online

Мозаика Еревана. От мастерской до завода «Занги»

Мозаика ЕреванаПортал «Наша среда» продолжает публикацию глав из книги Эдуарда Авакяна «Мозаика Еревана». Благодарим переводчика книги на русский язык Светлану Авакян-Добровольскую за разрешение на публикацию.

В годы мрачного персидского владычества старый Ереван жил в русле закрытых экономических отношений, не был связан с соседними странами и даже городами. Но ремесла в нем развивались, порою переживали некоторый прогресс.

По обычаям того времени ремесленники, согласно своим интересам, трудились отдельно друг от друга по разным кварталам города, а на рынке имели свои ряды. На знаменитой «Шилачи магле» работали красильщики. Там они красили только в красный цвет, а те, кто в синий или другие цвета назывались «бояхчи», и был у них свой квартал, ближний к ущелью Зангу. В старом Норке было развито гончарное производство, керамика, их называли «чолмакчи». Конечно, в старом Ереване были развиты и другие ремесла: сапожники, портные, седальщики, шапочники, ювелиры, паяльщики… У каждого была своя мастерская. В дальнейшем только, когда Восточная Армения оказалась под властью России, ремесленники по европейскому образцу стали постепенно объединяться, составлять товарищества. Каждое такое товарищество имело старшего мастера, назывался он «устабаши» и общего казначея. Их выбирали на общем собрании — «бросая камень», и правили они три года. Честь товарищества, запятнанная тем или иным поступком, осуждалась: судили строго всем товариществом, наказывали виновного. Интересно и то, что представители разных ремесел имели своего покровителя, так называемо прародителя, и его портрет с инструментом в руках всегда изображался на знамени товарищества. Например, прародителем плотников считался Ован, портных — Енок, брадобреев — Меликседел, кожевников — Симон Царуни… И каждый год ремесленники торжественно отмечали день рождения своего прародителя, приходили со знаменем на церковное празднество. Такие торжества обычно завершались особенным образом: устабаши вместе с благословением священника объявлял их варпетами (мастерами).

Среди ремесел в начале XX века в старом Ереване выделялось кожевенное дело, которое взял в свои руки Арсен Габриелян, очень деятельный человек, обладавший многими умениями.

Заводского кожевенного производства в современном смысле этого слова в старом Ереване не было. Действовали отдельные небольшие производства, а когда они объединились, создали завод с небольшим, примерно, в десяток человек рабочих. Кожу на этом заводе обрабатывали доморощенными способами, как говорится, по старинке. Назывались эти рабочие «дабагханы». Такие первые мастерские-заводы располагались в ущелье Зангу, это и понятно, ведь для обработки кожи необходимо было много воды. На высоком берегу Дзорагюха находились несколько таких кожевенных заводиков. Земляные стены и пол в просторных помещениях, огромные карасы (кувшины), в которых замачивали, снимали волос, делали сырую кожу. А шкуры, необходимые для выработки кожи, привозили с городских боен или из ближних селений. Сначала со шкур снимали волос, а потом их расправляли, дубили, красили. Конечно, в то время такими способами невозможно было достичь высокого качества. После всего этого кожа попадала на рынки, заведомо получив разрешение от местных властей. Такое разрешение получал не каждый. А кто имел, тот пользовался полным правом на продажу.

1894 год. Арсену Габриеляну удается объединить несколько кожевенных мастерских. Такое объединение вскоре дало положительный результат: повысилось качество кожи, а значит, и спрос. Постепенно производство превратилось в настоящий завод, повысилась производительность труда, и завод Арсена Габриеляна стал самым передовым кожевенным предприятием Закавказья, с широкой выработкой кожи (хром, шевро и др.). Число рабочих увеличилось, и в 1914-1915гг. достигло примерно тысячи человек — все они были умельцы, специалисты своего дела. Завод получил звонкое название — «Занги».

Но Арсен Габриелян относился к тем начинателям, которые не останавливаются на достигнутом. Он отлично понимал и хорошо знал на собственном опыте, что, как говорится в народе, «одной рукой не поаплодируешь». И в связях завода появляется Россия, ее кожевенные предприятия, а очень скоро и европейские страны. Из-за границы получают новое оборудование для обработки кожи, инструментарий, химикаты. Для твердой основы в будущем Арсен Габриелян привлек к работе четырех своих сыновей: Давида, Габриэла, Айрапета и Седрака. Они стали преданными мастерами своего дела, создали новые изобретения в области кожевенного дела. Айрапет Габриелян был талантливым изобретателем и создал такой прибор для обработки кожи, который произвел настоящий переворот в этом деле.

В дальнейшем продукция, выпускаемая братьями Габриелянами, не только по качеству, мягкости, но и разнообразием окраски, блеску получила награды и грамоты на международных выставках. На Кавказской выставке она удостоилась Золотой медали, а на европейских промышленных и сельскохозяйственных выставках получила золотые и серебряные медали.

Улица Астафьян, дом № 1/4, 1910 год. По проекту известного архитектора Б. Мирзояна был построен прекрасный особняк из черного туфа братьев Габриелянов. В доме было два входа, украшенных каменными рельефами и тонкой оправой. Окна, обрамленные изящными цепями, тоже выполнены из камня.

В 20-ые годы прошлого века особняк отобрали у владельцев, а через несколько лет над двухэтажным особняком сделали надстройку, совершено не гармонирующую с общим видом и архитектурным замыслом.

Давно нет завода «Занги». И только дом с уродливой надстройкой напоминает о его владельцах — братьях Габриелянах, так много сделавших для развития производства родного Еревана.

 

Эдуард Авакян

Продолжение

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top