online

Павел Акопян. Решать только в диалоге

Пsto_pervaya_vesna1ортал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне.

Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

РЕШАТЬ ТОЛЬКО В ДИАЛОГЕ

Павел АКОПЯН,
аспирант ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 26 лет

 

Почему некоторым больше нравится сама проблема Геноцида армян, чем ее решение?

Григор Сюни

История увлекала меня всегда. Может быть, именно поэтому я и решил связать с ней всю свою дальнейшую жизнь. Трагическая страница истории моего народа, Геноцид армян в начале прошлого века, прочно отксерилась в моей памяти, превратившись в запутанный клубок проблем. Понимая всю сложность этого вопроса, я всегда старался избегать этой темы при беседах с теми, кто каким-то образом интересовался у меня армянской историей. Могу сказать почему… Дело в том, что сегодня вокруг этой проблемы оказалось уж очень много политики и идеологии. Сфера моих научных интересов лежит в области древней и средневековой армянской истории, и изучением проблемы Геноцида я никогда специально не занимался. Именно поэтому и не могу себе позволить давать оценки этим событиям, а комментировать проблему на уровне обыденных знаний, думаю, не совсем правильно и честно.

XX век по праву можно считать веком геноцидов. Это не значит, что геноцида как явления не существовало в истории и ранее, однако именно в прошлом столетии геноцид происходил слишком часто. Число жертв со стороны разных народов в абсолютном или пропорциональном отношении, безусловно, будет различаться, однако это никоим образом не снижает роли трагедии в жизни каждого из них. Сегодня как в самой Армении, так и за ее пределами ведется активная научно-исследовательская работа по изучению Геноцида армянского народа, особенно это заметно в преддверии 100-летней годовщины трагедии. Считаю себя слабым знатоком этого периода армянской истории, но мне все-таки известно, что существует масса различных точек зрения на эту проблему, в том числе на такие вопросы, как причины массовых убийств армян (как в конце XIX – начале XX вв., так и во время Первой мировой войны), количество жертв и т. д.

В этой статье мне бы хотелось познакомить читателя с мнением американского историка армянского происхождения Рональда Григора Сюна, ныне профессора Мичиганского университета. Впервые о нем как об одном из авторитетных исследователей Геноцида за рубежом я узнал год назад от одного из преподавателей Европейского университета Санкт-Петербурга, куда я был командирован для участия в конференции. Скажу честно, личность эта в той беседе меня не сильно привлекла, поскольку проблематика его исследований лежала не в русле моих. Имени Рональда Григора Сюни после встречи я бы не вспомнил, если бы не одно «но»…

Так сложилось, что ни один мой визит в Санкт-Петербург немыслим без посещения книжного магазина. Помимо древней и армянской истории я увлекаюсь еще и вопросами исторической, культурной памяти. Медленно шагая по просторным залам книжного супермаркета и с трепетом стараясь найти что-то мне близкое, я наткнулся на сборник статей, посвященный культуре памяти в посткоммунистических обществах. Открыв оглавление, я сразу обратил внимание на статью под заголовком «Диалог о Геноциде: усилия армянских и турецких ученых по осмыслению депортаций и резни армян во время Первой мировой войны». Я думаю, вы догадываетесь, кто оказался автором этой публикации. Личность Рональда Григора Сюни, как мне удалось узнать позже, достаточно хорошо знакома научному академическую кругу Армении, поскольку некоторые его работы жестко критиковались и критикуются как в Армении, так и некоторыми историками и публицистами диаспоры. Эту статью я прочитал раз, наверное, пять.

Чем же меня все-таки привлекла фигура этого исследователя? Скажу сразу, что не научными взглядами, их я оценивать не могу, это скорее дело тех ученых, кто профессионально этим занимается, но о них я все равно упомяну. Привлекло же меня его желание, стремление и призыв к диалогу двух народов. В этом я его полностью поддерживаю, так как убежден, что столкновение противоположных взглядов позволит им (армянам и туркам) более полно и разносторонне понять не только предмет дискуссии, но и приблизиться хоть ненамного к истине. Этот диалог важен еще и тем, что дал бы возможность армянам убедиться, что далеко не все стереотипные представления о турках соответствуют реальности. «Есть и такие турки, кто пытается в очень сложной политической обстановке переосмыслить свою историю, включая историю массовых убийств армян в Османской империи», – пишет в своей статье ученый. Эта фраза Рональда Григора Сюни меня не удивила, поскольку я очень хорошо помню, как мой однокурсник Джумхур, турок по национальности, тоже мне про это говорил.

