online

Мозаика Еревана. О чем рассказывают улицы и дома старого Еревана

Портал «Наша среда» продолжает публикацию глав из книги Эдуарда Авакяна «Мозаика Еревана». Благодарим переводчика книги на русский язык Светлану Авакян-Добровольскую за разрешение на публикацию.

Старый рынок. Фото 1914 года

Старый рынок. Фото 1914 года

До поворотного исторического момента, когда Восточная Армения вошла в состав Российской империи, Ереван был типичным азиатским городом с одноэтажными зданиями, лабиринтами кривых улочек, рыночной площадью — майданом, и, наконец, Старой крепостью с ханским дворцом и мечетями. Армянскими были церкви, с характерной архитектурой. Дома в Ереване, по расссказам путешественников, в основном были из сырой глины, серые, неприметные; крыши плоские, земляные, на них весной росла трава и цветы, а дождливой осенью и зимой, когда таял снег, такие крыши всегда протекали. Дома были очень невзрачными со стороны улиц, часто без окон. И только дворы зеленые, с яркими цветниками. Причина такой невзрачности и бедности была не только в сменяющих друг друга войнах и нападениях врагов, когда город переходил из рук в руки, то к туркам, то к персам, но и вследствие частых землетрясений, которые еще более разрушали город, и без того напоминающий груду развалин. Достаточно вспомнить разрушительное землетрясение 1679 года, которое сравняло с землей не только жалкие домишки и строения, но и старые церкви, многие из которых в дальнейшем так и не были восстановлены.

Когда русские войска после долгих лет войны с большим трудом заняли Ереван и за эту победу генерала Паскевича стали называть Ереванским, сам император Николай I приехал сюда, пожелав собственными глазами лицезреть гору Арарат. Что же увидел он: повсюду глинобитные дома с плоскими крышами, глиняными были здесь даже прославленные крепостные стены. С четырех сторон земля, пыль, серость. И разочарованный царь назвал Ереван «глиняным горшком». Да и Арарат он так и не увидел. Несколько дней подряд Арарат был скрыт в тумане. Рассказывают, что когда карета русского царя достигла высот Канакера, туман неожиданно рассеялся. «Ваше величество, Арарат!» Но рассерженный Николай I ответил: «Если Арарат не пожелал увидеть меня, то и я не желаю смотреть на него!» Так и уехал царь обиженным. А улица на Конде, на которой он жил несколько дней в Ереване, стала называться «Царской». Русский путешественник Д. Мордовцев, словно повторяя слова самодержца России, писал в «Путешествии к Арарату»: «…глиняные дома с плоскими глиняными крышами… все глина и глина, если б только не разнообразила и не красила эту сплошную глину чарующая роскошь зелени, которая и превращает эту глиняную огромную печь во что-то роскошное, волшебное…»

Строиться и принимать городской облик Ереван начал медленно и сравнительно недавно. Первый проект города был составлен в 1850 году. В 1863 году открылась единственная, довольно широкая для того времени улица, называвшаяся Астафян (ныне улица Абовяна). Она связала Норк с центром и тянулась вниз, к крепости. В дальнейшем были проложены новые улицы, параллельные Астафян, которые, в отличие от старых кривых и узких, были прямыми, а новые дома строились уже из туфа, часто двух-этажные, с железными крышами. Среди этих строений выделялись здания губернской управы — Думы, гимназий (мужской и женской). Авторами новых домов были в основном архитекторы, приглашенные из других городов.

otel_London_Astafyan, 1899

Отель «Лондон» на ул. Астафян. Фото 1899 года

Через несколько лет, в 1906-1911гг., в Ереване был составлен проект застройки города, автор его архитектор Б. Меграбян. Этот проект и стал основой городского строительства. В 1906 году из центра города к железнодорожному вокзалу пошла первая конка Еревана. Среди новых домов можно отметить несколько, которые, к счастью, сохранились до наших дней: Ереванская мужская гимназия (построена в 1911—1915гг., архитектор В. Симонян); Женская гимназия (построена в 1881 году, архитектор фон дер Нонне); Учительская семинария (построена в 1881 году, архитектор Б. Меграбян).

После присоединения к России в городе оживилась торговля, открылся ряд предприятий. И богатые люди начали строить на разных улицах Еревана дома, особняки, которые отличались вкусом, интересными архитектурными решениями, красивыми фасадами, узорчатыми карнизами и окнами. К сожалению, многие из этих домов стали жертвой так называемых строителей «коммунистического Еревана», охваченных истерией разрушения всего старого.

