online

Клара Терзян. Кобра

terzyan_dialog_s_dubomПортал «Наша среда» продолжает публикацию книги Клары Терзян «Диалог с дубом».  Благодарим автора за возможность публикации.

ЧЕТЫРЕ ПОДСНЕЖНИКА И БОЖЬЯ КОРОВКА

ГИМН СОЛНЦУ

НОВЫЕ АРМЯНЕ

Кобра

На берегу Севана, под палящим солнцем, происходил кутёж. Двое пузатых мужчин ели-пили, а седовласый аккордеонист играл и пел, хотя и пришёл, чтобы развлекать, но песни были одна грустней другой. Некий молодой человек аккомпанировал ему на дооле. Все были в купальниках. Мальчик лет восьми-девяти, по прозвищу Кобра, не отходил от них. Как только опорожнялась бутылка водки, ему приказывали принести новую из ресторана по соседству. Мальчик молниеносно убегал и возвращался с полной бутылкой. Кобра знал своё место, стоял чуть поодаль, к еде не приближался, выражение лица было спокойным, невозможно было понять, сыт он или голоден, и какая связь между ним и членами кутежа. Он добровольно взял на себя обязанности по обслуживанию и был доволен своим статусом.

Два толстопузых мужика, изрядно поев и выпив, поднялись со своих мест. Один из них ухватил Кобру за руку, а другой – за две ноги. Мальчик покорно повиновался, будто и это входило в его обязанности. Кобра в их руках казался неодушевленным предметом, с которым можно было обращаться, как им заблагорассудится. Одна его рука, которая была свободна, тащилась по земле, его правое плечо и голова тоже были опущены. Когда те, кто тащил Кобру, заметили, что люди на пляже смотрят на них, воодушевились. Они вошли в воду, и поскольку дно озера у берега было каменистым, далеко не ушли и остановились прямо напротив друг друга. Один из них взял Кобру и за свободную руку, в результате чего тело мальчика приняло горизонтальное положение. Аккордеонист всё время играл, как будто сейчас должно было начаться удивительное цирковое представление. Пузатые мужики, произнеся “три, четыре”, раскачали Кобру и с размаху швырнули его в воду. Послышался сильный всплеск.

– Ой, – завопили несколько женщина с пляжа, понимая, что Кобра стукнулся о камни. Вода только слегка покрыло его тело.

Седовласый музыкант прекратил играть, а мужики, не дожидаясь, когда Кобра выйдет из воды, вернулись к своей трапезе.

Женщинам показалось, что Кобра довольно долго остался под водой, забеспокоились, но никто не вошёл в воду, на помощь мальчику, необычность и неожиданность случая приковали их к месту.

Наконец Кобра поднялся на ноги и, шатаясь, вышел из воды. Он прижимал ладонь к голове.

– Мальчик, дорогой, – сказала одна женщина, – иди посмотрю, что с твоей головой.

Кобра не ответил, даже не взглянул в её сторону. Набрав в ладони воды, вылил её себе на голову, покачиваясь, отошёл чуть подальше и улёгся на песок.

– Может, у него сотрясение мозга, а он лежат на солнце, – забеспокоилась другая женщина.

– Эй, мальчик, – подала голос она, – иди хоть в тени полежи.

Кобра молчал, будто не к нему обращались. Мужики продолжали пировать, старый музыкант, оставив аккордеон, взялся за свирель, даже попытался сыграть на ней мелодию “Соловей”ЛевонаМадояна, хоть это произведение написано для дудука. Играл он верно, у него был хороший слух, но дыхания не хватало. Он играл и краешком глаза поглядывал на отдыхающих, в полной уверенности, что те в восторге от его игры.

Кобра, пролежав на берегу около десяти-пятнадцати минут, подошёл к пирующим. Ему дали кусок мяса с лавашом и отправили за водкой. Бегом, как раньше, он не побежал, точнее, не сумел. Вернулся с бутылкой водки в одной руке, с зажжённой сигаретой – в другой, которую время от времени он подносил ко рту. Дыма почти не было видно, Кобра жадно втягивал его. Было заметно, что он давний курильщик.

Двое мужчин, после того, как хорошо поели и выпили, решили войти в воду. Кобра подошёл к еде: оставшееся принадлежало ему.

Мужики, даже не пытались плавать, уселись в воду, задравши головы кверху, и время от времени рычали, то ли от удовольствия, то ли для привлечения внимания отдыхающих. Старый музыкант и аккомпанирующий ему на дооле парень теперь повернулись лицом к озеру, чтобы звук лучше доходил до них. Наёмные музыканты должны были до самого конца развлекать господ.

Кобра неторопливо ел и пил, знал, что всё это его, он честно заработал этот хлеб.

– Знаете, что я вспомнила, – начала рассказ одна пожилая женщина. – Когда я была маленькой, мы поехали летом в деревню, там была мельница. Мужчины любили притаскивать поросят и бросать их в реку. Надо было видеть, как они пищали, будто их вели на убой, трясли головами, бились в судорогах, пытаясь вырваться. Но когда их швыряли в воду, они умолкали и своими короткими ногами очень умело плавали. На берег вылезали чистыми, розовыми, но тут же вываливались в грязи.

– Видимо, по этой же привычке мальчика и кинули в воду. С ним обращаются, как с собакой, да он и привык к этому, – сказала молодая женщина.

– Бедный мальчик, как ему приходится зарабатывать хлеб насущный.

– Он не такой уж и бедный, – вмешался в разговор некий местный парень.

– Знаете, как его старший брат знакомится с людьми? Он говорит: “Я брат Кобры”.

– А у них нет отца-матери?

– Мать родная, а отец – неродной.

– Поэтому делает то, что ему вздумается: курит, пьёт, Чему он может научиться от этих мужиков?

– Быть может, он школу жизни проходит так? – предположила одна из женщин.

Пока отдыхающие женщины выражали свою обеспокоенность судьбой Кобры, он с удовольствием ел, музыканты играли, стоя лицом к озеру, а пьяные мужики, у которых не было и мысли вылезать из воды, рычали всё чаще и громче. И было непонятно, то ли они пели, то ли хотели привлечь внимание женщин.

Вскоре сгустились чёрные тучи и закрыли солнце. Их тени покрыли поверхность озера большими и малыми пятнами, от чего голубизна воды обиделась и ушла вглубь. Сидящим в озере мужикам всё это было нипочём.

– Они могут до следующего утра просидеть в озере, – сказала пожилая женщина.

– Вот нашли они своё место, на них столько жира, что не чувствуют холода.

– Настоящие бегемоты, двоих таких я видела в зоопарке.

Мужчины чувствовали, что говорят о них, и подумали, что те удивлены их пиру: какие же они богатые парни…

Пляж опустел. Наверное, участники пира тоже ушли домой. На следующий день старый музыкант развлекал другую группу, которая без музыки не представляла себе пира. И Кобра, стоявший чуть поодаль от них, ждал приказов, бежал за водкой, сигаретами. Видимо, швыряние его в воду, подобно поросёнку, тоже входило в его обязанности. Вот так он зарабатывал свой горький хлеб.

И знающие мальчика люди говорили: “Не думайте, что он такой жалкий, всех знает, секреты каждого в его руках. Один Севан, один Кобра…

 

Клара Терзян

Перевод с армянского Э. Бабаханян

Продолжение

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top