online

Николай Рыжков. Мир и энергетические ресурсы

Нефть в современном мире

RyzhkovГоворя о жизни России в современном мире невозможно обойти острой экономической и политической проблемы – проблемы энергетических ресурсов, и в первую очередь нефти и газа.

Прежде всего, следует отметить, что основой напряженности в мире является стремительное развитие нового топлива – нефти и газа. За полтора века этот вид энергии с средины XIX века из провинциального мелкого предпринимательства превратился в основной вид энергии современной промышленной революции, пережил две мировые войны, став основой жизни человечества.

Люди не задаются вопросом, что послужило стремительному развитию городов, научно-технического прогресса, породило в XX веке новые виды транспорта – автомобили, самолеты и различную бытовую технику, стремительное развитие компьютеризации и информационных технологий и т.д. Нет необходимости говорить о развитии новых видов вооружений, освоении космоса и т.д. Народ в своей массе не думает об этом истоке своего благополучия. Люди считают, что оно дано Богом и так будет всегда. «Блажен, кто верует, тепло ему на свете». В реальной жизни эти иллюзии остаются иллюзиями. Дело в том, что «золотой миллиард», кроме США, не имеет ресурсов этого топлива. Сегодняшнее соотношение населения – 7 миллиардов к 1 миллиарду, безусловно, стремительно подталкивает к противоречиям в мире. Несправедливость в ценовой политике «золотого миллиарда» подталкивает к противоречию между странами производителями нефти и газа и его потребителями.

Мир стремится балансировать между экономическими методами и прямой агрессией в отношении стран-производителей топлива. Разве причиной войны в Ираке было наличие надуманного оружия массового поражения? Прошли годы, и это оружие так и не было найдено. Что искать если его и не было? А вот нефть была и есть. Подобное произошло и с Ливией. А разве не случайно уже многие годы сгущаются тучи над Ираном? Кто же рождает эти тучи и бесконечные санкции против этой страны. Гадать не надо. США со своими союзниками, верными вассалами.

В связи с этим есть необходимость более подробно остановиться на действиях этой страны. Именно она создает экономический климат мира, но не в этом проблема. Следует вдуматься в следующие данные. Численность населения США более 300 миллионов человек или примерно 5 процентов жителей земного шара. Вникните в нижеприведенные цифры. Американская экономика потребляет 22 процента от мирового производства газа, 24.1 процента от мирового потребления нефти. Собственных запасов этого топлива в США очень мало. Бытует мнение, что Америка в любой момент может нарастить добычу нефти, и что они якобы сознательно  сейчас замораживают ее добычу на своей территории. Кому то было очень выгодно рассказывать сказки о законсервированных запасах, якобы она остановила добычу нефти по причине ее стратегического назначения. На самом деле США давно уже включили свою нефтяную индустрию на полную мощь. Америка является третьим в мире производителем нефти после Саудовской Аравии и России.

Подобное положение складывается и с Западной Европой. Но к этому следует добавить потребности динамично развивающихся Китая и Индии, стран тихоокеанского региона. Из создавшегося положения можно сделать вывод, что все крупные экономики ждет углеводородный голод. США, Европа, Китай, Индия, Япония обречены конкурировать друг с другом за  использование энергоресурсов мира. Конкурировать экономически, конкурировать вплоть до использования военных методов.

Несколько выше я уже касался примеров решения «нефтяного» вопроса военным путем. То, что это будет происходить и в дальнейшем, гадать не надо. Передо мной лежит труд Д. Ергина «Добыча». Он и многие специалисты считают, что первоочередной целью Гитлера была необходимость защитить месторождения в Румынии, а также захватить советский Баку. А там прямая дорога к захвату Ирана и Ирака. Как ни парадоксально звучат эти слова, нефть – кровь экономики и в тоже время это и кровь войны. Решение проблемы обеспечения углеводородным топливом военным путем сейчас очень сильно отличается от Первой мировой войны, которая в своей основе тоже имела нефтяную составляющую, и от Второй мировой войны.

Главным предупредительным ударом в отношении военной жертвы является информационная война, по существу – Третья мировая. К настоящему времени уже имеется колоссальный опыт «артиллеристской» подготовки. Борьба с «преступными» режимами – вот главная причина таких войн. Нефть остается в тени. Так было с расчленением Югославии, Ираком, Ливией, Сирией, на очереди Иран. «Промывка мозгов» населения этих стран не остается бесследной. Как мог ливийский народ так жестоко лишить жизни Каддафи и его семью? Они зверски издевались над тем, кто дал своему народу очень многое. Подобное может произойти лишь со страной, где хорошо поработали агенты влияния и их пятая колонна. Если не удается расшатать весь народ, находят пути смещения его лидера.

Подобное происходит и у нас в России. В «лихие» 1990-е годы, когда царила полная неразбериха во власти, страна оказалась в гибельных объятиях Запада, особенно США. Открыто давали деньги за поддержку у власти руководителей-друзей Запада. Мы потеряли и политическое, и экономическое, и нравственное лицо. Вот такими мы им и были нужны, стоящие в очереди в ожидании, когда наша нефтяная промышленность и все запасы окажутся на Западе.

В настоящее время Россию обложили как волка: санкциями, запретами, эмбарго и т.п. Причина – политика В. В. Путина. Она не вписывается в создаваемую политическую мозаику, где главная – Америка, а остальные слепо копируют и исполняют ее наказы. В своей деятельности Президент России преследует цель сохранить страну, не дать кому-либо диктовать свою волю, если она не совпадает с нашей позицией. Народ поддерживает такую политику и своего Президента. Слишком глубоко запали в сознание нашего общества трагические и героические годы Великой Отечественной войны.

Предлог сегодняшнего визга – присоединение Крыма к России, который по воле труднопредсказуемого Хрущева 60 лет тому назад, без всяких веских причин оказался в состав Украинской ССР. Появились и другие надуманные причины – влияние на гражданскую войну Донбасса с центральной властью в Украине. Была бы цель, а причину – «поддержку демократии», – США всегда найдут. У них очень большой опыт в этих делах и различных методах их осуществления: прямое вторжение, смена неугодного лидера страны, различные «цветные революции» и т.д., и т.п.

Впервые в своей жизни я столкнулся с такими бесцеремонными действиями США и ее сателлитов в 1980-м году, после ввода наших войск в Афганистан. Они объявили эмбарго на поставку труб большого диаметра, компрессорных агрегатов и другого оборудования для строительства трубопровода, в том числе в Европу. Кстати, войска Советского Союза находились в Афганистане 10 лет. Кроме упомянутых санкций, во всем мире проводились различные манифестации, митинги и т.п., инспирированные действиями США и их союзников. В настоящее же время американские войска находится в Афганистане уже 14 лет, а в мире как бы все тихо и благопристойно. В этом иллюзия современной мировой политики, когда после разрушения великого государства СССР, США вершат свои темные дела без оглядки на кого-либо.

Через несколько лет после тех событий у нас в стране с визитом находился премьер-министр одной из скандинавских стран. В беседе он поинтересовался, насколько объявленное эмбарго на нефтегазовую технику оказало воздействие в СССР. Каково же было его искреннее недоумение, когда я ему сказал, что мы благодарны им за этот шаг. Произошла мобилизация собственных ресурсов, налажено изготовление закупаемого оборудования у себя и т.д. В течение одного года мы построили в Челябинске цех по производству труб большого диаметра для газопроводов. И построили и освоили их производство! Несколько наших ведущих заводов очень быстро освоили изготовление газоперекачивающего оборудования с техническими характеристиками, не уступающими новейшим зарубежным.

