online

Михаил Тариэлович Лорис-Меликов. Монологи. От первого лица

Благодаря Победоносцеву провалился проект
зачатка Конституции, проект, составленный
по инициативе графа Лорис-Меликова
и который должен был быть введен накануне
ужасного для России убийства императора
Александра II и в первые дни воцарения
Александра III. Это его, Победоносцева,
великий грех, тогда бы история России
сложилась иначе, и мы, вероятно, не переживали
бы в настоящее время подлейшую и безумнейшую
революцию и анархию.

Сергей Витте. Воспоминания.

 

Михаил Тариэлович Лорис-Меликов

Михаил Тариэлович Лорис-Меликов

Детство. Родословная.

Я родился в Тифлисе 19 октября 1824 года. Забавно, что в историю этот день вошел благодаря стихотворению Дельвига про Лицей. [6]
Семья моя армянского происхождения. Один из предков моих, князь Мелик-Назар, в XVI веке владел городом Лори и получил от персидского шаха Аббаса в 1602 году фирман, подтверждавший древние права его на этот город и одноименную губернию, причём сам Назар принял магометанство; позднее его потомки вернулись в лоно Армянской церкви и были наследственными приставами и князьями Лорийской степи. Лорис-Мелики входили в состав высшего грузинского дворянства и были внесены в VI часть родословной книги Тифлисской губернии. Отец мой жил в Тифлисе, вёл довольно значительную торговлю с Лейпцигом.
Мне двенадцать лет и я определен в московский Лазаревский институт восточных языков, откуда был исключён за мелкое хулиганство; Да и не жаль вовсе, многими языкамия там успел обучиться. С 1841 года учился в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в Петербурге, так называемом Николаевском кавалерийском училище.

Лорис и Некрасов

Я помню с Николаем, году в 44-ом, кажется, столкнулся на Невском. Он потащил меня к себе на квартиру у Аничкова моста… Да, дела нашего поэта стали к тому времени процветать… Cам он ходил щеголем, и квартира его была меблирована не без изящества… Посмеялись мы тогда над одной историей, которая случилась когда-то….
Нищий и безвестный Некрасов приютился у профессора Бенецкого. Там мы и познакомились. Позже Николай мне и своему другу Нарышкину предложил нанять маленькую грязную квартирку в доме Шаумана. Богачами нас назвать было трудно, я получал от родителей 25 рублей в месяц, ну, и Нарышкин столько же, а Некрасову отец ничего не давал, и только изредка, понемногу высылала мать, да, кроме того, он состоял корректором в одном журнале да публиковал там плохо оплачиваемые стихи…
А погулять мы любили…
Раз на Рождество Некрасов предложил мне отправиться , замаскировавшись обоим, на вечеринку к одной чиновничьей семье в Измайловский полк. Вечером зашли в костюмерную лавочку, выбрали костюмы, Некрасов – венецианского дожа, а я — испанского гранда. Тут же переоделись, оставили у костюмера свои платья с тем, что на следующее утро заедем за ними и заплатим за костюмы. Взяли карету и отправились; еще дорогой проверяли свои капиталы, — хватит ли на экипаж и костюмы? Но с вечеринки мы почему-то заехали еще куда-то, что-то выпили и, только возвращаясь домой под утро, спохватились, что денег-то на выкуп платья нет. То-то побегали мы по своей нетопленой квартире, в тогах и чулках. Чтобы погреться — решили стул сжечь с печки, потом в ход пошла мочалка, выдернутая из дивана… Есть хотелось — лавочник, у кого были раньше заложены две серебряные ложки, единственная драгоценность Некрасова и подарок его матери, согласился отпустить нам в долг студени, и дож и гранд благородно поделили между собой эту трапезу. Лишь к вечеру Нарышкин добыл денег… Вскоре 2 августа 1843 г. был выпущен корнетом в Лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, где прослужил четыре года.

