Скори и обвела взглядом всех остальных, – А теперь, думаю, нам пора ужинать.

И в самом деле, в животах гостей заурчало, и они ощутили чувство голода.

 

 VI. ПОЛЕТЫ ВО СНЕ И НАЯВУ

После ужина никто не изъявил желания отправиться спать. Но главное, впервые забыли связаться с капитаном! Снова вышли на крыльцо, и расселись по лавочкам. Небо уже было иссиня‑черное, усыпанное мириадой сияющих звезд. Все подняли головы, пытаясь определить, где находится их дом. Небо над Аль Катой было совсем другим. Трудно было узнать некоторые созвездия. А их родная планета выглядела крохотной звездочкой.

Словно прочитав их мысли, Милалика сказала:

– Наверное, скучаете по дому, родным, друзьям?

– Нескоро мы их увидим, – отозвалась Сайли.

– Если вообще увидим, – подхватил Корш.

– Почему же? Если хотите, можем сделать это прямо сейчас.

Вся компания встрепенулась:

– Как? – изумилась Сайли.

– Вы все, конечно, кто пожелает, возьметесь за руки, а я замкну цепь. Конечно, долго там пробыть я не смогу вам позволить, но повидаться с любимыми людьми вы сможете.

– А что еще мы должны для этого сделать? – поинтересовался Скори.

– Во-первых, полностью расслабиться. Во-вторых, визуализировать то, или того, что вам хочется. Ну, и, в-третьих, слушаться меня.

Все переглянулись.

– Давайте, – решительно ответил за всех Рогдар Корса.

Волнение наполнило сердца ученых. Предстоял новый эксперимент. Что будет с ними? Удастся ли им, вправду, побывать дома? Почему-то они безгранично стали доверять этой светловолосой красавице, опровергшей все известные им законы. И они сцепили руки, закрыли глаза, и представили своих близких… Их существо наполнилось мягким голосом новой знакомой, которая говорила им, что сейчас нужно делать. В сознании замелькали разноцветные картинки их многовековой жизни. Тела наполнились легкостью, а потом, кажется, совсем исчезли. Они свободно летели, как когда-то в незапамятные года детства во сне. Почему исчезло это чувство полета с годами? И что это было за чувство? Откуда оно пришло и куда ушло потом? Их учили, что существа их вида никогда не могли и не смогут летать свободно, как доисторические фолипайлы. А они сейчас летят! Это так же очевидно, как то, что они живы!

Вот и она – их старушка-планета.

Голос Милалики сказал, что они могут лететь по домам. Лишь предостерегла быть поосторожней в мыслях, потому, что в этом состоянии все творится при помощи их.

– Не удивляйтесь, что вас не увидят. Ведь мы только «мысленно» здесь.

– Но, мне кажется, что я весь здесь, кроме, тела! Это невероятно!

– Вы слишком эмоциональны, Скори. Когда вернемся назад, я поясню всё. А сейчас у нас мало времени. Поторопитесь.

Скорость полета была бешеная. Каждый заметил, что стоило ему подумать о каком-нибудь знакомом месте, как он тут же изменял направление полета и несся туда, а не куда изначально хотел. «Да, действительно, надо быть поосторожней в мыслях!» – решил каждый из них и стремительно направился по ранее избранному маршруту.

Время потеряло свое значение. Никто не мог сказать, сколько они пребывали в этом состоянии, находясь подле близких им людей. Но, когда каждый снова услышал голос Милалики, решили, что не долго. Великолепный полёт был проделан в обратном направлении, и они открыли глаза снова на загадочной Аль Кате.

Все заметили, что Милалика выглядела немного уставшей.

– Ну, вам удалось повидаться с близкими? – спросила она, будто бы ничего не знала.

– Да, спасибо. Это было потрясающе! Но не могли бы Вы пояснить нам принцип этого полета, если можно? – с восхищенной улыбкой заговорил Рогдар Корса.

– Я постараюсь. Только начинать надо с самого начала. С того, что для вас, опять-таки, нереально.

 

VII. УДИВИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ АЛЬ КАТЫ. ПОСВЯЩЕНИЕ.

– Конечно, я могу просто показать вам историю моей планеты, но это будет не совсем то. Вы, наверное, уже определили, что по возрасту наши планеты, практически, ровесницы, – начала рассказ Милалика.

– Аль Ката немного постарше, – заметила Нетти Скари.

