online

Лев Елин. Леди Кокс на линии фронта

Проект «Карабахский фронт Москвы» продолжает публикацию материалов, посвящённых событиям в Нагорно-Карабахской Республике и российской интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха. 

Предлагаем вашему вниманию статью Льва Елина, опубликованную в журнале «Новое время» № 23, 1991 год.

NV 1991.23_1NV 1991.23_2

ЛЕВ  ЕЛИН

Группа независимых экспертов — участников проходившего в Москве Конгресса памяти А.Сахарова исследовала нарушения прав человека в районе армяно-азербайджанской границы

Жители армянского села Воскепар побоялись сопровождать заместителя спикера палаты лордов леди Каролину Кокс к азербайджанской границе: оттуда, объяснили они, постоянно идет стрельба. Леди Кокс и членам ее группы показали пробоины в стенах, сгоревшие дома, но это их не остановило. Друг Сахарова, гарвардский профессор Ричард Уилсон, поднял белый флаг, сделанный из полотенца, — и правозащитная экспедиция, по громкости имен вряд ли имевшая много аналогов в истории, двинулась через границу в расположение азербайджанского ОМОНа…

 

После Чили и Северной Ирландии

— Идея такой экспедиции, — говорит Елена Боннэр, — совершенно независимо родилась у экспертов и участников Сахаровского конгресса. Президент Михаил Горбачев поддержал идею — и по окончании заседания 15 человек вылетели   в Армению, чтобы   составить собственное мнение о состоянии конфликта между двумя республиками…

Возглавила экспедицию леди Каролина Кокс. Среди участников — Ричард Уилсон, американский адвокат Дэвид Леопольд, о котором «НВ» писало в № 8 за этот год, Каролина Крофт из Фонда по правам человека Конгресса США, Уильям Миллер — один из директоров международного Фонда за выживание и развитие человечества, английский физик профессор Джон Маркс, японский ядерщик Синъити Масагаки, Филис Гаер, исполнительный директор    Международной лиги в защиту прав человека, Роберт Арсенал — специалист по советско-американскому культурному обмену. Всего 13 иностранцев и двое советских: Юрий Самодуров и Александр Гольдин из оргкомитета Конгресса.

Участники экспедиции разделились на 3 группы и отправились в приграничные армянские селения: Воскепар на севере, Горис на востоке и Садарак на юге, чтобы оттуда перейти на азербайджанскую сторону и таким образом получить максимально достоверную информацию, о ситуации на «линии фронта».

— Мы использовали методы правозащитных расследований, которые прошли испытание и в Северной Ирландии, и в Сальвадоре, Чили, и в африканских, азиатских странах, — говорит Филис Гаер. — Информация, получаемая из интервью с беженцами, с местными жителями, представителями властей, вооруженных формирований обобщается, сопоставляется, и на основании этого делается заключение. В подобных ситуациях всегда трудно определить, какая сторона права, а какая — виновата. Но характер и число убийств, пыток, насильственных депортаций позволяют говорить о массовых нарушениях прав человека, что само по себе требует немедленных действий.

Все 3 группы собрали почти идентичную информацию о депортации в конце апреля — середине мая тысяч армян из расположенных на азербайджанской стороне сел в районах Геташена, Бердадзора, Гадрута, Мартунашена и других. Сценарий депортаций везде был схож.

— Часто это были села, в которых прежде уже стояли внутренние войска МВД, — рассказывает Дэвид Леопольд, — но приблизительно за месяц до депортации эти части ушли. Потом в какой-то день над селом начинали кружить военные вертолеты, и его окружали солдаты ВВ. Жители думали, что это — новые «постояльцы», присланные для их защиты. Части внутренних войск, войдя в село, проверяли документы, проводили обыски, иногда задерживали кого-то (армяне не оказывали сопротивления, хотя в селах обычно было оружие). А затем оставляли деревню — и туда входил азербайджанский ОМОН…

Материалы, собранные экспедицией, свидетельствуют: подавляющее большинство актов насилия в армянских селах совершал именно ОМОН, в людей стреляли, их держали часами и сутками взаперти — без пищи и воды. 70-летняя армянка, которая сейчас находится в лагере беженцев под Ереваном, рассказала, как ОМОНовцы велели всем жителям выйти из домов. Ее парализованный муж остался лежать в постели — и вошедший ОМОНовец прострелил ему обе ноги… Другую пожилую женщину заставили влезть в бочку во дворе ее дома и угрожали отрубить, голову, если она не отдаст якобы спрятанное под платьем оружие…

Филис Гаер располагает данными о том, что минимум 11 армян-милиционеров в приграничных районах Азербайджана были задержаны и по всем признакам могут считаться пропавшими без вести: об их судьбе не известно родственникам, власти хранят молчание. Эксперты призвали МВД СССР и Азербайджана, Прокуратуру СССР безотлагательно составить списки всех задержанных (с указанием причины ареста и места заключения) и без вести пропавших…

 

«Пишите товарищу Поляничко»

За ОМОНом, как правило, шли жители соседних азербайджанских сел. Они, говорится в итоговом докладе экспертов, вывозили на грузовиках все ценное, что удавалось найти у армянских соседей. Грабил и ОМОН. Дэвид Леопольд беседовал с беженцами, которые описывали такие сцены. ОМОНовцы, подойдя к машине местного жителя, громко спорили: стоит ли эта машина 5 рублей или достаточно будет оставить владельцу трояк?