При прокладке Главного проспекта были разрушены многие старые дома, построенные на Царской и Бебутовской улицах. Интересно, что за последние 70 лет названия этих и других ереванских улиц менялись дважды: Царская стала Спандаряна, Бебутовская — Свердлова, и наконец, сегодня они стали улицами Арами и Фавстоса Бузанда. Эти дома украшали своеобразные и оригинальные уличные балконы, с витыми колоннами, деревянными узорчатыми перилами. И никто из ереванцев не постарался сохранить хотя бы один из них, как экспонат для музея истории Еревана.

Там, где сегодня завершается Главный проспект, его базальтовые и бетонные площадки находятся между существовавшими когда-то Царской и Бебутовской улицами дом, на фасаде которого высечено: 18-14/3-98 Бр.М. Это дом известных в городе владельцев магазинов ювелирных изделий и часов братьев Гегама и Ованеса Мнацаканянов. В свое время они были связаны с торговыми фирмами России, Польши и других стран.

Такие молчаливые свидетельства истории Еревана — это надписи на сохранившихся домах и воротах, несмотря на то, что наши «революционеры-пуритане» пытались стереть все, что напоминает нам о прошлом. По соседству с винным заводом «Арарат» доживает последние дни полуразрушенный дом, на его больших воротах из туфа едва видна надпись: «А. и Т. Африкяны». Это одно из свидетельств, оставшихся нам об известных Африкя нах, вклад которых в развитие нашего города так велик.

Двухэтажный дом Африкянов с красивыми металлическими балконами, орнаментом и узорчатым карнизом находится на бывшей Тархановской (ныне ул. Пушкина), а неподалеку, на улице Неркарарнери (ныне ул. Терьяна), другой дом Африкянов, на котором оригинальный орнамент фасада: маленькие мальчики, сидящие на утках; по краям же здания высечены бычьи головы с цепями.

На улице Тер-Гукасова (ныне ул. Налбандяна) сохранился двухэтажный дом из черного туфа, высокая парадная дверь которого с двух сторон украшена головами львов, между которыми, несмотря на старательно стираемую когда-то надпись, фамилия хозяина на русском языке: ГИЛАНЯНЦЪ. На той же улице был расположен двухэтажный дом, с двумя балконами, с красивым высоким фасадом, который инкрустирован вензелем с русскими буквами «МФ». К сожалению, дом этот уже разрушен.

Норк-Норк. Фото 1910 года

Норк-Норк. Фото 1910 года

На Губернской (ныне улица Республики) удивляет красотой дом в два этажа из черного камня, с длинным и широким балконом верхнего этажа, выходящим на улицу и опирающимся на два столба. Это дом известных в Ереване и России промышленников, владельцев первого чугунолитейного завода братьев Исаака и Ерванда Тер-Аветиковых. К сожалению, дом этот был отобран у владельцев и постепенно разрушается.

Особняк мецената, торговца Николая Тер-Григоряна, находящийся на Назаровской (ныне улица Врамшапуха), был одноэтажным, однако отличался красотой, и, к сожалению, был разрушен. Осталась лишь могила этого добродетельного армянина во дворе церкви Зоравар в Ереване.

А дом одного из братьев Тер-Аветиковых — врача, находится в начале улицы Астафян (ныне ул. Абовяна), представляет довольно оригинальное сооружение с небольшими висячими закрытыми балконами, красивым раствором окон и дверей. Здесь находилась частная больница. На ул. Астафян сохранились и другие дома, отличающиеся своеобразием архитектурного решения.

Удивительно, что ни один орнамент, ни один узор или карниз, украшающие эти здания, не повторяются, делая более разнообразным архитектурное убранство улицы, однако среди этого разнообразия особо выделяется дом врача Ованесяна, исполненный в восточном стиле, с разноцветным витражем на окнах и т.п. (ныне здесь расположен АОКС).

Говоря о постройках старого Еревана, нельзя забывать о его мостах. Над рекой Зангу (Раздан) было три моста: первый у селения Канакер, второй — близ Дзорагюха. Оба они не сохранились. Остался лишь третий, который находится близ старой крепости, в ее северо-западной части. Это Красный мост, построенный из красного туфа, называли его также мост Ходжа-плав (Ходжа-плав — один из богачей Канакера, который восстановил мост после землетрясения).

В одной статье рассказать обо всех домах Еревана, связанных с именем меценатов, богачей, торговцев и др. — невозможно. Но печально, что мы сами поспешили разрушить свидетельства нашей истории, и сегодня, когда, наконец, взялись за ум, нам следует, как зеницу ока, хранить то малое, но очень ценное из нашего прошлого, сохранившееся в нашей древней столице.

 

 

Эдуард Авакян

Продолжение

Фото сайта: www.hinyerevan.com

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top