online

«Прекрасную страну Армения нужно открывать старательно…»

Беседа с  Метелёвой Еленой Растиславной, доктором экономических наук, профессором кафедры экономики и государственного управления Байкальского государственного университета экономики и права (г. Иркутск, Россия)

 

meteleva1— У каждого, кто полюбил Армению, есть свой путь ведущий туда. Елена Растиславна, откуда, как и при каких обстоятельствах проснулся у Вас лично этот интерес, приведший в один из дней в нашу страну?

— Интерес к Армении появился достаточно давно. Он возник после просмотра ТВ-передач, посвященных этой стране. Из телевизионных сюжетов возникал образ необычной и очень древней страны. Было очевидно, что Армения абсолютно своеобразная, своеобычная страна, ни в коей мере не похожая ни на какую другую. Я практически не помню текстов, которые произносил диктор за кадром, но образы этой уникальной страны запечатлелись в памяти. Меня поразили одиноко стоящие монастыри необычной формы. В их очертаниях нет архитектурных излишеств, свойственных европейской и даже русской традициям. От них веет мощью, основательностью, строгостью, уверенной силой. И еще — глубочайшей древностью. Ведь древние люди больше заботились не о внешнем «лоске», а о функциональности своих строений. Им было не до «изысков моды» (готика, барокко или рококо), они создавали свои классические архитектурные каноны, сочетавшие такие свойства, как удобство, сдержанную красоту и, главное в те жестокие времена, безопасность. Сам вид армянских монастырей свидетельствует об их древности. А древность построек всегда вызывает невольное уважение к народу, который сумел сохранить свою культуру и аутентичность, несмотря на все перипетии человеческой истории.

Вторым фактором, который еще усилил интерес к Армении, стало знакомство с ее музыкальной культурой. Я с удовольствием открыла для себя замечательных композиторов прошлого (Саят-Нову и Комитаса) и современности (Тиграна Мансуряна, Жанну Блбулян, Мартина Агароняна), авторов и исполнителей песен и романсов (Рубена Ахвердяна и Мариету Бадалян), виртуозных инструменталистов (канонисток Асмик Лейлоян и Ануш Киракосян), величайших певцов недавнего прошлого Гоар Гаспарян и Лусине Закарян и выдающегося исполнителя нашего времени Мистера Х (Артура Акобяна).

Такое культурное богатство не просто внушает уважение, но и вызывает желание познакомиться ближе, глубже, внимательнее, увидеть воочию, постараться понять истоки и условия, в которых развивается такое разнообразие талантов.

 

— Каковым было Ваше первое впечатление, когда Вы впервые вступили на армянскую землю? Соответствовало ли оно тем представлениям, которые имелись у Вас до посещения?

— Первые чувства, когда я приехала в Армению, были смешанными. С одной стороны, я понимала, что приехала «за границу», в другую страну. С другой стороны, временами возникало стойкое ощущение, что я дома, в России. Всё-таки общее советское прошлое даёт о себе знать — схожая архитектура массовой застройки 1960-1980-х годов, схожие привычки «советских людей», схожие экономические проблемы, возникшие в связи с развалом СССР. И еще такое невероятно радостное ощущение, что, находясь за границей, я могу общаться на родном языке. Меня лично это тронуло до слёз, все люди мне казались такими «своими», родными и близкими. Но, возможно, это всего лишь моё субъективное ощущение, моя сентиментальность…….

Я отдаю себе отчет, что с течением времени эта ситуация может измениться, русский язык станет всего лишь «одним из» ряда иностранных языков, и мы утратим это общее «культурное поле», эту основу для лучшего понимания друг друга. Но……. сейчас не хочется о грустном.

