online

Решение армянских меликов о политической ориентации на Россию и его последствия

Научный руководитель центра арменоведения, заведующий кафедрой зарубежного регионоведения ФМО, профессор А.А. Корнилов

Научный руководитель центра арменоведения, заведующий кафедрой зарубежного регионоведения ФМО, профессор А.А. Корнилов

Александр Алексеевич Корнилов, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой Регионоведения ФМО ННГУ.

Выступление на международной научной конференции «Армения в диалоге цивилизаций» (Нижний Новгород, 28 апреля 2011 года)

29 апреля 1699 г. в местечке Ангехакоте (ныне село Сисианского района Республики Армения) состоялось тайное собрание армянских меликов. Было принято решение послать особое письмо Петру I с просьбой о содействии армянам в борьбе за освобождение. В этом послании армянские мелики сообщали об Эчмиадзинском совещании 1677 г. и о том, что в Европу были отправлены депутаты, «дабы они шли и припадали к ногам Вашего величества и наше желание и намерение объявили». Желание это заключалось в том, чтобы его величество Петр I помог армянам избавиться от «крайней нужды», которую они терпели от «неверных».

Развитие торгово-экономических и политических связей с Россией привело к формированию программы освобождения армянского и грузинского народов с помощью России, одним из активных создателей которой был Исраел Ори.

В июне 1701 г. Исраел Ори прибыл в Москву и вместе с архимандритом Минасом Тиграняном и переводчиком Назаром Ореховичем вел переговоры с представителями русского двора и просил содействовать освобождению армянского народа. В беседе с боярином Головиным Исраел Ори представил план освобождения Закавказья, считая, что с помощью 25 тыс. русских войск и силами местного населения можно достигнуть цели.

В 1701 г. Ори, выполняя волю армянского народа, официально утвердил в Москве эту программу и приступил к ее осуществлению. Суть Московской программы Ори заключалась в следующем: освобождение Армении должно быть осуществлено под руководством русского царя; при необходимости в этом деле ему на помощь придут европейские государства, которые в распоряжение царя поставят вспомогательные силы. Для занятия Закавказья к русским войскам присоединятся армянские и грузинские силы.

В Москве Ори передал Петру I прошение, составленное армянскими меликами на совещании в Ангехакоте 29 апреля 1699 г., в котором они просили помочь армянскому народу освободиться от персидского гнета. Обращаясь к Петру I, как к главе великой христианской державы, армянские мелики (князья) через Исраела Ори сообщали: «Молим величества вашего, рыдая и плачущи, дабы нам способил на самую крайнюю нужду, которую мы ныне терпим. Зело удобно есть славное сие дело начинати, еще ваше величество ваше изволит нам сию милость показать, избавити нас от пленений… Господин Израиль Орий покажет удобность его дела, и мы ведаем, что сие может быть через величество ваше, его же слава оттуду возсияти будет вечно». Авторы послания особое внимание обращали моральной стороне просьбы – спасение христианской веры: «Величество ваше превели(ку)ю мзду имети будешь из толикого дела. Коликие тысящь жен христианских, так армянских, как и грузинских, и иных народов, которые оставя веру христианскую, к неверным совокупляются по всякой год, ради бед и ради насилия, которое великое прибавление учинит веру неверных и ослабляет от дни до дни веру христианскую… Мы будем последние всех прочих и обещаемся наше житие и все наше богатство к службе вашего величества и сему делу, что мы объясняем, изволит ваше величество верить, понеже в сем нашем житии сие будем сохраняти».

В письме к Петру I Исраел Ори писал, что армянский народ, когда-то имевший свое государство, уже более 250 лет находится под чужеземным игом и от России ждет своего спасения, которое избавило бы его от «вечной смерти». Армянский народ уверен, далее говорится в письме Ори, что придет из «Московского дому великий некоторый принцепс, который будет многим храбрее, нежели Александр Великий, который королевство Арменское возмет и христиан избавити будет».

Таким образом, если в XVII в. связи между Россией и армянами носили в основном торгово-экономический характер, то с XVIII в. они приобрели и политическую окраску. Причем, интерес был взаимный. Армяне смотрели на Россию как на свою освободительницу, а России было выгодно усиление христианского населения в закрепленных государством провинциях. Петр I не отказал армянам в помощи, но поскольку в это время Россия находилась в состоянии длительной Северной войны со Швецией, он практически не мог приступить к исполнению просьбы армян. Исраел Ори в своем письме императору выразил уверенность в том, что с помощью России Армения сумеет освободиться, и заверил, что на освободительную борьбу против Турции и Персии поднимутся не только армяне, но и грузины, греки, курды, арабы, сирийцы и другие народы. Они выразили надежду на союз армян и грузин [1] .

Несколько иную версию событий выдвигал П.Т. Арутюнян, опубликовавший в 1954 г. в издательстве АН СССР книгу «Освободительное движение армянского народа в первой четверти XVIII века». По его словам, армянское освободительное движение начало развиваться во второй половине XVII в., причем в этот период в него были вовлечены лишь узкие круги армянской феодальной верхушки и купечества, ограничивавшиеся переговорами с русскими правительством и правительствами других европейских государств. В дальнейшем, с развитием освободительного движения, оно стало массовым и в 20-х годах XVIII в. приобрело характер вооруженной борьбы против персидских и турецких завоевателей.