– Да, это правда. Но несколько сотен тысяч лет не возраст для планеты. И, тем не менее, есть большая разница в развитии наших цивилизаций. Ход нашей истории был цикличен. Мы несколько раз начинали все заново и губили созданное. Погибли несколько цивилизаций, бывших на вершине технического прогресса. На грани гибели была очередная, потомками которой мы и являемся.

Много тысяч лет назад было остановлено последнее вредоносное предприятие. А, как вы заметили, наши космодромы выглядят так же, как ваши сейчас.

– Послушайте, Милалика, но ведь ваши производства, практически остановлены. Как же массовое производство одежды, обуви, аппаратуры для развлечений и облегчения быта, робототехника, компьютеры, связь, хотя, она при ваших способностях, действительно излишня? Но все остальное необходимо. Пища, например. От еды-то вы же не могли отказаться?

– Так много вопросов. Давайте по порядку. Ну, во-первых, компьютеры у нас есть, причём, извините, совершеннее ваших. Во-вторых, производство остановлено не всё, как вы верно заметили, а только вредное, как я уже сказала. Мы могли бы остановить предприятия и заводы, но специально не стали этого делать. Они что-то вроде наглядных музейных экспонатов, живая история планеты. Кроме того, производимой продукцией любят пользоваться любители антиквариата и люди занятые решением важных глобальных проблем, которым не интересно тратить энергию и время на создание предметов посредством мысли. Да-да, при помощи мысли. Мы можем не только аннигилировать предметы, но и создавать их из «воздуха». Причём любые предметы, в том числе и пищу, как это делали великие люди нашей планеты. Кстати, их судьбы тоже были схожи. С рождением одного из них началось новое летоисчисление, а его учение зародило новую религию. Другой же жил на самом рубеже нашего перехода к новой жизни, к новому пониманию, и бесконечным творением «чудес», заставил людей поверить в свои «сверхвозможности». Теперь это умеют все. Вот смотрите, – Милалика вытянула руку, сделала едва заметные вибрационные движения и над её ладонью стало заметно мягкое свечение, которое, постепенно мутнея и утрачивая прозрачность, превратилось в серебряное блюдце. Затем, она снова сделала то же движение, и всё повторилось. Только на сей раз, уже на блюдце, появилось красивое яблоко, потом другое, третье и так по количеству гостей.

– Угощайтесь, они съедобные и не менее полезные, чем те, что висят на дереве в саду. Я давно занимаюсь растительным миром, и досконально изучила его. Эти плоды точная копия натуральных. Я лишь немного увеличила содержание витаминов и других, полезных для вас веществ, не достающих в вашем организме в данный момент.

Гости с удивлением смотрели на яблоки и кто решительно, кто не очень, приняли угощение. Покушав, они одобрительно покачивали головами, а Милалика продолжила разговор.

– Похоже, я немного отвлеклась. Итак, человечество успешно постигло смысл жизни. Произошла духовная революция.

Конечно, не всё так просто, как может показаться. Мы тысячелетиями шли к этому пониманию. Мы технически развивались, но, в отличие от вас, не забывали о духовности. Эти две очень разные ветви развивались параллельно. Их представители враждовали между собой, спорили, доказывали, даже проливали кровь. А потом, как-то неожиданно для всех, эти две ветви сблизились. Ученые стали находить доказательства тех «безумных» идей, которые звучали из уст, идущих по пути духовного развития. Интерес возрастал и у тех, и у других. Ученые стали проводить эксперименты, опыты, исследования. Этот процесс захватывал всё большее и большее число жителей планеты. Духовное развитие стало превосходить научное и техническое. Простые люди начали «творить чудеса», наподобие тех, которые я показывала вам. Все просто заразились желанием научиться делать то же, что и они. Наконец, таких чудотворцев стало так много, что это вышло на правительственный уровень.

К тому времени все страны на планете уже были объединены экономически и политически. О военных конфликтах, конечно, не было и речи, эта проблема давно была преодолена. Мы шагнули далеко в космос в поисках братьев по разуму. Многие люди утверждали, что инопланетяне давно присутствуют у нас, но не заявляют о себе, так как мы малоразвиты. Другие же, напротив, боялись нас. Никто не мог предоставить реальных доказательств, и мы продолжали их искать, бороздя космос. Когда же свершилось коллективное просветление, всё стало очевидным. Мы установили контакт со многими цивилизациями, которые были интересны нам, и которым было чему поучиться у нас.

