online

Под грифом — «Дарий»

Дарий I

Дарий I

Прошлым летом (в 1998 г. – прим. Переводчика) Гамлет Нерсесян, житель Лос-Анжелеса, приехал в Армению и, как всегда, не с пустыми руками. Близко знакомые с ним люди знают, что он всегда старается хоть чем-то быть полезным своей родине. Из публикаций в журнале «Гарун»[1] читатели уже осведомлены об археологических материалах относительно Вана и горы Арарат, которые годами раньше были созданы на основе фотографий, документальных данных и писем того же самого Нерсесяна-альпиниста. Особо хочется напомнить о двух из них: великолепном хачкаре со склона Масиса, из деревни Акори, и о ценном клинописном источнике Айкаберда – о чем армянские востоковеды впервые узнали благодаря Нерсесяну, восприняв это открытие с волнением и восторгом. Клинопись представляла собой неизвестную дотоле эпитафию на гробнице царя Сардури II с выгравиранной датой его вступления на престол – 764 г. до н. э.

В 1985 году в Ване Гамлету удалось втайне от контролера-турка сфотографировать только лишь половину эпитафии. На том снимке видна тень от другой половины.

Эту клинопись расшифровал и прочитал специалист по клинописи Ованнес Карагёзян, крайне сожалея при этом, что не удалось сфотографировать ее целиком. Статья «Загадка со склона нестареющего Масиса» была опубликована в 1986 году. Затем, в 1998 году вышла в свет первая книга первого тома труда О. Карагёзяна «Армянское нагорье в клинописных источ­никах», в которую вошла вышеуказанная надпись об основании города Сардури­хи­ни­ли[2]. Таким образом, был опубликован литографический документ возраста двух с половиной тысяч лет, пролив свет на ещё одну важную страницу древней истории нашего нагорья.

И вот 22 июня 1999 года мне позвонил Гамлет Нерсесян: «Я в Ереване, у меня есть интересная новость для вас». В ожидании нашей встречи теряюсь в догадках, перебирая в мыслях десятки предположений. Конечно, первое из них – может, удалось сфотогра­фи­ро­вать вторую половину той клинописи…

Встреча состоялась. Новость опять-таки была связана с археологическим материалом, не относящимся, однако, к нашему нагорью. На сей раз «объектом» явилась соседняя страна – Иран. Однако, обо всём по порядку.

***

Летом 1998 года в Лос-Анжелесе к Гамлету Нерсесяну обратились два перса и показали ему несколько фотографий обнаруженной в Иране гробницы (той, в которой раскопки уже проведены, или еще не состоялись – об этом они промолчали). Эти люди не представились, не уточнили, в каком городе или районе Ирана живут они. Сказали лишь, что слыхали о том, что Нерсесян бывал во многих странах, интересуется древностями, и может, сумеет помочь им узнать, что изображено на этих фотографиях. С первого взгляда Гамлет сразу почувствовал, что это ценный материал дохристианского периода – свидетель тысячелетней истории. Из расспросов он выяснил, что в гробнице эти персы обнаружили хорошо сохранившиеся атрибуты: мумию, украшения, ткани, другие предметы, а также надписи, рисунки на коже. По их словам, и мягкость кожи, и краски хорошо сохранились. С их же слов, после фотографирования они закрыли гробницу… и отправились в Америку. Других подробностей узнать не удалось, и Гамлет посоветовал посетителям немедленно сообщить об этом властям страны, а поскольку он сам через неделю собирается поехать в Армению, попытается там с помощью местных специалистов выяснить смысл этих изображений.

Итак, Гамлет прибыл. Привез с собой фотографии.

Не все детали расстеленных на столе пяти отксерокопированных листов четко различимы. Незнакомые формы и изображения. Далекий период чужой истории и куль­туры. Волнительные переживания: удастся ли расшифровать? Пред моими глазами проходят европейцы – первооткрыватели клинописных источников: немец Гротефенд, британец Роулинсон, расшифровщик египетских иероглифов француз Шампольон (все трое представители XIX века). Всплывают в памяти другие археологические раскопки – в Малой Азии, когда были обнаружены целые цивилизации и тем самым был пролит свет на восхитительную культуру бесследно исчезнувших народов. В этом ряду незабываем «Музей культуры Анатолии» в Анкаре, где в 1980 году я с удивлением разглядывала архив хеттского царства, их различные торговые договоры, представленных на двух тысячах глиняных табличек. На мастерски обработанных полированных поверхностях молочного цвета четко вырисовывались не только клинописи, но и выразительные пиктограммы. И что удивительно, для этих глиняных страниц были приготовлены глиняные же конверты, которые были «запечатаны» той же глиной. Сколько тысяч лет пробыли они под землёй, однако время не уничтожило их, не повредило искусство кирпичной библиотеки, не стерло ее красоту. Эта обнаруженная во время раскопок в начале XX века библиотека с хеттскими, вавилонскими и египетскими письменами была названа выдающимся открытием столетия. Здесь же находится письмо египетского фараона Рамзеса хеттскому царю.

