online

«Лучше умереть дома?…»

Проект «Карабахский фронт Москвы» продолжает публикацию материалов, посвящённых событиям в Нагорно-Карабахской Республике и российской интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха. 

Предлагаем вашему вниманию интервью члена Верховного Совета России Анатолия Шабада, опубликованное в журнале «Новое время» № 8 от 1992 года

nv_8_92 (1)nv_8_92 (2)

Своей оценкой ситуации делится с «НВ» вернувшийся недавно из Нагорного Карабаха член Верховного Совета России Анатолий Шабад.

— Похоже, что вывод внутренних войск из Карабаха вызвал серьезное обострение обстановки…
— До последнего времени локальные нападения со стороны азербайджанских сил армяне, в общем, отражали. Кроме того, они вернули депортированные летом села в Гадрутском районе, выбили азербайджанские подразделения из села Ходжавенд, откуда методично велись обстрелы райцентра Мартуни. Его и сейчас продолжают обстреливать из села Амиранлар. В Ходжавенде, увы, жителей больше нет: все они изгнаны войной. 14 января была предпринята мощная атака, которой в течение двух дней предшествовала артиллерийская подготовка. Азербайджанцы ворвались в город и заняли его окраину. Вскоре, правда, были выбиты. А 19 января в подвал, где укрывались люди во время артобстрела, попал гаубичный снаряд. Все 9 человек были убиты на месте…

— Кто были эти люди в подвале?
— Как обычно — женщины, дети. На ночь они забиваются в подвалы, в основном укрывают детей. Мужчины же собираются на улице группами и устраивают себе развлечение: по вспышкам выстрелов и разрывам снарядов засекают время их полета.

— Вам известно что-либо об использовании установки «Град»?
— По Шаумяновску из нее было пущено 24 снаряда. Один из них насквозь пробил крышу бывшего райкома, — во всем здании вылетели стекла и треснул потолок. Снаряд полетел дальше, ударился в дерево, взорвался и, разбросав веер осколков, убил девочку. В другом случае был убит человек в 40 метрах от разрыва снаряда. Если принять за радиус поражения именно это расстояние, то общая площадь поражения одного залпа из «Града» будет не менее 12 гектаров. Но и в ста метрах от разрыва снаряда осколок пробил брус толщиной 10 сантиметров. В другом месте взрыв подбросил легковой автомобиль метров на пять вверх и швырнул его о дом. Сила удара была такова, что в каменной стене остались вмятины от осей. То, что было машиной, стало грудой металла. О том, что вылетели все стекла в радиусе 100 метров от взрыва, и
об ужасе, который испытали люди под обстрелом, и говорить не стоит…

— В прессе, по телевидению и даже по радио «Свобода» прошло сообщение о том, что азербайджанские населенные пункты обстреливаются из установок «Град»…
— Это ложь. А гибель вертолета над Шушой вызвала со стороны Азербайджана крупное наступление. Не подготовив атаки, бросили в нее все имевшиеся силы — и ОМОН, и национальную армию, и всю бронетехнику, управляемую неизвестно кем, — Муталибов как-то должен был продемонстрировать решительные действия. Армянам они нанесли огромный ущерб — полностью уничтожено село Храморт, при этом сами азербайджанцы понесли очень большие потери. В Храморте были зверски убиты несколько стариков. Это обычная картина: старики либо не успевают спастись, либо сознательно не уходят — все равно умирать, так лучше умереть дома.

В эти же дни азербайджанцы предприняли массированную атаку на Каринтак. Это единственное армянское село в Шушинском районе, к тому же в непосредственной близости от Шуши.

Главным объектом атак азербайджанцев сейчас является Аскеран. Если его захватят, то отрежут Степанакерт от северной части Карабаха. Азербайджанцы и на этом направлении тоже несут большие потери. Кроме потерь в живой силе у них было захвачено несколько единиц бронетехники. Я думаю, что и это наступление будет отбито — прежде всего потому, что оно является по существу вынужденной политической акцией — реакцией на истерические призывы выгнать армян из Карабаха, вызванные гибелью вертолета.

