online

Истории о торговцах и купцах. Завещание бродячего торговца

Хачатур Дадаян

Хачатур Дадаян

Факт – это король Истории. Однако зачастую он бывает голым, подобно манекену на витрине. Все рассказанные здесь истории основаны на точных и достоверных фактах. Я лишь старался придать им литературную форму и облачить в одежды обнажённые манекены.

Хачатур Дадаян

Портал «Наша среда» завершает публикацию «Истории о торговцах и купцах» Хачатура Дадаяна

1. Сын Гюлум и её супруг
2. Ответ Кромвелю
3. Сын Рамаза Констант и Америка
4. Дар
5. Сати
6. Невезучий купец
7. Его могила — море, училище надгробие ему
8. Слово о Пезчяне
9. Совет богача
10. Пятьдесят наполеондоров
11. Жертва любви и обстоятельств
12. Слово о Манташянце

 

13. Завещание бродячего торговца

1910 год, Каир. В канцелярии Армянского благотворительного общего союза (АБОС) Ерванд-бей Агатон производил какие-то записи. Он – инициатор создания АБОС и один из известнейших земледелов в Египте – был доволен: с каждым годом росли капиталы АБОС и постепенно открывались все новые перспективы для расширения деятельности на благо родной нации.

Вдруг дверь комнаты тихонько отворилась, и вошёл мужчина примерно шестидесяти лет, а с ним женщина явно моложе него. Ерванд-бей решил, что они супруги: мужчина шёл на полшага впереди женщины, а она с застенчивым видом семенила следом.

Агатон поздоровался, предложил гостям сесть и поинтересовался, чем может быть полезен. Женщина присела на краешек стула, а мужчина закашлялся в усы и хриплым голосом заговорил.

Его имя Барсег Палекчян, он родом из Кесарии, после погромов нашёл убежище в Египте и бродячей торговлей добывал себе средства на жизнь. Это было трудным делом: весь день на ногах, под жарким солнцем он кочевал с места на место и часто ради выгод­ного обмена товаром вынужден был отправляться во внутренние провинции страны.

Цель визита Палекчяна была такова: у него было состояние – 4000 золотых, и он хотел завещать его Благотворительному Союзу. Но на следующих условиях: проценты от этой суммы должны были выдаваться ему пожизненно, а после его смерти половина их пойдет его жене в виде ежемесячной выплаты, а другая половина – на покупку учебников для неимущих мальчиков-учащихся армянских школ Анатолии. Если же после его смерти жена снова выйдет замуж (на этом слове жена искоса взглянула на него и понурила голову), то причитающаяся ей сумма тоже пойдет на приобретение учебников. В случае смерти обоих супругов весь основной капитал, естественно, унаследует АБОС.

Агатон сразу принялся за дело, подготовил необходимые документы, дал супругам подписать их, поставил свою подпись и печать.

После оформления всех документов Агатон поинтересовался, почему завещатель решил проценты с дохода направить именно на покупку учебников для нищих мальчиков.

Барсег Палекчян стал теребить усы, уставился взглядом в пол и с огромной грустью в глазах и в голосе произнёс:

– Будучи ребенком в нашем селе, в Кесарии, я видел иллюстрированные учебники в руках моих товарищей из состоятельных семей, и у меня сердце кровью обливалось – ведь состояние моего отца не позволяло ему купить мне такие же. Эти лишения в годы моего отрочества так подействовали на меня, что хочу уберечь от них хотя бы нескольких неимущих ребят.

Через год бродячий торговец из Кесарии к своему вкладу, переданному в Благотворительный Союз, прибавил ещё 4000 золотых.

 

14. Слово о Нубар-паше

nubar_pasha

Погос Нубар-паша

Погос Нубарович Нубарян, или Погос Нубар-паша (1851, Каир – 1930, Париж; прах покоится на кладбище Пер-Лашез) – один из мудрейших сынов нашего народа, хозяин своей нации и её верный слуга.

Его дед – карабахец Мкртыч Меликян, был менялой в Смирне, отец трижды назначался премьер-министром Египта и внёс огромный вклад в дело становления этой страны, брат Аракел был управляющим Судана.

Погос Нубар получил образование в Швейцарии и Франции, по специальности был ин­же­не­ром-земледелом. В 1878-1879 гг. и 1891-1898 гг. он был общим директором рудников и же­лез­ных дорог Египта. Долгие годы он занимал пост директора Английского земледельческого общества в Александрии и Бегере[1]. Он основал Общество дилижансов в Александрии и Об­щес­тво эксплуатации земель Мензеля[2], Общество водоснабжения Каира, застроил город Ге­лио­полис. В 1900 году изобрёл механический плуг для глубокой вспашки, которой был введён в употребление во многих странах.

