online

Надежда Никитенко. Анна порфирородная. Рожденная в Порфире

ЛИТЕРАТУРА

«Наша среда online» —  Продолжаем публикацию книги Надежды Никитенко «От Царьграда до Киева. Анна порфирородная. Мудрый или Окаянный?». Благодарим автора за разрешение на публикацию!

АННА ПОРФИРОРОДНАЯ

Рожденная в Порфире

ot-cargrada-do-kieva13 марта 963 г. византийская столица узнала о рождении в Порфировой палате императорского дворца царевны. Облицованные тёмнокрасным камнем стены Порфиры знаменовали кровь Христа — Спасителя мира, богатые, шитые золотом пурпурные завесы, нарядные ковры того же «царского» цвета будто символизировали, что появилось на свет дитя, данное народам Божьей благодатью. К колыбели поспешили самые знатные лица империи, представители иностранных государств. «Бог тебя даровал, краса Порфиры, всеми желанная! Слава Порфиры, радость Ойкумены»! — приветствовали подданные царственного ребенка.

Девочку окрестили Анной. Это имя значило, что «Бог выявил благодать, милость», такое имя не часто давали женщинам правящей в Византии Македонской династии. Казалось, само Провидение так назвало новорожденную, ведь ей суждено было повторить судьбу порфирородной принцессы Анны, ее бабки, брак которой с германским императором Людовиком III Слепым скрепил союз Византии с Западом.

По отцовской линии Анна была принцессой крови в пятом поколении, по материнской — внучкой трактирщика. В будущем этот факт повлияет на нрав Анны: гордая принцесса с болью будет воспринимать намеки недоброжелателей относительно происхождения матери. Вечным клеймом ляжет на душу Анны ее происхождение от «ничтожной трактирщицы». Анна была третьим ребенком Романа II и Феофано, после Василия, родившегося в 957 г., и Константина, родившегося в 960. Ее отец Роман II был единственным сыном среди шестерых детей Константина VII Порфирородного. Отец короновал Романа еще в шестилетнем возрасте как соправителя. Коронование было обычным способом византийских василевсов закрепить трон за своими потомками, поскольку в Византии не существовало закона о наследовании престола. Роман вырос и стал самодержцем после смерти отца в ноябре 959 г. Это был красивый высокий и стройный юноша, светловолосый и голубоглазый. Благодаря веселому нраву и острому уму, у него было немало друзей, его любило и им гордилось все правящее семейство.

Константин VII, император-ученый, приложил много усилий к тому, чтобы Роман получил блестящее образование. Специально для него отец написал трактаты «Об управлении империей» и «О церемониях византийского двора». Василеве должен всегда помнить, — писал Константин, — что он правит Ромейской державой — преемницей великого Рима, а его подданные, ромеи, — прямые потомки римлян. Лишь император ромеев достоин высшего царского титула — василевса. Отец учил сына, что священный долг василевса — заботиться об общем благе. Для этого ему, как никому, нужны знания, чтобы достойно править мировым кораблем. Поставленный Богом василевс среди подданных — как Христос среди апостолов. И хотя империю бережет сам Бог, а ее столица находится на особом попечении Богородицы, невежество, неопытность и легкомыслие василевса могут принести большие несчастья Ромейской державе.

Однако Роман не прислушивался к наставлениям отца. С детства он привык к легкой беззаботной жизни, любил охоту и всевозможные развлечения. Правителем он оказался неудачным. Даже доброжелательно настроенный к Роману придворный историк Лев Диакон не мог скрыть правду: «Взяв власть в свои руки, он проявил себя как мягкий, скромный и заботливый правитель, но впоследствии какие-то негодяи, рабы брюха и того, что под брюхом, втерлись к нему в доверие, и подчинили его своему влиянию, развратили добропорядочного юношу, приучили его к роскоши и безудержным наслаждениям, возбудили в нем наклонности к противоестественным страстям».

