online

Проблема военной организации Багратидской Армении в IX-XI вв.: краткий очерк

Bagratuni_flagОслабление Арабского халифата в конце IX в. позволило армянам, которые были в зависимости от Халифата в начале VIII в., создать свое независимое государство — Армянское (Анийское) царство (885-1045). Это событие резко изменило геополитическое положение как на Ближнем Востоке, так и на Кавказе. Перед Багратидами, царями Армении, остро встал вопрос защиты армянской государственности от территориальных посягательств со стороны Византии и Халифата. Это в свою очередь привело к созданию военной организации в Армении. Изучая данный вопрос мы рассмотрим не только формирования, численность и социальный состав армии, но и некоторые аспекты права на земельную собственность в Армении, как фундамент для организации армии [1, с. 5-6].

В историографии до сих пор нет комплексной работы по истории военного дела средневековой Армении. Более того, не существует и отдельных статей по этой тематике. Есть отдельные сведения в статьях советских ученых Сургена Еремян [1] и Валерия Степаненко [8]. Некоторую информацию можем получить из русла византинистики, а именно с работ русского исследователя Владимира Кучмы [11] и армянского историка Кирилла Туманова [10].

Армянские и ромейские хронисты довольно часто вспоминают об армянской армии, но эти сведения являются хаотичными и часто ложными. Они касаются исключительно численности войска и редких упоминаний о его организации и тактику [19]. Почти нет сведений о военном жизни самых армян, или о мобилизационном процессе и военных порядках. Военных трактатов, которые для примера были у ромеев («Тактика Льва», «Стратегикон» и другие), армянская средневековая историография не знала. Более-менее объемную и объективную информацию, по данному вопросу, мы можем получить из армянских источников, а именно из произведений Ованеса Драсханакертци (Х в.) [17] и Смбата Спарапета (XIII в.) [13].

Новосозданное армянское государственное образование не было устойчивым в политическом плане. Стремление Багратидских князей централизовать государственную власть натолкнулось на сопротивление местной нахарарской знати, которая устойчиво сохраняла свои права и хотела полной независимости от центральной власти Багратидов. Сами же нахарары были большими землевладельцы, которые управляли определенными районами (гаварами), но подчинялись власти царя или ишхана. В середине Х в., через внешнюю агрессию со стороны Халифата и Византии, усилились децентрализаторськие процессы в Багратидской Армении [2, с. 5-6], что привело к ее распаду на «удельные княжества», которыми руководили определенные нахарарские рода. Эти «княжества» часто между собой враждовали [3, с. 149], хотя все они были вассалами анийских Багратидов. Нахараров, которые стали правителями вассальных царств (Сюни, Васпуркан, Карс, Лори и других), начали называть ишханами (князьями).

Во внешних отношениях и в военном деле, ишхан частично подчинялись Багратидскому царю. В военной сфере доказательством этого является существование института спарапета, главнокомандующего всех армянских войск, которого назначал анийский царь. Он, в случае внешней агрессии на Армянские земли, созывал войска всех вассалов Ани, для совместной защиты территории. Так, например, можно привести рассказ армянского хрониста Асохика (X — XI вв.) о конфликте в 988 г. между ишханом Тао, Давидом Куролопатом (966-1001), и правителем Абхазии, Багратом ІІІ (975-1014). Тогда, сюзерен Давида, анийский царь Смбат ІІ (977-989), собрал войска всех своих вассалов и отослал их на помощь Давиду с Тао [8, с. 45-46].

Чтобы определить как формировалась армянская армия и какой был ее состав, следует рассмотреть вопрос о земельной собственности. В тогдашнем обществе кто владеет земельным фондом, тот владеет капиталом и возможностями для организации и формирования военных сил. Мы знаем точно, что официально владельцем всей земли в Армении считался анийский царь из рода Багратидов [4, c. 599]. Но на самом деле, весь земельный фонд Армении можно разделить на два типа: это айреник (частная собственность или западноевропейский аналог — феод) и паргеваканк (условное землевладение или западноевропейский аналог — бенефиций) [5, с. 105-107].

Сейчас трудно сказать, путем царских дарений и военных завоеваний, или путем выкупа земли у обедневших свободных общинников, армянская знать (нахарары) смогла получить так много земли на правах частной собственности (айреник или феод). Эта земля находилась в их наследственном владении, практически являясь их собственностью. Обладателями такой земли были армянские нахарары, ишханы и Багратидские цари [6, с. 201-220].