Основные идеи американского исследователя сводятся к следующему. Сам факт Геноцида армян ученый признает, отдельно подчеркивая, что ничто не может служить оправданием или обоснованием массовых убийств, этого злодейского преступления против человечества (с. 92). Автор отмечает, что причины Геноцида все еще остаются слабо изученными. Просмотрев несколько статей, лично мне удалось найти следующие: расизм турок; их религиозная нетерпимость; зависть к армянам (по экономическим и социальным причинам); пантуранизм и т. д. Позиция Рональда Григора Сюни отличается от вышеперечисленных: он утверждает, что депортации и массовые убийства армян не были запланированы задолго до самих событий, а стали результатом решений, принятых правительством младотурок в момент поражения, когда им представился удобный повод. Прикрываясь военными действиями, испытывая страх перед лицом воображаемой угрозы территориальной целостности империи и обороноспособности страны, которая будто бы исходила со стороны армян – «подрывного элемента», сотрудничавшего с наступающей русской армией, – младотурки решились раз и навсегда покончить с «Армянским вопросом», полностью устранив армян из Восточной Анатолии (с. 88–89). Второе его положение заключается в том, что Геноцид армян 1915 года нельзя рассматривать как простое продолжение массовых убийств армян турецкими властями, которые случались и ранее, – это, по мнению Рональда Григора Сюни, была принципиально иная, гораздо более радикальная попытка решения «Армянского вопроса» (с. 80). И, наконец, исследователь отмечает, что Геноцид был вызван не столько ненавистью турок к армянам как к расе или нации, сколько амбициозными планами воссоздания на новом фундаменте Османской империи, которые предполагали пантуранскую экспансию на восток.

Значительная часть этой самой статьи посвящена истории тех семинаров (2000, 2002, 2003 и 2005 гг.), которые были организованы усилиями в первую очередь самого Рональда и его учеников. Примечательно, что пусть и не сразу, но к работе семинаров стали присоединяться не только армянские ученые диаспоры, но и исследователи из самой Армении. Основная цель этих семинаров, судя по ремаркам их авторов, сводилась к попыткам деполитизации проблемы Геноцида и открытой дискуссии, стремлению к диалогу, в ходе которого армянским и турецким историкам удалось бы перейти от взаимных обвинений и отрицания фактов к чему-то более конструктивному (с. 100).

Мне бы хотелось поделиться некоторыми своими мыслями по этому поводу. Прежде всего обращу еще раз внимание на эпиграф к тексту моего сочинения. Мне очень хочется надеяться на то, что решение таких острых проблем следует искать за рамками сложившихся националистических парадигм, которые мешают понять события тех времен. Я также убежден в том, что разрешить споры вокруг этой проблемы могут только исторические свидетельства и убедительная аргументация, а не голословные обвинения. Вплоть до сегодняшнего дня армянская историография обвиняет всех турок, отводя армянам лишь роль пассивных страдальцев и представляя всю историю Османской империи как путь, с неизбежностью ведущий к этой страшной трагедии. Для большей части армянской элиты признание Геноцида – это первый шаг к тому, чтобы поднять вопрос о «территориальных репарациях». Официальная позиция турецкого государства отрицает Геноцид и утверждает, что Геноцида не было (все эти смерти произошли в результате гражданской войны, эпидемий и голода). Турки, безусловно, боятся признать преступления, совершенные их предками в прошлом, потому что признать, что основатели современного турецкого государства, которых сегодня почитают как героев, были причастны к содеянному злу, означает поставить под вопрос самые основы легитимности страны (с. 112). Очевидно одно – ни армянам, ни туркам, ни науке в целом не принесет пользы диалог лишь с самими собой или с теми, кто полностью разделяет одну точку зрения.

Нужно ли признать Геноцид армян? Конечно, да. Другого ответа здесь просто быть не может! Нужно ли армянам об этом помнить? Безусловно, да, поскольку эта частица исторической памяти народа является одной из ключевых составляющих идентичности армян. Но эти и другие вопросы следует решать только в диалоге.

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top