Овладев техникой полёта вне тела, у нас просто отпала необходимость во всех этих громоздких приспособлениях. Люди занимались тем, что им действительно нравилось. Мы достигли высшего уровня развития через духовность. Вы же игнорировали этот путь и далеко ушли от истины. Мне очень жаль, что вами затрачено столько сил, времени на ложные учения. Что целью всей вашей жизни стало удержать жизнь в теле. Как это тяжело и обременительно…

– Но, дорогая Милалика, – прервал ее Скори, – разве гибель тела не означает …

– «Сури»? – закончила фразу Милалика.

– Да, именно.

– Нет. Вы сейчас живы? – спросила она.

– М-да, – неуверенно ответил он.

– А ведь мы с вами покидали тело, когда летали на вашу планету, – она замолчала и внимательно посмотрела на каждого, улавливая их замешательство. Затем продолжила: – Я отделила ваш дух от тела и пронесла через всю Вселенную, а вы даже и не почувствовали этого. Напротив, вам было хорошо, вы почувствовали легкость, свободу, не так ли?

– Верно, это было именно так. Но не гипноз ли это был? – спросил Рогдар.

Милалика весело засмеялась:

– Не буду оспаривать вас. Давайте только напряжем память. Вспомните детство, далёкое, беззаботное детство. Вам снились сны? – все дружно закачали головами, – Хорошо. А вам снилось когда-нибудь, что вы летаете?

– Да, да! – оживился Наркачи, – Я всегда вспоминаю эти сны!

– Больше никто не помнит? – с улыбкой обратилась она ко всем.

– Мне тоже снилось такое, – сказала Нетти.

– И мне, – пробасил Рогдар.

Остальные тоже присоединились.

– Тогда вы меня ещё не знали, ведь правда? Но сны-то были! Тогда вы ещё помнили себя бестелесными, но потом вам говорили, что это всё выдумки, и так убедили, что иного вы себе и представить не могли. Сны стали приходить реже, а материальные мысли чаще. Вас начали готовить к вечной жизни в теле: пугать болезнями, вирусами, смертельными ранами, самой смертью. «Только тело и сознание – вот всё, чем вы владеете,» – говорили вам. И вы верили, потому что так и было на вашей планете. Вы верили в то, что вы видели. Вас так учили, иного вы не знали. Вам предстоит изменить сознание и научиться сначала верить и уж потом видеть результаты этой веры. То, чему научились мы. Вам придется поверить, что вы – это не только тело и сознание, но и душа. В первую очередь душа – бессмертная душа, свободная душа, огромная душа! Душа, которая включает в себя тело и разум, сознание, подсознание и сверхсознание. А ваше тело – это лишь листок на дереве: лист опадает, но дерево живет!

Вот теперь мы подошли к главному вопросу в нашей беседе. Скажите, есть ли у вас версия сотворения мира, только не научная, а из области фантастики, сказок, легенд, мифов? Что-то подобное у вас есть?

Сайли кивнула головой:

– До нас дошли мифы древнего мира, о том, что есть величайшая женщина-мать по имени Альсаита, которая живет в глубокой тьме. Она создала наш мир вместе с планетами и всем, что есть на них. Это очень примитивный рассказ о сотворении мира, с противоречащими науке доводами. Мы уже очень давно не используем его в начальном обучении, чтобы не забивать голову детей ненужной информацией.

Милалика грустно покивала головой и произнесла:

– Жаль, очень жаль. Это осложнит дело. Но ничего, все преодолимо. В нашей истории есть понятие – религия, то есть, учение, в основе которого лежит вера в Бога. Бог – это создатель всего. Еще его называли Высший разум, Вселенский разум, Творец, Создатель, Яхве, Аллах и так далее. Каждый верил в своего Бога, пока все не сошлись в одном – как его не назови, он все равно один. Это было революционное решение, которое далось нашей цивилизации с трудом, но зато каковы последствия!

Но вернемся к основной теме, а то я отвлеклась. Итак, Бог. Вычеркнув его из своей жизни, Вы лишились объёмности и перешли к изучению плоского материального мира. Что привело вас к зацикливанию на бессмертии тела. А это, в свою очередь, погружало вас всё больше в материализм. Не сомневаюсь, что некоторые исследования были прекращены, так как вы не могли найти им научного объяснения. Что скажете, Наркачи?

– Вы правы. Некоторые физические явления так и остались необъясненными. Мы их откладывали до лучших времен. К примеру, мы так толком и не разобрались, что такое сны и что заставляет электроны двигаться.