В исторической литературе обычно началом освободительного движения считается Эчмиадзинское тайное совещание представителей армянского духовенства и светских феодалов в 1678 г., причем руководителями и инициаторами совещания (а следовательно, и освободительного движения) историки (Лео и другие) называют патриарха Акопа Джугаеци и римско-католических миссионеров. По мнению Лео, поводом к созыву Эчмиадзинского совещания в 1678 г. послужила смерть пропагандиста латинской церкви, некого Пископо, который должен был защищать в Европе интересы армян и под влиянием которого якобы находился патриарх Джугаеци. Связывая возникновение и развитие освободительного движения с пропагандой миссионеров, Лео заявляет, что движением руководили эти миссионеры и Эчмиадзинский патриарх.

Только в 1699 г., когда персидские власти провели в Армении новую перепись населения и втрое увеличили налоги и подати, что вызвало взрыв возмущения среди широких масс армянского народа, феодально-купеческая верхушка армянского общества стала склоняться к более решительным действиям. На собрании армянских меликов в деревне Ангехакот в апреле 1699 г. был впервые, по-видимому, поставлен вопрос о создании армянских войск и вооруженном выступлении против чужеземного ига.

О том, что вопросы вооруженной борьбы действительно обсуждались в Ангехакоте, можно судить по запискам присутствовавшего там Исраела Ори, написанным вскоре после Ангехакотского собрания. Ори сообщает, что в случае войны с персами армяне могут выставить около 200 тыс. человек: из области «Большой Капан» — около 60 тыс. (в связи с этим Ори пишет, что четыре князя из этой области подписали те документы, которые были составлены собранием в Ангехакоте), из Еревана – около 15 тыс., из Даралагёза – 10 тыс., из Гегаркуни – 15 тысв., из Сисиана – 6 тыс., из Лори – 6 тыс. и т.д.

По-видимому, в Ангехакоте обсуждался также вопрос о вооруженном выступлении грузин и западных армян. В записках Ори говорится, что грузины могут выставить около 80 тыс. человек: пять армянских областей, находившихся под властью турок, также могут выставить около 80 тыс. человек и оказать материальную (денежную) помощь.
Вряд ли можно сомневаться в том, что подобные данные Ори получил в основном на Ангехакотском собрании, у меликов. На основании этих сведений Исраел Ори составил записку, состоявшую из 36 пунктов и являвшуюся своего рода планом освобождения Армении.

Таким образом, развитие русско-армянских взаимосвязей в начале XVIII в. некорректно рассматривать как результат действий одного только Ори. Приведенные выше данные говорят о том, что армяне уже задолго до начала деятельности Ори серьезно задумались над возможностью получить помощь от России. Мелики в своем письме Петру I указывали, что еще в 1678 г. они собрались вместе и, зная о могуществе Русского государства, решили послать своих представителей в Россию с просьбой о помощи. В данном случае речь идет об Эчмиадзинском тайном совещании, дата которого является сомнительной. Однако, вне зависимости от вопроса о точной дате Эчмиадзинского совещания, никакого сомнения не вызывает тот факт, что армяне в 70-х годах XVII в. желали обратиться за помощью к России. Не вызывает сомнения также и то, что в письме 1699 г. мелики выразили те настроения и чаяния, которые развивались уже в течение длительного времени [2].

Наконец, мы обязаны обратиться к такому проверенному, хотя и обладающему некоторой публицистичностью источнику, как исследование Раффи. Крупнейший армянский исторический романист Раффи (1835-1888 гг.) предпринял в 1881 г. путешествие в закрытый горами Карабах. Подробности своего путешествия он изложил в путевых заметках «Два месяца в Агванке и Сюнике». Раффи кропотливо собирал документы по истории Карабаха и в 1881-1882 гг. написал ценный труд о меликствах Хамсы, хотя сам не считал свой труд завершенным.

Еще в 1701 году они послали к Петру Великому своего представителя – индийского армянина Исраела Ори – сопровождаемого вардапетом (архимандритом) Минасом и несколькими другими людьми. Они предстали перед царем в Смоленске. Целью этого посольства было убедить царя принять армян под свое покровительство. В этом случае армяне могли бы начать собственными силами войну с персами, сбросить чужеземное иго и принять покровительство русского христианского государства. Для спасения своей родины, заявил Ори, армяне имеют наготове 17000 воинов в районе Шемахи, 6000 – в Карабахе, а в 17 персидских провинциях Армении можно собрать еще более 100000 человек. И если войско царя прибудет в эти края, то армяне берут на себя обязательство содержать его на собственные средства.

Как человек, хорошо знакомый с Востоком, Ори показал царю карту Армении, ознакомил его с древней армянской историей и ее царями и разъяснил те выгоды, которые приобрел бы царь, приняв Армению под свое покровительство. Ори сообщил, что он уже обратился к главам европейских и иных государств и получил согласие австрийского императора и кюрфюрста Баварии объединить свои силы с русскими для восстановления Армении.

