online

Нелли и Наринэ Иванян. Наши предки были армянскими греками

sto_pervaya_vesna2Портал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне.

Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

Наши предки были армянскими греками

Нелли и Наринэ ИВАНЯН,
медицинские работники, 55 и 51 год

Небольшой исторический экскурс. Пути двух народов, армян и греков, исторически пересекались всегда. Известно, что на протяжении веков в Греции существовали армянские этнические общины, а в Армении – греческие. По историческим данным, армянский царь Тигран Великий создавал для греков все условия существования в армянской среде как для честного и порядочного народа. Более известное массовое переселение греков на Кавказ началось в XVI веке, когда в результате гонений и преследований со стороны турок-османов сотни тысяч греков переселились в различные уголки Северного и Южного Кавказа, в том числе и в Армению. Первые компактные поселения греков в Армении появились после 1763 года, когда грузинский царь Ираклий II пригласил греков-горнопромышленников из Гюмушхане (Западная Армения). 800 семейств турецких греков переселилось на территорию нынешней Армении и Грузии. В конце XIX века начался новый отток греческого населения из османской Турции. Новые беженцы основали греческий квартал в городе Александрополе, назвав его Урмонц, там вначале было 363 греческих дома. В греческой части города были бани, греческие школы, греческая православная церковь. В Александропольском уезде увеличилось также число сельских жителей, которые до начала прошлого столетия проживали в чисто греческих селах Ала-Килиса, Сарибаш, Баяндур и Байтар.

А теперь о наших предках. Они были из села Байтар. Фамилию Иванидис носили представители большого рода, который одним из первых поселился в этом селении в 1870 году. Говорят, что название Байтар происходит от греческого «целитель коня». Историю о больном коне мы, конечно, не знаем, но то, что в 1918 году род Иванидис состоял из нескольких семей, знаем хорошо из рассказов отца. Если взять семью нашего деда из семи человек, семьи его двух братьев и сестёр, получается около 25 человек, не считая двоюродных и троюродных родичей. Байтар находился на северо-западе Армении, почти у границы с Турцией, в Ширакском марзе (области), и только потом, в 1930 году, село вошло в Амасийский район. Время было тревожное. Под покровом Первой мировой войны турки в 1915 году учинили Геноцид армян – море слёз и крови, сотни тысяч беженцев переселились в Восточную Армению. Местное население помогало беженцам и сиротам чем могло, жители Байтара одними из первых собрали гуманитарную помощь. В начале 1918-го пошли слухи, что русские войска получили из Москвы приказ о выходе из войны и скоро покинут границы, а до границы рукой подать. Это было время, когда в России победила революция. Русские солдаты и правда покидали границу. К весне в Александрополе появились беженцы из Западной Армении и из Карса. Они рассказывали о зверствах турок ужасные истории, от которых стыла кровь. Но все надеялись, что резня их не заденет.

Казалось, все чёрные тучи мира сгустились над Арменией. В тот день наша бабушка собралась в город, а с нею пошли её брат и две золовки. Хотелось узнать последние новости, да и по хозяйству кое-что купить, когда под вечер решили вернуться – не вышло. Навстречу со стороны границы шли и бежали беженцы, а за ними отступали армянские воины: усталые, грязные они кое-как сдерживали натиск идущих по их пятам превосходящих по силе турецких войск. Наша бабушка была боевой женщиной: решив во что бы то ни стало проскользнуть в село, она уговорила брата и золовок спрятаться в горах. Только на следующий день они смогли дойти до села, которое было превращено в кладбище. Всё население было вырезано турецкими войсками – осталось человек восемь-девять. Из рода Иванидис остались в живых наш дед и его двоюродный брат. Не будем рассказывать, что пришлось пережить оставшимся в живых, чтобы похоронить всё село… В процессе развязанной Турцией турецко-армянский войны 1920 года кемалистские войска 30 октября заняли Карс. Турки тогда истребили восемь тысяч армян, было вывезено почти все движимое имущество. Часть избежавшего гибели армянского населения вынужденно эмигрировала, другая была депортирована турецкими властями. Именно беженцы из Карса в 1920 году заселили Байтар. Постепенно село ожило…

В 1923 году родился наш отец Николай Иванович Иванидис. В июне 1941 года, когда началась Великая Отечественная война, наш отец только окончил школу и рвался на фронт. Нужно сказать, что мужчин из национальных меньшинств, к которым относились тогда и греки, на фронт брали неохотно. В военкомате ему отказали, и тогда он при получении паспорта (в 18 лет) написал заявление, что хочет поменять фамилию. Вот таким образом мы стали Иванян. На фронт Николай Иванян ушёл уже в январе 1942-го. Ему выпала честь служить и сражаться в армянской 89-й стрелковой Таманской Красно-знамённой ордена Красной Звезды дивизии – одной из шести армянских дивизий в ВС СССР. Его военный путь начался с битвы за Кавказ (1942–1943) и закончился в Берлине победным армянским танцем «кочари» у стен рейхстага. Он не раз был ранен, но как только вставал на ноги, возвращался к своим товарищам. После победы Таманская дивизия вернулась в Армению, пройдя в ходе войны путь в 7250 км, из них 3640 – с боями, освободив более 900 населённых пунктов. Всем этим очень гордился наш отец. Вернулся он в село весь в орденах. «И врагу не пожелаю столько бед и такого кровопролития, – не раз говорил он, – пусть будет проклят тот, кто придумал вой-ну, кто жаждет войны». Женился он после войны на скромной и трудолюбивой девушке Шушаник Алексанян. Её отец погиб в 1941 году, и мама, наша бабушка Санам, подняла одна семерых детей. Наши родители были примерными и в работе, и в воспитании своих детей. О них не раз писали в местной газете «Ашхатанк» («Труд»). Потом родились мы: четыре сына и три дочери. Отец после войны мог поменять фамилию на свою прежнюю, но не захотел. На наши вопросы, почему он этого не сделал, отец отвечал: «Какая разница, какая у вас фамилия, главное, чтобы вы людьми хорошими были».

Сейчас мы, дети Николая и Шушаник Иванян, уже взрослые люди, у всех у нас свои семьи. Наша сестра Меланья, переехавшая после землетрясения 1988 года из Армении в Кемерово, почила в 1995 году. Наш старший брат Алексан живёт с семьёй в Смоленске. Он врач, академик. Братья Радик и Эдуард живут в Кемерове, первый по профессии геолог, второй – юрист, генеральный советник МЧС. Четвёртый наш брат Рафик остался на родине, в Амасии – он работает в газораспределительном секторе. Мы разбросаны по разным городам, но всегда помним слова нашего отца. Если он в те страшные годы смог вместе с мамой выстоять и не потерять человеческого достоинства, так разве можем мы подвести своих родителей?

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top