Нечто подобное происходит в стране и сейчас, когда весь Запад обрушился на нас. Рейтинг Президента государства достиг 80-ти процентов!!! Чем же это вызвано? Многие мыслящие люди убеждены, что энергия действий рождается от преодоления кризиса. Так было после Гражданской войны, так было в период индустриализации страны в 1930-е годы. В Великой Отечественной войне народ сплотился и победил злейшего врага. Если уж посмотреть на этот русский феномен, то надо вспомнить свою историю, переломные годы в его существовании – это и битва на Куликовом поле, положившая начало освобождения от татаро-монгольского ига, Смутное время, Отечественная война 1812 года, революция и т.д. Вот такой уж мы народ, и это требуется знать, желающим получить жирный кусок.

Из достаточно большого арсенала борьбы с СССР, а ныне РФ, можно выделить политику, проводившуюся президентом США Р. Рейганом. Анализируя действия Запада против своего врага России, в начале 1980-х годов был сделан главный упор на экономическую борьбу. Надо полагать, что к тому времени было ясно, что уже был достигнут военный паритет. Цели и средства такой политики были разработаны в серии секретных директив, подписанных Рейганом в 1982 и 1983 годах. Даже сейчас, по прошествии 30 лет, бросается в глаза его абсолютная уверенность в своих помыслах и действиях.

Я не ставлю своей задачей анализировать основные положения этих документов. Я коснусь только некоторых их аспектов. Одним из главных направлений этих доктрин была компания по резкому уменьшению поступления твердой валюты в Советский Союз, в результате снижения цены на нефть в сотрудничестве с Саудовской Аравией. Сейчас многие секретные документы той поры уже открыты для анализа. Так в секретном докладе ЦРУ «СССР. Проблема дефицита твердой валюты» приведены расчеты, в которых говорилось, что снижение их на 1 доллар за баррель (159 литров ) приводит к потере годовой прибыли в размере от 500 миллионов до 1 миллиарда долларов. Но учитывая, что падение цен было значительно большим, дается оценка, что потери СССР от падения цен в 1986 году составили 13 миллиардов долларов. Главными проводниками и разработчиками этого курса экономической войны с СССР были У. Кейси (директор ЦРУ) и К. Уайнбергер (министр обороны США). Сложилась четкая система в реализации этой стратегии. Совет безопасности преследовал Россию, а Уильям Кейси и Каспар Уайнберг следили за тем, чтобы эта стратегия достигла станции назначения.

В своей книге «Победа» Л. Шейнер детально, даже поминутно проанализировал неоднозначные полеты в Саудовскую Аравию и страны Запада. Чтобы иметь представление об этом отце экономической, особенно энергетической войны, я позволил процитировать выдержки из статьи С. Вермишевой: «Кейси заявлял: “Если бы это зависело только от нас, они не добыли бы ни грамма нефти. Мы сделаем все, что только в наших силах, чтобы другие страны воздержались от покупки советской нефти”». Приведем и другое его признание: «Администрация неоднократно делала нажим на французское правительство и нефтяные предприятия, чтобы они не покупали советскую нефть»; «США и союзники будут искать альтернативные источники энергии, чтобы уменьшить зависимость Европы от поставок советского природного газа».

С заключением о том, что полика Рейгана, непримиримого врага СССР, в конечном итоге привела к распаду СССР, я позволю себе не согласиться. Распад Советского Союза имеет более глубокие социально-политические и экономические внутренние причины, не исключая и последствий многолетней информационной деятельности Запада. Но нельзя отрицать того и факта, что иезуитский шаг нанес серьезный вред нашей стране. Валюта в основном направлялась на приобретение новых заводов, оборудования, современных технологий. Непосредственно на обыденной жизни людей это не сказалось, так как советская экономика была слишком слабо интегрирована в мировую экономику. К примеру, продуктами питания мы были обеспечены на 90 процентов и около 10 процентов покупали в социалистических странах, практически за бартер. Подобное положение было и с медикаментами и др.

Через 30 лет повторилась ситуация тех давних времен. Снова в обойме экономическая война, в отношении России было взято много из того времени. Не надо быть прозорливым экономистом и политиком, чтобы определить болевые точки российской экономики: более половины государственного бюджета в стане формируется за счет нефти и газа, в то время, когда валюта идет не на воспроизводство, а на закупку товаров первой необходимости (продуктов питания, медикаментов, промышленных товаров и прочее). Вот в чем отличие нынешнего положения от тех времен тридцалетней давности.

Выходить из создавшегося положения сейчас намного сложнее, чем в те годы. Перед руководителем государства стоят многоцелевые задачи. В первую очередь нельзя дальше жить на ржавой нефтяной игле, необходимо развернуть программу импортозамещения, новой индустриализации и т.д. Для этого нужно время, ресурсы, в том числе и квалифицированные специалисты, которых мы растеряли в «лихие» 1990-е годы. Но самое главное, надо, чтобы политическое руководство страны понимало это и настойчиво реализовывало в своих действиях. Но самое главное – люди должны осознать, что их решимость и сплочение общества не имеют альтернативы. Можно и нужно отрегулировать цены на энергоносители, отрегулировать курс рубля, но если мы не поймем сложности положения, «друзья» с Запада и, особенно из-за океана найдут новые доктрины для разрушения России. Наша судьба в наших руках!

 

Нефть страны Советов и России

В нашей отечественной истории бывали периоды, когда в силу определенных обстоятельств мы занимали лидирующую роль, и когда мы оказывались на обочине мирового технического прогресса. Говоря о развитии нефтяной, а затем и газовой промышленности, можно уверенно заявить о том, что дореволюционная Россия, Советский Союз и современная Россия всегда занимали ведущие места в этой сфере.

Как уже было сказано, нефть – это кровь экономики, но также и кровь войны. За полтора века после открытия и организации добычи нефти в мире произошли многочисленные политические катаклизмы, случаи изменения общественного строя. Но, несмотря на все это, нефтяная промышленность мира и нашего государства динамично развивалась. Это объясняется тем, что нефть была основой нового витка прогресса человечества.

Подтверждением тому является история рождения отрасли в мире и в России. Мало кто знает, что первая нефтяная промышленность в России возникла еще в середине XVIII века. Примечательно, что в США это произошло, как известно, в середине XIX столетия, то есть 100 лет спустя. В XIX веке происходило состязание российской и американской нефтяной промышленности. В результате этого соперничества в 1898 году добыча российской нефти достигла 7.960 миллионов тонн. И только в 1901-м американские нефтяники вернули себе пальму первенства.

Начиналось с «масла каменного». На Енисее и берегах Байкала местные жители собирали «сибирское каменное масло». Его многие жители использовали в качестве мази от «ломотных болей» и для заживления ран. Можно говорить о неустанном интересе всех правителей России к этой проблеме, начиная с Петра I. Ему доложили, что в районе Баку находилось 66 действующих колодцев и 16 нефтяных амбаров. Особенно же большое развитие добыча нефти получила в конце XIX века. Знаменательным событием начала этого века стало возвращение Апшеронского полуострова в состав России в 1813 году. В то время на полуострове находилось 126 колодцев с «черной» нефтью и один с «белой».

