online

Шохакат Мхчян. Почему люди не могут жить в мире и согласии?

sto_pervaya_vesna1Портал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне.

Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

Почему люди не могут жить в мире и согласии?

Шохакат МХЧЯН,
пенсионерка, 74 года

Тема Геноцида армян не нова, но, несмотря на уже столетнюю историю, она ещё совсем не стара. Как говорят армяне: это тесто впитает ещё много воды.

А было бы совсем по-другому, будь политики Турции честнее. Но, как говорится, Бог им судья, нам уже нечего терять, пришло время возвращать потерянное. Почему мир устроен так сложно? Почему люди не могут жить в мире и согласии? Ведь каждый день где-то кто-то объявляет войну. Я понимаю, что на такой вопрос будут ответы, но очень хочется, чтобы люди не проливали слёз и не сходили с ума по убиенным детям, по брошенному дому, чтобы девушки не становились самоубийцами из-за бесчеловечного насилия над их чистыми душами, чтобы города обустраивались и хорошели, а не разрушались от взрывов террористов. Сколько кровавых страниц в армянской истории бередят нам раны, сколько невычеркнутых воспоминаний… Но я не буду о них говорить, думаю, рассказчиков объявится немало. Я хочу представить читателю повествование из дневника моего брата, который попытался описать образ жизни западных армян конца XIX – начала XX века. Дневник этот достался мне после его смерти. Видимо, он предчувствовал, что будущему поколению будет небезынтересна эта тема…

 

Из дневника Гургена Мхчяна

от 23.02.1975

Я, Гурген Дереникович Мхчян, рождённый в городе Краснодаре 24 сентября 1952 года, изъявил желание описать житиё своих предков из Западной Армении в назидание будущим Мхчянам. Прошу будущее поколение быть снисходительным к моему слогу: я не писатель и не поэт, и слог мой, возможно, не блещет изяществом, но мне будет приятно, если читатель возьмёт или поймёт что-либо важное из истории моих предков, которые в данный момент как бы являются лицом всей западноармянской нации.

Фамилия наша родилась от очень далёкого предка, который занимался изготовлением гвоздей (по-армянски «мех» – гвоздь, Мхчян – Гвоздев). Но из года в год представители рода Мхчян занимались теми профессиями, которые были актуальны в те времена, в которые они жили. Так, в нашем роду, проживавшем в городах Карсе, Битлисе, Алашкерте и их провинциях, появились ювелиры, портные, земледельцы, представители торговых компаний, военные и так далее. Постепенно род разрастался и рассеивался по всей Западной Армении. Нужно сказать, что армянский народ, преуспевающий в сельском хозяйстве, промышленности и торговле, явился важным фактором прогресса Османской империи. Из рассказов старших мне запало в душу то обстоятельство, что армяне всегда были законопослушными, вовремя платили налоги, которыми облагались, поддерживали хорошие отношения со всеми остальными народами империи, желая в конечном счёте только лишь одного: жить спокойно на своей земле и пользоваться благами цивилизации. Но из-за того, что армяне были верны христианской религии и своим национальным традициям, заботились об обучении детей, стремились освоить ремесла и профессии, становились успешными коммерсантами и способными чиновниками, они ощущали излишнюю зависть и ненависть со стороны турок и курдов. Иногда эта ненависть приводила к арестам и преследованиям, а временами – и к вооружённой расправе над мирным населением. Тому свидетельство – кровавые события в Эрзуруме, Кесарии и Йозготе, в Сасуне, жестокая резня в Адане, события, ставшие предвестниками Геноцида. Все жалобы и мольбы армянского народа, все требования политических армянских партий изменить деспотический турецкий режим турецкие власти приписывали стремлению армян присоединиться к России. Загнанные в жёсткие рамки армянские общественные деятели метались меж двух огней – идя то на вооружённую защиту и самооборону, то на сближение с властями, предполагая, что таким способом смогут осуществить мечту народа. А турецкие националисты, в чьих руках находилась власть, безжалостно истребляли армян, видя в этом осуществление своей исторической цели – насильственно подвести все нации под одну – османскую. В этом замысле им помогали курды, которым была предоставлена свобода действий в отношении армян. Курды богатели за счёт погромов армянских сёл, становились смелее и жёстче, но и хитрость в действиях была им не чужда.