Кавказская война

Я рвался на Кавказ – то была моя родина. Я сам попросился туда в 1847 году. Поехал с чином поручика, состоящим по особым поручениям при главнокомандующем в то время Кавказским корпусом князе Воронцове. Тогда прокладывали мы широкие просеки в дремучих чеченских лесах…Горцы нападали со всех сторон, но и мы не плошали…Сильное поражение в Дагестане нанесли мы Шамилю в 1849 году, для этого был составлен особый отряд.
Стоявший за аулом Чох Шамиль не решался вступать в сражение. После нескольких штурмов и сильной бомбардировки Чох был взят, и мы вернулисяь на зимние квартиры….
Пришел год 51- ый, и вновь экспедиция – уже в Большую Чечню. Против Хаджи-Мурата.
Удивительное у него было лицо! Широко расставленные глаза и выступы лба на бровях – писал Лев Толстой. Моими словами писал, из моей «Записки», как хорошо, что документ этот перерос чуть позже в такую замечательную повесть.
Мне приходила мысль, что выход Хаджи-Мурата и его рассказы о вражде с Шамилем был обман, что он вышел, чтобы высмотреть слабые места русских и, убежав опять в горы, направить силы туда, где мы были слабы.
При переходе к русским не удалось ему увезти свою семью из-за того, что дорогою один из посланных изменил, бежал и дал знать Шамилю.
Аул Цельмес, который Лев Толстой переименовал в Цельбес, Хаджи-Мурат действительно одно время скрывался от русских. Говорили, что в молодости ездил он с Омар-ханом за военной помощью к барону Розену в Тифлис. Во время офицерских кутежей и зародилась у Хаджи неприязнь к русским.

А сам Хаджи-Мурат не мог не внушать моего восхищения! Когда избирали его правителем Аварии, Ахмет-хан арестовал его, привязав к пушке, отправил к Темир-хан-шуру; по пути туда Хаджи-Мурат сбросился с обрыва, укрылся в ауле Цельмес, потом русские под начальством Бакунина, приехавшего из Петербурга и желавшего отличиться, напали на него, но он отбился и убил самого Бакунина.
Помню, спросили у Хаджи: кому быть имамом после Шамиля. Он сказал, что имамом будет тот, у кого шашка востра.
Это острая шашка Кавказу часто нужна, но с 1863 го целых десять лет, когда был я начальником Терской области, не хотелось брать оружие в руки. Устал. Это трудно избегать насилия, и взамен распространять образование, дикость искоренять….

Крымская война

Возникшая вскоре с Турцией вызвала усиленную враждебную нам деятельность горских племен, которые стали делать набеги по всей линии. Для прекращения этих набегов был собран при Куринском укреплении, под начальством князя Барятинского, особый отряд, при котором находился и я. Отряд двинулся на реку Мичик и аул Иста-су, там стал я полковником.
После этого вошел наш отряд в состав войск, действовавших на Кавказской турецкой границе против турок, и при Баяндуре и Башкадыкларе нанесли мы нанесено сильное поражение Абди-паше.

Поручено мне было сформировать отдельную команду из армян, грузин, курдов и других кавказцев…. Слышали бы мои учителя , как при свисте картечи практиковал я восточные языки!
В августе 55 года был назначен состоящим по особым поручениям при новом главнокомандующем графе Муравьёве, продолжал командование своими кавказцами-охотниками, вместе осматривали дороги, ведущие к Карсу…. По взятии Карса назначен начальником Карской области в продолжение девятимесячного управления….

