online

Инесса Буркова. Кто же агрессор?

Проект «Карабахский фронт Москвы» продолжает публикацию материалов, посвящённых событиям в Нагорно-Карабахской Республике и российской интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха. 

Предлагаем вашему вниманию статью Инессы Бурковой, опубликованной в газете «Голос Армении», 21 сентября 1993 года.

Инесса Буркова

Инесса Буркова

Мир недоволен: карабахцы вторглись в пределы Азербайджана. Ворчат даже те из немногих демократов России, кто раньше понимал карабахцев, сочувствовал им:

— Это уж слишком! Ну, освободили свои земли. Хорошо! Но зачем же захватывать чужие? — и отворачиваются от Карабаха-Арцаха.
— Агрессия! — клеймит его мировое сообщество.
— Немедленно очистить территорию Азербайджана! — свирепо требуют от карабахцев Совет Безопасности ООН и СБСЕ.
— Подействуйте же на них, — обращаются к руководству Республика Армения, иначе, мол, останетесь в блокаде.

И никто не считает нужным задуматься, почему карабахцы перешагнули через свои границы? Может, правы?

Именно так, правы. Я утверждаю это ответственно, поскольку глубоко знаю суть карабахской проблемы, часто и подолгу бываю в Арцахе. И пусть весь мир шумит (кто по незнанию, кто по злому умыслу), я вновь и вновь повторяю вместе с армянами: Нагорно-Карабахская Республика и Республика Армения — не агрессоры. И в который раз берусь доказать это.

Начнем с рассуждений элементарных. Ведется война. Одна из сторон стала одерживать верх над противником, освободила часть своих земель, перенесла военные действия на его территорию, стремясь добить врага, чтобы он не перешел опять в контрнаступление. Когда в Великой Отечественной войне Советская Армия пересекла германскую границу, разве кто-нибудь обвинил ее в агрессии? Точно такая же ситуация сложилась в карабахской войне.

Нагорно-Карабахская Республика ведет точно такую же справедливую, освободительную войну, какую вел СССР против фашистской Германии. Карабахцы сражаются за право быть свободными, остаться армянами, жить у могильных камней своих предков, которые покоятся там многие тысячи лет, за право утвердить у себя демократию. Империя Азербайджан (вместе с руководством бывшего СССР) развязала и ведет несправедливую войну. Азербайджан в 1921 году незаконно завладел Арцахом, получив его в подарок от Ленина, Сталина, кучки большевиков т.н. Кавбюро. Почти 70 лет Азербайджан подвергал арцахцев жестокому колониальному угнетению, экономическому, социальному, культурному, религиозному, подвергал национальной дискриминации, унижению человеческого достоинства — всеми мерами вытеснял армян с родной земли. Нагорно-Карабахской национальной области грозила участь другой колонии Азербайджана — Армянской Нахичеванской автономной республики, где к 1989 году не осталось ни единого армянина. Или карабахским армянам предстояла полная ассимиляция, потеря своего языка, национальной культуры, своей истории, как это проделала тоталитарно-большевистская власть Азербайджана с курдами, талышами, татами, цухурами, удинами, лезгинами, народностями шахдакской группы (будухцами, хризами, хиналугами) — и частично с аварцами. Всех их она превратила в азербайджанцев, отуречила. Памятники их культуры объявила азербайджанскими. Метрополия не только присвоила себе земли этих народов, но поглотила их самих, их историю. Резко выросла численность азербайджанцев: в 1959 году их было всего 2,5 млн. человек, а ныне стало… 7 миллионов!

И мир, ослепший мир не видит, что в самой природе имперского Азербайджана коренится агрессор. Мир не стыдится занимать его сторону в карабахском конфликте.

Спрашивается, куда смотрело мировое сообщество, когда карабахцы, поверив в искренность призыва Горбачева к «перестройке», первыми поднялись к демократии, освободились от колониального ига Азербайджана — бескровно, конституционно? Не оценило, не заметило. Зато заметил Горбачев и озлился: «Как посмели сами, снизу? Перестройку можно проводить только сверху». И для острастки установил в Арцахе режим «особого положения», т.е. военную диктатуру — с повальными арестами, истязаниями в тюрьмах, стрельбой в прохожих, моральными издевательствами военщины.

