online

По ту сторону зелёного леса

Проект «Карабахский фронт Москвы» продолжает публикацию материалов, посвящённых событиям в Нагорно-Карабахской Республике и российской интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха. 

Статья Левона Хечояна посвящена книге Андрея Нуйкина «Боль моя – Карабах». 

Андрей Нуйкин и Левон Хечоян

Андрей Нуйкин и Левон Хечоян

Эта книга (Андрей Нуйкин. «Боль моя – Карабах». Ереван, «Амарас», 2009г.) для кого-то из нас о пока ещё чарующем «колокольном звоне», который для грядущих поколений будет звучать как предостережение и станет распространяться по всему земному шару.

В пучине смутного периода распада Со­вет­ского Союза, перелома монумен­таль­ной идео­логии – с косо глядящими и шипя­щи­ми друг на друга, протестующе раз­бе­га­ю­щимися в разные стороны республиками, при потере могущества религий против нас снова под­ня­лись хаос, кровь да меч.

В наши времена среди всевозможных да­лё­ких и близких соседних стран Россия была наи­лучшей, чьи интересы совпадали с го­су­дар­ственными армянскими, между обеими стра­на­ми в определённой мере сохранялась объек­тивность.

В книге Андрея Нуйкина рассказывается, как группа московских писателей, дви­жимая понятиями о справедливости и долге, в феврале 1991 года, после перелёта по марш­ру­ту Москва – Ереван – Степанакерт, в первый же день стала свидетелем каратель­ных ак­ций внутренних войск МВД СССР и азербайджанского ОМОНа. Вместе с карабахцами они подверглись унижениям и издевательствам, творимыми бандитами прямо на территории, где приземлился самолет, и вынуждены были покинуть Карабах, не сделав и шага из Сте­па­накертского аэропорта.

В гневе от пережитого, увиденного и услышанного, едва вернувшись в Москву, эти писатели (Г.Нуйкина, Т.Гайдар, В.Оскоцкий, Ю.Черниченко и А.Нуйкин) создали Коми­тет российской интеллигенции «Карабах» (КРИК), членами которого стали не только поэты и прозаики, но и учёные, врачи, другие прогрессивно мыслящие люди. Среди них была даже иностранка – вице-спикер Палаты лордов Великобритании Кэролайн Кокс. Своим интеллектом они потрясли общественность. Их честные и острые слова широко под­хватили российские и международные средства массовой информации. Однако зна­че­ние книги не только в выдвижении новых идей разрешения ряда сложных современных международных проблем, но и в обстоятельном анализе исторических фактов, пере­да­вае­мых из одной эпохи в другую, чему и посвятил больше пятнадцати лет своей жизни публицист и философ Андрей Нуйкин. Чёткий до жёсткости стиль изложения, безуп­реч­ное владение историческим материалом, определённый ритм и ясная композиция напи­сан­ного с первых же минут чтения превращают читателя в непосредственного участника событий: он, ставя ногу на землю, на которой и земли-то не осталось, словно погружается в тленную тёмную пустоту.

Вот автор цитирует одно из сообщений с места событий, адресованное всему миру; май 1991 года, Шаумян, член только что созданного КРИКа Инесса Буркова: «Сегодня, в 5 ча­сов утра, советская военщина и азербайджанский ОМОН осуществляют геноцид армян в Нагорном Карабахе…».

Одновременно в различных районах Арцаха «Град» справа и слева, подобно синим молниям, рвет на части села и города. Комитет русской интеллигенции своими выступлениями, статьями, публицистикой наводнил средства массовой информации. Посылали телеграммы Ельцину, Бушу, Горбачеву, Евросовету, видным правозащитникам и даже известному азербайджанскому писателю Анару. КРИК использовал свой растущий авторитет для переговоров с высокопоставленными должностными лицами, пытаясь с помощью публицистики остановить массовую резню армян.