Лорис на русско-турецкой войне 1887-88 гг

Взятие Плевны

Взятие Плевны

«Плевна. Карс», «Карс. Плевна» — все твердили в народе… Русский солдат – победитель… Только в третьем плевненском бою 12 тысяч убитыми! Если положить их плечо к плечу, то составилась бы дорога в 8 верст – чем не проспект для триумфального шествия…
Только в 1875 ом расстался со службой на Кавказе и уехал лечиться за границу, как через год получил в Висбаден телеграмму Великого Князя Михаила Николаевича… Вызывает меня « немедленно на Кавказ для принятия в командование корпуса, предназначавшегося для действий в Азиатской Турции.
На восьмой день я был уже в Тифлисе, узнал, что назначение мое состоялось по выбору Государя, а не по ходатайству Великого Князя.
Назначение это озадачило более всех помощника Его Высочества, князя Мирского, и его прихвостня генерала Павлова – начальника штаба кавказского округа, ранее мечтавших уже быть полными хозяевами и главными распорядителями на театре военных действий.
Князь Мирский не мог не видеть во мне человека, преградившего ему путь к отличиям и славе. Попробовал было я сам заявить Великому Князю, что так как военные действия еще не начались, то я охотно готов отказаться от принятия корпуса в командование, если только назначение мое не согласуется с его желаниями. Храбрый фельдмаршал до того перепугался, что стал божиться и уверять, что лучшего и более подходящего выбора не могло быть сделано.
Незадолго до штурма Карса выехал, к счастью, из района войск действующего корпуса генерал французской службы, граф де Курси, своим нахальством и болтовней очаровавший до такой степени Великого Князя и Мирского, что без предварительного с ними совещания в их главной квартире не делали ни одного шага. Вместе грабили русскую казну деньгами и землями. Каким образом при существовании двоеначалия и интриг мы могли достигнуть столь блистательных побед? Отвечу: многие командиры вполне честно и безукоризненно относились к своим обязанностям. Что же касается наших доблестных офицеров и неподражаемых солдат, то мне кажется, что презренная камарилья еще не способна сокрушить или ослабить их прекрасных качеств.
Еще до Карса штурмом овладели мы Ардаганом… Затем разбили соединенные силы Мухтара- и Измаила-пашей в Авлияр-Аладжинском сражении… И вот подошли мы к Карсу, более укрепленному, чем в Крымскую войну, после которой сдали мы Карс туркам по условиям Парижского мира. Но сейчас мы взяли в плен 17 тысяч турок и 303 орудия. Святой Владимир Первой степени с мечами мне особенно дорог… До сих пор удивляюсь, как же местные и подрядчики брали наши российские рубли? Несколько десятков миллионов рублей сберегли мы казне….
Чрезмерную цену заплатил народ за Плевну и Шипку, а сам не получил ничего. Славословия русскому солдату превосходно уживались с лютой бранью, которой по-прежнему осыпали чиновники недоимщиков. Тысячи крестьянских лошаденок пали на дорогах войны, пришли в упадок многие хозяйства, донимали неурожаи…

Борьба с чумой в Поволжье

При последовавшем заключении мира с Турцией я за боевые достоинства был возведён в графское достоинство и назначен состоящим в распоряжении главнокомандующего на Кавказе великого князя Михаила Николаевича. Но пришла другая беда – в 1879 г. разразилась близ Ветлянки под Астраханью чума… Был назначен временным Астраханским, Саратовским и Самарским генерал-губернатором, с почти неограниченными полномочиями для борьбы с этою опасной болезнью. Пульсация очага приобрела столь отчетливый характер, что была услышана не только в России, но и в Европе… Ещё до прибытия моего в Ветлянку благодаря строгим карантинным мерам, своевременно принятым и тщательно соблюдаемым, чума стала утихать. Мого раз видел смерть лицом к лицу, но и то, что было здесь, поистине ужасало. Казаки страдали лихорадкою с опухолью печени, селезенки, припуханием лимфатических желез. Оцепили ещё четвёртым кордоном всю Астраханскую губернию, лично был в Ветлянке, осматривал кордоны и скоро за прекращением чумы имел возможность представить и об уничтожении временного своего генерал-губернаторства. Доложил: из отпущенных в мое распоряжение четырёх миллионов рублей для борьбы с чумою было израсходовано не более трехсот тысяч. Бесконечно жаль, что не окупить тем моим орденом св. Александра Невского и алмазными знаками казацкие смерти….