В экономике России были проведены большие организационные меры по развитию отрасли, развития техники для определения залежей нефти, ее добычи, переработки, транспортировки. В 1899 году в мире было уже 10 нефтедобывающих стран. И в целом было добыто 12.6 миллионов тонн нефти против 12 миллионов в 1894-м. Российская нефтяная промышленность добыла 51.6 процента от мировой добычи, обогнав США.

Революция 1905 года, особенно революционные события на Апшеронском полуострове, отбросили Россию по добыче нефти почти на десятилетие. Но главное – Великобритания получила возможность скупать за бесценок разрушенные промыслы на Апшеронском полуострове. Восстановленная нефтяная промышленность дала в 1912 году 9.33 миллиона тонн нефти, тогда как США в это время добывали уже 30 миллионов тонн. Страна встретила Первую мировую войну в 1914 году с добычей 9.308 миллиона тонн, тогда как США в то время добыли 36.94 миллиона. Революция 1917 года создала экономический хаос в промышленности и транспорте. Все это не могло не сказаться на добыче нефти. Объем ее добычи в этот год составил 8.76 миллиона тонн, в то время как США добыли 46.53 миллиона тонн.

Гражданская война усугубила положение в этой сфере. В 1920 году в стране было добыто 3.73 миллиона тонн нефти, т.е. добыча скатилась на уровень 1889 года. Срочные меры по реанимации отрасли, подготовка кадров, подключение новых нефтяных районов Перми, Татарстана и т.д., позволили Великую Отечественную войну в СССР встретить добычей в 1940 году в объеме 31.1 миллионов тонн. Положение в первые годы войны было критическое. Так, по мнению военных специалистов, советская нефтяная промышленность могла обеспечить потребность армии на год войны по авиационному топливу только 26.6 процента, по дизельному топливу – на 67.1 процента, авиационному маслу – 11.1 процента. Таким образом, перед руководством страны встал вопрос об обеспечении минимальных потребностей фронта в нефтепродуктах.

С первых дней войны ГКО принимает срочные решения по увеличению добычи и переработки нефти на Апшеронском полуострове, Северном Кавказе. Одновременно принимается решение об ускоренном освоении залежей «Второго Баку» – Башкирии, Татарии, Перми, Самарской и Оренбургской областей и т.д. Принимается решение о добыче нефти в Туркмении и Казахстане. Несмотря на большие ограничения потребления нефтепродуктов в народном хозяйстве и населением, все равно для армии топлива не хватало с учетом увеличения производства боевой техники, особенно самолетов. Так, по данным статистики, в 1941 – 1945 годах было произведено авиабензина в объеме 5 миллионов 539 тысячи тонн; в то же время авиацией Красной Армии было израсходовано 4 миллиона 481 тысячи тонн авиабензина и авиацией соединений МВФ – более 500 тысяч тонн.

Большую помощь оказали поставки нефтепродуктов в рамках системы ленд-лиза. По официальным данным в целом из США было поставлено 2 миллиона 159 тысяч 336 коротких тонн нефтепродуктов. Особо следует отметить, что бензин с высоким октановым числом свыше 99 составил 1 миллион 197 тысячи 587 тонн. Учитывая, что самолеты потребляли бензин Б-78, поставленный высокооктановый бензин использовался в качестве добавки к бензину, производимому в стране.

Послевоенная пятилетка стала довольно успешной для нефтяников. Был восстановлен нефтяной потолок добычи. Налажено производство отечественного оборудования для бурения и добычи нефти и газа. Отрасль наполнилась квалифицированными специалистами. В качестве примера можно привести освоение буровых установок на Уралмашзаводе. Еще шли бои за Берлин, а завод получил задание проработать предложения по производству буровых установок. Дело в том, что до войны у нас не было собственного производства этого оборудования. В июле 1945 года Совет министров СССР обязал Уралмашзавод начать выпуск установок для глубокого бурения. В качестве привода механизма установки были использованы танковые дизеля, выпускаемые на соседнем заводе. В 1970 году он производил 365 установок в год!

В октябре 1952 года состоялся XIX съезд ВКП(б), принявший пятый пятилетний план развития СССР на 1951 – 1955 годы. Исключительное внимание партийно-политического руководства страны уделялось нефтяной промышленности. Намечено было увеличить ее рост до 85 процентов, довести ее объем до 78.25 миллиона тонн в 1955 году. Развивающейся и уже восстановленной экономике страны нужно было иметь такие объемы нефти.

Итак, нет необходимости и дальше останавливаться на истории отрасли. Страна отдавала все для получения «крови экономики», да и «холодная война» требовала все больше и больше «крови войны». Благодаря постоянному вниманию к развитию отрасли, результаты здесь были огромные. Если в 1940 году добывалось 8,8 миллиона тонн нефти, то в 1988-м году – 624 миллиона тонн. Это был результат работы отрасли от освоения новых территорий, развития науки и техники. Все это подробно освещено в специальной литературе и вряд ли целесообразно повторять подобные цифры.

Что же касается развития нефтяной отрасли в новой России, то объективно говоря, начало 1990-х годов были тяжеловатыми для отрасли. Глубокий экономический кризис, распад системы управления отраслью, полную неразбериху вносили проводники «чикагской экономической школы» во главе с малоизвестным в экономике страны младореформатором Егором Гайдаром. О действиях этого специалиста уже много сказано. К сожалению, его действия по разрушению реального сектора экономики, ориентированные на экспорт энергоресурсов, до сих пор не ушли в прошлое.

Распад Советского Союза поставил окончательный крест на экономической стратегии СССР, разработанной на период до конца ХХ века, где намечалось в завершающем году ХХ века добыть 700 – 715 миллионов тонн нефти. Кризис в экономике и в отрасли привел к небывалому падению добычи. Если в 1992 году объем добычи нефти составил 399,5 миллионов тонн, то в 1993-м – 354 миллиона тонн. В 1994 году было добыто 317.8 миллиона тонн, а в 1995 году – 306.7 миллиона тонн. Лишь начиная с 2000 года произошел новый подъем добычи нефти. В 2011 году добыча составила 527.4 миллиона тонн. В этом году был достигнут уровень производства нефти в РСФСР конца 1980-х годов.

В тоже время, за фасадом благополучных показателей, в этой сфере экономики проявились тенденции, которые уже сейчас сказываются на экономической жизни страны, а в дальнейшем, если не принять соответствующие меры, скажутся на общем положении России в мире. Прежде всего, речь идет об экспорте нефти. Политика 1990-х годов, базировавшаяся на учении Фридмана, проводилась свято, а возможно и сознательно. Все было направлено на экспорт продукции, но учитывая, что западный рынок был наполнен товарами, то наша страна была ориентирована на экспорт нефти, газа, стальных заготовок и все. И все это длится уже 20 лет. Все эти годы экспорт спасает Россию. Вот лишь несколько примеров. Начиная с 2000 года по 2010 год, наша страна экспортировала 1317,8 миллиарда кубометров метров газа, 2236,8 миллиона тонн сырой нефти и 917 миллиона тонн нефтепродуктов. По оценке специалистов это составило  1390, 642 миллиарда долларов национального богатства.

Тенденция такова, что Россия все больше и больше привязывается к положению сырьевого донора Запада. Экспортные доходы от нефти в 2011 составили 260 миллиардов долларов, а объем экспорта в 2011 году 370 миллионов тонн, т.е. в 1.5 раза больше чем в 1990 году. Об уязвимости подобного положения говорит то, что доходная часть бюджета на 2015 год на 52 процента состоит из доходов от экспорта нефти и газа. Подобное положение весьма опасно для страны даже без больших катаклизмов в мире.