– Или кто.

– Вы хотите сказать, что был кто-то, кто все это придумал, и этот кто-то был Бог?

– Или Альсаита. Или они вместе, или Оно одно. Или мы все…

– Мы все?! О чем Вы говорите? – осторожно переспросил Наркачи.

– Что Вы и я, и все, кто здесь, и все, кого здесь нет, являемся частицей того большого невидимого Творца, который создал всё это. Ведь кто-то же наделил нас жизненной энергией? Кто, если не тот, кто нас создал?

– Это справедливо, – согласился Наркачи, – Но это возврат к религии. А религия, в частности та, которая была на нашей планете, заставляет поклоняться высшему существу, принося ему жертвы, лишает его воли, свободы, ставит невыполнимые условия и запреты. Это примитивно, я не могу принять этого, впрочем, со мной согласятся все.

– И правильно сделают. То, о чем говорите Вы, было первыми шагами в понимании мироустройства. А мы с вами современные люди, которые покорили космос и не встретили ни седого старца на облаках из наших легенд, ни красавицы Альсаиты, ни кого бы то ни было еще. Это все интерпретация истинных знаний. Искажение информации при устной передаче. Но мы также понимаем, что есть что-то, что удерживает этот мир, какая-то энергия. Вот она-то и есть то, что мы почитаем, любим, уважаем, восхищаемся, используем, дарим, наслаждаемся. Это великое безграничное сущее, источник всего видимого и невидимого. Когда вы осознаете это, все вопросы найдут ответы, всё станет очевидным, закономерным, теории найдут подтверждения, исчезнут страхи. Тогда вы поймёте, что смерти не существует. Есть только бесконечная жизнь с многообразием форм.

– Вы предлагаете нам умереть, чтобы соединиться с тем источником, из которого мы пришли? – обеспокоено спросил Рогдар.

– Нет, нет и нет! Я свободный человек и уважаю свободу всех живых существ. В своё время вы сбросите своё тело, как дерево осенний лист. Но это будет в своё время, когда вы захотите. И я говорю здесь не о смерти, а о жизни, свободе, бесконечных возможностях. Каждый из вас может сделать свой выбор, а, выбрав, передумать и сделать новый выбор! Всё возможно, нет предела совершенству! – закончила речь Милалика.

 

VIII. ОБРАЩЕНИЕ.

– Это просто потрясающе! Это прорыв! Я всё понял! Я хочу действовать! – кричал восхищенный Наркачи, – Научите меня, Милалика! Друзья, нам нужно срочно вызвать капитана! Он прекрасный человек, он достоин этого знания! Мы должны донести эти знания всем. Все должны узнать, что мы заблуждались!

– Успокойтесь, коллега, – пыталась образумить его Лейти, – Нам нужно поговорить, Милалика. Вы позволите?

– Конечно,  – ответила она и скрылась в доме.

– Хотя, к чему уединяться, если она и так все знает? – иронично заметила Лейти и улыбнулась, – Наркачи, что Вы хотите сказать капитану?

– Чтобы он срочно прибыл к нам. Нет, чтобы все спустились на планету.

– Чем Вы объясните ему эту срочность? – продолжала нейропсихолог.

– Мы объясним ему всё здесь, на месте.

– Но чтобы экипаж в срочном порядке спустился на планету, нужны веские основания. Какую причину вы можете назвать?

– Чудеса, которые являются закономерностями, и которыми мы сможем овладеть! – восхищённо воскликнул учёный.

– Скори, Вы солидный ученый, имеющий звание, правительственные награды за выдающиеся открытия. Вам не одна сотня лет. Неужели Вы полагаете, что, услышав Ваш аргумент, капитан безоговорочно поверит в то, что Вы сейчас сказали – «чудеса»?

Наркачи задумался. Аргумент был не то что неудачным, а совсем никуда не годным. А в свете недавних событий капитан мог решить, что у учёного помутился рассудок. Но что-то надо придумать, чтобы капитан присоединился к ним, тогда дело не встанет и за экипажем корабля. И тут Наркачи осенило:

– Я знаю!

– Знаете что? – спросила Лейти в один голос с Рогдаром Корсой.

– Я знаю, какой аргумент привести капитану, чтобы он с экипажем спустился к нам. Мы скажем, что узнали о сроках ликвидации корабля на орбите планеты, и что попытки улететь бесполезны. Единственный выход – это срочная эвакуация экипажа. Как идея?