Где теперь эти могущественные народы? Исчезли, нет их. Просто мы, живущие сегодня, общаемся с прошлым, с тысячелетней историей посредством созданных ими культурных ценностей. Вот и сейчас перед нами изображения 2500-летней давности: клинописи, пиктограммы, которые, может быть, представляют собой документы, созданные на языке народа, жившего на этой территории. Сколько еще тайн хранят недра земли в разных странах мира!

На двух фотографиях внутренних стен гробницы (по крайней мере, таково впечатление) видны тексты в виде клинописей и пиктограмм. Клинопись перемежается различными картинками, на которых изображены собака, крокодил, сабля, белка, урна, кувшин, склоненный над плетеной корзиной человек, пчела, лестница, колодец… Смотрим с Гамлетом, гадаем: не свидетели ли они зарождения письменности, ее младенческого периода? Элементарные первобытные проявления времени и событий для нас сегодня превратились в головоломку. Ладно, потерпим день-другой, пока вернется знаток клинописи, Ованесс Карагёзян. Собрав бумаги и уложив их, я неожиданно придумала условное название для моей папки –»ДАРИЙ».

***

Какой сюрприз порой может преподнести случай! Эти неведомым образом добытые материалы, пройдя долгий путь из Ирана в Америку, добрались до Армении, где теперь надо попытаться и суметь…

Спустя два дня собрались мы втроем: главным действующим лицом среди нас был, конечно, Ованнес Карагёзян. Увидев изображения, он сразу сказал: «Это старая персидская надпись, по всей видимости, из гробницы царя или какого-либо вельможи. Тут есть надписи на эламском[3] и на древнеперсидском языках, – затем подумав, с некоторым сомнением добавил, – может, и на древнеегипетском?»

Большое разнообразие этих письмен как раз и затрудняло расшифровку.

Где местонахождение этой гробницы, в каком районе Ирана, возле какого города? Это бы очень помогло выяснить конкретную связь с историческими обстоятельствами, да и узнать, чья это гробница. Мне довелось позже убедиться, насколько важно было найти ответы на эти вопросы, которые постоянно занимали мысли нашего специалиста, но к сожалению, получить их так и не удалось, даже спустя год и более.

Некоторые изображения были знакомы господину Карагёзяну. Вот это одно, например, по его словам, означает подземное царство. На другом есть знак вечности, справа и слева охраняемый двумя сатирами с острыми рогами.

Клинописи и пиктограммы невозможно прочитать сходу как, например, книгу, тем более что, как известно, в разные времена, различными народами создавались собственные типы клинописи. Даже такому многоопытному человеку, как господин Карагёзян, необходимо было воспользоваться справочной литературой.

***

Папка с шифром «ДАРИЙ» несколько дней оставалась пустой. Были сделаны копии изображений. Господин Карагёзян начал работу над ними, Гамлет возвратился в Лос-Анжелес, а я, кроме того, что время от времени разглядывала эти загадочные фотографии, – читала об археологических открытиях различных веков и следила за прессой, слушала зарубежные радиоголоса с надеждой отыскать какие-либо сведения. Попыталась даже по телефону выяснить у сотрудника отдела культуры посольства Ирана, нет ли в иранской прессе каких-либо публикаций о новых археологических находках. (Безусловно, соблюдая секретность. Видимо, весьма заманчиво и престижно первым обнародовать открытие). Ожидали звонка Гамлета из США. Господин Карагёзян не терял надежды, что от тех, кто предоставил эти сведения, удастся выяснить местонахождение гробницы. Заранее он предполагал, что это вероятно Шош или Хамадан, где Дарием должен был быть убит его противник Гаумата. Может, это ближние Гауматы с такой роскошью похоронили его, положив с ним ритуальные предметы и погребальные амулеты? А кожаный «ковер», видимо, подарок одной из его возлюбленных.