Нефть и газ невозобновляемые источники энергии, поэтому уровень извлечения их из недр является актуальным. Все не извлеченное навсегда остается в земле. О неблагополучии в этом деле показывает рациональное использование сырьевой базы. С 1960 по 2000 год коэффициент нефтеотдачи снизился с 51 до 28 процентов. В настоящее время он не превышает 30 процентов. В связи с этим потери составляют около 15 миллиардов тонн ежегодно. Это сопоставимо с суммарной ее добычей за всю историю нефтяной отрасли России.

Успехи современной нефтяной отрасли во многом объясняются также состоянием запасов и рациональным их использованием. В настоящее время  свыше 70 процентов запасов нефтяных компаний находится на грани рентабельности. Если 20 лет назад доля вовлеченных в разработку запасов с дебитом скважин 25 т/сутки составила 55 процентов, то сейчас столько же составляют скважины с дебитами до 10 т/сутки. Нефть, дающая 60 процентов добычи, выработана более чем на 50 процентов, продолжают расти трудноизвлекаемые запасы (55-60 процентов от извлекаемых).

Особо сложное положение наблюдается с геологической службой нефтяников. Правительство не справляется с системой геологоразведки, с тем, чтобы дать объективное количество запасов для будущего. В условиях приватизации предприятий геологической службы, недвижимого имущества, геологоразведочного снаряжения и оборудования, идет отток кадров в другие отрасли экономики, что приводит к снижению начатых работ по государственным заказам.

По оценкам, из 650 полевых предприятий приватизировано 300 и при этом многие из них изменили профиль своей деятельности. В период с 1996 года по 2000 год в ведении Министерства природных ресурсов РФ  находилось 193 предприятия, из них прекратили свое существование 82. В целом же разрушение геологической службы привело к тому, что за этот период геологоразведочные работы сократились в 3 раза, а прирост запасов уже не компенсирует добычу нефти. По оценке специалистов, разведанных запасов нефти хватит до 2025 года. Это происходит вследствие того, что прирост разведанных запасов за счет геологоразведки в последние годы существенно отстает от добычи. Потери извлекаемых запасов уже превысили 4 миллиарда тонн, а это означает потерю потенциала добычи нефти в размере 160 – 200 миллионов тонн в год. Полагаю что правительственные органы, отвечающие за это направление, знают об этом. Но почему нет радикальных мер по исправлению создавшегося положения? Ответ: живем одним днем!

Еще одна опасность, которая может коснуться нашей отечественной нефтяной отрасли. Речь идет о глобализации и попытке утверждения «нового мирового порядка». Первой задачей глобализации является передача минеральных ресурсов под контроль «первого мира» и устранение национальных экономических интересов. В основе этой концепции лежит известное положение, что полезные ископаемые должны принадлежать всему миру (понимай «золотому миллиарду»), а не отдельной стране, особенно России.

Еще об одной проблеме нынешней нефтяной отрасли. Речь идет об основном виде оборудования нефтяников и газовиков – буровых установках. Несколько слов об истории создания этих установок. Во время войны буровое оборудование поступало в СССР по ленд-лизу, число установок, поставленное во время войны, равнялось 125, но они были весьма маломощные. Как уже говорилось выше, еще до окончания войны правительство СССР поручило разработку отечественных буровых установок Уралмашзаводу. В 1945 году были изготовлены 3 установки и отправлены в Баку. К сожалению, эти установки имели большие недоработки и дефекты. Однако в результате была создана совершенно новая модель – «Уралмаш-3Д», т.е. дизельная третья модель. В 1951 году эта буровая установка пробурила скважину на большую глубину без единой поломки. Эту модификацию буровой установки выпускали на Уралмашзаводе до 1998 года и поставили нефтяникам и газовикам около 5000 тысяч штук.

Особо стоит отметить рождение на Уралмаше буровой установки для бурения на глубину15 км«Уралмаш-1500». Было изготовлено 4 таких установки. Одна была поставлена на Кольский полуостров – «Северянка», вторая в Азербайджан – «Южанка», третья работала на Урале, четвертая в Сибири. «Северянка» достигла глубины 12.3 километра, а затем работы были прекращены. По мнению геологов, все, что им было нужно, они получили. Это изучение земных недр дало науке ошеломляющие факты. Некоторые из них дали возможность ученым использовать их при изучении космоса.

К сожалению, тяжелая судьба постигла Уралмаш. Во время приватизации он оказался разрушенным, и производство буровых установок выделено в другое производство. В последние годы обстановка изменилась – производство буровых выделилось из разрушенного Уралмаша и стало постепенно оживать. Производство, выделившееся из Уралмаша, стало называться «Уралмаш НПО Холдинг», здесь планировалось производство буровых установок довести до 50 единиц в год. В советское время, во время моего директорства, мы изготавливали 365 буровых установок в год.

Практическое прекращение изготовления буровых установок на Уралмаше открыло путь закупок бурового оборудования за рубежом. Такое состояние с производством отечественных буровых установок и их закупок за рубежом, не могло не сказаться на структуре парка машин. По данным специалистов от 50 до 70 процентов парка буровых установок практически устарело. Из 700-800 буровых установок работает в России только 20-30 процентов, а 500 находятся в запущенном состоянии и требуется огромных усилий для их восстановления. Приобретение 30 установок в год создает большой дефицит их, который будет нарастать и в будущем. Это большой недостаток нефтяной промышленности. При определенных обстоятельствах эта болевая точка будет использоваться со всеми вытекающими последствиями.

В послевоенный период начала развиваться газовая промышленность. Это «голубое» топливо имеет особые, уникальные качества. Хорошо транспортируется к любому источнику, экологически чистое топливо, доступно любому потребителю. Мировые запасы газа на начало 2012 года составили 197.5 трлн. куб. метров. По сравнению с 1991 годом они выросли на 48%. В России динамика несколько иная. В 1991 году разведано было 48 миллиардов кубометров в 2012 году –  47.5 миллиарда кубометров.

Максимальный уровень добычи газа в России был достигнут в конце 1980-х годов. Падение добычи в 1990-х годах было связано с внутриполитическим положением. В 2001-м году возобновился рост. В 2009 году мировой экономический кризис привел к резкому падению спроса на российский природный газ, добычи газа и в том числе в России. Добыча была снижена на 10 процентов или на 70 миллиардов куб.м. В 2010 – 2011 падение было компенсировано. Приведу официальные даны по добыче природного газа в России: в 1990 году – 652 миллиарда кубометров, в 1995-м – 595 миллиардов кубометров, в 2001-м – 583 миллиарда кубометров, в 2005 году – 640 миллиардов кубометров, в 2010-м – 660 миллиардов кубометров, в 2011-м – 687 миллиардов кубометров.

Ахиллесовой пятой в газовой промышленности являются внешние газопроводы. Эта большая проблема отрасли. К сожалению, она будет преследовать нас и в будущем, как и сейчас, и мы видим, что решением этого вопроса высшее руководство страны должно заниматься всерьез. Для нефтяной и газовой промышленности трубопроводный транспорт является наиболее эффективным видом транспорта, а кое-где – единственно возможным. Активное развитие трубопроводного транспорта в России  началось в конце 1980-х годов. В 2008 году трубопроводным транспортом было переправлено 488 миллионов тонн нефти и нефтепродуктов. По сравнению с 2000 годом рост составил 53 процента. По состоянию на конец 2012 года протяженность трубопровода (по данным Росстата) составил 250 тысяч метров, в том числе газопровод – 175 тысяч метров, нефтепровод – 55 тысяч метров, нефтепродуктопровод – 20 тысяч метров.

