online

Мозаика Еревана. Мелик-Агамаляны с кондской улицы Тапабаш

Мозаика ЕреванаПортал «Наша среда» продолжает публикацию глав из книги Эдуарда Авакяна «Мозаика Еревана». Благодарим переводчика книги на русский язык Светлану Авакян-Добровольскую за разрешение на публикацию.

С титулом «мелик», утвердившемся в Армении во времена шаха Аббаса, у нас возникают ассоциации скорее с меликствами Хамсы (Карабах) или Лори. Что касается Еревана… Во времена персидского владычества Ереван делился на 9 тагов (магалов). Властители их и назывались меликами. В нынешней столице были известны восемь княжеских и меликских семей — калантара (князя) Меликджана, мелика Мкртума, мелика Акопджана, княжеского рода Гегамянов.

Самыми известными были Мелик-Агамаляны. Первые письменные свидетельства о них относятся к XVII веку. Жили они на Конде, на Тапабаше, в доме из тесаного черного туфа, окруженном большим фруктовым садом. Храм Святого Ованеса, сохранившийся до наших дней, считался родовой церковью Мелик-Агамалянов. На одной из ее восточных стен есть надпись, свидетельствующая о том, что церковь, полностью разрушенная в 1679 году, восстановлена в 1710 году на средства Мелик-Агама-лянов. Кроме церкви и поместий в окрестностях Еревана, им принадлежали селения Ардзакан, Далар, Макраванк, Алапарс в Цахкадзорском районе, часть Элара.

Мелик-Агамаляны, отличаясь честностью и благородством, пользовались уважением населения и сардара. Последний поручил мелику Сааку Агамаляну сбор налогов в армянских районах. В его компетенцию входили и судебные дела.

Исаак Мелик-Агамалян

Исаак Мелик-Агамалян

После освобождения Еревана и Восточной Армении и присоединения ее к России в 1827 году представители рода Мелик-Агамалянов, согласно указу русского царя, были вновь утверждены в своем княжеском звании, а все владения объявлены их собственностью. Многие из этого рода в дальнейшем также отличились. С 1898 по 1903 годы городским головой Еревана был Исаак Мелик-Агамалян. В это время в Ереван был проложен водовод из родников Кирх-Булаха. До этого ереванцы использовали воду арыков или реки Зангу, что становилось причиной частых эпидемий. В годы правления Исаака был утвержден один из первых генеральных планов Еревана, построены новые улицы, развивалась торговля не только с русскими городами, но и с Персией. За это персидский шах в 1900 году наградил Исаака Мелик-Агамаляна орденом «Льва и Солнца».

Ованнес Мелик-Агамалян

Ованнес Мелик-Агамалян

В 1904—1915гг. городским головой становится другой представитель славного рода — Иван (Ованес) Мелик-Агамалян, юрист по образованию. Он пересмотрел план города, начал строительство новых домов в центре — на улицах Астафьян (ныне Абовяна), Тер-Гукасян, Докторской (ныне Туманяна). Иван Мелик-Агамалян уделял большое внимание культурной жизни города, при нем была открыта первая городская библиотека. Английский сад, находившийся в запущенном состоянии, был очищен, осушен.

С началом Первой мировой войны, в 1914 году, в Ереване было создано «Товарищество помощи армянским добровольческим группам». По приказу градоначальника большой двухэтажный дом Б. Егиазаряна стал госпиталем, а главным врачом здесь работал известный хирург Ованес Оганесян.

Последний из могикан этого рода — Саша Агамалян, которого старые ереванцы ласково называли «Сашах», получил высшее образование в Санкт-Петербурге. Вернувшись в Ереван, он, неравнодушный ко всему новому, привез из России серебристые ели и посадил их в одной из аллей своего сада. Он очень любил животных, и в его саду скоро собрался целый зверинец: волки, лисы, медведи, собаки, голуби. По существу, это был первый зоопарк Еревана. Но самой большой страстью Сашаха были кони. Его конюшня славилась не только в Армении, но и за ее пределами. Сашах выезжал в город на прогулку в коляске, запряженной белыми породистыми лошадьми. Если же он ездил по делам, то запрягали вороных… Наступивший Октябрь смешал все. Сашаха выгнали из дедовских владений, поселили в подвале, а из живности остался лишь говорящий попугай, который, не переставая, твердил на русском языке: «Дай хлеба, Саша!». Только хлеба не было… Каждое утро, по давней привычке, Сашах облачался в старый английский френч, на голову надевал бухарскую папаху, на ноги — кожаные гетры и шел в город. Люди смотрели ему вслед, покачивали головами. И не знали они, что он несет на продажу последние крохи богатства Мелик-Агамалянов.

В трудные и жестокие тридцатые годы Саша Мелик-Агамалян продал в Музей Еревана гордость рода — золотые часы, подаренные в 1834 году русским царем Николаем I градоначальнику Еревана мелику Сааку, деду Ивана Мелик-Агамаляна, за большие заслуги во время Русско-турецкой войны. Часы работы французского мастера имели эмалевый циферблат с двумя собачками: достаточно было нажать на кнопку, как собачки начинали лаять.

Такая вот грустная история рода Мелик-Агамалянов и его последнего отпрыска — Сашаха. Тело его нашли в темном и сыром подвале на старом карпете. Он умер от голода.

В 1830 году мелик Саак построил на кладбище Козерн на Конде родовую усыпальницу, но последнему Мелик-Агамаляну не нашлось в ней места.

От дома Мелик-Агамалянов на Конде сохранились лишь кусок стены и часть больших ворот, через которые когда-то выезжали коляски, запряженные то белыми, то вороными лошадьми…

 

 

Эдуард Авакян

Продолжение

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top