online

На ступеньках беды

Проект «Карабахский фронт Москвы» продолжает публикацию материалов, посвящённых событиям в Нагорно-Карабахской Республике и российской интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха. 

Предлагаем вашему вниманию интервью Галины Васильевны Старовойтовой, в то время народного депутата СССР, опубликованное в газете «Московские новости» № 34, 1990 года.
starovoytovaКогда Галина Старовойтова вышла из самолета, у трапа ее уже ждали автоматчики. Представители военного руководства области заявили народному депутату СССР, что если она немедленно не покинет Нагорный Карабах, то будет отправлена в фильтрационный пункт, по сути, камеру предварительного заключения, где выясняется личность человека.

— Галина Васильевна, Карабах — ваша неутихающая боль. Но, насколько я знаю, в последний раз вам удалось побывать там и конце 1988 года еще с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Что привело сюда снова?
— Решение двух парламентов — российского и армянского, крайне обеспокоенных состоянием дел в автономной области, соблюдением там законности и прав человека. Об этом просили также мои избиратели в Ереване. А еще надо было передать для математической школы электронные калькуляторы. Потому что родина карабахских детей в блокаде, и они уже давно не видели никаких достижений цивилизации, кроме БТРов, танков, автоматов.

— Так почему все-таки вас задержали военные?
— Когда под конвоем меня привели к коменданту, а затем туда же явились еще несколько вооруженных офицеров, я тоже задала этот вопрос. Услышала в ответ: на основании Указа о чрезвычайном положении. Однако на депутата СССР ограничение права на перемещение по территория страны не распространяется. Тогда военные начали ссылаться на министра юстиции Азербайджана Оруджева, издавшего документ, который явно противоречит закону о статусе депутата, ущемляет его права.
Как я потом узнала, на аэродроме начали собираться возмущенные моим задержанием люди. Для усмирения невольного несанкционированного митинга готовились части спецназа. В маленькой душной комнатке мы находились уже несколько часов. Все это время комендант аэропорта вел телефонные переговоры. Все более нервничал и наконец прямо спросил: «Вот сейчас она направится в Степанакерт. Что же мне ее, за руки хватать, за платье?!». Хотя куда я могла двинуться из кольца мужчин с пистолетами и автоматчиков снаружи? Нет, физическое насилие ко мне не применяли, но реальная возможность подобного была.

— Вы не называете ни одной фамилии. Потому что не знаете их?
— Знаю. Но не называю сознательно. Эти люди в очень трудных условиях пытаются исполнить свой долг. И не их вина, что после соответствующей односторонней идеологической обработки они живут, будто на чужой земле, постоянно ожидая нападения со стороны армян, что их плохо кормят, снабжают. Но все же, несмотря на мое сочувствие к ним, не могу не не отметить непрофессионализм армии. Практически в одно время со мной Нагорный Карабах посетил зарубежный корреспондент, естественно не афишируя свою поездку, и беспрепятственно получил необходимей ему материал.

— А вы так и не смогли выполнить намеченную программу?
— Я уже находилась у коменданта Степанакерта когда позвонил Президент Азербайджана Муталибов — мол обстановка в республике, узнавшей (откуда?) о моем визите в Карабах, накаляется. И хотя я не рекламировала предстоящую рабочую поездку, пообещала, войдя в сложность положения Президента, ограничить ее сутками.

— Ваше впечатление после посещения Карабаха. Заметно ли хоть малейшее улучшение ситуации?
— Положение гораздо хуже, чем в начале конфликта. Невольно вспоминается история перехода Британской империи в Британское содружество. В 1948 году, после резолюции ООН об образовании государств израильского и палестинского, протекцию над этой территорией еще сохранила Англия. Она ушла не решив многолетней распри между противоборствующими сторонами. Но сами участники конфликта не могут его решить в принципе.

— Говоря об Англии, вы проводите параллели с нашей ситуацией?
— Конечно. Центр готов умыть руки, вывести войска, сказав: разбирайтесь сами. Как депутат российского парламента и как мать я понимаю эту позицию. Однако как же быть с федеральными обязательствами. Какие в таком случае преимущества по сравнению с национальной независимостью дает вхождение в состав СССР? И вообще у меня ощущение, что в центре постепенно складывается мнение: Арменией можно и «пожертвовать». Имею в виду ее выход из Союза. С ней слишком много проблем.
У нас замалчивается кровопролитие в Закавказье и в Средней Азии — это стало обычным делом. Можно сделать вывод, что цена человеческой жизни там и в европейской части страны становится различной. А это типичный колониальный менталитет. Имперское сознание и имперская политика продолжаются. Да, наши солдаты не должны гибнуть под пулями за Кавказскими горами. Но многовековая империя обязана нести определенный груз ответственности за то, что происходит в ее пределах.

— Недавно я бесседовал со вновь избранным Председателем Верховного Совета Армении Левоном Тер-Петросяном, и он сказал, что армию из Карабаха необходимо вывести. Вы же, похоже, настаиваете, что она должна там остаться?
— Ни в коем случае. В НКАО необходимо восстановить Советскую власть. Пока же генерал Сафонов создал там такой же жестокий репрессивный режим, какой во время военного положения создал в Ереване генерал Макашов. Между тем законность в Карабахе грубо попирается. В частности, насильственно изменяются демографические пропорции населения, из отдельных сел люди попросту депортируются.
Войска из Нагорного Карабаха надо убирать. Но на границы Армении и Азербайджана. Ставить заслоны между конфликтующими сторонами. И по периметру Карабаха. А также в отдельных взрывоопасных точках, где достаточно близко друг от друга живут армяне и азербайджанцы. Конечно, обеспечив армию всем необходимым.

— Согласен с вами в том, что подобными мерами в какой-то степени конфликт можно пригасить, но не затушить.
— Безусловно, силовое давление проблем не убавит. Поскольку нет политических решений, идет вялая тихая, замалчиваемая гражданская война. На сегодня реальным считаю, остается один общедемократический путь — отказ от четырехступенчатого деления народа на сорта, от разных форм национальной государственности. Необходимо русскую матрешку, когда одни народы почему-то помещены внутрь государственных образований других народов, зачастую далеких от них и по религии, и по традициям и по культуре. Следует реализовать прямые связи всех этих образований на центр, минуя промежуточные инстанции.
Ливан, Афганистан. Карабах — увы это надолго. Генетическая память о пролитой крови быстро не исчезает. Что касается Нагорного Карабаха большие надежды возлагаю на предстоящие в конце сентября выборы нового парламента Азербайджана. Думаю, будет законодательно оформлен реальный политический плюрализм существующий в республике. Там есть здоровые силы, с которыми можно сесть за стол переговоров.

Беседу вел В. КИСЕЛЕВ
(«Московские новости» № 34).

 

Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»
Свои предложения и замечания Вы можете оставить через форму обратной связи

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Вы можете помочь нашему проекту, перечислив средства через эту форму:
Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top