Остро стоит проблема гарантийных сроков службы трубы. Специалисты в настоящее время подтверждают, что срок службы трубопровода составляет 25 – 30 лет. Действующие трубопроводы Америки и Европы уже превысили этот срок в 2 раза и находятся в катастрофическом состоянии. Аналогичная ситуация складывается на многих отечественных трубопроводах. По оценке специалистов эксплуатируемая часть нефтегазопроводов выработала положенный ресурс на 60 – 70 процентов, что создает экологическую опасность. На территории России примерно 34 процента газопроводов, 46 процентов нефтепроводов, 34 процента продуктопроводов работает более 30 лет. Положение с износом трубопроводов требует особого решения. К сожалению, четкой программы действий и в этом вопросе нет.

Если прокладка трубопровода за рубежом является результатом политических действий стран, по которым проходят наши трубопроводы, то у нас таких проблем нет, и мы ориентируемся только на экономическую и экологическую целесообразность. Мы еще не дошли до американского состояния амортизационной черты. Но в это время наше правительство бездействовало и это станет величайшей проблемой, как для экономики страны, так и для населения не только сегодняшнего, но и завтрашнего дня.

 

Что нас ждет?

Прежде чем ответить на этот непростой вопрос стоит еще раз посмотреть масштабно на мировую ситуацию в этом вопросе и естественно в нашей стране. Природа распорядилась так, что Россия располагает огромными запасами энергетических богатств и особенно нефти и газа. Еще два десятка лет тому назад СССР и США были двумя сверхдержавами в мире. Они считались таковыми по совокупности своего государственного потенциала. Это и территория, и наличие полезных ископаемых, и экономический потенциал, и военная мощь и т.д.

Сейчас в мире осталась одна сверхдержава – США. Все это не могло не сказаться на политическом и экономическом климате мира. Можно привести много примеров, когда те или иные политические или экономические проблемы решаются только Америкой. На мой взгляд, такое положение не может быть вечным. Политическая жизнь стран, да и внутренние противоречия, создают новую конфигурацию мира.

Но потеряв статус сверхдержавы, Россия остается великим государством, для этого она располагает всеми составляющими такого положения. Особенно это касается топлива – нефти и газа, двигателей современной жизни. Исходя из  анализа состояния в этом вопросе, Россия сейчас является энергетической сверхдержавой. Сообразно этого, мы и должны проводить свою внутреннюю и внешнюю политику. На Западе настойчиво вбивают в сознание людей, что Россия при положении поставок энергоресурсов диктует свою, желательную для нее политику. Делается это сознательно, представляя нас создавая агрессором. И поэтому вокруг России образовывается кольцо недоброжелательности и различных запретов. На самом же деле мы далеки от этой мысли и наоборот вынуждены занимать оборонительную позицию.

Такой статус нашей страны влечет за собой ряд положений – это стабильное производство нефти и газа, стойкое удовлетворение внутренних потребностей социально-экономического развития, стабильных поставок этого вида топлива для нужд Европы, Северной Америки, Юго-Восточной Азии, способность влиять на ценообразование, на мировой рынок. Такое положение нашей страны в мире потребует новых решений в реализации многих проектов, освоение ныне замороженных проектов на Востоке нашей страны, проведение необходимой и экономически выгодной на данный момент энергетической политики, создание современной системы трубопроводов, формирование эффективной внешней политики. Статус сверхдержавы энергетических ресурсов обязывает нас проводить такую политику уже многие годы.

Споры вокруг нашего энергетического комплекса в российской экономике ведутся постоянно и некоторые специалисты и руководство страны и ее ведущих отраслей считают, что нефть и газ – это тормоз научно-технического прогресса. Другие же специалисты, и их поддерживает большое количество коллег, считают, что на наш век хватит, а за это время жизнь заставит найти другие источники энергии, обеспечивающие высокий жизненный уровень, особенно «золотого миллиарда». К сожалению, человек живет одним днем и не утруждает себя посмотреть в будущее.

Третье сложившееся мнение, которое поддерживают многих специалисты и общественные деятели заключается в том, что надо благодарить Создателя мира, что он дал этот дар России в виде больших запасов нефти и газа. Все это позволило создать капитальный фундамент собственной экономики и обеспечение стран, не имеющих этих ресурсов.

Я бы разбил на два этапа продажу энергоресурсов и ее влияние на развитие в СССР и современной Российской Федерации. Прежде всего, надо иметь ввиду, что экономика СССР была в основном самодостаточной и не подвергалась мировым колебаниям и кризисам.

Советский Союз продавал нефть и газ другим странам (включая систему бартера в СЭВ). Вырученную валюту он тратил на создание новых заводов и иных производств, удовлетворение потребностей страны. Так была создана современная химическая промышленность, построены автомобильные заводы, фабрики легкой промышленности и т.д. Особой заботой была потребность в некоторых новейших технологиях, как в народном хозяйстве, так и в оборонном комплексе страны. Я имел уже возможность отметить, что потребность в продуктах питания в СССР удовлетворялась на 90 процентов, оставшиеся 10 процентов мы получали по бартеру из стран СЭВ и только экзотические продукты – кофе, какао-бобы, пальмовое масло и т.п. закупали за рубежом за твердую валюту.

На мой взгляд, эта концепция развития нефтегазового комплекса является оптимальной, надо прекратить стенать о зле этого вида энергии у нас в стране. Надо развивать ее и использовать для развития научно-технического прогресса и реального сектора экономики. Тогда и не будет страшен конец добычи этой нефти и газа. Если же этого не делать, то тогда нас действительно ожидает катастрофа. У нас еще есть время для осуществления этой реальной политики.

Совершенно иное положение с продажей нефтегазовой продукции за рубеж сложилось в современной Российской Федерации. Удельный вес поставок этого вида энергетических ресурсов значительно выше, чем в СССР. Так в 2011 году при добыче нефти в 527 миллионов тонн на экспорт было направлено 242 миллионов тонн или половина объема добычи этого года. В отличие от политики СССР в этом вопросе, выручка от энергоресурсов составляет более 50 процентов доходов государственного бюджета. Часть этих средств направляется в Стабилизационный фонд и передается на хранение в США под мизерные проценты. Таким образом, эти средства не влияют на развитие реального сектора экономики страны. По мнению ученых в этот Фонд следует направлять валюту исключительно для крайних нужд государства. Оставшиеся 2/3 существующего объема Фонда следовало бы направлять на модернизацию производства, строительство жилья, аэропортов и т.д. Основные же объемы валюты надо направить на ликвидацию продовольственной зависимости страны (около половины продуктов питания поступают из-за рубежа), и развитие или, как сегодня говорит руководство страны, на реиндустриализацию.

Учитыва положение в стране, сложившееся в последние 20 лет, на мой взгляд, это было бы единственно правильное решение. Надо использовать наши нефтегазовые богатства для решения стратегических задач развития страны. Нельзя чтобы великое государство, а мы таковые и есть, кормилось, одевалось, обеспечивалось многими товарами потребления другими странами. Это естественно лишает нашу страну возможности быть независимой от наших ресурсов. Но практика показывает, что политические установки остаются призывами и не более того. А ведь они должны подкрепляться конкретными программами действий и мобилизацией общества на их выполнение.

