online

Перстень счастья

Любовь Варосовна Матевосян

Любовь Варосовна Матевосян

Заседание у начальника отдела закончилось в 11 часов. Асмик вернулась к себе в кабинет, но не было настроения работать. Рано утром  позвонила бабушка, пожаловалась на головную боль и попросила заехать после работы. Беспокойство не покидало ее.

Бабушка жила в деревне одна, не хотела переезжать  в город к сыну. Оправдывалась тем, что и так близко живет, всего в шести километрах от города и  там чувствует себя хорошо.
Асмик была очень привязана к бабушке, знала, что из-за привычной головной боли  ни за что бы ни позвонила. Убедившись, что не сможет сосредоточиться на работе и взглянув на часы, предупредила подругу, что вернется после перерыва, взяла сумку и поспешно вышла из здания.

Стоял солнечный осенний день. Асмик задумчиво, никого не замечая, шагала по улице, направляясь к автобусной остановке. Ее скромное, но полное достоинства осанка как магнит притягивала к себе взгляды прохожих. Нежная женственность и девичья невинность исходила от нее. Особой выразительностью сверкали ее зеленые миндалевидные глаза на лице, цвет которого напоминало нежный оттенок роз шиповника. Держа руку на сумке, накинутой через плечо, хотела перейти улицу, когда перед ней резко притормозила машина. Асмик испуганно отпрянула.

В машине кроме водителя никого не было, а на водительском месте сидел начальник их отдела Айк. Посмотрев на часы, удивленно спросил:

— Куда  же это Вы так спешите?

— В деревню, бабушка заболела и вызвала меня. Хочу успеть на автобус. После перерыва обязательно буду на работе, оправдываясь ответила Асмик и покраснела.

— Садитесь в машину, я в том же направлении еду.

Асмик пришла в замешательство, но не возразила и села в машину. Машина, как вырвавшийся на свободу мустанг, рванулась с места. Оба молчали. Асмик незаметно приглядывалась к Айку. Так близко она впервые оказалась с ним. Тот был высок, спортивного телосложения, с приятными чертами лица. Перед глазами всплыл эпизод на недавнем общем собрании.

… Уставшие от речей, сидящие в зале больше рассматривали членов президиума и тихо обсуждали их между собой, чем слушали выступающих. Айк с полузакрытыми глазами безразлично смотрел в зал. Асмик несколько раз поймала на себе пристальный взгляд его прищуренных глаз, но виду не подала. Решила проверить — действительно ли Айк смотрит на нее и в очередной раз, когда поймала его взгляд, медленно закрыла и открыла глаза. Глаза Айка удивленно расширились, затем улыбнулись. Асмик тут же отвернулась и начала о чем-то говорить с подругой, за что получила замечание от председателя собрания. Одержанная  ею маленькая победа льстила самолюбие и подняла настроение. Асмик и сейчас улыбалась от этого воспоминания.

Айк тоже краем глаза следил за Асмик и думал как удержать ее рядом. Вскоре выехали за город.

— Вчера с друзьями отдыхали на склоне горы, где летние пастбища, недалеко от пограничной заставы. Вернулись поздно, утром обнаружил, что паспорта в кармане нет. Видимо где-то там выпал. Еду искать. Вы бывали в тех местах?

— Нет, хотя много слышала восторженных описаний.

— Это невероятно. Если пожелаете, за полчаса поднимемся туда, и сами убедитесь, что жить здесь и не видеть этот чудесный уголок — непростительно.

День был виноват или передающиеся друг от друга непонятные потоки, создавшие душевную легкость и отраду, быстрая езда или еще что-то? Асмик согласилась.

Машина с ревом поднималась в гору, Разговор был обо всем и ни о чем. Асмик не могла сосредоточиться на чем-либо. Ей казалось нереальной создавшаяся ситуация. Широко раскрытыми глазами видела голубое небо над собой, разбросанные в беспорядке обрывки облаков, причудливо меняющие свою форму, поля и сады вдоль дороги … и чувствовала себя в невесомости.