Харьковский генерал-губернатор

В Петербургвернулся в то время, когда Европейская Россия была разделена на шесть генерал-губернаторств… Всюду искали крамолу… В Харькове был убит губернатор князь Кропоткин. Меня выслали на замену. Что я мог сделать? Все что угодно, но только не репрессии! Это еще больше бы расшатало механизм самоуправления. Нужно прежде всего было установить доверие между мной и правительством.
Губерния была очищена от всех государственных преступников, а за теми освобождена от явно вредных личностей.
Наконец, я поддержал высокое значение судебной власти и прокурорского надзора и в оплату за это нашел в обоих институтах ревностных и добросовестных себе помощников. Волчья пасть и лисий хвост – говорили обо мне…. Но в течение всего моего управления за 9 месяцев в Харькове не было даже ни одного случая обыкновенного нарушения общественного порядка. Гул оваций, с которыми всюду меня встречали во время объезда края, до сих пор стоят в ушах..Не пристало человеку в погонах такую откровенную похвальбу слушать, но бесконечно ценю благодарность Государя — при проезде из Ливадии произнес слова, что деятельность моя «вполне соответствует его видам и намерениям».

Главный начальник Верховной распорядительной комиссии

5 февраля 1880 года в 7 часу пополудни в подвальном этаже Зимнего под помещением Главного караула произошел взрыв. Степан Халтурин, усердный читатель журнала «Отечественные записки», ошибся, опять погиб не царь, а 10 человек солдат и 44 ранено….
«Указ правительствующему сенату.
В твердом решении положить предел беспрерывно повторяющимся в последнее время покушениям дерзких злоумышленников поколебать в России государственный и общественный порядок, мы признаем за благо

Учредить в Санкт-Петербурге Верховную распорядительную комиссию по охранению государственного порядка и общественного спокойствия…
Главным начальником Верховной распорядительной комиссии быть временному харьковскому генерал-губернатору, нашему генерал-адъютанту, члену Государственного совета, генералу от кавалерии графу Лорис-Меликову».

Как Председатель Верховной распорядительной комиссии я принимал на свои плечи груз огромной ответственности. И я сказал себе: успокоить страну, а потом реформы.

1. Что за время было!!! Давление других великих держав заставило царизм отказаться от значительной части добычи, изменить к своей невыгоде заключенный с турками Сан-Стефанский мир. Недоволен был царь, громко осуждали его московские славянофилы: недовольна была и либеральная буржуазия: даже новорожденному Болгарскому государству было дозволено иметь конституцию, в то время как в самой России и на робкие мечтания о ней смотрели косо.
В прогрессивной части российского общества требовали завершить начатые преобразования и создать условия для свободной хозяйственной жизни народа. Ведь после 19 февраля 1861 го стало ясно, что основная масса «свободных сельских обывателей» центральных губерний России не способна к расширенному воспроизводству. Консерваторы, напротив, полагали, что реформы 1860-х слишком резки, следствием их стало размывание устоев российской государственности, выплеск экстремистских сил. А все потому что провалилось хождение в народ, и радикалы встали на путь террора…
Моя диктатура не имела ничего общего с административным произволом. С революционерами-террористами, конечно, требовал поступать оперативно и жестко. Ипполит Млодецкий, стрелявший в меня спустя две недели после взрыва Халтурина, был казнен в 24 часа. Это уж позже выяснилось, что стрелять он хотел в царя на празднике, да сорвалось. Царя должны были ликвидировать члены «Народной воли» и Млодецкому не дали «добро» на этот выстрел. Я просто под руку попался…
С самого начала работы комиссии, я был готов возглавить группировку либеральной буржуазии в высших эшелонах власти.
Уже в первые недели счел необходимым обратиться к обществу за поддержкой и провел ряд мер по развитию разумной гласности. Не было никакой надобности стеснять всех мирных граждан для предотвращения или раскрытия преступлений революционеров, наоборот, отмена общественных ограничений и исключительных мероприятий могла отнять почву у революционных пропагандистов.