В советское время также систематически ставилась задача по масштабной реализации назревших вопросов. Только они назывались по-другому: химизация народного хозяйства, автомобилестроение и т.д. Реализации нужных стране программ обязательно сопровождалась разработкой, утверждением и детальной проработкой всех мероприятий. Это и была программа действий, которая была основой для ее решения.

Госплан СССР совместно с республиками разрабатывали эти планы, решая поставленные программные задачи. Они включались в годовые и пятилетние планы. За выполнением этих программ следили особенно требовательно. Этот подход, на мой взгляд, стоит использовать и сегодня. Регионы страны, министерства в положенный срок представили свои предложения по импортозамещению и развитию реального сектора экономики с целью прекращения зависимости от импорта и зарубежной продукции. Но на этом все и закончилось. Следовало бы Минэкономразвитию РФ обобщить все материалы, посмотреть их реальное исполнение, доложить руководству страны и предложить систему по их осуществлению. К сожалению, подготовить такие программные документы никто не удосужился. Это еще и еще раз подтверждает, что необходимо возродить планирование в стране в тех объемах, которые требует сегодняшняя система государственного управления.

Вот это путь, на мой взгляд, стоит принять в нашей реальной жизни. В противном случае произойдет то, что было с национальными программами. Их было четыре. Может быть, это и было правильным, сосредоточить усилия страны на эти сферы экономики. К сожалению, произошло то, что сейчас происходит с импортозамещением и новой индустриализацией. Один небольшой пример. Известно, что сейчас мы закупаем за рубежом 80 процентов медикаментов и только 20 процентов делаем у себя. Заводы для собственного производства есть. Но основу сырья для их производства мы также закупаем за рубежом. В советское все все было прямо наоборот. Почему же не были составлены конкретные программы, чтобы через определенное время повернуть эту пирамиду? К сожалению, у нас лекарства становятся предметом не первой необходимости, а попадают в разряд роскоши.

Подводя итог анализа взгляда на развитие топливно-энергетического комплекса, не следует предаваться унынию, хотя и нельзя не говорить о принципиальных недостатках. Некоторые из них мной были обозначены выше, но есть и другие принципиальные вопросы. В первую очередь это касается переработки сырья, ведь мы по-прежнему продаем, главным образом, сырую нефть.

Руководство страны уже неоднократно говорило, что происходит сдвиг в диверсификации экономики и доля энергетики в структуре ВВП падает. Более тщательный анализ показывает, однако, что это происходит исключительно из-за строительного бума прошлых лет и развития сферы услуг. При этом, не надо забывать, что развитие этих направлений экономики в конечном итоге происходит за счет продажи энергоресурсов за рубеж. По-видимому, руководителям правительственных структур надо наиболее трезво относиться к анализу структуры экономики страны. Почему мы закупаем буровое оборудование за рубежом? Такой же вопрос и о закупках другого нефтегазового оборудования и приборов.

Продолжая тему необходимости развития нефтегазового комплекса как основного двигателя экономики и ее структуры, хотелось бы остановиться еще на одном вопросе. Разговор идет о структуре продаваемой нефти. В постсоветское время, когда сформировались крупные нефтяные комплексы, продолжались большие работы по вертикально-интегрированным комплексам. Это резко отличается от опыта СССР, когда нефть добывало одно министерство, а переработка возлагалась на другое. Такие структуры  были необходимы при советской экономической политике.

Сейчас все в корне изменилось, но положение далеко от идеального. Степень износа отечественных нефтеперерабатывающих предприятий по данным министерства экономического развития РФ составляет 65 процента, а показания НПЗ – до 80 процентов. Только 6 процентов установок НПЗ эксплуатируются менее 10 лет, 45 процентов действующих основных фондов нефтехимии не обновлялись более 20 лет. Возраст 37 процентов производственного оборудования составляет от 10 до 20 лет, и только 8 процентов – до 5 лет. За 20 лет – 1980 – 2000-е годы – было введено в действие только 4 новых предприятия по нефтепереработке. Более 90 процентов заводов было построено еще в советское время, и с тех пор эти производства не обновлялись. Из 27 числившихся в стране заводов 6 было пущено в эксплуатацию до Великой Отечественной войны, еще 6 – до 1950 года.

Такое положение объясняется тем, что большинство нефтеперерабатывающих компаний предлагает в условиях сверхвысоких цен на нефть большую часть добычи поставлять в сыром виде на мировые рынки. В тоже время, в структуре производства большинства нефтяных компаний мира преобладает переработка нефти. Несмотря на явные преимущества продажи светлых нефтепродуктов, они не станут вкладывать деньги в эти проекты. Они предпочитают вкладывать деньги в то, что дает быструю отдачу, а осуществление проектов нефтепереработки требует едва ли не десятилетий. По-видимому, государство не должно стоять в стороне. Необходимо установить строгий порядок, если в течение определенного времени не модернизируется НПЗ – его выставлять на торги. И в тоже время стоит продумать систему мер к решению этой проблемы.

Еще одна проблема в развитии нефтегазовой отрасли. Речь идет о сжиженном природном газе (СПГ). В России почти отсутствует промышленное производство сжиженного газа. Если быть объективным в этом вопросе, то можно сделать вывод, что взяв за стратегический курс поставки газа по газопроводам, что было в советское и постсоветское время, мы ограничили себя трубопроводным транзитом газа в материковые государства Европы, Китай и т.д. Другие же страны, постоянно развивая это направление, завоевали широкомасштабный рынок, а сейчас во время обострения отношений России с Западом, делают большие шаги по вытеснению трубопроводного природного газа СПГ.

Мощности по производству СПГ имеются уже в 12 странах. По некоторым данным производство СПГ в мировой торговле достигло 30 процентов. Ожидается, что рынок СПГ возрастет с 2005 по 2020 годы в 2.5 раза. Главной задачей развития СПГ – открыть дорогу на рынок крупнейших потребителей Северной Америки и Юго-Восточной Азии. Конечно, отставание в деле производства СПГ быстро не преодолеть. Но есть мировой опыт и его необходимо использовать, за счет традиционных поставок нефти и газа. Чтобы иметь представление об объемах финансовых затрат, стоит привести стоимость одного танкера для перевозки СПГ, вмещающего 135 тысяч кубометров. Его стоимость составит порядка 150 миллионов долларов.

Поставив своей целью развитие ТЭК на длительный период, которому надлежит быть катализатором диверсификации экономики, следует решить назревшие вопросы отрасли. Вопрос снова касается геологической разведке и приросту необходимых объектов вместо извлечения во время добычи. Наличие временщиков приводит к тому, что восполнение разведанных и утвержденных запасов отстает от их добычи. Организация геологоразведочных мест, как уже было сказано, не обеспечивает надежного прироста ископаемых, что должно было бы обеспечить долгосрочную их добычу. Несмотря на то, что произошел рост государственных вложений, что совершенно недостаточно, чтобы переломить опасную тенденцию. Нами приводятся данные об этой опасной тенденции. Итак: добыча нефти в 1991 году составила 462 миллионов тонн, прирост же запасов был 931 миллионов тонн, т.е. кратность восполнения нефти составила 2.01. 1993 год был последним, когда прирост запасов нефти опережал добычу с коэффициентом запаса 1.25. После этого прирост запасов не опережал добычу. К примеру, в 2007 году было добыто 496 миллионов тонн, а прирост составил 385 миллионов тонн, т.е. коэффициент восполнения равен 0.75. Если же взять 1994 – 2007 годы, то коэффициент составил всего 0.73. Таким образом, мы уже два десятилетия проедаем то, что оставила нам советская экономика.

