online

Мозаика Еревана. Ахпар Затик

ПорМозаика Ереванатал «Наша среда» продолжает публикацию глав из книги Эдуарда Авакяна «Мозаика Еревана». Благодарим переводчика книги на русский язык Светлану Авакян-Добровольскую за разрешение на публикацию.

Предыдущие главы:

МУЖИ И ОТЦЫ ЕРЕВАНА

ШАЛЬНЫЕ ЕРЕВАНЦЫ

АХПАР ЗАТИК

Ахпар Затик — иначе Братец — божья коровка. Божья коровка — милая красная букашка с черными крапинками на крылышках. Поймаешь ее, держишь крепко и приговариваешь: «Божья коровка, полети на небо, там твои детки кушают конфетки…» И ждешь. Раскроет она крылышки, увидишь под ними фиолетовую дымку, улетит сразу — исполнится желание, и все будет отлично.

Конечно, Ахпар Затик ничего общего не имел с божьей коровкой, и одежды у него были ветхие, и обувь вся изношенная. Просто он продавал на «Колхозшука» сладкую воду, которую называют шербет.

Жил Axпap Затик неподалеку в квартале Шилачи, в старом доме с земляной крышей и низеньким балкончиком. Жил совсем-совсем одиноко. Говорили, что он родом из Персии, из селения Салмаст в Автване. Круглый сирота. Была у него только старая бабка. Годы спустя оказался в Тавризе, бродил по улицам, из дома в дом, по базарам, просил милостыню, спал в золе около бани.

Но однажды на шумном базаре Тавриза, когда он смотрел на верблюдов, встретился ему продавец Карапет. Разговорились. Пожалел сироту, забрал к себе. Жил Карапет с женой Заро, детей не было, жили скромно «Дом без детей, что звонок без язычка, не звенит, молчит», — говорил Карапет.

Была Пасха, над Тавризом звенели колокола Одели мальчишку в старые одежды Карапета, пошли в церковь и нарекли именем Затик — Божья коровка! Мальчик промолчал, не сказал, что зовут его Ашотом. Что ж, хотят, пусть зовут Затик. Добрая букашка, красивая, по ней судьбу ворожат, разве плохо?!

Каждое утро Карапет брал единственное богатство дома — серебряный кувшин с сиропом, привязывал его к спине и шел продавать на базар.

Ходил Карапет по базару, как по растревоженному улью. Горы овощей и фруктов, арбузы и дыни. И люди, томящиеся от жары и жажды. А он кричал: «Бамбушлимонле!» А тому, кто покупал и пил, добавлял: «На здоровьичко!»

Жизнь казалась Затику таким стаканом с шербетом, который подносил Карапет своим покупателям, зарабатывая несколько монет.

Когда Затик немного подрос, Карапет повел его в школу учиться. Он рассказал мальчику, что они армяне, но живут в чужой стране, под чужим небом. А на том берегу Аракса у них есть родина, которая зовется Айастан — Армения! Армения стала для Затика мечтой! Хотя ему казалось, что жизнь так и будет продолжаться: Карапет будет ходить на базар и продавать шербет, а он, Затик, учиться… Но случилось страшное. Война, турки вошли в Иран, разносились вести, что Андраник-паша со своим войском поднялся против турок. Рассказывали, что в селе Панджук, которое недалеко от Автвана, армяне встретили его с воодушевлением, построили в честь победителей арку, украсили ее цветами и написали на ней: «Слава Андраннку!» Играли на зурне и дголе, танцевали, ликовали… И в душе Затика родилась новая мечта: увидеть Андраника-пашу, сражаться в его войске.