Отправил в отставку реакционного министра просвещения Толстого. И правильно. Теперь еще страх управлял им — он не выходил в свою приемную без револьвера в кармане. Летом 1880 я закрыл печально известное III Отделение, существовавшее с 1826, функции тайной полиции передано в МВД.

Осенью 1880 торговцы хлебом и мукой по сговору подняли цены на свои товары. Тогда пригласил их к себе и уговаривал отпустить цены. Торговцы возражали, указывая на неурожай. Они мне твердят: цена на хлеб и муку не определяется законом и поэтому нельзя принуждать их к понижению цен.
Это было последней каплей, я до сих пор говорил с ними в качестве министра внутренних дел, обязанного заботиться о народном продовольствии, но что если они не хотели внять разумным доводам, то заговорил как шеф жандармов, обязанности которого на меня перешли.
Если в 24 часа цены не понизятся, то они будут высланы из столицы административным порядком. Речь эта купцам очень не понравилась, но к цели она привела…. Общественное благополучие, господа, несовместимо с экономическим произволом и эгоизмом отдельных коммерческих структур.

 

О чем думал «дворцовый затворник» Александр II?

 

Император Александр II

Император Александр II

28 января 1881 я пришел на доклад к Государю.
Свидетельствовал, что русское общество готово служить всеми силами для завершения великого дела государственных реформ и этим настроением в видах прочнейшего установления порядка необходимо воспользоваться.
Проект Конституции позволял плавно перейти от самодержавия к представительной монархии в России, и такое развитие привело бы постепенной гармонизации государственных и общественных интересов и покончило бы с распространением революционных настроений в среде русских интеллигентов.
Я проектировал сделать ныне же распоряжение, чтобы находящиеся в разных министерствах и других центральных учреждениях материалы были собраны. Сгруппированы по однородным предметам и приведены в такой порядок, в каком, по усмотрению подлежащего министра, они могли бы удобством быть подвергнуты соображению подготовительных комиссий.
На окончание этих работ назначить срок, совпадающий с окончанием сенаторских ревизий. По представлении сенаторами добытых из ревизии данных, дополнить ими собранные в центральные учреждения материалы и установить те вопросы и предположения, которые в течение осени 1881 могли бы быть внесены в подготовительные комиссии.
Подготовительные комиссии учредить из членов правительственных ведомств и приглашенных с Высочайшего соизволения сведущих – служащих и неслужащих – лиц, известных своими специальными трудами в науке или опытностью по разным отраслям государственного управления или народной жизни. На обязанность сих комиссий возложить составление законопроектов в тех пределах, кои будут указаны Высочайшей волей.

Составленные подготовительными комиссиями законопроекты, предварительно внесения установленным порядком в Государственный Совет, передавать, по Высочайшему повелению, на обсуждение общей комиссии, учреждаемой на нижеследующих основаниях:
Общая комиссия, под председательством лица, непосредственно избранного Высочайшей властью, составляется:
А) из назначенных, по Высочайшему повелению, к постоянно присутствованию в оной лиц, принимавших участие в работах подготовительных комиссий;
Б) из выборных от губерний, в коих введено положение о земских учреждениях, и от некоторых значительнейших городов и в одном из назначенных особым порядком членов от тех местностей, в коих положение о земских учреждениях не действует;
От губерний, в коих введено положение о земских учреждениях, избирается в состав общей комиссии по одному или два члена, сообразуясь с населением губернии. Избрание предоставляется губернским земским собранием.
Члены от значительных городов избираются городскими думами, в столицах – по 2, в прочих городах – по одному.
Губернским земским собраниям и городским думам предоставляется избирать членов общей комиссии как из среды гласных, так и из других лиц, принадлежащих к населению губернии или города;
Порядок и условия назначения в общую комиссию представителей от местностей, в коих положение о земских учреждениях не действует, имеют быть определены особо.
Члены подготовительных комиссий, не назначенные к постоянному участию в занятиях общей комиссии, присутствуют в ней с правом голоса, при обсуждении тех законопроектов, в составлении коих они участвовали.
Работы Общей комиссии имеют значение совещательное. Учреждениям ея не изменяется существующий ныне порядок возбуждения законодательных вопросов и окончательного их обсуждения. Рассмотренные Общей комиссией законопроекты вносятся законным порядком, в Государственный Совет подлежащими министрами, с изложением и собственным заключением Министра.
При возможности закономерного и спокойного развития общей, общая комиссия со временем превратилась бы в собрание выборных представителей земств, распространенных на всю Россию, а затем, по воле Государя, могла бы превратиться в Законодательное Собрание с решающим голосом…