Подобное, как в нефтяной отрасли, положение сложилось и в газовой промышленности. 1993 год был последним, когда прирост опережал добычу газа. После этого не было ни одного года, где бы коэффициент восполнения достигал удовлетворительных показателей. Если взять те же годы, что и по нефти, – 1994 – 2007, – то он составил 0.68.

Что же происходит? Существует обоснование нефтяных и газовых компаний, что внедрение новых технологий настолько повысило эффективность геологоразведочных работ, что необходимость в высоком уровне бурения скоро исчезнет. Совершенно очевидно, что новые технологии разведки дают свою отдачу. Так, результаты глубокого геологического бурения составили в 1991 году 4263 тысячи метров. В дальнейшем кривая геологического бурения падает стремительно и составляет в 2007 году 980 тысяч метров. Нетрудно сделать вывод о соотношении геологического бурения к приросту запасов. Такое положение является болевой точной ТЭКа. Если мы собираемся оставаться энергетической сверхдержавой и строить свою долгосрочную политику на принципе диверсификации экономики, то этот вопрос надо решать весьма срочно, иначе правы будут те, кто считает нефтегазовый комплекс обузой для страны; правда они не указывают, как сегодня жить стране и народу? Ответа нет! Следовательно, это демагогия!

В последние годы все больше раздаются голоса о том, что от истощения в перспективе нефти и газа нас спасут альтернативные источники энергии. Может быть, в будущем таковые появятся. Но уже длительное время их использование не позволяет сохранить все окружающие нас достижения прогресса в жизни во всех его проявлениях, начиная от жилища, продуктов питания, обрабатывающей промышленности и т.д. Учитывая опыт применения современных разработок видозаменяемых источников энергии, можно сделать вывод, что они помогут решить некоторые вопрос энергоснабжения, но даже при их опережающем развитии в обозримой перспективе они не в состоянии заменить нефть и газ.

Какой же выход? Люди несколько поколений жили в эпоху нефтяной революции. Они склонны думать, что и другие заменители ее дадут такие же быстрые и эффективные результаты. Они привыкли жить при определенном положительном влиянии такого топлива, как нефть и газ. Население земного шара, включая и политиков, рассматривает его использование как одну из проблем, которую до сих пор успешно решали новые технологии и человеческая изобретательность. В тоже время они практически не думают, что может быть, когда-нибудь наступит час «икс», когда человечество не сможет реально сохранить достигнутый уровень жизни.

Хотелось бы остановиться только на некоторых альтернативных источниках энергии и определить их масштабное применение вместо нефти и газа. Итак, водородная экономика. Распространено мнение, что водород может спасти технологическую цивилизацию от надвигающейся в перспективе катастрофы. Вселенной на 73 процента состоит из водорода, но он не находится в спокойном состоянии на Земле. Проблема состоит в том, что водород – это не совсем топливо, это скорее «носитель» энергии. Для получения водорода требуется больше энергии, чем производит он сам. Таким образом, производство водорода зависит напрямую от другого носителя энергии, что, в конечном итоге, все равно замкнется на нефти и газе. Если же мы будем получать из водорода то, что затрачивается на его производство, стоит ли делать ставку на этот вид энергии? Водород есть где применить в нашей промышленности, и пусть он и дальше выполняет свою нужную функцию.

Роль угля. Уголь стал топливом, давшим толчок промышленной революции. В ХХ веке в экономике многих стран уголь оттеснил нефть и газ: все все произошло по объективным причинам, связанным с конкурентностью. Уголь, нефть и газ имеют существенные различия – в добыче, транспортировке, экологии и т.д. Рассматривая сценарий развития падения добычи нефти и газа можно с уверенностью сказать, что во многом уголь сможет его компенсировать. На мой взгляд, развитие и совершенствование технологических процессов в использовании угля шли недостаточно активно. Работы, которые проводились в этом направлении, практически были приостановлены. И если мы сейчас серьезно думаем о нашем будущем, нам надо широко развивать эти работы.

Есть основное направления первоочередного использования угля. В первую очередь это касается получения электроэнергии и тепла на электростанциях. Бурное развитие добычи нефти и газа в стране и не совсем обученные энергетически политики привели к резкому падению получения электроэнергии из угля. Доля угля в энергетике мира составляет 44 процентов, в том числе в некоторых странах 95 процентов: Австралии – 88 процентов, США – 56 процентов, Польше – 91 процент, Канаде – 59 процентов, Великобритании – 63 процента, Германии – 55 процентов. В России же доля угля на 20 – 40 процентов ниже, чем в основных угледобывающих странах и составляет 18.4 процентов. По статистическим данным можно сказать, что мы располагаем запасами на сотню лет. Имеем ресурс 528 миллиардов тонн или 23 процента от мировых запасов, а извлекаем только 8 процентов. Таким образом, взяв на вооружение угольную энергетику, мы можем обеспечить себя на сотню лет.

Но для того чтобы можно было реально рассчитывать на этот вид топлива, необходимо уже сейчас проводить большие научные и технические разработки. Применение угля на электростанциях в настоящее время требует эффективной очистки сгорания угля. А это миллионы тонн, которые влияют на здоровье людей, на мировую экологию и т.д. Стоит вопрос, как использовать улавливаемые твердые частички угля. Это новая экологическая проблема. То, что она решаема, несомненно: достаточно вспомнить даже нынешнему поколению, как вокруг металлургических заводов росли горы так называемых «шлаковых отвалов». Где они сейчас? Их нет. Потому что разработали технологию их утилизации и использования в дорожном строительстве.

Следует взять на вооружение сначала научно-технические разработки, а затем и получение промышленным способом такого вида угольной энергии, как синтетического жидкого топлива. Направление это не новое. Еще во Вторую Мировую войну Гитлер использовал такое топливо для заправки боевой техники. В послевоенный период в СССР на базе этих и других разработок начали заниматься этим направлением, но нефть его полностью закрыла. Между тем, располагая такими ресурсами, стоило бы работать над ними в первоочередном порядке.

Атомная энергетика может при определенном ее развитии во многом компенсировать спад добычи нефти и газа. Это касается в первую очередь атомной энергии. В настоящее время в мире 31 страна является держателем запасов урана, из них 22 производят это сырье. Мировая добыча урана в 2000 году составила 35.3 тысячи тонн, а в 2011 году – 57.2 тысячи тонн, т.е. за десятилетие увеличилась на 62 процента. 90 процентов разведанных запасов урана сосредоточены в 10 странах: Австралии, Канаде, Казахстане и др. В настоящее время в России учтены запасы 16 месторождений. Удельный вес электроэнергии, производимой на таких электростанциях мира, колеблется и достигает 80 процентов во Франции. В России эксплуатируется 30 ядерных энергоблоках на 10 ядерных электростанциях. Доля же атомной энергии составляет 16 процентов производства электроэнергии России (21 процент в европейских странах).

Энергетической стратегией предусмотрено производство электроэнергии с 16 процентов в 2000 году до 23 процентов в 2020 году (в европейской части до 32 процентов). Для достижения этих показателей потребуется увеличение мощностей атомных станций практически в два раза.

В развитии атомной энергетики страна располагает всем: научно- технической базой, добычей и переработкой урана, максимальными мощностями для изготовления оборудования для этих станций, строительством атомных станций. Поэтому говоря о будущем энергетики страны, можно с уверенностью сказать, что это реальный заменитель в энергетике, особенно электростанций, работающих на газе.