Карапет был против, говорил, что Затик молод, и его никто не возьмет в добровольцы. Но Затик был неумолим, он бежал из дома, бежал в свой Автван, нашел старый дом на берегу реки, где росли три тополя, он их хорошо помнил, и дерево у дома помнил. Вспомнил бабушку, растившую его. На дверях дома висел замок. К нему подошел старик, он не узнал соседа, а тот обратился к нему: «Ашот, это ты? Бедная бабушка твоя все на дорогу смотрела, тебя ждала… Не дождалась». И протянул ему ключ от дома. Затик вошел в покинутый дом: запустение, паутина, крыша провалилась… Куда он вернулся, Господи?! И снова вспомнил слова Карапета о родине, Армении. Сидел на камне у разрушенного дома, обхватил руками голову, на сердце было тяжко. Надо идти в армию Андраника!

Он нашел Андраника у Дилмана. Его армия разбила турок, перешла Аракс, достигла Армении.

Вернувшись в Тавриз, Затик нашел Карапета больным. Он слег от тоски по Затику и, увидев его, успокоился и отдал Богу душу в тот же вечер. После сорковин Затик стал продолжать дело Карапета, ходил с кувшином на базар, продавал шербет и говорил: «Бембушлимонле!» Заро очень скоро ушла из жизни вслед за мужем. И снова Затик остался в пустом осиротевшем доме совсем один.

Многие уезжали из Ирана на родину. Он решил ехать. Продал дом, утварь. Оставил себе только серебряные пояс и кувшин Карапета.

Дорога в Армению оказалась долгой. Дни и ночи небольшой караван репатриантов продвигался к Армении. Однажды утром увидели мутную реку — это был Аракс. Возница разбудил Затика, показал на другой берег, сказал: «Там — Армения!». Дрогнуло сердце. Ему почудилось, что на том берегу мать, отец, бабушка, Карапет, Заро…

Дорога на Ереван тоже показалась долгой. Но на родной земле прибавилось сил. В Ереване Затик поселился в квартале Шилачи, в маленькой комнатушке: стол, железная кровать, комод с разбитой дверцей. На родной земле и этого достаточно!

На следующий день он взял кувшин Карапета с шербетом и отправился рано утром на базар, который назывался «Колхоз-шука». Все было так похоже на базар в Тавризе, такие же маленькие ларьки, горы фруктов, овошщи, много народу, шум, суета. Крики ослов, суматоха. И только язык, свой, родной армянский! И надписи на армянском: «Мясо», «Ткани», «Одежда»… Затик засмеялся счастливо — все по-армянски!

И началась для Затика новая жизнь. Каждое утро он шел на базар, где было очень жарко, как в Тавризе, и всем хотелось пить, и продавал свой шербет. Очень скоро «Колхозшука» стал родным. Его шербет все пили с удовольствием. Но он уже не говорил тех слов. К нему обращались: «Ахпар Затик, стаканчик, Ахпар Затик!» Репатриантов в Ереване все называли «Ахпар». А он отвечал: «Сейчас, сейчас, на здоровьичко!» и наполнял стаканы красным шербетом, холодным, освежающим.

Пили его шербет уставшие от жары ереванц, довольно поглаживали усы мужчины: «Ухай!»

«Ухай! На здоровьичко!» — отзывался Ахпар Затик. Ахпар — брат, но мы же все армяне, все ахпары — братья!

Случалось, шаловливые ребятишки, услышав его имя Затик, начинали издали кричать ему: «Божья коровка, полети на небо, там твои детки кушают конфетки!» Ахпар Затик не обижался. Он смотрел на ребятишек и вспоминал свое сиротское детство. Вспоминал свое село в далеком Иране, три тополя на берегу реки у дома, отца, мать, бабушку, тех двоих добрых армян, приютивших его, полководца Андраника и одинокий тополь, запертую дверь дома, где родился, Тавриз, где все говорили на чужом языке… И реку Аракс, Ереван…

Нет, не обижался Ахпар Затик ни на кого, ни на ребятишек, ни на Бога. Ведь у него есть дом, родной дом на армянской земле. И все говорят на армянском! И все зовут его Ахпар — брат, и все рядом АРМЯНЕ!

 

Эдуард Авакян

Продолжение следует…

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top