В 944 г. пятилетний Роман был помолвлен с «весьма красивой девушкой» Бертой-Евдокией, внебрачной дочерью короля Италии Гуго Прованского от одной из наложниц. Но брак не состоялся, потому что через пять лет юная итальянская принцесса умерла. В 18 лет Роман пылко влюбился в четырнадцатилетнюю дочь константинопольского трактирщика Кратера — Анастасо. Вероятно, он познакомился с ней во время своих похождений по столичным трактирам. Анастасо пленила царевича удивительной красотой и грацией, неотразимой привлекательностью. Недаром же Лев Диакон называл ее самой очаровательной красавицей и наиболее утонченной женщиной своего времени.

Любящие родители не могли отказать Роману, когда он заявил им о своем намерении жениться на Анастасо. По давнему обычаю константинопольского двора низкое происхождение невесты наследника трона прикрыли официальной ложью. Была придумана версия о благородном происхождении Анастасо, которая вроде бы принадлежала к знатному роду. А, чтобы ни у кого не возникало сомнений, придворный хронист записал: «Царь и царица Елена радовались бракосочетанию наследника престола с девушкой такой древней фамилии». Как и надлежало, молодая царица получила во время венчания новое, царское имя — Феофано, то есть «Боголюбивая». Отныне в церемониях ее будут славословить как «царицу, любящую Христа». Она словно вторично родилась для жизни в высшем свете, находящемся, как верили византийцы, между Богом и людьми.

Однако в Священных палатах Феофано ожидала холодная встреча. Царскую чету оскорбляло низкое происхождение невестки, к тому же пугала ее безграничная власть над слабохарактерным Романом, раздражал ее независимый нрав. Не любили Феофано и сестры Романа, завидовавшие ослепительной красоте молодой царицы, ее неожиданному взлету, который воспринимался как несправедливость. Рожденные в Порфире, они не могли и мечтать о золотом царском троне, на который судьба возвела ничтожную простолюдинку.

Но амбициозную дочь трактирщика не угнетало ее происхождение. Умная и волевая, осмотрительная и на удивление коварная, она быстро овладела своим новым положением. Когда родился ее старший сын Василий, Феофано стала матерью наследника трона, порфирородного принца, и это сразу повысило ее престиж и влияние при дворе, который чутко реагировал на все изменения политической ситуации.

Константин VII был уже старым и больным, Роман II послушно выполнял волю Феофано, поэтому мать Романа и его сестры, зная беспощадный нрав невестки, со страхом смотрели в будущее. Атмосфера во дворце быстро накалялась. Вскоре наступила и развязка. Измученный немощью и тревогами за близких, Константин VII решил подкрепить дух и тело в монастырях Афона, но из богомолья его уже принесли на носилках, и через несколько дней император отошел в мир иной. Это случилось 9 ноября 959 г. Умирал он в полном сознании, явив перед лицом смерти достойную императора и философа твердость духа.

Роман устроил отцу пышные похороны. С надлежащими церемониями гроб умершего василевса установили на золотом помосте при выходе из дворца. Он лежал лицом к востоку вечности, идя от запада жизни. Даже мертвый, бывший самодержец не потерял своего величия. Подданные видели не обезображенного смертью покойника, а ушедшего в лучший мир повелителя Ойкумены. Ведь смерть — это рождение в Вечность. Император, как и при жизни, был главным участником церемонии, которая в глазах византийцев сочетала земное и небесное. Константин лежал в полном царском наряде с ярко раскрашенным лицом, с тщательно расчесанной и окрашенной бородой. В полной тишине раздался громкий голос распорядителя похорон: «Изыди отсюда, василевс, царь царей! Властелин властелинов призывает тебя»!. И мертвый император отправился в последний путь к храму Святых Апостолов, где находилась царская усыпальница. Здесь после отпевания покойника опять раздался голос церемониария: «Войди в вечный покой, василевс, царь царей. Властелин властелинов призывает тебя. Сними венец с головы своей». Слуги сняли с мертвого императора золотую корону и заменили ее пурпурной диадемой. Богоданный царский венец теперь будет вывешен среди других корон в святая святых ромеев — над престолом храма Софии.