– Неплохая, – покачивая одобрительно головой, сказал Корса, – Но не надо так торопиться, у нас есть время. Нам пока нужно самим разобраться во всем. Все настолько убедительно, но в тоже время так нереально, так противоречит нашим убеждениям.

– Ничего не противоречит, поверьте мне! – горячо вступился за новые знания Наркачи.

– Вы уж извините, коллега, но в последнее время Вы так часто меняете свои убеждения, что мы уже сомневаемся, стоит ли вам доверять.

– На сей раз – да! Кроме того, разве я ошибся, предположив, что объекты, попавшие на орбиту планеты, каким-то образом аннигилируются? А в том, что эта планета преподнесёт нам массу сюрпризов? Нет, друзья, ваш коллега ещё не сошёл с ума.

– Согласна, – отозвалась Лейти, – Но согласитесь, что в последнее время Вы через чур эмоциональны. А Ваша реакция, порой, бывает неадекватной.

– Ваша правда. Но поймите и Вы меня. Я тысячи лет изучал одно, делал открытия, а тут всё опровергли в один момент, при этом привели неопровержимые доводы с демонстрацией примеров. Такое ни один разум не выдержит.

– Так значит, Вы абсолютно уверены, что это возможно, что это реальность, а не какой‑нибудь хитроумный фокус? – уточнил Корса.

– Да, командир, я абсолютно уверен. Теперь я могу это гарантировать.

– Что ж, тогда, действительно, необходимо убедить капитана присоединиться к нам. Но не сейчас. Пока я доложу ему, что у нас всё в порядке, – Корса набрал код связи и услышал взволнованный голос капитана:

– Корса, что там у вас случилось? Почему так долго не выходили на связь?

– Всё в порядке, капитан. Просто мы увлеклись исследованиями и пропустили сеанс связи.

– Сеанс?! – взревел капитан, – Вы пропустили два сеанса! И что Вы там могли такое исследовать, что нарушили мои указания?! Вы выпугали нас не на шутку! Мы уже подготовили спасательную группу! До сих пор на корабле не снят режим чрезвычайного положения.

Корса встрепенулся и окинул взглядом присутствующих, те вопросительно посмотрели на него. Такое мероприятие означало начало операции по спасению погибшей разведгруппы. Но почему они решили, что группа погибла? Этот вопрос и задал командир группы:

– Но почему, капитан?

– Пять часов назад по местному времени наши датчики показали, что жизненные функции ваших организмов замедлились и практически прекратились на целых десять минут! Теперь потрудитесь объяснить, что это значит?!

Корса покачал головой. Вся группа многозначительно переглянулась. Хорошо, что сеанс был не визуальным. Было бы трудно объяснить капитану эти многозначительные взгляды и кивки. Впрочем, объяснить что-либо было и так тяжело. Корса решил соврать, впервые за всю карьеру:

– Капитан, повторяю – с нами все в порядке. Возможно, что-то неладно с датчиками.

– Датчики в порядке, мы проверяли.

– Ну, не знаю, может, какие-то помехи. Эта планета полна загадок.

– Ладно. Что там у вас еще?

– В общем, пока ничего.

– Что?! – возмутился всегда сдержанный и уравновешенный капитан, – Вы там что, заболели все каким-то вирусом глупости и безответственности? Вы мне докладываете, что пропустили сеансы связи, потому что увлеклись исследованиями, а теперь говорите, что у вас «пока ничего»! Думается мне, что я сам должен высадиться на эту планету. А о вашем поведении я буду вынужден доложить в Агентство. По возвращении. Если вы не осознаете своей вины и не загладите ее доблестным трудом во благо цивилизации, – свел на нет свои угрозы самый лучший капитан в Агентстве.

Члены группы довольно улыбнулись. Они понимали, что не правы, и понимали состояние капитана, переживающего за доверенных ему ценных людей.

– Капитан, Ваша версия с присоединением к нам имеет смысл. Мы и сами хотели предложить Вам прилететь сюда.

– Это еще зачем?

– Есть некоторые соображения.

– Какие еще соображения? Что Вы  там еще придумали?

Корса решил действовать по плану, предложенному Наркачи. Его сомнения по поводу ложности теории Милалики тоже развеялись, когда капитан сообщил о показаниях датчика, впрочем, как и у  всей группы. Тогда не было смысла тянуть с посвещением в нее капитана и, затем, всего экипажа корабля.

