online

Как это по-русски? Кредо и credo?

kak-eto-po-russky-2Даже тот, кто терпеть не может сплетничать и не находит удовольствия в кляузах, хотя бы раз в своей жизни ввязывался в обсуждение чужих грехов или чужого несовершенства.

«Господи, но что за человек! — качаем мы головой, глядя на коллегу, который никак не может найти своего места в жизни и пространстве. — Не поймешь, чего от него ожидать. То вправо его качнет, то влево, нос держит по ветру, сегодня одно говорит, завтра, смотришь, разворачивается на сто восемьдесят градусов. Никакого кредо у него нет!»

— Да, с кредом у него плохо…

Вы мне не поверите, я, честное слово, сама это слышала своими ушами. Так и сказано было — «с кредом». Поневоле иной раз задумаешься: а может быть, что-то уже в «великом и могучем» изменилось? Может, словари частично переписаны и слово «кредо» из несклоняемых попало неожиданно для людей, говорящих по-русски, в склоняемые?

Сразу сообщаю: нет, этого не произошло. Со словом «кредо» все осталось по-прежнему, правила русского языка здесь не поменялись. Словари рядом с этим словом с неизменной твердостью ставят помету «несклоняемое», «средний род». То есть оно, кредо, и ни на падежи, ни на числа не реагирует ни в малейшей степени. Никаких «кредов» нам тут ждать не приходится.

«Кредо» происходит, как известно, от латинского глагола credo (верю, верую). Сначала так называли лишь символ веры в католической церкви, но потом значение слова, в ходе его существования в языке основательно расширилось: «кредо» — это еще и убеждения, и взгляды, и основы мировоззрения.

Вернемся же к человеку, которого обсуждали в начале: что же это такое, никакого у него кредо нет — ни политического, ни жизненного! Может быть, поэтому он так фатально непредсказуем — его сегодняшние слова раз за разом прямо и недвусмысленно опровергают вчерашние. И то, что мы считали его кредо, оказалось не больше чем пустой декларацией.

А в общем, если у вас вдруг возникли сомнения — так ли вы используете слово «кредо», — просто замените его на что-нибудь более привычные: на «мировоззрение», «воззрения» или, совсем уж на худой конец, на «идеологию». Вот увидите — получится практически то же самое.

 

Марина Королева, лингвист, заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы»

«Российская газета» — Неделя №6543 (271)

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top