Затем тело Константина положили в мраморный саркофаг, стоявший на обширном церковном подворье среди огромных гробниц византийских царей и патриархов. Великолепную церковь Святых Апостолов, вторую по размерам и значению после Софии, основал в IV веке Константин Великий. Он установил там 12 саркофагов для сонма апостолов, а посредине разместил собственную гробницу. В церкви покоились мощи святых апостолов Андрея, Луки, Тимофея, святителей Иоанна Златоуста и Григория Богослова. Здесь происходило посмертное приобщение василевсов к лику святых, здесь византийские монархи почитались наравне с апостолами.

Константин VII царствовал почти полвека, но правил недолго. Византийский хронист записал: «Семь лет он царствовал при регентстве своей матери, двадцать шесть лет -вместе с тестем своим Романом, находясь в его подчинении, самодержавие его было пятнадцать лет, всего же царствования — сорок восемь лет».

Император был скорее ученым, чем государственным деятелем. Книголюб и знаток истории, он жил больше прошлым, чем современным, политика и война интересовали его сугубо теоретически. Отстраненный от власти своим тестем, он увлекался написанием трактатов, которые ввели имя Константина VII в историю. А когда монарх-писатель уставал от ученых занятий, он тихо пьянствовал.

Роман II унаследовал от отца неумелость в политике, однако не перенял его научных наклонностей. Как и отец, Роман находился под воздействием окружения, особенно собственной жены.

Заняв престол порфирородных, безвольный молодой василевс отдал бразды правления в руки всесильного евнуха — паракимомена (спальничего) Иосифа Вринги. Сам император продолжал разгульную жизнь. Изредка появляясь в царском дворце, он почти постоянно жил на загородных виллах. Настоящей хозяйкой дворца стала Феофано. Под ее давлением Роман объявил матери и сестрам, что они должны уйти в монастырь — так в Византии избавлялись от нежелательных лиц. На женской половине дворца, в гинекее наступили черные дни. Горемычные царевны, как пишут историки, «голосили и молили, сжимали друг друга в объятиях».

Старая императрица Елена бросилась в ноги сыну и, обливаясь слезами, умоляла сжалиться над ее старостью. Побаиваясь материнского проклятия, Роман позволил ей остаться при дворе. А сестры были силой выведены из дворца и отправлены в монастырь Каниклион, где в постах и молитвах должна была миновать их жизнь. Здесь настоятель Студийского монастыря Иоанн без промедлений постриг их в монахини. Не успели за ними закрыться монастырские двери, как непокорные царевны сбросили с себя монашеское облачение и начали демонстративно есть мясо. Тогда император по требованию неугомонной Феофано разлучил сестер. Зою, Феодору и Феофано он заточил в монастырь Антиох, Агату и Анну — в обитель Мироелея. Ненависть Феофано была удовлетворена. Девушек оставили в покое и дали им возможность вести такую же жизнь, как и в царском гинекее. Царевен ожидало пожизненное заключение и забвение.

Тяжко переживая несчастную судьбу дочерей, свое собственное унижение, потерю мужа, царица Елена прожила недолго и через несколько месяцев после этих событий умерла. Несмотря на страдание и обиду, она любила сына. Невзирая на тяжелую болезнь, Елена искренне обрадовалась, когда узнала, что у Романа родился еще один сын — Константин.

Вскоре Роман похоронил и мать. Однако сам пережил ее не намного. Как-то после охоты в горах у него от чрезмерной езды верхом начались сердечные спазмы. Проболев пять суток, в марте в 963 г. василевс Роман умер. Он прожил всего 24 года. За два дня до смерти отца родилась Анна.

 

Продолжение

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top