online

Спектакль окончен, но жизнь продолжается

ПGrigory_Harutyunyan-Khudozhniki-coverортал «Наша среда» продолжает публикацию книги Григория Арутюняна «Художники. Судьбы. Музы. Биографические данные, эссе». Благодарим автора за возможность публикации.

Спектакль окончен, но жизнь продолжается
ЕЩЕ РАЗ О ДЁМИНЕ, ЛЬВОВИЧЕ И ЛЮДМИЛЕ

demin_yuryВряд ли найдется в Армении кто-либо не наслышанный об известном на весь Советский Союз институте кардиохирургии им. А. Л. Микаеляна.
Многое можно узнать об Александре Львовиче Микаеляне и его времени из благодарственной, наполненной любовью книги: «Именем Микаеляна», написанной его супругой, ангелом хранителем и Музой в одном лице, профессором Людмилой Федоровной Шердукаловой, со студенческих лет связавшей свою судьбу с этим замечательным человеком и Арменией.

Недавно Людмила Федоровна обнаружила затерявшуюся в архивах супруга тетрадь с пьесой в стихах, посвященной пятилетию создания Института хирургии. Разобравшись в рукописи, конечно, не смогла остаться безразличной и решила опубликовать. Написать небольшое предисловие предложила мне.

Почему мне? Я не работал в вышеназванном институте; хотя тоже врач, однако не был лично знаком с Александром Львовичем, да и знакомство мое с Людмилой Федоровной не столь уж давнее. «Виновником» такого выбора оказался автор найденной рукописи — Юрий Демин. С ним мне посчастливилось близко дружить в последние годы его жизни. Они запомнились. Я писал об этом. Но вот опять новая, неожиданная информация от Юры в виде пьесы в стихах, — на более чем 30 страницах машинописного текста!

Пьеса опубликована малым тиражом Людмилой Шердукаловой, поэтому ограничусь лишь отрывками из моего предисловия, чтобы еще раз вспомнить Юрия Михайловича уже как автора пьесы и, конечно, в первую очередь, как Художника.

Воспользуюсь формой написания пьес и представлю:

Автор пьесы: «Семь сцен о сотворении нашего НИИ» — Юрий Демин.

Время действия пьесы: от сотворения Богом человека, до бесконечности (или же данного Всевышним скончания человеческого бытия).

Место действия: подножие библейского Арарата, Ереван, НИИ им. А. Л. Микаеляна.

Действующие лица:

Всевышний — Бог-Созидатель всего сущего.

Эскулап — бог — истинный целитель, максимально приближенный к Подобию.
Все, кто имел хоть какое-то участие в создании и работы НИИ. Ну, конечно, и без черта тут не обошлось.

Краткое изложение пьесы: создание Богом человека, наделенного всем необходимым для жизни, в первую очередь — сердцем, самым ранимым и важным из органов человеческого организма. Поэтому, Богом посылаются и избранные люди — настоящие Эскулапы, помогающие лечить эти сердечные раны. В числе избранных и А. Микаэлян, собравший вокруг себя единомышленников и создавший в Ереване институт хирургии сердца.
Итак, автор пьесы Юрий Демин.

Родился в довоенном Ереване, где и прошло его детство в атмосфере и специфике тех лет. Любознательность и попытки познать окружающий мир не знали у него границ. Этому способствовали и родители-медики, и бабушка с присущим ей добрым, мудрым православием, множество друзей, конечно школа, одноклассники, среди которых у него были и единомышленники, и достойные оппоненты.

Интересы Юры снежным комом набирали обороты: спорт, книги, музыка, театр, опера, балет, изоискусства, философия, античность, религия, биология, медицина, биохимия, — да разве перечесть всего!

Профессионально занялся биологией, биохимией (кандидат наук, более 150 опубликованных работ).

Александр Львович, создавая свой Институт, пригласил Демина заведовать лабораторией биологически активных соединений. Там он проработал то конца своих дней.

Но увлечения Юры были гораздо шире. В молодости — спорт (неоднократный рекордсмен республика по плаванию), театральная самодеятельность, музыка, литература, поэзия. Затем философия, изобразительные искусства, и, наконец, в совсем еще молодые годы, собственное творчество.