Но…
ненависть к курсу Лориса отличало как революционеров, так и реакционно-консервативные круги. Революционеры боялись реальной опасности либерализации русской политической жизни, консерваторы боролись за собственные привилегии и право на бесконтрольное господство над огромной страной.
……………………………..
О чем думал «дворцовый затворник»? Вспоминал ли стихи учителя своего Василия Андреевича Жуковского? Вспоминал ли, как отец Николай отправил его более, чем полугодовалое путешествие, проходившее через 30 губерний России…? О том, как после объехал Западную Европу? Как страшны были результаты Французской революции 1848 года? А ведь он искренне и страстно желал, чтобы улучшение быта крестьян было не на словах, а на деле, и чтоб переворот совершился без потрясений…
Он создал нечто вроде общественного мнения и хотя бы подобие прессы. Заменил предварительную цензуру карающей. Отменил всеобщий запрет на выезд российских подданных за границу…Уничтожил огромные пошлины с заграничных паспортов…Отменил целый ряд притеснений в законах о воинской службе и телесные наказания по приговорам судов…
Жалел ли Александр II накануне 1 марта 1880 года о том, что резко раскритиковал выставку художника Верегащина? Мол, сюжеты не привлекательны да подписи к ним как эпиграммы…
Жалел ли, что не спорил со своим дядей немецким императором Вильгельмом I, который в 1880 давал племяннику советы самого реакционного свойства, отговаривая его от всяких уступок конституционалистам? Понимал ли, что отчасти и его политика провоцировала террористов?

Петербургский градоначальник Трепов при посещении дома предварительного заключения ударил и велел высечь арестованного. Возмущенные крики, звон битых стекол не заставили его отменить решение. Засулич убила Трепова, Степняк-Кравчинский вскоре среди бела дня стреляет в Петербурге шефа жандармов Мезенцева. Когда же его конец?
Вдоль железнодорожного полотна теперь вытягивались цепи полицейских и солдат, и царский поезд мчался мимо пустых платформ и старался миновать большие города ночью…..Спасется ли? Проскочит? Царскосельский дворец как угрюмая крепость: все подъезды заперты, кроме одного…ворота в сад заперты…везде кишат городовые, полицейские переодетые в шпионов…

Александр II  Екатерина Долгорукая с детьми

Александр II Екатерина Долгорукая с детьми

Испуганными глазами следил царь за каждой приближающейся дамой, если она казалась ему похожей на нигилистку. Только одну женщину он, наверное, вспоминал сейчас с невыносимой болью: легкая любовная интрига 47летнего императора и 17летней красавицы Екатерины Долгорукой переросла в глубокую душевную привязанность. Рождение детей в новой семье, необходимость разрываться между долгом и любовью, пересуды и сплетни тяжело отражались на его характере.
Даже смерть императрицы 1880 и официальное признание связи с Долгорукой, ставшей теперь княгиней Юрьевской, не ослабили его душевного напряжения. Не за эту женщину возненавидел прежде всего его сын Александр III? Не потому ли еще при жизни отца составил ему жесткую конфронтацию, настаивая на принципах жестких репрессивных мер и подталкивая отца к ведению чрезвычайного положения??