С середины Х в., из-за децентрализационных тенденций и раздробленности Армении, анийские цари остались фактическими владельцами всей земли на правах айреника только в своем царстве, а в вассальных им княжествах обладателями всей земли были местные княжеские роды. Именно ишханы или нахарары, являясь владельцами айреников, раздавали свои земельные владения в условную собственность (паргевакан или бенефиций) за военную службу [4, с. 590, 599]. Пользователями паргеваканамы зачастую были азаты. Это были средние и мелкие землевладельцы, которые получали землю (в форме бенефиция) от крупных землевладельцев (нахараров) или ишханов (князей). [7, с. 115-116, 218-219].

Можем подвести итог, что в Армении существовала сюзеренно-вассальная система отношений, где сюзереном был царь Армении, а его вассалами были ишханы вассальных царств (Сюни, Васпуркану, Карс, Лори). В то же время вассалами ишханов были нахарары, а вассалами последних были азаты, которые могли и напрямую подчиняться ишхану или анийскому царю. Эти три общественные сословия (азаты, нахарары, ишханы (или Багратидские цари ) были привилегированными сословиями населения в Армении [8, с. 44-46]. Ишханы и нахарары имели собственные военные формирования для защиты своих земель. Азаты, получая землю в условную собственность, обязывались выполнять военную повинность в пользу своего сюзерена, являясь в определенной степени прототипом средневекового рыцаря. Следует отметить, что в отличии от Западной Европы, в Армении не было такой пестрой и разветвленной вассально-иерархической системы, что является признаком того, что тогдашняя Армения не знала классического западноевропейского феодализма, как это считает, например, советская историография [5, с . 75-77]. Далее в нашей работе мы приведем еще несколько примеров, которые доказывают этот тезис.

Интересен вопрос численности армянской армии и социальное происхождение воинов, которые в ней воевали. Российский историк Валерий Брюсов считает, что численность армянской армии достигала 100 000 воинов [9, с. 70]. Немного меньше, но тоже большую цифру, на основе кавказских и ромейских источников, приводит другой российский историк армянского происхождения Кирилл Туманов. Он считает, что численность Багратидской армии в Х-ХI вв. достигала 80000 солдат [10, р. 593-637]. По нашему мнению такие цифры являются завышенными, ведь для сравнения ромейская армия в Х в. насчитывала 120 000 воинов [11 с.105], в то время как Византия была в несколько раз больше чем Армения и, де-факто, была господствующей державой мира в течение IX-XI вв. Только во времена правления Василия ІІ Болгаробойца (976-1025) ромейская армия составляла 250 000 солдат [12, с. 274], хотя уже его преемники начали резко уменьшать численность войск до стандартных 100-150 тысяч [12, с. 278-279].

Армянские источники изобилуют упоминаниями о многочисленной армянской армии. Например, армянский хронист XIII в. Смбат Спарапет говорит, что численность объединенной армянской армии во времена царя Гагика І (989-1020) составляла 300 600 всадников, что есть совсем невероятной цифрой [13, с. 7]. Матвей Эдесский, армянский историк XII в., пишет следующее, что: «В тот день [989 г..] Он [царь Гагик I] провел обзор всех своих войск, состоящие из 100 тысяч избранных мужей. Все они были хорошо оснащенные, прославленные в битвах и чрезвычайно отважные «[14, р. 110-111]. В источнике говорится, что Гагик І провел обзор всей армии. К тому времени Анийское царство имело ряд вассалов, в том числе грузинских и албанских правителей [15, с. 9]. По нашему мнению, здесь речь идет о том, что вся объединении армянская армия вместе с союзниками и вассалами на Кавказе могла составлять около 60-100 тысяч воинов, что уже больше похоже на правду. Но такая численность могла быть только в период расцвета Кавказских государств, а именно во второй половине Х в.

Армянская армия не была большой. Арам Тер-Гевондян, исследователь раннесредневековой истории Армении считает, что войско Анийского царства в начале Х в. насчитывало 30 тысяч воинов [16, с. 241]. Конечно же его численность с годами колебалась, но в среднем армия Багратидов, вместе со своими армянскими вассалами (ишханами Сюни, Васпуркана, Карса, Ташир-Дзорагета), не превышала 40-60 тысяч солдат. Например, армянский католикос Ованес Драсханакертци (Х в.) Пишет, что: «… Царь [Смбат I (890-914)], собрав всех армянских нахараров и все свои войска в количестве шестидесяти тысяч мужей, пошел в поход.» [ 17, с. 138].