Но война, подобно искре, возго­рев­шей­ся в одном доме, уже развер­ну­лась, за­нялась словно пожар, ста­ла распро­ст­раняться по всему Арца­ху. Народ ока­зал­ся в круговороте неравной войны, к его стону в этой схватке не на жизнь, а на смерть присоединялось чувство спра­вед­ли­­вос­ти русского человека – Анд­рея Нуй­кина: «В этой книге немало горь­ких слов, которые я адресовал моей много­стра­дальной России…». И в этих двух стро­ках я ощутил ту боль, которую внут­ри себя он пере­жил за Арцах.

В те дни в России было немало людей, для которых освободительная борьба Арцаха казалась началом гибели империи, но были и такие, которые, подобно бросающим на за­кла­ние агнцев, изо всех сил стремились способствовать победе азербайджанского ОМОНа (Поляничко, Сафонов и иже с ними).

Позиция Нуйкина основывалась не на простой вспышке сочувствия к одной из сторон конфликта. Она базировалась на знании исторических документов относительно того, что в 1813 году Арцах по Гюлистанскому договору был передан Персией России «на вечные времена» и никогда и ни по какому другому документу не отказывался от этого статуса. Просто-напросто он в 1921 году волевым решением партийных органов был прину­ди­тель­но присоединён к Азербайджану. Это не могло иметь юридической силы по той простой причине, что, когда в результате революции Российская империя рухнула и в 1918-20 гг. Азербайджан самопровозгласил свою независимость, Арцах еще не был насильственно при­соединён к нему и в юридических документах он не упоминается даже в качестве азербайджанской автономной области.

Именно эта юридическая аргументация лишает Баку права притязания на Арцах. С другой стороны, если интересующий нас вопрос рассмотреть с географической, регио­наль­ной и исторической точек зрения, то азербайджанское государство как таковое упо­ми­нается только начиная с 1918-20гг. До этого никакого другого Азербайджана, за ис­клю­чением северной провинции в Иране, ни в каких документах нет и в помине. А Арцах связан с Россией не только договорами и совместно пролитой кровью в борьбе с общим врагом, но и судьбой, культурой, психологией.

Отважность этой книги – не в отсылке к летописям и материалам архивных фондов, а в остроте современного взгляда на всё происходящее, в оценке поведения народа. В фев­ра­ле 1991 года в аэропорту Степанакерта писатель впервые столкнулся с «мёртвым» мол­ча­нием многие месяцы безвыездно заблокированных там азербайджанским ОМОНом мирных жителей. «…В массе людей – ни новорожденные, ни дети не плакали, никто не про­ронил ни звука». Он увидел полноводное – от одного берега до другого – мертвое молчание.

«Тысячелетняя усталость»… Он отправился к Армянину, хранящему тысячелетнее мол­чание при смене веков, в круговороте рождений и смертей: какой вид борьбы… мол­ча­ние, какое стремление к свободе, какие жертвы во имя самоутверждения, какая горячая на земном шаре кровь, всё ещё кипучая, и мощные усилия самоутверждения страны Арцах – промеж русской, европейской, американской, турецкой идеологий и политик. В кон­це концов, для страны Арцах свобода имела целью присоединение к своему целому – Ар­мении. Против противника, обладающего сильно превосходящими человеческими, во­ен­ными и экономическими ресурсами, Арцах для сохранения существования не раз при­ме­нял веками накопленный опыт поведения, замешанный на глубинных духовных ценностях, что не раз хранило его на дорогах испытаний.

И вдруг не причисленный к числу полноценных государств Карабах стал победителем в войне. Сразу становится относительным миф о непобедимости противника, у которого бoльшее количество населения и мощная армия. Спадает пелена преследующего нас веками страха. Именно с этого момента Азербайджан поднимает крик и шум, обращаясь к разным странам для своей «защиты». Но и Арцах с этого момента становится уже другим. Чеченские, турецкие наемники, а также наемники из других мусульманских стран заме­ти­ли вдруг, что Арцах уже не тот мягкий окорок, вцепившись в который с четырех сторон, они раздирали его: он стал твердым, как локоть или колено, прочным и иным. Го­су­дар­ст­во Арцах приобретено благодаря усилиям живущих, причисленных к лику святых от­сутст­вующих и находящихся сегодня в стонущих тюрьмах товарищей. Они – из­бран­ные – из­менили процесс приспособляемости, чтобы грядущие времена были менее горькими, менее неопределенными и реже несущими смерть, чтобы мутная дремучесть деспотизма не сделала опустошёнными сердца, чтобы не было так, как в те времена, которые прожил Арцах с 1988 года, да и живет сейчас.