— Сообщалось о жестоком обращении с пленными азербайджанцами. Что вам об этом известно?
— Я был в составе делегации (в нее входила, кстати, и леди Каролина Кокс), которая посетила их в Степанакертской тюрьме. Впечатление удручающее. Восемь человек пленных содержались в неотапливаемом помещении, и у них не было никакой одежды, кроме той, в которой были захвачены. Один из них был и вовсе без бушлата. На лицах — следы побоев. Им не давали хлеба, мотивируя дефицитом его в Степанакерте. У них не было ни обуви, ни одеял. Правда, после нашего посещения одежду им все же выдали, а раненому офицеру сделали операцию. Один из пленных умер. Причины его смерти мне пока не известны.

— Но жители Степанакерта и сами ведут полуголодное существование.
— Продовольствия, за исключением хлеба, в Карабахе достаточно, — это сельскохозяйственный район, и он мог бы себя обеспечить. Но у них нет горючего, чтобы возить продукты в Степанакерт. Но это не основание для того, чтобы не кормить пленных.

Положение заключенных, конечно, не располагает к искренности, и безоговорочно принимать на веру их рассказы нельзя, но все же внимания они заслуживают. Они рассказывают, что всех их призвали в ноябре. Обучали только один месяц и — сразу бросили в бой. Их командир, офицер запаса, никогда не служил в армии. Они рассказывали, что те, кто имеют деньги, от мобилизации откупаются. И это похоже на правду. Зачастую на военную службу призывают больных людей. Один из пленных жаловался на хроническую болезнь легких.

— А кто воюет на армянской стороне?
— У них тоже много необученных, но при этом есть существенное отличие — все они добровольцы. Это скорее ополчение, а не войсковые подразделения. Но наряду с ними там есть местные парни, которые постоянно там воюют, и они очень боеспособны. Последнее время проводится мобилизация населения на строительство окопов, боевые дежурства.

— По телевидению недавно сообщалось об убитом в бою негре с французским паспортом в кармане, воевавшем на стороне армян. Вы что-либо знаете об этом?
— Существует целый ряд легенд, которые каждой стороной подхватываются и раздуваются.

— И все-таки, каким вам видится выход из конфликта? Возможен ли он в рамках автономии Карабаха в составе Азербайджана?
— 10 декабря карабахцы ответили на этот вопрос, проголосовав на референдуме за свою независимость. Для себя они давно сделали выбор. Во многом, правда, этот выбор не вполне осознан: они думают, что все еще живут в Советском Союзе, и наивно ждут, что их защитит Ельцин или, может быть, мировое сообщество. Среди армян Карабаха сейчас не найти ни одного, который бы думал, что они могли бы после всего, что было, жить в составе Азербайджана.

Что меня серьезно беспокоит — гарантии прав также и азербайджанского населения. Всякий победитель изгонит людей противоположной национальности, и это — объективная реальность. Предотвратить это можно только введением посреднических войск ООН или СНГ, которые зафиксируют статус-кво, обеспечив существование НКР. Люди должны жить там, где они живут, независимо от их национальности.

— Можно ли на законном основании ввести войска в Карабах без согласия Азербайджана?
— Если Нагорно-Карабахская республика будет достаточно широко признана, то никакого согласия Азербайджана на ввод войск не потребуется.

Признание Нагорно-Карабахской республики — ступенька на пути к миру. Существование НКР — это факт, признанию которого мы должны способствовать. Во всяком случае я считаю это своим долгом.

 

Беседу вел Николай Калинкин

«Новое время» № 8, 1992 год

Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»

Свои предложения и замечания Вы можете оставить через форму обратной связи
[contact-form-7 404 "Not Found"]
Вы можете помочь нашему проекту, перечислив средства через эту форму:
Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top