А мумия? В Персии не принято было бальзамировать покойника. Это могло означать, что специалист был египтянином. Спустя несколько дней у меня возникла мысль: может, усопший – перс-военачальник или князь – умер в Египте и там его мумифицировали? Тотчас позвонила господину Карагёзяну. Промолчав с минуту, он ответил: «Что сказать? Не исключено и это, и так могло случиться».

Вопросы постепенно множились. Вот, например, история давности двух с половиной тысячелетий: существование религиозных разногласий между магом Гауматой и Дарием. Если впоследствии будет доказано, что гробница действительно принадлежит Гаумате, тогда и факт мумифицирования тоже будет оправдан, поскольку маг был противником ахеменидских религиозных обрядов, то есть противостоял Дарию.

Бехистунская надпись

Бехистунская надпись

В трехъязычной Бехистунской наскальной надписи царя Дария есть такие строки: «На десятый день месяца Багаядиш[4] я со своими немногими людьми убил мага Гаумату и его виднейших приверженцев. Я убил их в крепости Сикаягуватиш, находящемся в Мидии, в местности Нисая».

Крепость Сикаягуватиш находится в теперешней губернии Керманшаг, около населенного пункта Сакавенд, в юго-западном направлении от Хамадана[5]. (Не это ли вероятное местонахождение гробницы?)

Маг Гаумата захватил власть 11 марта 522 года до н. э., а 1 июля был признан царем Ахеменидов. Из надписи Дария выясняется, что маг был убит 29 сентября того же года. Обратите внимание: царствовал он очень недолго.

Я так была поглощена всем этим, что мои родные стали надо мной подтрунивать. Поздно вечером стучали мне в дверь. На мой вопрос: «Кто там?» чей-то хриплый голос отвечал: «Дарий». То был кто-то из моих родичей. Ну ладно, погодите, думала я, может первыми, кто об этом оповестит мир, будем именно мы. Не выдержав, в тот же день позвонила специалисту по клинописи. Он сказал, что пока удалось прочесть всего одно слово: «царь». Возможно, документ относится к VI веку до н. э. Надо срочно сообщить раскопщикам гробницы, объяснить им, что это – национальное богатство, и поэтому они не имеют права что-либо трогать, забирать оттуда и даже перемещать. Все содержимое должно быть сдано правительству страны. Каждому из этих предметов еще предстоит сказать свое слово.

А они – граждане Ирана – больше и не появлялись. Гамлет сообщил нам об этом позднее, по телефону. Те будто сквозь землю провалились, впутав нас в историю.

** *

Одно из изображений было в возвышенном стиле. Вроде, оно тоже выполнено на коже, притом в виде вышивки. В углу заметен шнур. Не исключено, что это продолжение или оборотная сторона ранее упомянутого красочного кожаного «ковра». (Господин Карагёзян обращает наше внимание на то, что Бехистунская наскальная надпись царя Дария существует не только на камне, а произведена и на глиняных табличках, и на коже. Надпись – на арамейском языке. Сохранились даже обрывки кожи).

Вернемся к возвышенному образу.

На ней изображен сидящий мужчина крупного телосложения, в роскошном одеянии, с длинной, разветвленной бородой. Виден профиль: большие глаза, густые брови. Над плечами вьются змеевидные отростки. Наш специалист-расшифровщик предполагает, что это должно олицетворять злого персидского Бога, с плеч которого, по преданию, произрастали змеи.

Интересно, что упоминание о подобном божестве есть у Мовсеса Хоренаци[6] в конце первой главы «Истории Армении», под названием «Из персидских легенд». Кажется, будто говорится именно об этой картине: «…Служение ему демонов, невозможность совратить совращенного и лживого, целование плеч и нарождение из них вишапов, а далее – умножение зла…»

Как воспринимается вами эта оценка, данная родоначальником, «отцом» нашей истории 1500 лет тому назад? Вот послушайте дальше: «Что за жажда в этих вздорных легендах и что за потребность в этих неестественных, бессмысленных и бездарных словосочетаниях? Разве это греческие легенды, изящные, отшлифованные и осмысленные, в коих под иносказаниями кроется истина?»

Все же для Мовсеса Хоренаци персидские легенды были на 1000 лет ближе. Он исследовал их, представил вышеприведенную интерпретацию меценату Сааку Багратуни, по поручению и заказу которого был создан сей великий труд «История Армении». А мы, читая строки отца нашей истории, с отдаления двух с половиной тысячелетий рассматриваем иллюстрированную легенду соседней страны и народа – строгую и суровую, а с плеч вьются змеевидные отростки.

* * *

…Вначале удалось прочесть группу клинописных знаков, выражающих слово «царь». Затем последовали другие: «бага», «Сазадура» и «харуба».