В 1912 году он переехал на постоянное жительство в Париж и по кондаку (офи­ци­аль­ному посланию) католикоса всех армян Геворга V Суренянца был назначен руководителем Армянской национальной делегации. Армянский вопрос он поднял на новый уровень, пред­ставив международному сообществу «Ай Дат[3]», идею независимой объединенной Армении, справедливые требования армян. Когда в 1923 году в Лозанне (Швейцария) был подписан договор[4], пренебрегший законными интересами и правами армянского народа, и в Армении установилась власть большевиков, П.Нубар отошёл от политики, однако вовсе не отказался от своей миссии защитника нации и с головой посвятил себя благотво­ри­тель­ности. Вечным памятником его преданности нации, без всякого сомнения, является Армян­ский благотворительный общий союз (АБОС) – действующая по сей день прекрасная общенациональная структура, которую он создал в 1906 году вместе с группой едино­мышленников и руководил ею до конца своих дней.

 

Картина Махохяна

mahohyan

Вардан Ма­хохян

В Каир в 1899 году прибыл и организовал выставку-продажу своих картин выпускник Ка­рин­ского училища Санасарян и Академии художеств Берлина, двадцативосьмилетний Вардан Ма­хохян, которому впоследствии было суждено стать одним из самых значительных предста­ви­телей армянской живописи. В сопровождении земледела Ерванда Агатона выставку посетил Погос Нубар. Одно из полотен очень понравилось Нубар-паше, он долго разглядывал его и высказал своё восхищение: «Великолепно! Мне очень нравится…». Затем обратился к Агатону:

– Можешь выяснить у Махохяна, какова его цена?

Немного спустя Агатон вернулся и сообщил:

– Ваше сиятельство, Махохян говорит, что картина стоит 350 золотых.

Вардан Махохян. Монастырь в Трапезоне

Вардан Махохян. Монастырь в Трапезоне

Это было довольно крупной суммой: к примеру, для печатания газеты «Арев» («Солнце») паша ежегодно предоставлял 100 золотых. Погос Нубар был очень богатым человеком и, естественно, мог позволить себе приобрести эту картину. Однако он сказал:

– Я всем сердцем хотел бы купить эту картину, она мне очень понравилась, но, с другой стороны, думаю, что если куплю её, то многим нищим армянам, что каждый день обращаются ко мне, не смогу помочь и они, несчастные, останутся голодными. Лучше не покупать…

Паша продолжил осмотр выставки, восхищаясь полотнами Махохяна, твёрдо зная при этом, что не станет покупать ни одной из них…

 

Станьте дашнаком, дорогой господин…

С 5 мая по 13 июля 1920 года в Париже состоялся второй Национальный съезд – всеар­мян­ский форум, в котором участвовали делегаты от общин разных стран, пред­ста­вители различных политических и религиозно-теологических направлений.

Тяжелейшие были времена: всё ещё продолжалось истребление армян, и съезд старался спас­ти осколки нации. В доме номер 12 по авеню Уилсон лучшие политические и общест­вен­ные деятели, собравшись вместе, размышляли о том, как сделать, чтобы передать ман­дат Армении США или какой-либо другой союзной державе; каким образом добиться ма­териального возмещения от потерпевших поражение в войне Турции и Германии, как из уте­рянных огромных территорий обетованной исторической родины хотя бы четыре ви­лай­ета присоединить к Республике Армения и заложить основу своей будущей Отчизны…

во время работы съезда был нанесён ещё один тяжёлый удар: совершенно неожиданно Франция вывела свои вооружённые силы из Киликии, помимо территорий сдав Турции и 270 тысяч христиан, из которых 150 тысяч составляли армяне. Это событие кровью вместо чер­нил вписано в нашу историю под эвфемистическим названием «принудительное изгнание армян».

Однако существовала ещё одна национально-политическая проблема, которая как ржав­чи­на подтачивала народ изнутри: то было взаимное противостояние восточного и западного­ армя­нства. Разногласия начались ещё в 1918 году, когда в Эриванской губернии была про­возглашена Республика Армения и западные армяне, не без оснований, высказали опасение относительно того, что это в определённом смысле означает отказ от Ай Дата. В Рес­публике это было воспринято чуть ли не как вмешательства во внутренние дела страны и по­служило толчком к развитию эгоистических устремлений населяющих республику армян.

Во внутринациональном столкновении участвовало две стороны: правительство Рес­пуб­лики Армения и Национальная делегация. Последняя была своего рода исполнительной струк­турой – поли­ти­ческая, культурная, благотворительная организация, охраняющая целост­ность нации, которая была основана в Париже по замыслу Католикоса всех армян, Геворга V, перед Первой мировой войной, и по кондаку самого Католикоса её председателем был назначен Погос Нубар-паша. Национальная делегация, по существу, являлась эмигрантским армянским правительством, а паша был человеком, обладающим непре­ре­кае­мым авторитетом у всего армянства, его знали и принимали в политических и дипло­ма­тических кругах всего мира.