В середине XI в. начался процесс упадка армянских государств, что в свою очередь привело к сокращению численности их войска. Когда в 1040 г. ишхан Ташир-Дзорагетского княжества, Давид І Безземельный (989-1048), собрал объединенную албано-армянскую армию для войны против Двинского эмира Апусуара, то общая численность объединенной армии составляла лишь 20 000 воинов (из них 3 тысяч дал анийский царь Ованес-Смбат (1020-1041) [13, с. 21]. Это было признаком политического и экономического упадка Армении, что в дальнейшем и привело к завоеванию ромеями Анийского царства в 1045 г.

Армии отдельных нахараров были небольшими. В источниках часто упоминается о столкновениях между различными армянскими княжествами, или даже нахарарскими родами. Армия одного крупного нахарара в среднем насчитывала до 1-2 тысяч воинов [17, с. 204]. Смбат Спарапет пишет, что: «Васак Пахлавуни [спарапет армянских войск при царе Смбате ІІ (977-989)] не стал собирать все свое войско, так как оно состояло из пяти тысяч человек, а взял с собой лишь сто воинов и пошел навстречу иностранцам «[13, с. 5-6]. Здесь имеется в виду только войско Багратидских царей и их нахараров, которое составляло лишь 5 тысяч воинов.

Азаты, являясь мелкой армянской знатью, занимались организацией конницы и ее содержанием. Азатами назвивалы конных всадников, хотя только часть из них (около 1-2 тысяч для всей Армении, включая и нахараров) были знатными [13, с. 20]. Точных данных, относительно численности армянской конницы нет, но она примерно составляла 1/3 часть всего войска. Остальные часть армии составляла пехота, которая комплектовалась из лично и экономически свободных крестьян.

Анализируя выше поданный численный состав всего армянского войска (30-40 тысяч) [20, p. 34], можем прийти к выводу, что свободных крестьян-общинников было много и они были опорой армянской армии. Армянские крестьяне (шинаканы) в большинстве своем были лично свободными, хотя и экономически зависимыми от своего сюзерена [5, с. 99-100]. Существовал большой слой полностью свободных крестьян, хотя их права постоянно ограничивала армянская знать. Эти крестьяне и составляли основной костяк армянской армии [4, с. 596-600]. Крестьяне, идя в армию, самостоятельно себя укомплектовывали, ведь их призывали в армию только при необходимости, а регулярную пехоту, как личную гвардию, удерживал сам ишхан. Данные факты опровергают тезис советской историографии о возможном закрепощение средневековых армянских крестьян и лишения их личной свободы, а также о существовании классических феодальных отношений на территории Армении [18, с. 127].

По нашему мнению, довольно большая по численности объединением армянская армия вместе с албанскими та грузинскими союзниками насчитывала не более 60 тысяч воинов. Такая армия была полупрофессиональной военизированной структурой, которая эффективно защищала границы государства от внешних врагов, только если Багратидское царство контролировало своих вассалов.  Стремление отделиться и создать собственные княжества привели к ослаблению государства в начале XI в., а малые и непрофессиональные армии, не могли противостоять внешнему врагу. В конце концов, это привело к захвату Византией Анийского царства в 1045 [8, с. 45].

Военная организация Армении не была чисто феодальной, хотя и было много общих элементов. Считаем, что целесообразно употреблять термин «протофеодализм» описывая общественные и военные отношения в Армении. Ведь особенностью армянского общественного устройства является существование нахарарских княжеств, которые похожи на западноевропейские феодальные княжества, но имеют иное происхождение и содержание. Кроме того, в Армении не существует такой пестрой общественной иерархии как в Западной Европе, а армянские азаты, в отличие от западных рыцарей, имеют земельную собственность в форме бенефиций, а не феодов, хотя и эти бенефиции со временем и могли превращаться в феоды. К тому же армянская армия, в своем большинстве, комплектовалась из свободных крестьян и была многочисленной (30-40 тысяч), в то время, как европейские средневековые рыцарские армии были малочисленными (до 8-10 тысяч), и редко комплектовались из крестьян.

Несмотря на то, что исследователи часто обращались к данной теме, до сих пор остается немало вопросов для более широкого анализа и изучения. Военная организация имела значительное влияние на все сферы жизни Армянского государства. Изучая формирование, численность и состав войска, мы можем выяснить какие социально-экономические отношения были в Армении в IX-XI вв. и сможем частично опровергнуть тезис советской историографии о феодальных отношениях в тогдашней Армении.

