online

Мозаика Еревана. Старая крепость Еревана и дворец сардара

Мозаика ЕреванаПортал «Наша среда» продолжает публикацию глав из книги Эдуарда Авакяна «Мозаика Еревана». Благодарим переводчика книги на русский язык Светлану Авакян-Добровольскую за разрешение на публикацию.

На территории Еревана с древних времен существовали крепости и крепостные постройки. Ученые предполагают, что так называемая крепость Зали-хана, построенная в 1579 году, поднялась на месте старой, оставшейся со времен Араратского царства. Старая Ереванская крепость отделялась от собственно города большой площадью. С трех сторон ее были крепостные стены, а четвертая оставалась открытой на обрывистом берегу реки Раздан. Скалистая стена, 15-20-метровой высоты, спускалась к берегу Раздана, делая крепость неприступной. На тяжелых крепостных стенах имелись 50-60 башен и бастионов, земляных, хотя в отдельных местах встречались и каменные, тесаной кладки (на них использовались камни разрушенных церквей).
Крепостные стены тянулись в два ряда, а за ними — широкий и глубокий ров, который во время войн заполнялся водой и становился серьезным препятствием.
В старой крепости имелось два входа: «Баби ширван» и «Таврез Гарбуси». На воротах был изображен персидский воинский знак: лев Ширин и изображение солнца Хуршиди. Во дворце сардара имелась потайная дверь, которая открывалась только во время войны.
Старая крепость несколько раз разрушалась во время османских нашествий и землетрясений. Но каждый раз восстанавливалась и всегда славилась своей силой и неприступностью. В период завоевания Закавказья русскими войсками на протяжении нескольких лет делались попытки ее захвата. Удалось это только во время третьего похода. Вот как описывает Хачатур Абовян Ереванскую крепость в своем романе «Раны Армении»: «На каменистом утесе, закинув голову вверх и, как некий тысячеглавый демон, равнодушно озирая окрестности, высится ереванская крепость — тысячелетняя, древняя, дряхлая, с четырех сторон окруженная рвом и укрепленная башнями, с целым ожерельем острых зубцов поверху, с двойным поясом стен, толщиною в пять гязов. Одной ногой оперлась она на Конд, другой — на Дамир-булах…»
Старой ереванской крепости уже давно нет. Нет и дворца сардара. На их месте высится винный комбинат «Арараттрест». А для представления той далекой старины нам остались воспоминания Ж. Шардена, который посетил Ереван в 1673 году, и писал: «Ереванская крепость представляла маленький город: была она овальной формы, четыре тысячи шагов по окружности, восемьсот домов, все персидские. Крепость окружена тремя рядами зубчатой ограды, построена из необожженного кирпича, а может только земляная».
Действительно, старая крепость Еревана была городом в городе. И как всякий город имела свой мейдан (площадь), окруженный рядами магазинов. Торговлю здесь вели в основном армяне. Они входили в крепость рано утром, торговали весь день, а к вечеру уходили из крепости, ворота которой на ночь крепко запирались.
В крепости были две мечети. Одна, построенная в период владычества османов, во время Раджаха-паши, и вторая — последним сардаром Еревана Гусейном-ханом, называвшаяся «Абасс-Мирза джами».
Одной из важных построек крепости была баня, собственность гарема сардара, внутри вся облицованная мрамором, в центре находился большой бассейн.
М. Тагиадянц в своих воспоминаниях свидетельствует, что в крепости было замечательное строение — арсенал сардара. Его построил известный армянский архитектор по имени Карапет.
Но самым знаменательным и красивым строением крепости, конечно же, был дворец сардара. Построили его во время правления Махмад-хана сына Гусейн Али-Хана, и он представлял известный образец персидской архитектуры, особенно его «Шушабанд айван» («Зал с витражем» из разноцветного стекла).
Известный путешественник Г. Линч писал, что этот зал «Шушабанд айван» был своеобразным местом отдыха, где сардар обычно проводил свой досуг. Отсюда открывался прелестный вид на реку, тенистые сады, простор долины, огромную вершину Масиса вдали.
«Шушабанд айван» полностью от арки до потолка был изукрашен осколками зеркала различной величины и формы. Солнечные лучи, врывающиеся из окон, блестели и переливались в этих зеркалах подобно радуге тысячами бриллиантов. Зеркальными осколками были выложены карнизы, окна с цветными витражами. Потолок расписан цветами — розами и букетиками ириса. На стенах висели восемь больших картин, на которых были изображены: сардар Гусейн-хан, персидский богатырь Паремузи, шах Фат-Али, его сын Абас-Мирза, брат сардара Гасан-хан и богатыри Ростом и Зограб. Большое впечатление производил на посетителей огромный фонтан в центре «Шушабанд айвана», из цельного куска белого мрамора. Вокруг фонтана лежали яркие персидские ковры. У стены, на небольшом возвышении, на шелковых мутаках во время приемов возлежал сам сардар. Здесь он любовался грациозными танцами нежных девушек, курил кальян, погружаясь в раздумия…
Известный русский писатель А. Грибоедов дважды в Ереване посещал дворец сардара. Отсюда, из столицы армянской, писал он письма друзьям, описывал свою жизнь в Ереване. В этих письмах много интересных свидетельств о сардаре Гусейне-хане Каджаре, старой ереванской крепости, дворце сардара. Грибоедов рассказывает, как по узким проулочкам они долго добирались до дворца, который оказался, действительно, большим и прекрасным. Пол был устлан разноцветными коврами, весь парадный зал украшен японскими безделушками; вдоль другой стены — картины, рассказывающие о подвигах Рустама.
Интересно и то, что годы спустя, в 1827 году, после взятия русскими Еревана, в этом «Шушабанд-айване» во дворце сардара силами русских ссыльных офицеров в присутствии автора А.С. Грибоедова состоялось первое представление бессмертной комедии «Горе от ума». Об этом сегодня гласит надпись, которую можно прочесть там, где когда-то находился дворец сардара.

 

Эдуард Авакян

Продолжение

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top