На этом фоне особенно понятна благородная значимость миссии солидарности рус­ской интеллигенции с борьбой Карабаха, о которой рассказывает книга Андрея Нуй­ки­на. И не случайно против него пыталась возбудить «уголовное» дело не только прокуратура Азербайджана, но и прокуратура Российской Федерации, обвинив писателя в «разжигании национальной вражды». А за опубликованные в газете «Известия» «Карабахские днев­ни­ки» автор получил из Азербайджана немалое число писем и телеграмм с оскорблениями и угрозами жестоко расправиться с ним самим и членами его семьи. Позже к этому присо­во­ку­пились и обвинения в подстрекательстве к убийству второго секретаря ЦК компартии Азербайджана В.Поляничко – коменданта района чрезвычайного положения Арцаха. И в самой России нашлись люди, готовые свалить вину за убийство на членов КРИКа: Нуй­Ки­на, Оскоцкого, Гутионтова, Черниченко. Ибо они своими статьями в периодике против режима Поляничко якобы «идейно подготовили» мстителей-убийц.

Однако, несмотря на клеветнические обвинения противника, на явную ложь в газетах, а порой и проявленную нами по отношению к своему другу неделикатную забывчивость, а то и высокомерное невнимание, он отмечал: «Самая ценная для меня награда – медаль матерей Арцаха «Материнская благодарность», поскольку она отлита из осколков «Града», которым бомбили Арцах». Действительно, с ходом истории значительная часть событий (даже самых трагических) стушёвывается в нашей памяти, забывается. Но то, что имеет осо­бую важность и во имя чего преданные делу герои терпели и боролись, становится важ­ным этапом формирования духа данного народа, воплощается в его плоть и кровь.

Многие самые острые проблемы времён перестройки и вызванные ими потрясения ав­тор книги рассматривает и с историко-философской точки зрения. Современный чело­век, запутавшийся в клубке сложных военных и экономических взаимоотношений госу­дарств и наций, оказавшийся к тому же лицом к лицу со стихийными бедствиями, крова­вы­ми тер­рористическими актами, крахами банков и идейными разногласиями, всё тревож­нее чув­ствует, что существование всего человечества, всей нашей планеты находится под вопросом.

Думается, что один из крупных русских мыслителей-гуманистов Андрей Александ­ро­вич Нуйкин представляет собой истинного патриота своей страны в редеющей шеренге людей, которые, проникая в далекие дали, способны еще поверить в победу в мире гуманистических идей, общечеловеческого будущего в такие времена, когда Россия чем дальше, тем заметнее становится более неповоротливой, когда политика с каждым днем все больше сводится к торговле, когда бедственное положение, банкротства и ими порож­дённые тревоги приводят людей в отчаяние, угнетают и заставляют опустить крылья. Са­мое важное для России на данном этапе то, что Нуйкин прикасается к болевой точке: распутывая клубок причин, предлагает для всего интеллектуального потенциала России новые проблемы с новыми решениями, иногда и отличающимися от образцов русского менталитета. Его труды последних лет касаются красоты, морали и роли культуры, это искусствоведческие и философские работы.

Цахкадзор, 16.06.2010

Левон ХЕЧОЯН

Перевод с армянского Эринэ Бабаханян

Опубликовано в газете «Голос Армении» от 20.07.2010.

 

Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»

Свои предложения и замечания Вы можете оставить через форму обратной связи

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Вы можете помочь нашему проекту, перечислив средства через эту форму:
Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top