Ба-га: означает божество. Са-за-ду-ра – имя Бога. Древнеперсидское слово «бага» по-русски означает «бог». В армянском языке есть слово «багин». На территории Персии находится знаменитая Багастана – обитель богов, где на скале, на высоте 152 м над пропастью сохранилась знаменитая Багастанская[7] наскальная надпись царя Дария на трех языках: персидском, эламском, вавилонском. А что касается Сазадуры, это имя прежде не встречалось г-ну Карагёзяну. Как утверждает он, если и в Иране о нем не известно, значит это – что-то новое. (В мифологическом словаре и в книге по истории религии «Золотая ветвь»[8] также нет упоминания об этом). Продолжая предыдущий разговор, добавим, что под шестью строками надписи (комбинации из клинописного и пиктографического текста) изображен сидящий на троне бородатый человек, с короной на голове, с чашей в одной руке, со скипетром – в другой. В нижней части трона одними только клинописными знаками написано «Бага Сазадура». Через некоторое время г-н Карагёзян эти же слова прочел и в первой, и во второй строках той же надписи. Насколько важной для передачи потомкам казалась участникам процесса погребения эта информация, что они чуть ниже вновь повторили ее. Позже удалось прочесть и четвертое слово: «харуба».

Таким образом, вот та клинопись, что была расшифрована в нижней части трона, по строкам и с разделительными знаками: (1) ба га, (2) Са за, (3) ду ра, (4) ха ру ба.

А вот и перевод: «Бог Сазадура жесток (?)»

* * *

Порой я ловила себя на той мысли, что г-н Карагёзян слишком часто говорил о «версии мага Гауматы». Однако я не имела права с недоверием относится к этому: в один из дней он протянул мне страницу с «шестью утятами» (назовем условно так) и сказал: » На пятой строке мне удалось расшифровать следующее – «ма. гу. ха ша я», то есть «магу хашая», что означает «маг-царь». Это, по всей видимости, относится к Гаумате, который был магом, а несколько месяцев являлся и царем.» Затем добавил: «Несмотря на то, что на разных строчках читаются отдельные слова, тем не менее связный и цельный текст пока но складывается, потому что не прочитываются многие клинописные знаки. И все же для истории Древнего Востока эта гробница представляет такую большую ценность, какую для нас, армян, могла иметь, скажем, гробница Тиграна Великого, если ее сумели бы обнаружить.» На мой вопрос, как бы вкратце он мог охарактеризовать эту находку, он не сомневаясь, сказал: «Во-первых, обнаружена надпись, которая древнее, чем извест­ные нам надписи ахеменидян, а во-вторых, надо учесть сказанное Дарием «я создал письмена иного типа – волевого – который ранее не существовал». Клинописная над­пись Дария – упрощенная, фактически у нас на руках тип написания, предшествующий письменам ахеменидян, упрощенная форма которых давно была известна. Повторяю, Дарий сказал, что форму он перенял у «предков», однако кто такие эти «предки», до сих пор не было известно. По-моему, вот именно эти – они и есть.

(Как знать, может в один прекрасный день прольется свет и на упомянутую Месропом Маштоцем «Даниеловы письмена»).

В-третьих, поскольку в надписи есть слова «бага Сазадура», то это означает, что написано на основе одного из иранских языков, и если не по-персидски, то возможно на языке мидян, который тоже входит в иранскую языковую группу.

***

Еще одно открытие. Внимательно посмотрите на расшифрованные клинописные знаки, находящиеся в нижней части трона, а также на странице с «шестью утятами». После некоторых слогов стоит точка.

В письменах ахеменидян каждое слово оканчивается косым клинописным знаком, который мы заменили точкой. Здесь часто ставится этот знак и после одной группы кли­но­писных знаков. В Авесте[9] после каждого слова ставится точка. В новоявленной надписи тоже есть такие знаки, в чем проявляется ее связь с письменами ахеменидян и Авестой.

В клинописях или рядом с ними встречаются также неклинописные знаки, которые очень похожи на египетские, можно сказать, буквы, которые пока не прочтены, но когда-нибудь обязательно будут прочитаны. Г-н Карагёзян с улыбкой добавляет: «Если и не нами, то кем-нибудь – непременно».

***

На Древнем Востоке божества подразделялись на группы. Об этом явлении можно говорить на основе изучения керамики бронзового века. По словам Карагёзяна, выделяются три зоны: Небесная – звезды, горы, летящие птицы… Земная – деревья, люди, звери, жилища… Подземная – вода, море, рыбы, чаще всего утки.