– Капитан, Наркачи смог выяснить, через какой период времени орбита очищается от мусора. Это время неумолимо близится. Объяснять все детали по сеансу связи будет слишком длительно. Осмелюсь предложить Вам присоединиться к нам и совместно обдумать план по эвакуации всего экипажа корабля, а так же дальнейшие действия.

Повисла напряженная тишина. Затем раздался спокойный голос капитана:

– Раз так, то не вижу смысла высадки. Мы свернем исследования и вернемся домой. Там разработают новый план действий.

– Прошу прощения, капитан, но это невозможно, – прервал его размышления Корса.

– Это еще почему?

– Корабль обречен… Даже если мы улетим отсюда, то по дороге корабль все равно разрушится. Процесс уже начался и его не остановить. У нас нет выхода, капитан. Все дело во времени.

– Сури унвар удо ката! – страшно выругался капитан, – Я чувствовал, что эта сказочная планета доставит нам массу хлопот. Слишком уж она хороша. Что ж, ладно, я прибуду к вам. Но захвачу с собой Ларни, пусть проверит вас. На всякий случай.

– Захватите и Гардера.

– Ладно. Сколько у нас времени?

Корса вопросительно взглянул на Наркачи. Тот показал три пальца одной рукой, а другой описал круг. Корса кивнул:

– Порядка трех местных суток.

– Хоть что-то приятное.

– Капитан, – робко обратился Корса.

– Что-то еще?

– Я, конечно, не могу настаивать, но пока не сообщайте об этом в центр.

– Почему?

– Мало ли, может, все обойдется, а мы поднимем тревогу. Это не сделает нам чести.

– Хорошо, Вы правы. Завтра в четыре тридцать я буду у вас. А сейчас мне нужно подготовиться. Конец связи.

Корса отключил передатчик и обернулся к коллегам.

– Браво, командир! – воскликнул довольный Наркачи, – Высший класс!

– Скори, где Вы набрались таких выражений? – иронично подметил Корса.

– Я расширил словарный запас местной лексикой, – горделиво парировал Наркачи.

– Вы все слышали, что сказал капитан по поводу показаний датчика? – спросил Корса.

– Да, – ответил за всех Наркачи, – Это подтверждает теорию Милалики. Мы были вне наших тел. Мы их покинули, но не умерли! Это переворот!

Корса посерьезнел и озабоченно произнес:

– А как мы будем объяснять все капитану?

– Я думаю, нам надо попросить Милалику. У нее это получится лучше всех, – предложила Лейти.

– Правильно, – подхватил Наркачи, – она сможет!

– Только согласится ли она? – засомневалась Сайли.

– С чем? – раздался рядом голос Милалики, – Надеюсь, я вам не помешала? Просто я почувствовала, что стала причиной  какого-то замешательства, и поспешила устранить его.

– Вот и хорошо, Вы как раз очень вовремя, – Корса приветливо улыбнулся, – Впрочем, Вы всегда все делаете вовремя. У нас к Вам большая просьба, Милалика.

– Я слушаю.

– А разве Вы не знаете? – лукаво спросила Лейти.

– Нет. Вы решили, что раз я могу так много, то постоянно за всеми подслушиваю и подглядываю? Нет. Я простой человек. Мне не чуждо понятие порядочности, я уважаю личную жизнь всех и каждого. А свои умения применяю только в случаях необходимости. Так что там у вас?

– Мы решили посвятить капитана в знания, которые Вы нам дали, – начал Рогдар, – Но объяснить так, как это делаете Вы, да еще подтвердить слова примерами, мы просто не сможем. Не могли бы Вы помочь нам?

– И это все? Конечно, я помогу вам, с удовольствием. Открывать истину другому такая радость. Не так ли? Вот и у вас появилось желание поделиться полученным знанием. Но это только начало. Что будет с вами, когда вы овладеете ими сполна, да еще научитесь применять их на деле?! Вас захлестнет волна радости и счастья, вас будет распирать желание открыть миру глаза! Вы станете вестниками истины. Но, увы, не все будет гладко и ровно. Кто-то не поймет вашего восторга, ваших слов. Но это будет неважно. Процесс преображения уже начался и его не остановить.

– Милалика, Вы… Вы… – Наркачи силился подобрать эпитет, которым можно было охарактеризовать ее сущность, – простите, но я так мало знаю ваших слов, что не могу подобрать нужного, чтобы выразить Вам свое восхищение и восторг. Вы – Величайшая!

Она по-доброму засмеялась.

