online

Надежда! Безнадежность! Без права на защиту!

Проект «Карабахский фронт Москвы» продолжает публикацию материалов, посвящённых событиям в Нагорно-Карабахской Республике и российской интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха. 

Предлагаем вашему вниманию статью из сборника «Борьба за свободу», написанную  Еленой Боннэр 5 августа 1990 года.

ЕЛЕНА БОННЭР

«Я гляжу на фотокарточку…»
Булат ОКУДЖАВА.

borba_za_svoboduДва с половиной года пылает и исходит кровью Закавказье. 6 миллионов азербайджанцев, живущих на территории 86 тысяч квадратных километров и 3 миллиона армян — на территории — 30 тысяч квадратных километров, забыли о мире. Из-за чего? 157 тысяч армян Нагорного Карабаха с территорией 4 тысячи квадратных километров проявили свою волю — решением сессии Областного Совета 20 февраля 1988 года потребовали права воссоединения со своим народом. С тех пор мы войну называем конфликтом, действиями экстремистов, бандитов, но только не войной. Сильного против слабого. Права с насилием. Карабах начал с права. Азербайджан — с насилия.

Ровно через неделю, после окрика из Москвы на Областной Совет Карабаха, начался погром в Сумгаите и шел три дня — 26, 27 и 28 февраля. Армяне надеялись на правосудие и гласность. Получили кровь в Звартноце, где, говорят, командовал, старший теперь Макашов, и поток неправды по телевидению и в прессе. Под ее шум родилось миллионное движение в Азербайджане в защиту «священной рощи» в Топхане. Мы с Андреем Дмитриевичем были там и убедились, что рощи никогда не было, но неподалеку от ущелья, за городом Шуша стоят дачи азербайджанского истеблишмента. За бакинскими митингами последовали погромы армян в Кировабаде и других районах Азербайджана. И поток беженцев-армян. В конце ноября 1988 года армяне не выдержали и стали выгонять азербайджанцев из Армении. Установилось равновесие новой беды — 230 тысяч беженцев-армян и почти столько же беженцев-азербайджанцев.

Землетрясение. Стресс всех армян. И еще полмиллиона бездомных. Войска, введенные в Армению, в Ереван, где сроду не было насилия. Азербайджанцы разрушают азербайджано-иранскую границу, идет поток оружия в Азербайджан. Потом азербайджанская блокада Карабаха и Армении. Разворованная международная помощь ей. Кровавый январь 1990 года в Баку. Армия, которая упорно не желает разделить враждующих, но начинает насильственную депортацию армян из Карабаха под предлогом того, что не сможет их защитить. И формирование армянских отрядов самообороны. В ответ на сотни изнасилованных, на трупы женщин и девочек, во влагалище которым загнаны водопроводные трубы, на то, что людей заворачивали в ковры, обливали бензином и жгли. Потеряв надежду на чью-либо помощь и защиту, армяне теперь надеются только на себя. На честный бой, в котором будут убитые, но не безропотные жертвы. Вы можете предложить им что-либо другое?

Что сделало правительство за эти годы? Объявило недействительным решение февральской сессии областного Совета Карабаха. Это означало защиту сталинской Конституции и пренебрежение правом народа на самоопределение. Растащив по разным областным судам арестованных за Сумгаит, скрыло от страны их чудовищные преступления. Пренебрегло всеми аргументами армян на Президиуме Верховного Совета СССР летом 1988 года. Ввело режим особого правления, но фактически оставило Карабах в подчинении Азербайджану. Арестовало членов комитета Карабах, единственных людей, которым доверяла потрясенная землетрясением Армения. В Карабахе разогнало комитет «Крунк» и одного из его лидеров полтора года продержало в тюрьме. Оказалось бессильно вместе со всей армейской нашей мощью противостоять разрушению границы и блокаде. Правда, извлекло урок и блокаду сумело позже применить против Литвы. Куда как правовое государство! В Сумгаите опоздало с войсками на три дня, а в Баку уже на шесть, да еще армия действовала так, что добавила к сотням убитых в дни погромов сотни погибших азербайджанцев. Обещало восстановить за два года разрушенное землетрясением (до срока осталось четыре месяца), восстановлено всего ничего. Не сумев или не захотев разрешить азербайджано-армянские противоречия парламентским путем, испугавшись их, правительство само открыло путь насилию не только в этом регионе, но везде — все поняли, что оно озабочено только властью, а не судьбами людей и народов.