В урартских источниках позднего периода эти три группы письменно закреплены как божества: горное (читай, небесное), земное (читай, суша) и морское (читай, потустороннее).

Надписи в этой найденной гробнице относятся к погребению, и на них изображено захоронение или подземный мир, поэтому в одной из надписей каждые две клинописные строки завершаются изображением утки. И это подтверждает то, что «Бага Сазадура» связана с потусторонним миром.

***

Под шифром «Дарий» собралось несколько страниц записей, описаний, предпо­ло­жений и гипотез. Однако, что это по сравнению с тем, что пока еще остается загадкой.

Ованнес Карагёзян недоволен: «Никак не могу найти словарь-справочник эламского языка Видно, кто-то взял из библиотеки и не вернул».

Случай не единичный. Порой от ценной книги (даже в научных библиотеках) остается одна лишь обложка (как это случилось с грамматикой урартского языка Иоганса Фридриха). А иногда они такие потрепанные, что ими невозможно пользоваться. Прискорбно, но что поделать. Существуют люди, способные на такие неблаговидные поступки.

***

В середине июня 2000 года из Тегерана в Ереван прибыла семья армян. Мать семейства – Шушик Тер-Акопян – учительница, общественный деятель. Она ничего не слыхала о новоявленной гробнице. Однако обещала по возвращении домой поинтересоваться и сообщить о результатах по факсу. Ждем. В свою очередь г-н Карагёзян обратился к одному из своих приятелей. Тот сказал, что по Интернету он просмотрел все материалы эпохи ахеменидов, но ничего не нашел относительно упоминаемой гробницы. Его заинтересовало, для чего это нужно. Ответом ему служит сия статья.

Позвонил Гамлет Нерсесян из Лос-Анжелеса. И у него не было абсолютно никаких новостей. Добытчики источников бесследно исчезли. Гамлет предполагает, что они были просто кладоискателями. «А предметы? – с тревогой спросила я. «Вот именно они и виной тому, поскольку обладают ценностью». Сколько ценных музейных редкостей было вывезено из Египта, Ирака, Греции, Армении, из самой Персии, вывезено и увезено далеко от своей колыбели, что затем стало собственностью европейских музеев или частных владельцев. Больно даже подумать, что искатели могут умолкнуть навсегда ради оставшихся там материальных ценностей.

***

Пожалуй, все это немного смахивает на детектив. Однако мы – американец Г. Нерсесян, специалист по клинописи О. Карагёзян и автор этих строк – после размышлений и наблюдений, длящихся более года, решили опубликовать то, что сочли возможным. Может, до выхода в свет этой статьи удастся все-таки найти ключ к расшифровке и некоторых других строк? Будем надеяться.

Теперь уже картины, прежде находившиеся в наших руках, стали собственностью читателя. Мы рады, что можем предоставить для археологов, знатоков клинописи и разнородных письмен возможность ознакомиться и использовать эти материалы. Лелеем надежду, что когда-либо откуда-нибудь, конечно, прежде всего из Ирана, до нас дойдут известия и подробности, связанные со всем этим, и тогда наука востоковедения обретет еще несколько неизвестных прежде своих страниц.

 

Марго Гукасян

Перевела Эринэ Бабаханян,

кандидат физ.-мат. наук

________________

[1] молодежный журнал, название в дословном переводе – «Весна». (Прим. перевод.)

[2] при вступлении на престол правитель часто объявлял столицей новый город, поэтому дата ее основания совпадает с началом его царствования. (Прим. перевод.)

[3] государство Элам (географически – на продолжении южной равнины Месопотамии) – 3-е тысячелетие до н. э., столица Сузы (в 1-м тысячелетии город стал столицей империи Ахеменидов, затем при греках продолжал существовать под названием Селевкия на Эвлее). (Прим. перевод.)

[4] сентябрь; седьмой месяц Вавилонского календаря – Tishritu. (Прим. перевод.)

[5] Хамадан находится в 400 км к юго-западу от Тегерана. (Прим, перевод.)

[6] Мовсес Хоренаци (V — нач. VI вв.) — армянский историк, ученик Месропа Маштоца – создателя армянского   алфавита. (Прим. перевод.)

[7] по-видимому, Бехистунская. (Прим. перевод.)

[8] Дж. Фрезер «Золотая ветвь». (Прим. перевод.)

[9] Священная книга зороастризма – доисламской религии иранских народов. (Прим. перевод.)

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top