Нужно сказать, что по сравнению с другими народностями наши предки всегда гордились и своей приверженностью к христианству, и своими национальными традициями. Редко можно было встретить армянина, скрывающего свои истинные национальные черты. Не был исключением и восемнадцатилетний Исраел Мхчян, широкоплечий красавец-богатырь.

Была осень 1913 года. В то время было принято на свадьбах устраивать всевозможные состязания. В селе, где проживал Исраел, играли курдскую свадьбу. Хозяева свадьбы с обеих сторон были богатыми курдскими беями. И вот на большом поле собрались гости и молодёжь села. Курдские всадники разделились на две группы, провели черту-границу, за которую нельзя было переходить, взяли в руки огромные шесты, и состязание началось. Кружась по отведенной территории, нужно было сбить противника с коня броском шеста. Иногда бывали даже и смертельные исходы, но это было в порядке правил. Игра на этот раз не складывалась – то ли игроки были неискусными, то ли один из курдских всадников был гораздо сильнее остальных, но побеждал один он, и состязания проходили неинтересно. Армянские юноши, стоя в стороне, наблюдали за скучным действием. Один из местных беев, зная о силе Исраела, попросил его подойти. По тому, как он говорил и жестами показывал на состязающихся между собой курдов, все поняли, что бей предлагает Исраелу потягаться силой с курдским силачом. Исраелу не хотелось накликать на село беду: он знал, что если победит, курды этого не простят, а проигрывать он не умел. Друзья стали подначивать товарища, мол, давай, Исраел, покажи им, как надо сражаться.

– Но у меня нет коня, – ответил Исраел.

– Будет конь, – ответил бей.

Через несколько минут Исраел был на коне. Но в отличие от курда, ему дали лишь один шест. Затаив дыхание, все наблюдали за поединком. Курд метнул в Исраела уже несколько шестов, но Исраел ловко уходил от них. И вот, наконец, пришпорив коня, он привстал в седле и изо всей силы метнул свой единственный шест. Ух-х-х – прошумело в воздухе, и наступила мёртвая тишина. Шест прошёл через тело противника насквозь, и курд замертво свалился с лошади. Курды окружили Исраела, который уже спешился, и готовы были его разорвать на куски, но бей прикрикнул на них и, отпуская Исраела, сказал:

– Уговор наш в силе, ступай.

Курд понимал, что армян в селе намного больше, чем их, и придется увезти не одно мёртвое тело с собой. Прошёл месяц. Исраел возвращался из города домой и вдруг обнаружил, что его преследуют курды. Оглядев местность, он понял, что долго не продержится – курдов было человек десять. Почти час оборонялся Исраел камнями, но силы его истощились, и курды набросились на него…

Смерть Исраела побудила Мхчянов и их односельчан к длительной вражде с курдами, которые одно время даже обходили их село стороной.

Вот в такой гнетущей атмосфере приходилось жить христианскому населению Западной Армении и Османской империи.

Наш дед Гаспар Мартиросович Мхчян родился в Битлисе, но вырос и жил в Алашкерте. У него было пять братьев и две сестры. Он был портным. Его так и называли – портной Гаспар. Гаспар был среднего роста, красивый, но очень стеснительный. Он всегда ходил в шляпе, ибо уже в молодости имел залысины. Бытовала даже такая шутка, будто Гаспар и моется в шляпе. Благодаря своему мастерству портной пользовался популярностью у богатого населения. Он был вхож в дома аристократов и, сблизившись с семьёй Багратуни, вскоре женился на красавице Шохакат, дочери Петроса Багратуни, очень богатого армянина, занимавшегося продажей мануфактуры. Скоро он обзавёлся небольшим продовольственным магазином. Жили небогато, но и не бедно. Работы было много, но Гаспар находил время, чтобы вернуться хотя бы ненадолго к своей прежней профессии. Надо сказать, что сердце его никак не лежало к торговле. Но приходилось терпеть, пока не подрос его единственный сын Дереник, помощник и надежда. Кроме сына у Гаспара были ещё четыре дочери.

