online

Надежда Никитенко. Приём на ипподроме

ЛИТЕРАТУРА

«Наша среда online» —  Продолжаем публикацию книги Надежды Никитенко «От Царьграда до Киева. Анна порфирородная. Мудрый или Окаянный?». Благодарим автора за разрешение на публикацию!

АННА ПОРФИРОРОДНАЯ

Прием на ипподроме

Миновала шумная праздничная ночь, наступил Новый, 988 год. Утром 1 января в Константинополе и Киеве состоялись значительные события. В столице Руси византийские послы, прочитав в присутствии всего княжеского двора и иностранных послов скрепленные золотыми печатями императорские грамоты-хрисовулы, убрали князя Владимира в царскую золотую корону и пурпурную мантию. Прозвучали надлежащие для коронации славословия. В иерархии государств христианской Ойкумены Русь заняла второе после Византии место, ведь киевский князь стал ближайшим родственником василевсов, получив титул кесаря.

В столице Византии послов Владимира ожидал торжественный прием на ипподроме, где их должны были представлять всей империи, а фактически — всему тогдашнему миру. Они должны были явиться многотысячной публике как посланцы дружественного великого государства, нового царства на карте Европы — Руси. Миру дадут узнать, что киевский трон отныне занимает властитель, увенчанный византийской диадемой, причем законным путем, а не как узурпатор, самовольно присвоивший себе царские регалии.

Еще в начале визита послам показали грандиозный комплекс ипподрома, размещенный на высоком холме. Ипподром прилегал к Священному Дворцу и располагался на одной площади со св. Софией. Послам рассказали, что ипподром построен в III в. Септимием Севером наподобие большого римского цирка. Константин Великий, готовясь к освящению новой столицы Римской империи, довершил строительство ипподрома, и с тех пор у ромеев повелось все знаменательные события отмечать именно здесь. Это был огромный открытый цирк, арену которого окружали каменные трибуны в 40 рядов, а на вершине огромного амфитеатра проходила галерея, украшенная многочисленными художественными произведениями.

Когда послы поднялись на галерею, перед ними открылась сказочно прекрасная панорама Константинополя, расположенного, как и Рим, на семи холмах. Для императора и его двора был построен дворец ипподрома — Кафисма, опиравшийся на 24 мраморные колонны. Над императорской ложей возвышалась башня, увенчанная бронзовой квадригой работы Лисиппа. Когда-то Коринф уступил эту скульптуру Риму, откуда она попала в Константинополь. Под Кафисмой находилась П-образная стама, из аркад которой выезжали на арену колесницы, здесь же перед Кафисмой они и финишировали.

От трибун арену отделял ров, наполненный водой, а в центре арены послы увидели невысокую и довольно широкую каменную террасу, на которой в два ряда стояли замечательные скульптуры. По просьбе послов их подвели поближе, и они рассмотрели произведения искусства, доставленные из разных стран: статуи прославленных императоров, непобедимых возничих-гениохов, легендарной римской волчицы и могучего Геракла. Их поразил обелиск Тутмоса III — монолит из розового гранита, привезенный Феодосием Великим из Египта. Барельефы обелиска отобразили всю историю этого сооружения: перевозку и установку монолита, соревнования и представления на ипподроме. В сторону Кафисмы был обращен барельеф с изображением окруженного сановниками императора, который держал в руке венок, чтобы увенчать им победителя состязаний.

Здесь стояла и удивительная бронзовая колонна из Дельф, образованная из трех переплетенных змей, чьи головы, расходясь в разные стороны, были опорой золотой треноге. Змеевидная колонна посвящалась Аполлону и символизировала победу, о чем говорила надпись на колонне: ее выполнили на заказ 36 греческих городов, которые бились с персами при Платеях.