– Спасибо, Скори, вы очень любезны. В нашем языке есть столько прекрасных слов, которыми можно выразить восхищение человеком. Я научу Вас им, чтобы Вы могли говорить их своей избраннице.

– Скажите хоть несколько, – с нетерпением мальчишки настаивал ученый.

– Например, «Вы божественны!».

– Как красиво! Я не додумался. Это сравнение человека с Богом?

– Да. Это одна из высших похвал. Хотя, раз мы произошли от него, то, естественно, что в нас есть его частица, а значит, мы тоже являемся Богами.

– Вы столько нам дали информации, что я теперь точно не усну несколько ночей к ряду, силясь понять сказанное. Не только понять, но принять. Начать жить в соответствии с этими знаниями. Научиться управлять своими потаенными ресурсами. Это просто … Божественно! Какая удача, что мы повстречались с Вами.

– Спасибо. Но даже если бы мы не встретились, вам все равно бы дали эту информацию. Просто пришел срок и вы прилетели к нам. Это закономерно. Вы потом сами это поймете. Ну а то, что вы попали именно к нам, это к сыну. Он так хотел познакомиться с вами поближе, что не удержался и спланировал эту ситуацию. Вы, уж, его простите. Он слишком эмоционален и любопытен.

– Вот это да! – воскликнул Скори, – Нужно срочно подружиться с этим талантливым человеком. Может, он даст мне несколько практических уроков?

– Это он с удовольствием! – весело засмеялась Милалика, – К тому же через несколько часов придет мой муж, а он тоже очень любит заниматься обучением. Так что учителей хватит.

Все дружно, весело смеялись. Обстановка значительно разрядилась. У пришельцев появилось какое-то новое, ранее не ведомое чувство. Им было легко рядом с этой женщиной, спокойно, приятно, уютно. Они почувствовали себя по-настоящему дома. Их охватило чувство родства с этими совершенно чужими и незнакомыми людьми. Казалось, что они знакомы больше, чем вечность.

Аль Ката…  Удивительная, прекрасная планета! Счастье, что они нашли ее. Теперь все у них наладится, все пойдет по-другому. Исчезнет страх перед сури и беспокойство за жизнь. Теперь они смогут просто жить! В покое и радости. Не думая о захвате планет, ради выживания, во что бы то ни стало.

 

ЭПИЛОГ

Веземос с видом профессора инструктировал Скори Наркачи в оживлении бабочки:

– Опять Вы сомневаетесь! Ох, уж эти мне ученые! Все-то вам надо объяснить с научной точки зрения. Нет, чтобы сначала поверить, а потом уж, если так необходимо, найти объяснение. Ну что может быть легче оживления бабочки? Требуется минимум энергии. Так, все начинаем сначала, – очень серьезно говорил мальчик.

– Нет, ты только посмотри, какой у нас сын, Милалика, – задорно смеялся Велмаст.

– Да-а. Но педагогом он точно не будет, у него нет твоей выдержки, дорогой, – заметила мужу Милалика.

– Зато, он очень быстро все постигает.

– Это верно. Ладно, какие у тебя результаты?

– Все идет очень хорошо. А вот и Картеро, он тебе сам скажет.

– Что именно? – спросил капитан Соркари.

– Да вот Милалика интересуется, какие у нас результаты.

– Ах, это. Думаю, хорошие. Весь экипаж уже освоил визуализацию. Есть и результаты позначительнее. Спасибо вам, друзья, – сменив тон, с улыбкой проговорил капитан, – Вы изменили всю нашу жизнь. Теперь все стало на свои места, обрело истинный смысл. Думаю, нам нужно поскорее возвратиться домой.

– Вы опять за свое, Картеро? – вмешалась Милалика, – Мы же договорились. То, чего вы достигли, это только начало пути. А вам нужно достигнуть, хотя бы половину нашего уровня, чтобы действовать наверняка, чтобы быть убедительными, чтобы суметь продемонстрировать освоенное.

– Но я переживаю за вас. Мы не делали сообщений уже несколько месяцев. К нам на помощь могут выслать боевой корабль. Что тогда станет с вами, с планетой?

– Картеро, успокойтесь. Пусть прилетают, мы их встретим с радостью. Вы забыли, какой силой мы обладаем?

– И верно, забыл. Ну и напугали же вы нас тогда, надо признаться. Да, даже если и прилетят, то реакция будет та же. К тому же и мы уже кое-что можем, поможем вам.