Он был Художник по рождению и не мог не рисовать. Рисунков его осталось немало. Он не мог не рифмовать и не писать стихов, эпиграмм, акростихов, — их тоже осталось немало. И в них весь Демин.

На любые злободневные вопросы в общественной жизни откликался и устно, и письменно. Это всегда выглядело здорово и талантливо. Но быстро увлекался другой темой, оставляя за собой недописанное, недорисованное, недосказанное. Он «чувствовать спешил». Ему не хватало времени издать хоть одну книжку, организовать выставку своих графических работ, хотя ему неоднократно предлагали это.

Он торопился просто жить, экспериментировать, наслаждаться жизнью.
К своей основной работе в институте у Юры было особое отношение. Это исходило и из его характера — ничего не делать спустя рукава, и из его отношения к создателю этого института Александру Львовичу Микаеляну или просто Львовичу, как все его называли. Не было ни одного дня при нашем с ним общении, чтобы, по тому или иному поводу, не рассказывал случаев из жизни института, где главным героем, обычно, оказывался Львович: настоящий тбилисец (где он родился), москвич (где учился) и ереванец (где жил, воплощая в реальность свои мечты).

Сам Львович и его супруга Людмила также были неравнодушны к искусству, особенно к живописи. Они дружили и поддерживали многих художников, покупая картины и навещая их мастерские с многочисленными гостями их Москвы и других городов Союза. Среди их друзей-художников были: Джотто и его верная подруга — тоже художница — Диана Уклеба, Рубен Адалян, Иосиф Каралов, С. Андраникян, Арко Багдасарян и др.

Пьеса Демина пронизана любовью, умом, гордостью за проделанное и предстоящее сделать. Написана не с целью показать поэтические способности, эрудицию, а выразить состояние автора в гуще этого события, которое не могло оставить Демина безучастным. Написал, передал Львовичу, и забыл, впереди — другая идея, другие планы, в большинстве связанные не с ним самым, а с друзьями, товарищами. Скольких он подбивал на различные научные и творческие начинания, переживая за них похлеще, чем за собственные! Могу удостоверить это на своем примере: Демин был «крестным отцом» издания моей первой книги «Русская икона в Армении», а ведь самое трудное в любом деле — решиться сделать первый шаг.

Юрий Демин ушел из жизни в одночасье, в конце 2005 года. Ушел на моих глазах, от разрыва брюшной аорты, полностью сознавая неминуемость, но и в том состоянии пытаясь провести свой последний, неподвластный смертному человеку эксперимент, чтобы найти выход и выжить.

Завершить это небольшое предисловие к пьесе хочу строками Юрия Демина:

Гениев не так уж много
родила природа-мать.
И они все дети Бога,
нам готовые отдать
разум, чувства, вдохновение
и волнение в крови.
Дай им Бог мучений меньше,
Озаренья и Любви…

А теперь, тишина…

Не забудьте отключить сотовые телефоны! Пьеса началась.

Спектакль окончен. Спущен занавес. Конец.

И тут же, как наяву, мне слышится голос автора, самого объективного критика, зрителя и активного участника своих сцен, произносящего излюбленную им фразу: «Ну, и что???!!!», — а в ответ следуют перефразированные в пьесе куплеты из песенки: «То ли еще будет…».

И, конечно, Демин не ошибается, — описанные им действия только начало пути детища Александра Микаеляна и его подвижников — Ереванского филиала ВНЦХ АМН СССР.

В 1992 году этот центр был переименован в Институт хирургии им. А. Микаеляна.

В это тяжелое для страны время после развала СССР и блокады Армении, институту удалось избежать разрухи. В этом была уже заслуга нового директора института, — хирурга, профессора Гамлета Тамразяна. К сожалению, после тяжелой болезни Гамлет Тамразян не так давно ушел из жизни.

Но, не перевелись еще истинные эскулапы, асы и боги своего призвания и судьбы! Они обязательно придут вам на помощь.

 

ГРИГОРИЙ АРУТЮНЯН

 

Продолжение

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top