Орлиный взор великого государя мгновенно уловил те огромные выгоды, которые он мог приобрести, получив в свои руки искусный в торговле и одновременно воинственный народ, с которым был знаком еще с юношеских лет. Для осуществления его завоевательной политики на Востоке, его дальновидных планов по установлению торговых отношений между Россией и Индией необходимы были умелые посредники и хорошие проводники – и подобных деятелей он увидел в армянах. Поэтому он весьма любезно принял предложение армянских посланников и обещал всяческую помощь армянам в осуществлении их замыслов.

Но у Петра не было времени начать решительные действия на востоке , так как он был занят войной со шведами, которая в это время особенно обострилась. Кроме того, он считал необходимым лучше ознакомиться с современным положением и политической ситуацией в Персии. С этой целью Петр Великий образовал посольство, главой которого был назначен тот же Исраел Ори, и послал его в Персию (1707 г.) к шаху Султан Хосейну.

Соратник Ори – вардапет Минас – остался в России и продолжил переговоры между «армянским собранием» Гандзасарского монастыря и царским двором.

Ори направился в Персию через Армению, прошел Шемаху, Карабах, Нахичеван, чтобы на месте ознакомиться с подготовкой армян, поощрить их и настроить против персов в пользу России.
Несмотря на то, что миссия Ори прикрывалась невинным именем посольства папы римского, который не имел на востоке каких-либо интересов, правитель Шемахи Гусейн-хан Мусабекян еще до прибытия Ори в столицу Персии сообщил шаху, что Ори собирается основать армянское государство, уничтожить власть персов и т.д. Получив эти сведения, шах так разгневался, что даже решил вообще не принимать «папское» посольство. Но Ори с необычайной дипломатической ловкостью развеял сомнения шаха и был удостоен великолепного приема в Исфахане. Ори оставался в Исфахане несколько лет. За это время ему удалось выполнить различные поручения царя, собрать требуемые сведения и тайно переслать их в Россию своему другу вардапету Минасу, который в свою очередь доставлял их царю.

С успехом выполнив порученную ему миссию, Ори вернулся в Россию, привезя с собой подарки шаха Петру Великому на 200000 рублей. Царь был так доволен службой Ори, что обещал дать ему 40000 солдат для освобождения его родины, а привезенные из Персии дары повелел употребить на военные нужды. Но Ори с благодарным великодушием отказался от подарков царя, заявив, что армяне нуждаются лишь в его милосердии, а войско у них имеется.

Но вскоре мелики Карабаха лишились помощи этого энергичного патриота, так как Ори, выполняя поручение царя, заболел в пути и умер в Астрахани, унеся с собой в могилу (1711) все свои мечты об освобождении родины. Но смерть Ори не положила конец делу, которому он служил [3].

Решение армянских меликов переориентироваться на растущую при Петре Первом могуществом Россию имело в основании глубокие христианские начала. В своем письме от 29 апреля 1699 г. мелики вдохновенно призывали царя Петра встать на их сторону следующими аргументами:

«Спаситель Христос да даст силу войску вашему, который нам способляти будет. .. О, коликая слава и коликое почитание имети будет величество ваше у Бога и у королей и у принципов христианских во Европе, а наипаче во всем мире, кроме короны, которую имети будешь на небе вечное. Коликие миллионы христиан молити будут вечно ради величества вашего, для ради толикой милости и любви» [4] .

Таким образом, решение о политическом союзе с Россией было принято армянскими меликами в союзе с иерархами Армянской Апостольской Церкви. Последовавшие за этим решением события, взаимное движение правителей и народов России и Армении навстречу друг к другу имели результатом освобождение армянского народа. То историческое решение положило начало глубоким дружественным отношениям двух народов, отношениям, которые мы в XXI веке именуем «стратегическими», устремленными в будущее и служащими надежным гарантом стабильности и безопасности Российской Федерации Республики Армения.
Примечания
1. Агаян Ц.П. Россия в судьбах Армении и армян. // Ц.П. Агаян. – М.: Изд-во: «Наука», 1978. – С. 65-68.
2. Арутюнян П.Т. Освободительное движение армянского народа в первой четверти XVIII века. // П.Т. Арутюнян. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1954. – С. 136,138-139, 142-143.
3. Раффи. Меликства Хамсы (1600-1827). // Раффи. (Пер. с АРМ. Л. Казаряна; Предисл. Б. Улубабяна). Материалы для новой армянской истории. – Ереван: НАИРИ. – 1991г. – С. 27-30.
4. 1699 г. 29 апреля – Перевод послания армянских меликов Петру I/ ЦГАДА. Ф.100. 1701-1703 гг. Д. 3. Л. 33// Армяно-русские отношения в первой трети XVIII в. Сб. документов. Т. 2. Ч. 1. – Ереван, 1964. – С. 192.
Публикуется по: Армения в диалоге цивилизаций. Материалы международной научной конференции, 28 апреля 2011 г. — Нижний Новгород:ДЕКОМ, 2011

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top