online

Краткий иерархический план русской литературы

КРАТКИЙ ИЕРАРХИЧЕСКИЙ ПЛАН РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРЫ[1]

1. Древнерусская литература

  1. Киевский период (XI-XV c.),
  2. Развитие региональных литератур
  3. Литература объединённого государства Российского

2. Современная дореволюционная литература

  1. Подъём русского классицизма
  2. Политические и сентиментальные темы

3. XIX век

  1. Поэзия
  2. Проза
  3. Драма, сатира, и рассказы конца XIX века

4. Начало XX века

  1. Символизм
  2. Футуризм

5. Послереволюционная литература

  1. Литература пятилетнего плана и социалистический реализм
  2. Литература военного периода
  3. Ждановщина
  4. Литература после Сталина
  5. Постсоветский период (от 1991 года до наших дней)

«Языковая деятельность Пушкина, который сто лет тому назад, в совершенно другой культурной обстановке, со всей глубиной, присущей его замечательной личности, продуктивно ставил и разрешал спорные вопросы, приобретает в наши дни значение поучительного исторического примера и прекрасного образца»[2]Г.О. Винокур[3].

          «Итак, начав свой литературный путь борьбой с церковно-книжной традицией (ср. отзыв В.Л. Пушкина: «Александровы стихи не пахнут латынью и не носят на себе ни одного пятнышка семинарского»), Пушкин затем не только оправдал историческую роль церковнославянизмов, но признал их жизненное значение для последующего развития литературы. Выступив на литературное поприще как «француз», как европеец, Пушкин скоро понял идеологическую узость и художественный «провинциализм» стилей русских европейцев. Осмыслив понятия национального языка и европейского мышления в свете романтико-философских категорий исторического процесса, Пушкин убедился в необходимости национально-исторического оправдания европейских, по преимуществу французских, элементов в составе русского литературного языка.

Проблема синтеза национальной и европейской стихии привела поэта к разработке «сокровищ живого слова». В национально-бытовом дворянском просторечии, не зараженном «французской болезнью», и в простонародном языке, к которому примыкали и «мутные, но кипящие источники» народной поэзии и памятники древне-русской письменности, Пушкин увидел структурную основу русского национально-литературного языка. Синтез этих трех основных языковых категорий — церковнославянской, европейской и национально-русской — по мысли Пушкина должен был опираться на представление о языке «хорошего общества» (т. е. о языке буржуазно-дворянской интеллигенции) как об идеальной норме литературного выражения.

Путь синтеза — объединение в структуре слова тех его значений и применений, бытовых и литературных, которые раньше были разобщены социальными дроблениями в среде «хорошего общества». Соответственно этой задаче Пушкин руководствовался пониманием слова как структуры логически стройной, очерченной точным кругом предметных значений и вместе с тем стилистически подвижной, семантически многопланной, многоликой по своим социально-характеристическим приметам и меняющей свои смыслы и свою экспрессию в зависимости от социально-языкового контекста. Новое понимание слова органически сочеталось с новыми формами синтаксиса и композиции. Так проблема Пушкинского языка ищет своего завершения в работе о Пушкинском стиле»[4].

_____________

[1] Russian Literature // Encyclopaedia Britannica. A new Survey of Universal Knowledge. London: Encyclopaedia Britannica LTD, 1962. V. 19. P. 751-758.

[2] Винокур Г. О., Сборник «А. С. Пушкин. 18371937», Москва, 1937. Печатается с незначительными сокращениями.

[3] Григорий Осипович Винокур (5 [17] ноября 1896, Варшава — 17 мая 1947, Москва) — российский лингвист и литературовед. Труды по русской литературе, истории русского языка, стиховедению, теории словообразования. В 1915 окончил гимназию Страхова, в 1916 поступил в Московский университет. В студенческие годы был близок группе «Центрифуга» и околофутуристическому издательству С. М. Вермеля, в одном из сборников которого состоялась его первая публикация. Участвовал в работе Московской диалектологической комиссии. Один из создателей Московского лингвистического кружка, в 1922—1923 его председатель. В 1920 прервал обучение и работал переводчиком Бюро печати советских полпредств в Эстонии и Латвии. В 1922 вернулся в Москву и закончил университет. Работал переводчиком-редактором в ТАСС. В 1923—1924 входил в ЛЕФ, но порвал с группой. Попал под влияние идей Шпета, выпустил в ГАХН свои первые книги. В 1930-е годы преподавал в Московском городском педагогическом институте, МИФЛИ, с 1942 профессор МГУ, был завкафедрой русского языка. Параллельно с преподаванием работал в академических институтах: в 1935—1937 старший научный сотрудник ИРЛИ, в 1938—1940 в ИМЛИ, в 1941—1943 в Институте языка и письменности, с 1944 в Институте русского языка.

В центре научных интересов — стилистика русского языка и особенно поэтическая стилистика; занимался творчеством Пушкина (член Пушкинской комиссии с 1933), Хлебникова и др. Участвовал в составлении толкового словаря русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова; инициатор работы по созданию Словаря языка Пушкина. Среди лингвистических работ — очерк истории русского языка и несколько статей по общеязыковедческой проблематике, в которых, в частности отстаивал необходимость исторического подхода к языку («О задачах истории языка», 1941). Наиболее известна его работа по словообразованию («Заметки по русскому словообразованию», 1946) и вызванная ею полемика с А. И. Смирницким по поводу анализа слов с уникальными основами, которые Винокур, в отличие от Смирницкого, предлагал считать непроизводными (так наз. «спор о буженине»). Пользовался популярностью как педагог; в 1990-е гг. ученики Винокура переиздали почти все его значительные труды. Дочь Винокура, Татьяна Григорьевна, также стала именитым филологом и лингвистом, специалистом по стилистике русского языка. Похоронен на Введенском кладбище в Москве.

[4] Виноградов В. В. , Язык Пушкина, (К столетию со дня гибели А. С. Пушкина), //Заключение, Akademie, Москва & Ленинград, 1935. С. 454-455.

 

ВСЕ СТАТЬИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top