Аветис Агаронян

Аветис Агаронян

Ещё в апреле 1919 года, на первом Национальном съезде, представители партии Даш­нак­цу­тюн Аветис Агаронян и Микаэл Варандян сначала потребовали, чтобы впредь Погос Нубар под­писывал свои документы в качестве «Руководителя национальной делегации турецких ар­мян», то есть не выступал от имени Республики, а затем избрали новый состав деле­га­ции из шес­­ти че­ло­век. Ими были: Погос Нубар, профессор Абраам Тер-Акопян, Гарегин Пастер­ма­д­жян – он же Ар­мен Гаро, в 1896 году захвативший «Оттоманский банк»[5], а также в 1905 году в Тифлисе обрёкший на позорное поражение татарские (то есть азербайджанские) разбойничьи бан­ды, врач Д.Невруз и будущие классики армянской литературы Ваан Текеян и Аршак Чопанян.

В ходе Второго съезда разногласия сторон резко обострились: дашнакские делегаты во гла­ве с Арменаком Барсегяном подвергли Погоса Нубара безосновательной, несправед­ливой и без­жалостной критике и потребовали, чтобы Делегация прекратила свою деятельность. Ос­кор­б­лённый паша, а вместе с ним и члены Делегации тут же подали в отставку (ранее, в январе подал в отставку назначенный послом Республики Армения в США Г.Пастермаджян). При­чём 74-летний Погос Нубар свою отставку формально мотивировал ухудшением состоя­ния своего здоровья и даже представил соответствующий документ за подписью одного из из­вест­ных па­риж­ских докторов – Ютело. Создалась не просто тупиковая, но прямо-таки катас­т­ро­фическая ситуация. кто же тогда стал бы заботиться в эти смутные времена о судьбе народа, о защите его справедливых требований!.. С большим трудом съезду удалось вернуть Нубар-пашу.

Стремясь ради блага нации сгладить разногласия, П.Нубар встретился с А.Агароняном, который находился в Париже, но намеренно не принимал участия в работе съезда. Они про­вели переговоры и пришли к взаимному согласию, постановив, что Делегация должна состоять из четырёх человек, а её деятельность будет прекращена сразу после подписания Мирного договора. Обо всём этом паша осведомил съезд.

В соответствии с условиями соглашения членами Делегации были избраны П.Нубар, дашнак Д.Невруз, Григор Синапян и блистательный Левон Мкртчян, владеющий тремя иностранными языками.

Итак, из прежнего состава был исключен Аршак Чопанян, который в июле случайно встретился с А.Агароняном. Последний, не скрывая удовлетворения, злорадствуя сказал:

– Ну что, господин Чопанян, вы уже не в составе Делегации?

Чопанян, храня самообладание, ответил:

– Видимо, это было необходимо для безопасности Республики.

Агаронян прекратил насмешки, вероятно, придя в себя от мысли, что перед ним один из луч­ших армянских писателей и представителей интеллигенции, и стал оправдываться, объяс­няя, что лично он не настаивал на том, чтобы Погос Нубар сократил число членов Делегации или выбрал того или иного из них, он сам-де готов сотрудничать со всеми и с каждым.

Обо всём этом Чопанян рассказал паше и поинтересовался, как же в действительности они пришли к взаимному согласию. Погос Нубар был остроумным человеком, любил шут­ку и ответил так:

– Относительно вас мы сразу пришли к единому решению, дорогой господин Чопанян: станьте дашнаком – и всё образуется…

 

Турция не пошла на уступки в вопросе об Армении и не подписала Мирный договор. Союзные дер­жавы попрали справедливые требования армян и их права, и, пользуясь этим, турки перешли к ши­рокомасштабному нападению на Республику Армения. А армянское правительство, стремясь спас­ти свою крохотную страну, 2 декабря 1920 года передало молодую Первую республику большевикам…

 

___________________

[1] Behera – провинция Нижнего Египта между рукавом Нила и Ливийской пустыней.

[2] Мензель-Бургиба (бывший Ферривиль), город на севере Туниса, в провинции Бизерта.

[3] «Ай Дат» («Армянский Суд») – международная организация, рассматривающая комплекс проблем, связан­ных с геноцидом армян, судьбой Западной Армении и т.д.

[4] Договор в Лозанне был пересмотром Севрского договора 1920 г.

[5] Случай с оттоманским банком – 14 августа 1896 г. группа членов партии Дашнакцутюн под руководством Армена Гаро (Пастермаджян) захватила Оттоманский банк с целью привлечь внимание великих держав к тяжелому положению западных армян и ускорить осуществление Майской программы реформ 1895 г.

 

Перевод с армянского Эринэ Бабаханян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top