На меня огромное впечатление произвел Ереван. Сначала это было удивление его необычным обликом. Стыдно признаться, но в первые дни я всё время искала глазами здания белого цвета. Это такой «условный рефлекс», выработанный после многократного посещения европейских столичных городов. Только постепенно я осознала, что Ереван — другой, не такой, отличный от всех других город. Город из туфа! Он лишен помпезности и архитектурных излишеств, он, как и армянские монастыри, сдержанно красив. Его можно сравнить с представителем древнего аристократического рода, которому, в отличие от нуворишей, не нужно демонстрировать безвкусный блеск многочисленных украшений и вычурно одеваться напоказ. Он знает себе цену, полон внутреннего изящества, выгляди и держится скромно, с благородным достоинством.

В Ереван нужно вглядываться внимательно и неспешно, обращать внимание на детали, вникать в тайный символический смысл украшений, скульптур, памятников, архитектурных ансамблей.

Конечно, новые экономические условия, новые «методы управления», практикуемые городскими властями, приводят к изменению облика города, что вызывает понятное недовольство жителей. Но Ереван древнее самых древних столиц мира, и это даёт надежду, что город благополучно переживет и эти временные трудности и сохранит свой благородный облик и национальный колорит.

Мне удалось посетить, вероятно, не более 10% всех памятников Армении. Посещение некоторых из них превзошло все мои ожидания, а некоторых — сначала очень удивило. Например, здания древних монастырей по размеру представлялись мне более масштабными, объемными. Я предполагала, что они должны быть сопоставимы в размерах с европейскими или русскими монастырскими строениями, но они оказались немного меньше, чем я себе представляла. Теперь мне хочется понять причину этого факта. Я раз и навсегда влюбилась в Храм Гарни, и теперь это мое самое любимое место в Армении. Мне очень взволновало посещение захоронения древних царей в Ахцке, а также здание монастыря Тегхер с потрясающей акустикой.

 

meteleva4— В Вашем непосредственном окружении люди знают, что Вы в силу своих возможностей сотрудничаете с армянской общиной Иркутска. Было бы интересно Ваше мнение о деятельности нашей общины в Вашем родном городе.

— По возвращении из Армении я решила более основательно продолжить изучение армянского языка в воскресной школе Армянского культурного центра. Так я познакомилась немного ближе с деятельностью армянской общины в Иркутской области. В регионе проживает, по разным оценкам, от семи до тринадцати тысяч армян, из них большинство — в городе Иркутске. При армянском культурном центре действует воскресная школа, в которой есть классы армянского языка, шахмат, национального танца, игры на дудуке. Община устраивает концерты, тематические вечера, отмечает национальные праздники. В настоящее время построена церковь с хачкаром, к ней идет пристройка нового, более обширного и удобного здания культурного центра. Община по мере возможности помогает своим членам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

 

— Есть ли у Вас определенные планы или идеи, связанные с Армянским миром, которые хотели бы осуществить с течением времени? Поделитесь, пожалуйста, если это не секрет.

— Относительно моих «идей и планов», связанных с Армянским миром. Вообще мне, как русскому человеку, немного знакомому с армянской культурой, представляется необходимым и целесообразным расширять, в первую очередь, культурным связи между двумя народами. Мы несколько десятилетий жили в одном государстве, но взаимное изучение было несколько односторонним. Армяне активно знакомились с русской культурой, а русские очень мало знали о богатстве армянской культуры. Я даже в определенной степени «радуюсь» западным санкциям против России, так как надеюсь, что это может активизировать туристические потоки из России в Армению. Мне кажется, что армянским туристическим компаниям следует вести себя более «агрессивно» (в хорошем смысле), и более активно продвигать свои туристические продукты на российский рынок, использовать сложившуюся ситуацию в своих интересах.

Со своей стороны я пытаюсь, в меру своих скромных сил, способствовать продвижению информации об армянской культуре в России. На моём сайте «Музыка планеты» есть целый раздел, посвященный армянской музыке. В своём блоге «Urbis et Orbis / Городу и Миру» я постепенно публикую свой «отчет» о поездке в Армению, делюсь впечатлениями об армянской музыкальной культуре. В настоящее время я работаю над совершенствованием официального сайта армянского композитора Жанны Блбулян. Сайт будет двуязычным, в том числе на русском языке. Я также стараюсь знакомить своих коллег по работе с лучшими образцами армянской музыки.