Кто за всей этой травлей стоит? Вопросы, вопросы…..

Ночь перед покушением на царя Ипполит Млодецкий провел в полицейском участке, а пистолет похитил у провинциального пристава. Неужели сама полиция вооружила террориста? Кому же необходимо было создать нервозную обстановку в стране и приучить общественность к мысли, что карающий меч революционеров может достать любого, в том числе и руководителей российской полиции независимо от их должности??
Неужели покушение на него организовала группа высокопоставленных чиновников России, крайне обеспокоенных, что в результате проведения либеральных реформ и изменения структуры управления государством, которые планировал Александр II, они потеряют свои должности???

1 марта 1881 года

В то время он практически не выезжал из Зимнего дворца… У него не было регулярных маршрутов следования, и каждый раз он выбирал разные. О них знали лишь немногие. До сих пор непонятно, как террористы узнали точный маршрут его следования?! Версия о том, что Софья Перовская подала сигнал бомбистам, махнув платком, маловероятна, так как террористы его бы просто не заметили на той улице, куда свернул Александр II. Вполне возможно, что Софья Перовская знала маршрут следования царя, поэтому и теракт завершился его гибелью.

loris5В тот роковой день я настоятельно советовал Александру II отложить свой выезд, потому что имел сведения о готовившемся покушении.
Тогда погиб не только царь… Не только проект моей Конституции…
Александр III самонадеянно написал на моим докладе:
Слава Богу, этот преступный и спешный шаг к конституции не был сделан и весь этот фантастический проект был отвергнул в Совете Министров.
Так Александр III начертал смертельный приговор царской власти в России. Это была пиррова победа консервативно-монархических сил. Закупорка каналов общественной жизни привела к перегреву русского государственного котла. «Фараонова колесница» самодержавия вернулась на путь, каким она следовала до «диктатуры сердца», и упрямо двинулась по нему, все более увязая в грязи и крови.
Напрасно на совещании 8 марта, собранном новым царем, группа министров –среди них Абаза, Милютин, Сольский, Сабуров, Набоков — пытались доказать, что в моих проектах «конституции нет и тени» и что «трон не может опираться исключительно на миллион штыков и армию чиноваников». Бледный как полотно Победоносцев произнес длинную речь о смертельной опасности, грозящей России от любых представительных учреждений. Он напоминал про генеральные штаты, созванные накануне французской революции, обвинил земства и новые суды, в которые поклялся никогда ногой не ступать, ужасался свободе печати. Даже многоопытные министры нервно вздрагивали в некоторых местах речи Победоносцева, где оратор вещал, что реформы прошлого царствования были роковым заблуждением…
Если кто из них даже знал, то предпочитал помалкивать о том, что Победоносцев не всегда придерживался подобных взглядов и даже внес свою лепту…в герценовские издания…Теперь он заговорил по –другому.
«Странно слушать умных людей, которые могут серьезно говорить о представительном начале в России, точно заученные фразы, вычитанные ими из нашей паршивой журналистики и бюрократического либерализма», — писал царь Победоносцеву 21 апреля 1881 об «оппозиционных» министрах. А 29 апреля появился манифест, где говорилось о намерении Александра III утверждать и охранять самодержавную власть «для блага народного, от всяких на нее поползновений». Один за другим выходили в отставку министры, предпочитавшие более гибкую тактику, — я, Абаза, Милютин, Сабуров.
Зато поднимали голову заведомые мракобесы, тупицы и казнокрады
Убийство Александра II многим «верным слугам» помогло поправить свои дела. Недаром Щедрин рисовал следующую картину «убитых горем» консерваторов: «Шумели, пили водку, потирали руки, проектировали меры по части упразднения человеческого рода, писали вопросные пункты, проклинали совесть, правду, честь, проливали веселые крокодиловы слезы». Сменивший меня на посту министра внутренних дел Н.П. Игнатьев потворствовал самым темным инстинктам несознательной массы. В эту пору новым преследованиям подвергается интеллигенция, на юге Россия прокатывается волна еврейских погромов….
В бытность его послом в Константинополе турки звали Игнатьева Лгун-паша, он и во время назначения министром внутренних дел остается Хлестаковым, жаждущим всех очаровать, всем понравиться, всех отуманить.
Он обещает – направо и налево. Он обещает, что правительство «примет безотлагательные меры, чтобы установить правильные способы, которые обеспечивали бы наибольший успех живому участию местных деятелей в деле исполнения высочайших предначертаний». Он обещает, что правительство позаботиться о сложении недоимок с крестьян: дайте только управиться с крамолой! Он носится с идеей о земских соборах, поддерживая Ивана Аксакова в его призывах создать «самоуправляющуюся местно землю с самодержавным царем во главе», созывает в Петербург выборных земских «сведущих людей»….
Я больше не мог на все это смотреть – действовать не было ни сил, ни возможности. 29 мая 1883 года уволен в бессрочный отпуск с разрешением присутствовать в Государственном совете, когда позволит здоровье. Бедное отечество, настанет ли когда-либо та вожделенная пора, когда и русскому, по примеру других, дозволено будет гласно и свободно выражать свои мнения и убеждения, давать свои оценки, не рискуя попасть за это в число ярых революционеров и сокрушителей основ государства?» Время покажет, кто был прав…

