online

Клара Терзян. Вокруг ещё так много цветов

Пterzyan_dialog_s_dubomортал «Наша среда» продолжает публикацию книги Клары Терзян «Диалог с дубом».  Благодарим автора за возможность публикации.

ЧЕТЫРЕ ПОДСНЕЖНИКА И БОЖЬЯ КОРОВКА

ВОКРУГ ЕЩЕ ТАК МНОГО ЦВЕТОВ

Прутья ограды были похожи на проведенные от руки неровные линии, через которые сад казался девушке то узким и длинным, то широким и коротким. Она не знала, чей это сад, когда-то это ее интересовало, а потом она перестала думать об этом. Постепенно стала верить, что цветы растут сами по себе, как деревья в лесу. Каково же было ее удивление, когда однажды увидела старика с садовыми ножницами в руке. Захотелось крикнуть: “Нельзя, не срывайте”, но в тот же миг поняла, что неровные линии – это ограда, а цветы не растут сами по себе, как растет лес.

Прищурив глаза от солнца, старик подошел к ограде:

— Заходи в сад, цветами не любуются издали.

“Зайти?”, — подумала девушка, потом вспомнила, что она уже не маленькая, чего стесняться. И неторопливо зашла в сад. Но глаза выдавали, что от радости она могла и перепрыгнуть через ограду.

— Сорви один цветок, который понравится тебе больше всех, — сказал старик.

“Вот скупердяй, — подумала девушка, — лишь один цветок…”.

Старик понял и рассмеялся:

—  Сорви тот, который тебе покажется самым красивым в саду.

Девушке захотелось побежать к розам, но вдруг что-то вспомнила и остановилась:

— А вы пойдете со мной?

— Нет, иди одна, чтоб не спешить.

Девушка бросилась к розам. Еще издали она заприметила один красный куст, но приблизившись, увидела, что розы были краше одна другой – красные и розовые, оранжевые и желтые, белые, раскрывшиеся полностью и наполовину, еще совсем бутоны…

— Посмотрите, — сказала она стоявшему поодаль садовнику, — бутоны прямее всех держат свои головки, хотят, чтоб их сразу же заметили.

Старик улыбнулся, он смотрел, как девушка переходила от одного куста к другому и никак не могла сорвать одну розу.

Девушка почувствовала то же самое, стряхнула руками, как бы желая сбросить с себя букет из всех роз сада.  Это ей напомнило детство, когда какой-нибудь из зажатых в кулаке орешков падал на пол, и она с досады разжимала кулачок со словами  “Мне ни одного не надо”, и оставшиеся орешки рассыпались по полу. Потеря была безвозвратной, а слезам не было конца…

Сейчас она отказалась от роз по той же причине, но вместо грусти в груди зародилось новое, незнакомое до этого чувство; “Кругом еще так много цветов…”. И она поспешила к гвоздикам.

Гвоздики нежно покачивались. Девушка присоединилась к их хороводу. Цветы кружились, и от этого их наряд становился все воздушней.  Гвоздики ускользали, убегали, и девушке не удавалось их поймать.

Старику стало жаль девушку, уж больно она металась. “А если бы мне предложили найти самый красивый цветок, — подумал он, — Что бы я выбрал?”

Взгляд садовника прошелся по цветам, и вдруг ему показалось, что среди маргариток он видит свою Шушан… Точно так, как много лет назад, когда сам хотел подойти, но не решался, думал, она застесняется и уйдет.

Вдруг Шушан обернулась, будто кто-то ее окликнул, и увидела его. Оба молча стали смотреть друг на друга, потом Шушан сказала:

— Почему не сердитесь?

А он так смутился, что вместо ответа сорвал большой букет и, прикрыв им зардевшееся лицо, подарил цветы Шушан. Они прошлись рядышком. Что он ей говорил, что она отвечала  — теперь старик точно вспомнить не мог. В голове все картинки путались, он пытался расставить все по порядку. Шли рядышком, букет скрывал их поцелуи. “От кого? – подумал старик и улыбнулся. – Просто это были первые поцелуи, это должно было происходить тайком”.

Старик споткнулся, и, стряхнув воспоминания, подумал: “Пора уже смотреть себе под ноги”. Потом стал искать девушку, которая застряла среди гвоздик.

“Закрою глаза и сорву одну. Пусть будет любая, все равно, все красивые, — сказала девушка. Пальцы коснулись стебля и тут же стали медленно удаляться. – Кругом еще так много цветов…”. Не оглядываясь назад, она удалилась от гвоздик.

Она увидела старика посреди розовых цветов.

— Нашла,  — обрадовалась она. — Наконец нашла, — и побежала.

Но, приблизившись, чуть не расплакалась от разочарования. “Эх, вы всего лишь обыкновенные маргаритки…”.

Не прикасаясь к стебельку, она по одному сорвала все лепестки и рассмеялась над оголившейся тычинкой:

— Этот маленький слой придавал тебе красоту?

Старик посмотрел на рассыпанные по земле лепестки и не стал сердиться. Ему показалось, что девушка спутала маргаритки с ромашками и хотела погадать “любит, или не любит?”.  Сам сколько лепестков ромашек сорвал, пока ждал следующего прихода Шушан. Он волнения не смог спросить, почему она опоздала, и только сказал:

— Сорви один цветок, который понравится тебе больше всех.

Шушан взглянула на маргаритку и сорвала ее с такой быстротой, будто это была бабочка и могла улететь. Глаза ее говорили: “Для меня это и есть самый красивый цветок в саду”. С этого дня Шушан не вернулась домой.

— Почему вы вырастили так много маргариток? – спросила девушка. Снова оборвалась нить воспоминаний старика.

— В них… Они растут сами по себе, — последние слова старик произнес скороговоркой. Он не захотел рассказывать о Шушан. Девушка могла спросить, а где она сейчас.

— Если так оставить, эти простенькие цветы могут заполнить весь сад, — сказала девушка.

Старику стало обидно. Ему показалось, эти слова были сказаны в адрес Шушан.

Потом рассмеялся над собой. “Откуда знать бедной девочке, какие воспоминания связаны с маргаритками?”. Спросил:

— Не устала? Присядь, отдохни.

— Нет, — сказала девушка.

Она прошла мимо нарциссов и удивлялась: почему за оградой они казались ей такими красивыми? На миг ее глаза заблестели. Девушка увидела белые лилии и побежала, будто должна была их сразу сорвать. Старик заторопился вслед и вдруг увидел, что она один за другим проверяет каждый белоснежный лепесток, а ее глаза… Нет, не загорелись, как у Шушан. Старик почувствовал холодок, не захотел расставаться с воспоминаниями прошлых лет, и стал медленно возвращаться.

Девушка перепрыгнула через ручеек и оказалась среди анютиных глазок. Подсела к ним, чтоб разглядеть цвета.          Легкий ветерок отворачивал их головки от нее. “Срывай”, — говорили глаза девушки. А сердце ее, сердце молчало.

Девушка загрустила, но срывать анютины глазки тоже не стала, и пошла дальше, уверенная, что еще найдет самый лучший цветок в саду.

— Как они смеют расти рядом с розами и лилиями в одном саду, — сказала она незабудкам, проходя мимо.

Жасмины ей показались жалкими.

И вдруг земля оголела. Девушка подняла голову. Сад был кольцеобразный, он закончился.

Старик смотрел на ее пустые руки и не улыбался.

 

Клара Терзян

Перевод с армянского автора

Продолжение

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top