online

«Синее небо кисти Сарьяна…»

Елена Николаевская

Виген Ахвердян. За каменной стеной

Виген Ахвердян. За каменной стеной

Восточное пристрастье

…Под солнцем – горы в белой дымке,

Под снегом – теплая земля,
И липы на Большой Ордынке,
И в Ереване – тополя…
…Нет, что ни говори, недаром,
Дыханья не переводя,
Сижу, с волнением и жаром
Стихи друзей переводя.
Как свет, как ощущенье счастья,
Вошло, как видно, в плоть мою
Вполне восточное пристрастье:
Все что увижу – то пою…
Живут в Армении армяне,
Грузины в Грузии живут.
В Москве в «Ромэн» живут цыгане,
Они танцуют и поют.
У молодых соседей – Надька,
Дочурка, ростом не видна.
И в Киеве, конечно, дядька,
А в огороде – бузина.
Один мой друг, явив отвагу,
Сказал мне, осушив стакан:
– Переводи, но не бумагу,
Прошу тебя, Елена-джан!

 

 

* * *

Когда вдруг говорят:
А если на край света? —
Я вижу Арарат,
И не ищу ответа
Где он, тот самый край,
Куда — сейчас! Не медля!
Тот край, где с милым рай, —
Что спорить — так ли, нет ли.
Край света…
Край воды
Магической, сладчайшей,
Край каменной гряды,
Поднявший в небо чашу Севана…
(Поспеши
Припасть и причаститься
К святыне…)
Край души,
Парящей, словно птица.
Край песен… Торжество
Пылающего лета.
А более всего —
Край света — света — света!
Свет с четырех сторон,
Не гаснущий веками,
Свет, льющийся, как звон,
На лозы, снег и камень,
Не знающий измен,
Не терпящий запрета…
… О будь благословен,
Край — и начало — света!

 

АРМЕНИЯ

Синее небо. Желтые скалы.
Яркого много,
Тусклого мало…
Лед родников и горячие камни.
Как далека ты,
Как ты близка мне!

В вихре столетий
Все здесь смешалось:
Солнце и ветер,
Жесткость и жалость.
В трапезе —
Сладость —
Горечь и соль,
На сердце —
Тяжесть,
Радость и боль…

Снова смотрю я с Зангинского моста:
Как здесь все трудно,
Как здесь все просто!..
Трудно приникнуть
К выжженным травам,
Трудно привыкнуть
К людям и нравам,

К острым приправам
Трудно привыкнуть,
В сердце чужое
Трудно проникнуть.

Но — берегись, увидавший однажды
Снег Арагаца, взор ослепивший!
Но берегись, погибавший от жажды
Путник, воды ереванской испивший!
Путник, пыланьем листвы обожженный,
Песней печальной завороженный,
Что бы ты не пил,
Где бы ты не был —
Будешь ты видеть
Синее небо,
Небо, что пахнет терпко и пряно,
Синее небо кисти Сарьяна…

 

 

У зимней Зангу

Стою — идти не могу.
Полна слез — плакать не могу.
Имени твоего произнести не могу…

(Армянская народная песня)

1
Шумит Зангу, не умолкая,
Далеких звезд дрожат огни,
И тишина вокруг такая,
Как будто в мире мы одни.

Ты песню все одну и ту же
Поешь, мой милый человек,
Поешь, чтоб мне запала в душу,
Чтоб мне запомнилась навек.

Как в песне, плакать я готова,
Стою — и не могу идти,
Хочу сказать тебе хоть слово —
И не могу произнести…

И кажется, все в нашей власти, —
А мир не дрогнет, не вздохнет,
И лишь Зангу летит, как счастье,
Спеша безудержно вперед,

Ликует, брызги поднимая
И наполняя счастьем нас,
И я еще не понимаю,
Что мы прощаемся сейчас.

2
Не в первый раз пришла сюда я,
Чтоб видеть неба свежий цвет,
Но в первый раз — земля седая
И листьев на деревьях нет.

Да, листьев нет… И, как бывало,
Мне не скрываться в их тени.
Я молча у реки стояла
И вспоминала, как они
Чешуйки почек пробивали,
Встречая раннюю зарю,
Как пламенели,
Остывали
И истлевали к январю.

И вот, как пепел, напоследок
Они легли к ногам моим,
Как снег, что так на юге редок
И так земле необходим…

3
Покрыты льдом стволы и корни,
Земля застыла на века.
Но все быстрее, все упорней
Сквозь скалы рвется вдаль река.

Она по валунам сбегает
За часом час,
За годом год, —
Пускай их с места не сдвигает,
Но льдом покрыться не дает.

 

 

* * *

Под алмазным венцом
Среди звезд — Алагяз…

А.Исаакян

Арагац в венце алмазном, —
Пропастей немой оскал,
Льды веками стыли праздно
На промерзших спинах скал…

Он таинственным недаром
Назывался испокон…
О, как много в сердце старом
Бережет секретов он!

Может, снежною метелью
Не всегда он был одет?
Может, на него глядели
Существа других планет?

Может, дальних звезд сигналы
Он ловил?
Но вот беда:
Чтоб понять их,
Не хватало
Самой малости тогда —

Величин, ничтожно малых
Пред величьем грозных скал:
Человека не хватало,
Чтоб загадки разгадал!

…В Бюракане ветры дуют,
Камни мечут, снег метут…
Академики колдуют —
Речи с космосом ведут,

С Арагаца, в окруженье
Туч, утесов и орлов,
Наблюдают звезд рожденье
И движение миров…

На вершинах — снег
Нетленный
Под лучами звезд горит, —
Это вечность со вселенной
В полный голос говорит!

 

 

Мечта

Таинственны темные скалы, —
Куда же нас путь занесет?
О, как я когда-то мечтала
Добраться до этих высот!
Свершилось.

И грустно немного,
Что вот она — рядом — мечта,
Что кончена эта дорога,
А новая не начата.

Мечта… Во владениях птичьих
Лишь серые плиты да прах,
Обломки былого величья,
Когда-то внушавшего страх.

Развалины древнего храма
Вечернюю ловят зарю.
А я — я упорно, упрямо
В долину, в долину смотрю:

На красного камня смятенье,
На желтые пятна полей,
На легкие тонкие тени
Взлетающих ввысь тополей.

Ловлю я, забыв про усталость,
Осеннюю жаркую медь —
Я только затем поднималась,
Чтоб вниз неотрывно смотреть!

 

 

Лаваш

Стояли утесы, оскалясь,
И мрачно смотрели нам вслед.
Далеко за нами остались
И праздник, и песни, и свет.

Теряя последние силы,
Плелись мы в полуночный час,
И небо нам плечи давило,
Хребты надвигались на нас.

И вдруг
от дороги в сторонке
Мы видим —
Не сон, не мираж!
Пред нами обветренный, тонкий
Во мраке белеет лаваш.

Не где-то в пыли под ногами —
Нет! Добрая чья-то рука
Его положила на камень
У памятника-родника.

Забыли мы голод и жажду
И путь, что так труден и крут…
О, если бы думал так каждый
О людях, что следом идут!

 

 

* * *

Костер, догорающий в Норке,
Высоких снегов чистота
И первого инея корка,
Схватившая зелень листа…

Огонь и тепло — на исходе,
Темнеют деревья во мгле.
По тлеющим травам мы ходим,
По тихой погасшей земле.

И песня последняя спета,
Какой не услышим вовек…
И вспышки прощального света
Ложатся на уголь и снег…
Источник: mecenat-and-world.ru

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top