Висбаден. И снова Тифлис. Эпилог

Летом 1881 года я жил в Висбадене. Временами приходил к Салтыкову-Щедрину, проживающему в моем же доме, чтобы поделиться полученными из России новостями. Однажды я узнал, что в Петербурге, под покровительством великого князя Владимира Александровича учреждена Дружина спасения, цель которой есть исследование и истребление нигилизма, не останавливаясь даже перед устранением таких личностей, как Гартман, Кропоткин и т.п. Дружина организована в виде тайного общества, но с субсидией от государя, пятерками, так что одна пятерка не знает другую, но все повинуются известному лозунгу. Пятерки эти расселялись и за границей…

ПОСКРИПТУМ:

После смерти графа Лорис-Меликова 12 декабря 1888 года в Ницце прислан был из Парижа один из членов русского посольства для наложения печатей на его письма и бумаги. Те документы не увидели бы света, если бы сам покойный не сообщил копий с них скончавшемуся теперь другу с просьбой, что он хранил их в своем домашнем архиве и обнародовал при первой возможности. Лорис-Меликов уничтожил массу записок и воспоминаний за 25 лет, оставил в целости лишь документы в бумагах и письмах. Но некоторые письма уцелели. Так, в частности, он писал:

Пусть они лежат в ваших бумагах, быть может, лет через 25, когда от нас пойде уже лопух, перейдут они в руки будущего Бартенева или Семевского и ознакомят русское общество с переживаемой нами ныне тяжелой эпохой самодурства правительства и холопства подданных.
Покойный граф боялся быть несправедливым, поспешил поставить на полях слово «большинства».

Тело его было привезено в Тифлис, где и погребено в армянском Ванкском соборе (на нынешней улице Атонели; после разрушения собора, в 1957 году прах и надгробие были перенесены во двор армянского собора Святого Георгия на Мейдане).

 

По материалам Государственной исторической публичной библиотеки России

 

Валерия Олюнина

[fblike]

 

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


  • Анастасия Дадианова

    Никто так образно и проникновенно не смог оценить напрасную гибель 12 тысяч россиян под Плевной и Шипкой, как М. Т. Лорис-Меликов! Великий государственник, прекрасный администратор-созидатель, честнейший человек. Таких больше не было и нет. Он — образец для подражания чиновникам и военным. Не зря его Александр ii называл вице-императором. Надо ему как минимум, во Владикавказе, СПб и Москве поставить памятники. Умел беречь людей и финансы. Ко всему подходил с сердцем! К тому же ещё — настоящий интернационалист! Его имя надо вписать и в книгу рекордов Гиннеса.

Top