Почему я пишу об Армении? Ведь кровь и в Средней Азии — тоже кровь, а не вода? Не потому, что речь идет о судьбе целого народа. И не потому (пусть меня кто-то не простит), что речь идет о христианском народе. Но потому, что нигде так не проявилась тенденция центра не защищать слабого, что является главнейшей обязанностью всякого правительства, а помогать сильному. Как только насилие в отношениях Азербайджан — Армения стало двусторонним, вся политика центральной власти приобрела откровенно антиармянский характер. Уравнение жертвы и палача поражает. И все еще хотелось думать — это ошибка, неумение, страх. Но только не сознательная политика. Последние недели перечеркнули слабо тлевшую надежду. Не успел закрыться XXVIII съезд, как на экране нашего телевизора появился до того мало кому известный человек по фамилии Ревенко. Оказалось — новый член президентского совета. Для первого знакомства он сообщил, что президентский совет (сиречь он лично) приступил к созданию нового союзного договора. А как же республики? Разве не они будут решать, какие функции им отдать наверх? Как с Конституционной комиссией Съезда народных депутатов СССР? О ней забыли? И впопыхах не подумали, что такой способ создания союзного договора оскорбит все «великая и малыя и белыя» и прочие народы нашего уже, хочешь не хочешь, бывшего Союза, лишит надежды на самостоятельное решение своей судьбы все автономии от Тувы до Коми, от Бурятии до Карабаха. Сегодня 3-го августа одумались — сообщили, что Верховные Советы республик начали принимать участие в консультациях. Об автономиях пока не было сказано ни слова.

За «явлением» Ревенко — подошло 25 июля и Указ Президента Союза Советских Социалистических Республик «О запрещении вооруженных формирований, не предусмотренных законодательством СССР, и изъятии оружия в случаях его незаконного хранения». Против кого этот указ? Против Прибалтики, идущей своим путем? Против Белоруссии, отменившей действие ст. 73 Конституции СССР, на основании которой указ издан, на своей территории? Против Молдавии, Украины. Средней Азии? Или, может, против Азербайджана, чей Верховный Совет уже одобрил его, да так быстро, что создалось впечатление — не сговорились ли они — Президент и азербайджанский Верховный Совет? Для изъятия оружия у мафии и бандитов указ не нужен. Вооруженные формирования, которые сами себя так называют, есть только у армян. Указ этот против них. Но оружия армянские фидаины не сдадут. И уже открыто заявили об этом. Не сдадут, потому что их предали, а у преданных народов рано или поздно приходит чувство, что «лучше умереть стоя, чем жить на коленях». А, если не приходит, то значит, это — не народ.

Ну вот! Написала об армянах, у которых почти миллион бездомных, камни вместо земли и надежда только на самих себя. Об Азербайджане, погибающем в нищете, как все мусульманские республики, и в озлоблении, культивируемом его правителями — алиевыми, везировыми, сегодняшними. О центральной власти. А мы? «Москва моя, ты самая любимая», «Петербург», Петроград. Ленинград», «Россия, нищая Россия»? Мы? В первое время потрепыхались в «Московской трибуне». Были какие-то статьи, слова, потом хором замолчали Межрегионалка ни разу не заикнулась. Вольнолюбивая Прибалтика сочла, что от нее это далеко. Наша хваленая гласность? Я напомню только Андрея Дмитриевича. В марте 1988 года — отдал в «Московские новости» открытое письмо М. С. Горбачеву о Карабахе и крымских татарах — до сих пор полностью не напечатано. В мае интервью «Пятому колесу» — сказанное о Карабахе в эфир не попало. Вы все слышали на Верховном Совете за две недели до его смерти слова Сахарова: «Для Азербайджана Карабах — вопрос престижа, для Армении — это вопрос жизни!» Слышал их, но не услышал и Председатель Верховного Совета — ныне Президент.