ОМОНовцы заставляли армян подписывать просьбы о переселении в Армению. Участники экспедиции не встретили ни одного беженца, который заявил бы, что покинул свой дом добровольно; все хотят вернуться. Правозащитники предлагают, чтобы Генеральный прокурор СССР Н.Трубин дал заключение о юридической силе «просьб о переселении», подписанных под угрозами, а то и под пыткой, и, кроме того, чтобы свою оценку в кратчайший срок дал Верховный Совет СССР. Они обращают внимание на то, что многим армянам велели адресовать свои «просьбы» второму секретарю ЦК КП Азербайджана В.Поляничко (в прошлом — главный политический советник Бабрака Кармаля).

Показания о роли союзных внутренних войск расходятся. По одним данным, они оставляют деревню, прежде чем появится ОМОН; по другим — не вмешиваясь и не откликаясь на мольбы о помощи, наблюдают за беззакониями.

Часть экспедиции, пересекавшая границу недалеко от Гориса, побывала в расположении небольшого отряда Советской Армии на «стратегической высоте»; оттуда видны и Нагорный Карабах, и ведущая к нему со стороны Армении дорога. Молодой русский командир отряда признался, что чуть не плакал и готов был сам взяться за автомат, коща видел депортацию армян из близлежащих сел. Он пожаловался на то, что большая часть его солдат — азербайджанцы, которые вряд ли выполнят приказ защитить армян и наверняка отпустят захваченного боевика-азербайджанца. Как бы то ни было, армия в депортацию не вмешивается. Это подтвердил позднее в Москве и Д.Язов, посоветовавший правозащитникам обращаться со всеми претензиями к Б.Пуго…

Одна из рекомендаций по итогам поездки: армейские части, защищающие армянские или азербайджанские селения, должны регулярно меняться; их этнический состав следует разумно балансировать.

Филис Гаер, Дэвид Леопольд и другие утверждают, что их предупреждали о планах депортации в ближайшее время жителей еще 9 деревень. Причем через названные деревни на карте можно провести почти прямую линию: по мнению Дэвида Леопольда, речь идет о планах создания «свободной «от армян» зоны вдоль границы между республиками. Ранее Азербайджан согласился на предложение Москвы о создании 10-километровой буферной зоны с каждой стороны границы. Армения отказалась: тогда любая возможность связи с Нагорным Карабахом будет потеряна…

Эксперты призвали предотвратить новые депортации: расформировать отряды ОМОН; обеспечить всем беженцам возможность вернуться домой.

 

«Мы любим Ленина!»

Филис Гаер не считает возможным прямо связывать безнаказанность насилия против армян с отказом Армении участвовать в Союзном договоре. Однако, по ее словам, жители региона представляют ситуацию именно так. Начальник приграничного Поста ОМОН в Нахичевани, демонстрировавший следы  обстрела со стороны Армении, раз за разом повторял, чтобы она поняла:

— Скажите Америке и всем, кто говорит по-английски: мы любим Ленина, мы любим русских и всегда останемся в Союзе!

В Москве члены экспедиции обсудили увиденное с А.Лукьяновым, который, правда, предпочитал вести беседу о законотворческих успехах союзного парламента, нежели о конфликте в Закавказье. Гостям показалось, что Председатель Верховного Совета, подчеркивавший необходимость «политического решения», был достаточно индифферентен к рассказам о нарушениях прав человека. Им, вернувшимся из Армении, показалось также, что А.Лукьянов склоняется к проазербайджанской позиции. Когда же хозяин упрекнул гостей в односторонности, они попросили устроить им поездку в Азербайджан (ранее дипломатические усилия леди Кокс, надеявшейся на вертолете добраться из Еревана в Степанакерт, не увенчались успехом).

А.Лукьянов связался с Президентом Азербайджана А.Муталибовым — и разрешение было получено.

Четыре участника Сахаровского конгресса попросили разрешения посетить села в Шушинском и Гадрутском районах НКАО, откуда выехали многие армяне, а также села Шаумянского района и города Степанакерт и Ходжалы. Однако в зону конфликта их так и не пустили.

С членами экспедиции 4 часа беседовали президент А.Муталибов и председатель постоянной комиссии ВС Азербайджанской республики по государственному суверенитету А. Дашдамиров. К удивлению гостей, они не только не отрицали факт депортаций, но оправдывали его. Причем не только борьбой с армянскими боевиками, но и надеждой «вынудить армянское руководство отменить постановление ВС Армении, в соответствии с которым Армения согласна принять в свой состав НКАО по просьбе последней».

— Вообще, — уточняют Дэвид Леопольд и Роберт Арсенал, — никто из встречавшихся с нами официальных лиц не отрицал, что отряды азербайджанского ОМОНа занимались грабежами, убийствами, бандитизмом, что их жертвами становились женщины, дети и старики!..

Участникам экспедиции указали, правда, и на то, что, осуждая депортацию армян, мир обратил мало внимания на депортацию азербайджанцев из Армении в 1988 году. Для них были организованы встречи с семьями беженцев, которые рассказывали, как армянские власти, дав им транспорт, велели собрать вещи и в 24 часа покинуть республику…

Проведя 3 дня в Армении и на границе между республиками и 2 дня в Баку, правозащитники вернулись в Москву и дописали последние строки рекомендаций:

— объявить регион зоной бедствия и обратиться с призывом о гуманитарной помощи, в том числе зарубежной;

— пригласить международных наблюдателей для обеспечения безопасности населения и распределения помощи жертвами. Открыть НКАО и прилегающие к ней армянские села для детальной международной инспекции;

— пригласить специалиста из ООН для расследования убийств, имевших место при депортациях.

 

Источник: журнал «Новое время» № 23, 1991 год

Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»
Свои предложения и замечания Вы можете оставить через форму обратной связи

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Вы можете помочь нашему проекту, перечислив средства через эту форму:
Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top