 

— В апреле нынешнего года по всему миру будут проводиться сотни мероприятий в память жертв Геноцида армянского народа. Если бы у Вас была возможность публичного выступления, к кому и с какими словами бы Вы обратились?

meteleva3— В апреле нынешнего года будет отмечаться скорбная дата — 100-летие Геноцида армян в Османской империи. Что можно сказать по этому поводу? Ни исполнители, ни организаторы этого масштабного преступления против человечества всё-то не наказаны. В результате операции «Немезис» были уничтожены несколько исполнителей, но настоящие преступники благополучно избежали наказания и уходят от него до сих пор. Очень многие государства так и не признали даже сам факт геноцида.

Этот вопрос — признание Геноцида 1915 г. — служит лакмусовой бумажкой для выявления нравственного состояния современного общества. Одни и те же силы организовали Геноцид, устроили две мировые войны в ХХ веке, постоянно провоцируют многочисленные политические конфликты по всему миру, породили современный терроризм, а сейчас подвели мир вплотную к III Мировой войне. Те же силы планомерно разрушают основы нравственности, стараются уничтожить культурное разнообразие, заменить его однотипной «массовой культурой» и с помощью манипуляций подавить национальную идентичность, уничтожить народную память, закодированную в символах культуры.

Эти же силы, контролирующие государственные структуры практически во всех странах, прилагают все усилия для того, чтобы не признать факт Геноцида армян в 1915 г. Признание этого факта Турцией автоматически должно повлечь за собой решение ряда важных вопросов:

  • Выплату компенсаций потомкам жертв Геноцида;
  • Выплату репараций за конфискованное (захваченное грабежом) имущество и ценности;
  • Освобождение захваченных территорий Западной Армении.

Признание факта уничтожения чуть ли не половины населения страны должно означать проведение беспрецедентной процедуры возмещения причиненного вреда. Невозможно представить, что организаторы терактов, войн, конфликтов, геноцидов, чей главный интерес — собственное господство, доминирование и перманентное обогащение, признают себя виновными и озаботятся возмещением нанесенного ущерба.

Таким образом, вопрос признания факта Геноцида — это вопрос политико-экономический. Это не «вопрос времени», но это вопрос кардинального изменения мировой экономической и политической системы. Наивно полагать, что «человечество мирно и добровольно созреет» для признания этого факта. Простые люди во всех странах (за известным небольшим исключением) относятся к этому вопросу одинаково, они все «за» признание. Но те, кто реально принимают решения, никогда добровольно не пойдут на этот шаг. Поэтому представляется, что этот вопрос требует более активных и даже, возможно, экстремистских действий и, вероятней всего, не может быть решён с помощью так называемых «демократических процедур». Всё же хочется надеяться, что здравомыслящие и честные люди мира смогут объединиться и совместными усилиями избавиться от доминирования тех сил, которые на протяжении почти нескольких тысячелетий держат население планеты в подчиненном положении.

 

— Что бы Вам хотелось добавить в конце?

— Что значит открыть для себя страну? Это значит, для начала, хотя бы немного почувствовать интерес и «вкус» к её культуре, затем удивиться, поразиться и, наконец, восхититься и полюбить. Я думаю, что прекрасную страну Армению нам еще долго и старательно нужно открывать и открывать для себя. И делать это россиянам нужно обязательно! Это наш нравственный долг, наша святая обязанность — знать, понимать и любить своих многовековых соседей, союзников, партнеров и друзей.

 

Беседовал Артур Гукасян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


  • Serog

    Предлагаю азерским историкам объединится и попытаться опровергнуть хотя бы одну строчку из этой статьи

Top