В тоже время существует очень большая проблема захоронения отработанного топлива и, особенно, по утилизации выработавшего свой срок оборудования. Не решение или недостаточное решение этой проблемы поставит человечество в тяжелейшее положение со всеми вытыкающимися последствиями.

В отношении развития возобновляемых источников энергии и их реального вклада в общее развитие энергетики идут большие споры. Многие специалисты считают, что это главный путь в будущее, другие же относятся к этому пессимистически. По-видимому, это будет так: с одной стороны не строить иллюзию о глобальном замещении энергетики будущего, но в тоже время они найдут свое место в энергетическом комплексе. Доля возобновляемых источников энергии составила в 2002 году только 0.5 процентов.

В первую очередь, возобновляемые источники энергии должны найти свое место в энергетике регионов. Совершенно очевидно, что они эффективны в районах Крайнего Севера, в обеспечении территориального минимума электроснабжением населения в зонах отсутствия энергоносителей и т.д. В этом и будет заключаться роль этих источников в энергетической стратегии. С целью более широкого использования этого вида энергии следует разработать и принять меры способствующие развитию его производства, особенно в некоторых регионах страны.

Так что же нас ждет в будущем? Как всегда и здесь существуют  диаметрально противоположные точки зрения. Наиболее пессимистически настроенные специалисты предсказывают, что истощение традиционных видов топлива приведет к мировой катастрофе. Если учесть, что на земном шаре появляется все больше и больше отрицательных действий, таких как землетрясения, наводнения, массовые заболевания, общее мировое потепление, то нас ожидают не лучшие времена. И, тем не менее, эти сверхмрачные прогнозы могут быть смягчены человеком, единственно разумным существом в нашем мире. Своими разумными действия с давнейших времен человек находил выход из сложнейших ситуаций. Почему вдруг вымерли мамонты? Из-за глобального потепления климата. А разве человека не преследовали такие же катаклизмы? В этом отношении очень яркий библейский пример – Всемирный потоп. По-видимому, что-то было, но человек взял «каждой твари по паре». Зачем? Продлить род человеческий.

Да, сегодня мы не располагаем набором мер по возможному положению сохранения жизни современного человека. Но время диктует такое решение, о котором раньше и не думали. К примеру, авиация. Кто верил в это? Братья Райт и их соратники? Пройдет всего сто лет и мы, даже не задумываясь, садимся в самолет, а космонавты в космический аппарат. 20 лет тому назад продвинутые бизнесмены носили, помимо малиновых пиджаков, чемоданы мобильных телефонов – это был писк моды. Сегодня телефоны носит каждый, и они легко помещаются в карман. И это за 20 лет!

Дальняя перспектива заставит человечество проснуться и думать о своем будущем. К сожалению, мы прекрасно знаем цену барреля нефти, но совершенно не задумываемся о будущем. Известный экономист с мировым именем Д. М. Кейнс однажды остроумно ответил представителю экономистов, раздумывающего о долгосрочных планах на будущее: «Господа, в долгосрочном плане мы все умрем». Это так, но эстафета жизни должна передаваться от поколения к поколению. Напрашивается вывод, что человек постоянно обречен на постоянный поиск решения, в том числе и этой глобальной проблемы.

Другие специалисты не очень задумываются о далекой перспективе, делают в своих прогнозах упор на сегодняшнее состояние в мире по добыче и продаже нефти и газа. Упор делается на модернизацию нефтяной и газовой промышленности, где произошла удручающая отсталость. О некоторых мерах было сказано выше.

Эксперты делают вывод, что мир разделился на два новых блока: на тех, кто имеют большие запасы нефти и газа, и тех, кто являются потребителями. Мир переходит от диктата потребителя к диктату продавца. Потребители, а не продавцы будут использовать политические инструменты для борьбы за производителя. Углеводородный голод – это то, что толкает сегодня мир к глобальному конфликту. Практически сильные государства вновь стали заниматься колонизацией слабых. И мы в России должны понимать, что необходимо защищаться от этой экспансии.

Это происходит в последние 20 лет со странами Ближнего Востока, и об этом уже говорилось выше. Современный мир стал изощреннее в этом деле. О нефти ни слова! Но реалии те же. Третья мировая информационная война в руках США в достаточно короткий срок демонтирует то или иное государство, его руководство. А дальше известно, реванш и вопрос решен. Разве американцам и их европейским вассалам нужна Украина? Да рядовой американец с трудом найдет ее на карте! А вот то, что Россия ведет себя не так как надо, а особенно – ее Президент В. В. Путин, они прекрасно знают. Раньше в войну армия наносила упреждающий удар, сегодня информация в руках наших недругов. Они спят и мечтают ввести голубые каски на наши атомные станции, а затем добычу топливных ресурсов объявить международным достоянием. Если это произойдет, Россия как суверенное государство перестанет существовать.

Вывод: глобальная энергетическая война уже идет, и мы должны на это посмотреть очень тщательно, слишком многие поставили на эту карту и мы должны это понимать.

 

НИКОЛАЙ РЫЖКОВ

 

Литература

В. Ю. Алекперов. Нефть России. М.: Издательство «Классиика», 2011.

В. Ю. Алекперов. Нефть России: прошлое, настоящее и будущее. М.: Издательство » Креативная экономика», 2011.

Ю. П. Баталин. Россия должна остаться Великой нефтяной и газовой державой мира. М.: Российский союз нефтегазостроителей, 2004.

Д. Ергин. Добыча. М.: Издательство «ДеНово», 1999.

С. С. Дзарасов. Куда Кейнс зовет Россию? М.: Издательство «Алгоритм», 2012.

П. С. Каныгин. Экономика освоения альтернативных источников энергии (на примере ЕС). М.: «Русь-Олимп», 2009.

Е. А. Козловский. Геология: Уроки Великой войны. М.: ВНИИ геосистем, 2005.

Е. А. Козловский. К 70 — летию Великой Победы. Геология в созидании и войнах. М.: ВНИИ геосистем, 2015.

Е. А. Козловский. Минерально-сырьевые ресурсы в экономике мира и России. М.: ВНИИ геосистем, 2014.

Е. А. Козловский. Россия: минерально-сырьевая политика и национальная безопасность. М.: Изд-во МГУ, 2002.

Б. Н. Кузин, Ю. В. Яковец. Глобальная экономическая революция XXI века. М.: Издательский центр Института экономических стратегий, 2007.

Д. Г. Кунстлер. Что нас ждет когда закончится нефть, изменится климат и разразятся другие катастрофы? М.: Издательство «Питер», 2011.

Л. В. Оганесян. Магистральные пути и узкие тропы геологической службы России. М.: ВНИИ геосистем, 2015.

Н. И. Рыжков. Великая Отечественная: битва экономик и оружие Победы. М.: Издательский дом «Экономическая газета», 2011.

Н. И. Рыжков. Великая Отечественная: ленд-лиз. М.: Издательский дом «Экономическая газета», 2012.

К. Симонов. Глобальная энергетическая война. М.: Издательство «Алгоритм», 2012.

П. Швейцер. Победа. М.: СП «Авест», 1995.

В. И. Якунин, Б. Н. Порфирьев, А. А. Арбатов, М. А. Белова, С. С. Сулакшин, В. И. Фейгин. Энергетический вектор восточной геополитики Росси: Выбор путей транспортировки нефти на дальний Восток, в Китай и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. М.: Издательство «Экономика», 2006.
Источник: журнал «Свободная мысль»
svom.info

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top