Через какое-то время дорога вошла в лес. Осень такими красками окрасила деревья, траву на полянах, что глаз не оторвать. Такую гармонию цветовой палитры, такое величие природы она не встречала.

Река осталась далеко внизу, лес отошел назад, приближались к вершине горы. После очередного поворота неожиданно показались несколько низких строений. Машина остановилась недалеко от родника. Вода шумно и широкой струей вливалась в специально подставленное полое бревно и бесшумно исчезала в траве. Пожилая женщина в темном платке и переднике стояла около родника. Выйдя из машины, Айк помог Асмик и вместе подошли к воде. Поздаровавшись, выпили холодной, артезианской воды. Женщина молча смотрела на них. Затем взяла ведро с водой, прошла несколько шагов, обернулась:

— Красивая вы пара. Да хранит вас Бог!

Асмик растерялась, покраснела, открыла рот, но промолчала, а Айк широко улыбнулся и поблагодарил ее. Вскоре машина опять въехала в лес и остановилась. Вышли из машины, Айк прошёл вперед и вскоре пропал из виду. Асмик молча оглядывалась по сторонам и от восторга боялась дышать. Над головой было чистое как детская душа, безоблачно голубое небо. Далеко внизу был виден узкий серпантин реки. За рекой по другую сторону была видна турецкая деревня с высоким минаретом и разноцветными крышами. Воздух был таким прозрачным, тишина — такая умиротворяющая. Куда-то исчезло время.

Между деревьями показался Айк:

— Невероятно, но факт,- весело сказал он — как громом нарушив тишину,- спокойно себе лежал в траве и ждал нашего приезда.

Увидев состояние  Асмик, он добавил:

— Говорил, что место сказочное, убедились?

— От восторга не нахожу слов, да и слов наверное таких нет, чтобы выразить мои ощущения.

Медленно двинулись по тропинке. Вдруг на поляне тут и там заблестели белые шляпки грибов. Обрадовавшись как ребенок, она стала собирать грибы. Айк из багажника машины принес небольшую корзину и вдвоем быстро наполнили ее грибами. Встав на ноги, избегали смотреть друг на друга. Напряжение росло. Асмик смотрела вдаль. Айк стоял за ней, чуть выше и казался еще выше своего роста. Молчание затягивалось, Она медленно повернулась к нему. Не произнося ни слова, Айк наклонился и нежно поцеловал ее в губы. Асмик ударило током высокого напряжения, от сильного головокружения она упала бы, если бы Айк ее не держал, Она медленно подняла голову и посмотрела ему в глаза. В ее глазах столько вопросов было, на какой ответить? Молча обнял и прижал к груди.  Слушали сильное сердцебиение друг друга и старались унять бурный поток крови.

Асмик опомнилась, растерянно посмотрела по сторонам, как будто только поняла где находится. Почувсвовала сильное угрызение совести: больная бабушка ее ждет. Лицо горело и очень трудно было опять посмотреть Айку в глаза. Повернулась к машине:

— Прошу поедем! Бабушка ждет.

Без разговора сели в машину. Айк растерял все слова, не знал: что сказать и как объяснить свой душевный порыв. Друг на друга не смотрели. Приближались к деревне.

Дом бабушки находился недалеко от дороги. Асмик попросила остановить машину. Не посмотрев в сторону Айка, поблагодарила и быстро удалилась. Сердце так билось, что казалось — сейчас выскочит. Машина медленно тронулась.

Остановилась у входа, глубоко вдохнула и зашла. Бабушка лежала. Увидев внучку, улыбнулась ей, но заметив ее растерянное состояние, беспокойно спрсила:

— Что случилась? Чем ты напугана? Видишь — я хорошо себя чувствую. Давление подскочило, зашла соседка, измерили, приняла лекарство. Сейчас все нормально. Почему ушла с работы, хоть отпросилась?, — сыпала вопросы.

Обрадовавшись, что бабушке ничего не грозит, Асмик крепко обняла и поцеловала ее и неожиданно спрятав голову у нее на груди, громко зарыдала.

Бабушка ничего не понимала и состояние внучки объясняла ее переживаниями за нее, но когда подняла лицо внучки, та смущенно отвела глаза.