Деда Гаспара мы не видели, он умер в 1920 году в Армавире, а бабушка Шохакат прожила до 1936 года, и многие из нас её хорошо помнят. Мы также не видели погибших во время депортации армянского населения Западной Армении нашего брата Агаси шести лет и сестру Сатеник семи месяцев. Агаси так запал старшим в душу, что когда у наших родителей родился очередной мальчик, имя ему выбирать долго не пришлось.

Мой отец Дереник Мхчян родился в 1893 году в селе Ортачала Карсской области. Моя мама Мариам была уроженкой того же села, 1987 года рождения. У них родились четыре мальчика и одна девочка. Отец наш часто рассказывал о своей родине. Начинал он рассказывать спокойно, но через несколько минут голос его уже дрожал. Он рассказывал, что армянам в городах Западной Армении жилось намного легче, чем в провинциях, где жизнь была необеспеченной. Карс находился под защитой российских войск, и те Мхчяны, кто жил в годы Геноцида в Карсе, спаслись. Спаслись и те, кто понял обстановку, кто предугадал смерч и вовремя уехал из Турции.

В начале июля 1914 года Дереник, навещая друга, жившего у казарм русских казаков в Карсе, увидел, что в город всё время поступают новые войска, прибывают вагоны с оружием. Шло укрепление города, среди военных была суматоха. Вернувшись домой, он сказал родителям, что дело пахнет большой войной и что лучше будет, если они перейдут в Восточную Армению. Сначала Гаспар не хотел слушать сына, но через некоторое время и правда началась Первая мировая война, а вскоре Карс наполнился беженцами-христианами из приграничных с Россией районов. Семья Мхчян решила перейти в Восточную Армению. С осени 1914 года начались скитания семьи деда Гаспара: Гюмри, затем Армавир, где в 1920 году дед Гаспар умер, и только к 1923 году Мхчяны перебрались в Тбилиси. Но были в нашем роду и такие, кто предвидел трагедию, но остался на своей земле в надежде переждать бурю. Нет, не переждали… Время остановилось, вобрав в себя названия городов и сёл, имена, фамилии. Многие Мхчяны, разбросанные по Западной Армении, разделили судьбу своего народа и остались лежать вдоль дорог, ведущих в пустыню, в концентрационных лагерях для депортированных армян, став песком, землёй, пылью. Мхчяны, не покинувшие Карс до 1918 года, стали беженцами. В результате победы революции в России Кавказский фронт окончательно рухнул, и турецкие войска, не встречая сопротивления, к маю 1918 года не только вернули себе все освобожденные русскими войсками земли Западной Армении, но и оккупировали значительную часть русского Закавказья – Карсскую и Батумскую области, часть Эриванской и Тифлисской губерний. Оставшиеся в живых представители нашего рода перебрались в Россию и Восточную Армению, а некоторые – в Сирию и даже Америку.

В борьбе за советскую власть в Армении погиб племянник папы революционер Липарит Мхчян. Он погиб в 19 километрах от Еревана по дороге в Арташат. На месте его гибели теперь село, названное его именем, – Мхчян. В селе есть музей, посвящённый армянским революционерам. В память о Липарите назван и наш брат Липарит Мхчян, проживающий со своей дружной большой семьёй в городе Пятигорске.

Древняя культура и крепость духа, несгибаемая воля к свободе и вера в Христа стали залогом возрождения нашего многострадального армянского народа. Мы выстояли вопреки всем стремлениям и деяниям, направленным на исчезновение государства и нации, но нам никогда нельзя забывать, что Армения была и будет барьером на пути Турции в «большой тюркский мир», нацеленной против России и Ирана. И этот геополитический спор будет продолжаться до тех пор, пока Турцию не привлекут к ответственности за прошлые злодеяния…

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top