 

Дмитрий Димидюк

 

Примечания

  1. Еремян С. Общность судеб и культурно-политическое содружество народов Закавказья в ІХ-ХІІІ вв. // Кавказ и Византия. – Вып. 3. – Ереван: Изд. АрмССР, 1982 – С. 5-9.
  2. Еремян С. Присоединение северо-западных областей Армении к Византии в XI веке //Вестник общественных наук АН АрмССР. — 1971. — № 3. — С. 4-16.
  3. Аннинский А История армянской церкви: (до XIX в.) / Александр Аннинский – Кишинев: Типография М.Я. Спивака, 1900. 1900. – 324 с.
  4. Очерки истории СССР в 9-ти т. – Москва: Изд. АН СССР, 1958. – Т.ІІ. – Кризис рабовладельческой системы и зарождение феодализма на территории СССР. III-IX вв. / [Ред.: Н. Дружинин, А. Сидоров ] – 959 с.
  5. Новосельцев А. Пути развития феодализма / Анатолий Новосельцев; – Москва: Наука, 1972. – 340 с.
  6. История Древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. – 2-е изд. – Москва: Наука, 1983. – Т. 3. Упадок древних обществ. – 470 с.
  7. Сукиасян А. История Киликийского армянского государства и права (XI-XIVвв.) / Алексей Сукиасян – Ереван: Изд. “Митк”, 1969. – 328 с.
  8. Степаненко B. П. Из истории армяно-византийских отношений второй половины X—XI в. (к атрибуции монет Кюрикэ куропалата) / Bалерий Степаненко // Античная древность и средние века. — 1978. — Вып. 15. — С. 43-51.
  9. Брюсов В. Летопись исторических судеб армянского народа. / Валерий Брюсов – Ереван: Изд. АРМФAН-a, 1989. – 182 с.
  10. Cyril Toumanoff. Armenia and Georgia // The Cambridge Medieval History. — Cambridge, 1966. — Т. IV: The Byzantine Empire, part I, chapter XIV. — P. 593—637.
  11. Кучма В. Военно-экономические проблемы византийской истории на рубеже IX—X вв. по «Тактике Льва» / Владимир Кучма // Античная древность и средние века. — Свердловск, 1973. — Вып. 9. — С. 102-113.
  12. Історія Візантії. Вступ до Візантиністики. / [За ред. С.Сорочана та Л.Войтовича] – Львів: ”Апріорі”, 2011. – 880 с.
  13. Смбат Спарапет. Летопись. [XIII ст.] / [пер. с арм. А. Г. Галстяна] – Ереван: Изд. ”Айастан”, 1974. – С. 5-7, 20-21. [Электронный ресурс] /
  14. http://www.vostlit.info/Texts/rus9/Smbat_Sparapet/frametext1.htm
  15. Armenia and the Crusades, ten to twelfth centuries: the Chronicle of Matthew of Edessa / translated from the original Armenian with a commentary and introduction by Ara Edmond Dostourian; foreword by Krikor H. Maksoudian. — Lanham, N. Y., L. 1993. – P. 110-111. [Электронный ресурс] /
  16. http://www.vostlit.info/Texts/rus3/Matfei_II/frametext11.htm
  17. Мкртчян Ш. Историко-архитектурные памятники Нагорного Карабаха. / Шаген Мкртчян – Ереван: Изд. “Парберакан”, 1989. – 369 с.
  18. Тер-Гевондян А. Армения и Арабский халифат / Арам Тер-Гевондян; – Ереван: АН АрмССР, 1977. – 319 с.
  19. Ованес Драсханакертци. История Армении [Х ст.] / [пер. с арм. М.О. Дарбинян-Меликян]. – Ереван, 1986. – С. 138, 204. [Электронный ресурс] / http://www.vostlit.info/Texts/rus/Drash/frametext4.htm
  20. История армянского народа: С древнейших времён до наших дней / Под ред. М. Нерсисяна. — Ереван: Изд. Ереванского университета, 1980. – 460 с.
  21. Псевдо-Шапух Багратуни. История анонимного повествователя. / [пер. М. О. Дарбинян-Меликян]. – Ереван, 1971 – С. 188-190. [Электронный ресурс] / http://www.vostlit.info/Texts/rus4/Schapuch/frametext2.htm
  22. Nicolle D. Romano-Byzantine Armies 4th — 9th Century. / David Nicolle; — London: Osprey Publishing., 1992. – 49 p..

 

Статья была опубликованная в сборнике: Димидюк Д. Військова організація Вірменії у ІХ-ХІ ст. / Дмитро Димидюк // Дні науки історичного факультету: Матеріали VIІІ Міжнародної наукової конференції молодих учених. / Редкол.: чл.-кор. НАНУ, проф. В. Колесник (голова), О. Магдич (відп.. ред.). – Вип. VIІІ – Ч.6. – К., 2015. – С. 17-23.

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


  • Рудольф

    Интересно.

Top