Милалика и Велмаст по-доброму рассмеялись:

– Ах, Картеро, когда же Вы привыкните к нашей жизни и поймете, что не все измеряется количеством и силой?

– Простите, но это, действительно, сложно. Со временем мы привыкнем.

– Да не стоит извиняться. Мы вас понимаем. Это и, впрямь, тяжело. Но надо отдать должное, вы справляетесь просто прекрасно. А посмотрите на эти замечательные пары, – Милалика взглядом указала на прогуливающихся, – Вы подобрали отличный экипаж, капитан. Никто не остался без спутника.

– Да, как-то так получилось, – словно извиняясь, ответил капитан Соркари и заметно погрустнел.

– Ну-ну, не место грусти, – Велмаст дружески похлопал Картеро по плечу, – Я понимаю Вас: Вы скучаете о своей семье. Это поправимо: сегодня же «слетаем» к ним, согласны?

Картеро по-детски оживился:

– Правда? Вот спасибо, Велмаст! Я, действительно, так по ним соскучился.

– Все будет хорошо, Картеро. Нет ничего невозможного для человека. Совсем скоро Вы это поймете.

К беседующим подошли несколько пар,  в числе которых были все члены разведгруппы.

– Мы уже отдохнули и готовы к продолжению занятий, – доложил Рогдар.

– Отлично! – потирая руки, задорно сказал Велмаст, – Приступим к следующему уроку, друзья мои. Веземос, сынок, ты не поможешь нам?

– Через несколько секунд, пап. У Скори уже получается.

Велмаст, улыбаясь, повернулся к капитану:

– Было бы удивительно, если не получилось.

Все дружно и весело засмеялись. Из зарослей раздалось радостное «Ура!» в исполнении двух голосов – мужского и детского. А через мгновение из тех же кустов появились виновники шума – Наркачи и Веземос. Кто из них был счастливее, трудно определить. Оба наперебой кричали:

– Смотрите, у меня получилось! – вопил Наркачи.

– У него получилось! У нас получилось, мама, папа!!! – прыгал от восторга Веземос.

Наркачи вытянул левую руку и показывал другой на сидящую живую бабочку, машущую красиво окрашенными крылышками.

– Вот! Я оживил ее! Она была мертвой, а я оживил, скажи, Веземос! – глаза Скори светились радостью.

– Это правда! – подтвердил малыш.

– Мы гордимся тобой Скори, – величественно сказал капитан Соркари.

– Капитан, – на глазах Скори появились слезы, – я благодарен Вам за все. А главное за то, что Вы включили меня в состав этого экипажа.

– Я тоже этому рад, Скори. Вы достойный представитель нашей планеты.

– А помните, капитан, я сказал, что эта планета преподнесет нам много сюрпризов? Ведь я был прав.

– Мы все это признаем, Скори. Аль Ката – прекрасная и загадочная планета.

– Это точно. А мы до сих пор не знаем, как на вашем языке звучит ее название, – обратилась Сайли к Милалике.

– ЗЕМЛЯ.

– Земля, – эхом повторила она, – Значит, вы – земляне.

– Да, мы земляне.

 

СВЕТЛАНА ЯКУНИНА

11.02.2003г.–16.03.2003 года.

(5.04.2003 года.)

 

Словарь

Аль Ката – Прекрасная Планета

Галоколпак и лазерография – вид маскировки предметов под окружающую среду при помощи голограммы

Дольдиасай – Великая Галактика

Импульсопередатчик – прибор, позволяющий его владельцам общаться беззвучно, передавая мысленные импульсы на расстоянии

Квадор – единица измерения, равная  ≈2 км

Сади Ката  – Большая Планета

Сканографил – снятый сканирующим устройством графически объемный видеофильм, передающий всю палитру красок, рельеф местности, стереозвук  и запахи. Размер картинки может меняться по желанию смотрящих.

Суадольдиа – планета визитеров в созвездии Гончих псов, переводится,  как Величественная Мать

Сури унвар удо ката! –  ругательство, которое можно перевести, как “Черт бы побрал эту планету!”

Теплодатчик – прибор, определяющий наличие теплокровных существ на расстоянии

Терикента – не лекарственный препарат, предназначенный для погружения в глубокий сон команды межпланетных кораблей на время их полета в межгалактических путешествиях, позволяющий максимально расслаблять и сохранять при этом все функциональные способности организма, исключая фактор старения.

Фолипайлы – доисторические птицеподобные существа с крыльями, но более грубым оперением, чем современные виды

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top