У меня сотни и тысячи телеграмм. Самые частые слова, обращенные к Андрею Дмитриевичу: «стыдно» и «прости нас». Стыдно, что не защитили, не поддержали. Прости за это. Не будет ля нам всем стыдно? Не будем ли мы, когда свершится трагедия, говорить полууничтоженному или вновь рассеянному по миру армянскому народу «прости нас», а себе «стыдно»? Ведь до чего мы – молчальники — соучастники дошли, когда лучшие из нас, наши депутаты могут сказать об армянах-беженцах — пусть едут в Армению. Россия для русских. Дошли до того, что за годы молчанием и неправдой довели свою Россию до ненависти к армянам — это мы демократы-либералы, так подыграли правительству в его неправой политике. Вторую неделю после указа я смотрю на эту фотографию. Это тоже армянские фидаины. Год 1916-й. Но царскому правительству не пришло в голову их разоружать. А может, даже давали оружие, чтобы им не пришлось, добывая его, убивать русских солдат. Слева стоит мой отец. Сидит Микоян. Они защищали свой народ, бедных и богатых, женщин, стариков, детей. Потом устанавливали Советскую власть в Баку, Грузии, России, Армении. Потом ее защищали. Мой отец, лютой зимой где-то в горах на Семеновском перевале. А стоило ли ее устанавливать и защищать, если она отняла у народа последнее право — право на защиту? У меня спрашивают, какое мне до всего этого дело? Но как быть, если я не могу снять с себя ответственность за то, что делал мой отец и его соратники. За власть, которую вольно или невольно они установили.

Со мной как в дурном романе. Еще не кончила писать эту статью, как Ирак оккупировал Кувейт. Какое мое дело? Опять сильный бьет слабого. А я соучастница. Господи, да не в переносном, а в прямом смысле. Тридцать лет назад я — врач — участвовала в оспопрививальной кампании в Ираке. Да не где-нибудь, а в Иракском Курдистане. Курды требовали автономии. Багдад ответил им приказом о разоружении. И наши советские танки — родные Т-тридцатичетверочки — давили курдское сопротивление. А, чтоб впредь было неповадно, потом еще добавили ОВ. Ладно — газ был не наш, кажется, французский. Только курдам от этого легче не стало. А после Курдистана уже в Багдадском госпитале, я выхаживала арабских ребятишек — сегодняшних солдат этой безумной страны, у которой нашего оружия хватит не то что на весь Ближний, но и на Дальний Восток. Боль за Кувейт. И страх, что под шум этой всемирной трагедии, (смотрите и слушайте сегодняшние двадцатилетние — все было по такому же сценарию в 1968 году, когда наши танки оказались в Праге и в канун 1980 года, когда Советская Армия вторглась в Афганистан) наши активисты по разоружению — не ядерному и общемировому, а местного, домашнего значения — зальют кровью Армению.

Каждый день в газетах натыкаюсь на ставшее уже штампом словосочетание «архитектор перестройки». И каждый раз вздрагиваю, вспоминая новостройки зоны землетрясения, которые погребли под своими обломками тысячи людей. Не строим ли мы что-то столь же халтурное и столь опасное? И увидит ли когда-нибудь снова наш архитектор и наш Президент миллионный митинг, подобный февральским 1988 года в Ереване, с транспарантами «Горбачев — Да»?

 

Елена БОННЭР.
5 августа 1990 г.

 

ПОСТСКРИПТУМ.

Статья была написана месяц назад. Никто ее не ¬взял. Вежливо сказали — чересчур эмоциональна. А можно писать о несправедливости без эмоций? И зачем?

За месяц произошло многое. В Армении новый Верховный Совет, новый его Председатель, новое правительство. Что-то понял и Президент СССР», продлив действие своего указа на два месяца. Часть фидаинов присягнула Верховному Совету Армении, часть их была разоружена самими армянами. Говорят, что по Еревану можно снова ходить спокойно, не боясь случайной и неслучайной пули. Но в Карабахе власть армии. Недавно туда с трудом пустили народного депутата. А независимых корреспондентов давно и прочно не пускают. Нарушается, а временами полностью прекращается азербайджанской стороной авиационная связь Армении и Карабаха, при том, что железнодорожная связь давно стала фикцией, а по шоссе проехать — почти то же, что добровольно поставить себя к стенке. И по горным дорогам ездят армейские бронетранспортеры, с которых на русском языке раздается призыв-предупреждение армянам покинуть Карабах. И последние известия: под эгидой газеты «Московские новости» представители Верховных Советов Азербайджана и Армении садятся за стол переговоров. Надежда? Безнадежность? Поиск справедливости?

 

Елена БОННЭР.
10 сентября 1990 г.

Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»

Свои предложения и замечания Вы можете оставить через форму обратной связи

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Вы можете помочь нашему проекту, перечислив средства через эту форму:
Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top