Ромеи показали русам памятники (некоторые из них конные) из чистого золота прославленному возничему Уранию, одержавшему много блестящих побед. Но всех превзошел своей ловкостью гениох Константин. Миновало 400 лет со дня его смерти, а ромеи помнили любимого возничего. Послов подвели к барельефу, на котором был изображен Константин в своей квадриге; над конями были вычеканены их клички, а Константин держал надписанный его именем золотой венок, который вручил ему василевс. Византийские провожатые с гордостью и восторгом рассказали послам, как однажды Константин одержал утром победу в 25 заездах, а после перерыва, вечером, победил соперников еще 25 раз, причем на побежденных утром конях.

Русам была непонятна эта ромейская страсть к конным скачкам: разве игры могут так пленять сердца взрослых мужей? И тогда они узнали, что ипподром — это словно Вселенная. Его арена — это земля, а вода, что ее омывает — океан, 12 арок, из которых выезжают колесницы, — 12 знаков Зодиака. Император, который появляется здесь, связывался ромеями с Христом — солнцем, колесницы — с Богородицей, гениохи — с архангелами… Состязания на ипподроме — как Литургия в церкви, их открывает сам божественный василевс, который, подобно архиерею, благословляет публику, а она отвечает ему словами молитвы. Как на церковный алтарь, на арену выносят кресты и мощи святых, зрители поют псалмы и религиозные гимны. Ипподром — место единения народа ромеев и символ могущества великой Империи.

Все это послы Владимира увидели собственными глазами 1 января, когда по традиции проводились бега. В этот день на протяжении веков Византия ежегодно отмечала царскую годовщину. Первый день Нового года был днем ангела Василия II, и по дворцовому уставу это событие также надлежало отметить на ипподроме.

Утром над ипподромом был поднят царский стяг, это значило, что сегодня игры отметит своим появлением в Кафисме великий василевс. Увидев стяг, жители столицы прониклись радостным возбуждением: их ожидает большой праздник! Опустели дома и площади, все поспешили на ипподром, стремясь занять места на трибунах. Удивленные русы увидели, как отдельные секторы ипподрома как будто окрашиваются в яркие цвета: справа от ложи василевса располагаются зрители в голубой одежде, слева — в зеленой, центральные трибуны полыхают красными и слепят глаза снежно-белыми нарядами. Чиновник, который проводил русов к ложе послов, объяснил, что публика размещается в соответствии с цветами димов — партий ипподрома. Всех димов четыре: Венеты (Голубые), Прасины (Зеленые), Русии (Красные) и Левки (Белые). Василевс принадлежит к партии столичной знати — Венетам, потому он должен появиться здесь в голубой тунике. На русских послах — красный наряд, однако это знак брака, а не партии, хотя цвет одежды свидетельствует также и о происхождении послов-русов, то есть «красных», светловолосых (рыжих).

Послы поднимаются на второй этаж дворца ипподрома и оказываются в большой посольской ложе. Рядом с ней — еще большая, императорская, которая несколько выступает вперед и покрыта отдельной двускатной крышей. Запевалы произносят речитативом: «Взойди, божественная царственность!». Народ трижды громко повторяет как один голос: «Взойди!». Трибуны воспевают единым могучим гласом: «Царь Василий, освети лучами своими рабов твоих, взойди, православная держава!». Вот появляется перед публикой Василий II в пурпурной мантии, накинутой поверх голубой туники, на его голове — увенчанная крестом золотая корона-стемма. Император стоит перед троном и трижды подолом своей мантии перекрещивает публику, а затем отдельно — каждую партию. В ответ народ провозглашает: «Свят, свят, свят»! Запевалы продолжают: «Великую радость чувствуют подданные, видящие своего царя».

Начинаются состязания. На арену выезжают все колесницы для торжественного обзора и под триумфальные звуки музыки делают несколько кругов перед глазами возбужденной публики. Голубые провозглашают: «Победа Голубым»! Зеленые: «Победа Зеленым»! Красные и Белые поддерживают дружественные им партии: первые — Зеленых, вторые -Голубых. В этой «борьбе цветов» они играют второстепенную роль, придавая состязаниям большего разнообразия и красочности.