Между бабушкой и внучкой никогда не было тайн. Увидев состояние внучки, бабушка ничего не спросила, ждала, что та сама расскажет.

— Ба, знаю, что ты ничего не ела. Сейчас я быстренько приготовлю и вместе покушаем.

— Готовить не надо, ты только подогрей.

Когда молча ели, бабушка спросила:

— На автобусе приехала?

Асмик посмотрела на бабушку, хлеб застрял в горле. Опустив глаза, ответила тихо:

— Нет, ба, начальник нашего отдела ехал в эту сторону, я с ним приехала.

Бабушка догадалась, что слезы внучки и ее состояние каким–то образом связаны с ее начальником, но опять промолчала.

Наконец Асмик не выдержала. Вскочив с места обняла бабушку и быстро-быстро протараторила:

— Моя самая дорогая бабушка, моя хорошая, я кажется влюбилась. Я как сумасшедшая люблю своего начальника. Он меня поцеловал, но ничего не сказал. Я не поняла — он поцеловал по любви или это флирт. Когда он меня обнял, я оторвалась от земли, растворилась и так была счастлива, что готова была умереть. Ба, я не знаю — любит он меня или принял за ветреную девчонку, так как я не сопротивлялась. Почему ничего не сказал? С каким лицом я встречу его завтра? Что он подумал обо мне? Может  разочаровался? Что мне делать, ба?

Бабушка долго молчала и только ласкала голову внучки:

— Сладкая моя, великое счастье познать любовь. Это не каждому дано. Если ты нашла того единственного мужчину, с кем  готова жизнь пройти, будешь счаслива. Если этот твой начальник — твоя судьба, он тебя не потеряет, Может он тоже растерялся от своих чувств. Не теряй голову, терпеливо жди. А если случившееся — случайность, он забудет, а если судьба — сегодня иль завтра сама поймешь.

Бабушка еще раз поцеловала Асмик и отпустила. Минуту беспокойно о чем-то думала, затем посмотрела на руку, с пальца сняла перстень с бриллиантом, с которым никогда не расставалась и надела на палец внучки:

— Этот перстень твой дед подарил мне в самый счастливый день нашей жизни, и всю жизнь мы были счастливы. Дарю тебе, моя бесценная. Пусть этот день станет преддверием твоего счастья.

Бабушка настояла, чтобы Асмик вернулась домой, пообещав, что в случае чего обязательно позвонит. Когда Асмик уже была в дверях, она попросила:

— Пригласи, хочу познакомиться.

Ночью бабушка получила инсульт.

Асмик только пришла на работу, как позвонила мать. Потеряв голову, не скрывая слез, бежала по коридору, когда навстречу вышел Айк:

— Бабушка при смерти, прошу освободить с работы,- сквозь рыдания выговорила она.

Без единого слова Айк повернулся и быстро спустился во двор. Когда Асмик вышла из здания, он в машине ждал ее у выхода. Через полчаса были в деревне. Айк вслед за Асмик вошел в дом.

С покрасневшими глазами, еле сдерживая рыдания, Асмик стала на колени перед кроватью бабушки и стала ласкать ее руки и лицо. В безразличных до этого глазах бабушки появилось нежность. Посмотрела по очереди на всех. Взгляд остановился на Айке. Поняв смысл ее взгляда, он прошел вперед и тоже стал на колени рядом с Асмик и положил руку на ее плечо. В глазах бабушки появились слезы. Асмик посмотрела на Айка, повернулась к бабушке и как-будто поняла ее. Подняла руку так, чтобы бабушка видела и поцеловала подаренный ей перстень. Бабушка прикрыла глаза: поняли друг друга — бабушка одобряла выбор внучки и благославляла. Еще раз открылись глаза бабушки – как будто она прощалась и благославляла всех. Затем глубоко вздохнула и закрыла глаза… навсегда.

… Асмик никогда не снимает с пальца перстень бабушки. Растет ее внучка. Ждет день, когда ей передаст перстень счастья.

Люба Матевосян
1996 год, декабрь
Ахалцихе

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top