Завеса в посольской ложе поднята, хористы поют: «Славим святую Троицу, владыку Вселенной, богоданных василевсов Василия и Константина, боговенчанного кесаря русов Владимира! Да здравствует православный царь Руси»! Народ трижды повторяет: «Слава, слава, слава!».

Все взгляды обращены к царской и посольской ложам. Василий II уже сидит на троне, рядом с которым застыл в неподвижной позе сановный евнух, а несколько сзади стоит Ждьберн. Все соответствует нормам придворного этикета. Как и надлежит, в посольской ложе перед послами также торжественно застыл чиновный евнух, представляющий этим русов публике как знатных гостей василевса. Вслед за сановником стоит тысяцкий — Олег, а за ним — старший и младший бояре. Продуманная до тонкостей церемония со всей наглядностью показывает миру: Ромейская держава принимает Русь в свое христианское лоно, а русский князь — кесарь Владимир занимает место рядом с божественным василевсом.

Это был наибольший почет, которого только могли удостоиться иностранные послы, а через них — их властитель. Русь взошла звездой первой величины на небе христианской Ойкумены. Пелена непризнания упала с глаз надменных ромеев, и перед ними триумфально явилась могучая христианская Русь. Пусть знают об этом все народы, пусть приветствуют народ русский — новых людей, выкупленных Христом! Свой славный триумф Русь запомнит навсегда. Ее летописцы отметят, что византийские василевсы воздали высокую честь посольству Владимира, а фрески башен Киевской Софии поведают современникам и потомкам о невиданно почетном приеме русских послов на ипподроме…

События на ипподроме разворачиваются непрерывным ярким зрелищем. Пока колесницы готовятся к старту, зрителей развлекают церемониальными военными танцами представители четырех димов, их сменяют театральные и цирковые представления, а затем начинаются бега. Играют горны, из арок выезжают на старт четыре колесницы. Около стамы четыре распорядителя соревнований следят за правилами игр. По знаку василевса один из них поднимает руку и объявляет старт. Под оглушительный рев трибун вперед вырывается колесница Голубых. Ее догоняет колесница Зеленых, и перед царской Кафисмой возничий-прасин, чтобы доставить публике острые впечатления, пытается сбить колесницу соперника. Это гонки со смертью: искры летят из-под грохочущих колес, храпят взмыленные кони, беснуются трибуны. Возмущенные Венеты вскакивают со своих мест: Прасины жаждут крови! Василевс недоволен: победа должна достаться Голубым, к тому же в такой день он не хочет трагедии. Почувствовав настроения трибун, прасин отъезжает в сторону и постепенно отстает от венета. Пошел седьмой, последний круг, колесница лидера вырвалась далеко вперед -это колесница венета, которого не осмелился сбить прасин. Победитель финиширует перед императорской ложей, и Василий II награждает его золотым венком, драгоценным кубком и богатой одеждой. Победа воспринимается символично: Божьей Волей победили Голубые, партия правящего императора, которого ипподром шумно приветствует как истинного победителя. Русские послы становятся свидетелями величественного триумфа царской власти, во время которого василевс является перед подданными как вечный победитель. Дабы еще больше возвеличить его персону, игры завершаются военизированным танцем. Его участники изображают военный совет, действия двух враждебных армий, преодоления всевозможных препятствий, обзор войска главнокомандующим и, наконец, бросают трофеи под ноги василевсу-триумфатору. Народ вновь провозглашает славословие в честь победителя игр, василевса и его нового родственника — киевского князя.

Все это наблюдает из окна церкви св. Стефана Анна, и в ее душе постепенно тает лед отчуждения к жениху; она понемногу приоткрывает сердце тому, кого Сам Бог удостоил священного царского венца. Владимира признала Ромейская держава, должна признать и Анна.

 

НАДЕЖДА НИКИТЕНКО

Продолжение

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top