Почему мир не слышал почти четыре года (1988-1991) стонов Арцаха под этим гнетом? Почему мир простил Горбачеву и комноменклатуре Азербайджана варварскую резню и погромы армян, их изгнание из Сумгаита, Кировабада, Физули, Дашкесана и других городов и сел, затем из Баку? Не прокатились бы позднее волны погромов по бывшему Советскому Союзу, захлестнув кровью Фергану, Ош, Душанбе, Новый Узень, не перекинулись бы сегодня в бывшую Югославию. И после всего этого Горбачев остается по сей день лауреатом Нобелевской премии мира. Все понимали, что премия была ему платой Запада за то, что он избавил Планету от страха перед ядерной войной (молодец, нет слов!) и за то, что позволил объединить две части Германии. Но мир не заметил, что он воспротивился такому же справедливому воссоединению Арцаха с Арменией. Более того, миротворец Земли, Горбачев развязал войну против армян-карабахцев. Когда ему не удалось запугать их, смять угрозой массовой резни, не удалось сломить военной диктатурой, он бросил 30 апреля 1991 года танки, артиллерию, боевые вертолеты против крестьян Геташена и Мартунашена, осуществив «прославленную» в Афганистане громовскую операцию «кольцо». Вслед за регулярной армией в села ворвались азербайджанцы окрестных деревень — насиловали, истязали, убивали, грабили армян. И мир не обратил на это ни малейшего внимания. Может, не получал информацию о том, что там творилось? Получал. Я знаю это точно: сама подавала ее из ближнего Шаумяна на «Свободу», радиостанцию конгресса США. Передала и полученный по рации из Геташена крик о помощи: «SOS! SOS! Люди мира, помогите! Советские войска убивают нас, советских крестьян. Хотя бы детей спасите! SOS!» Зов радистки прозвучал по «Свободе». Попало в эфир и мое обращение, русской писательницы, к великим державам, к демократам страны и мира, к армянской диаспоре: заступитесь за армянских крестьян! Я обвинила публично в военном погроме Горбачева, Язова, Пуго.

Державы отмолчались, будто ничего не случилось. В Москве весть об этом кровавом преступлении всколыхнула Комитет российской интеллигенции «Карабах». Он организовал пикеты на улицах столицы, выступления на массовом митинге на Манежной площади, обратился в Комиссию по правам человека Верховного Совета РФ — там проведено было экстренное слушание по геташенско-мартунашенскому погрому, а также по делу о расстреле советскими военными наряда армянских милиционеров под Воскепаром. Международный Сахаровский конгресс отправил правозащитную комиссию в Арцах и Воскепар. В Армении и в зарубежной диаспоре поднялась общественность, протестуя против армейской расправы над крестьянами и милицией.

И какова же была реакция Кремля? Советская армия прекратила наступление на мирные карабахские деревни. Но, увы, это оказалось всего лишь временным затишьем. Уже через месяц верховный главнокомандующий вооруженными силами СССР Горбачев отдал приказ войскам двигаться дальше — и еще 22 армянских села были захвачены регулярной армией, войсками КГБ СССР и внутренними войсками МВД АзССР. Десятки армян были зверски убиты, остальные изгнаны из собственных домов, превращены в беженцев, лишенных крова, имущества, средств к существованию, доведенных до полусумасшествия. 24 села были отданы азербайджанцам, разграблены и заселены ими. Так, Коммунистическая партия Советского Союза (ее генсек и азербайджанское руководство) перешла к новому этапу массового террора против своего народа — к этническим чисткам силами армии, чего не делал даже Сталин: он выселял не понравившиеся ему народы с кое-какими вещичками, предоставив теплушки, «отец народов». И мир спокойно отнесся к горбачевской агрессии против собственного народа, к геноциду армян, словно, как к должному.

Мир молчал и тогда, когда после распада СССР военные действия против Карабаха стала продолжать уже азербайджанская армия, получив с избытком военную технику и боеприпасы сперва от Министерства Обороны СССР, позже — от МО РФ, ОВС СНГ. Войска Азербайджана захватывали село за селом — оккупировали почти половину крохотной, всего в 5 тысяч кв. км, территории Нагорно-Карабахской Республики. И никто не пресек агрессию Азербайджана. Никто сегодня не требует от него вернуть Арцаху Шаумянский район, часть Мардакертского, до сих пор оккупированные.

Азербайджанская артиллерия, включая дальнобойную, почти два года обстреливала Арцах вкруговую. Притом, била не по боевым позициям карабахских сил самообороны — по населенным пунктам. А с февраля 1992 года против крестьян и горожан Арцаха было пущено в ход даже оружие массового поражения, запрещенное к применению против мирного населения — ракетная установка «град». И мировое сообщество и новая, демократическая власть России промолчали, не призвали Азербайджан к ответу за попрание международного права. Может, не узнали? Узнали. Я была в Степанакерте в те дни первых обстрелов «градом» из Шуши. Звонила по «вертушке» в приемные Шапошникова, Бурбулиса, Ельцина. «Обращайтесь к Аязу Муталибову. Это армяно-азербайджанский конфликт», — слышала один и тот же ответ. «Нет, это уничтожение женщин, детей и стариков русским «градом», русскими артиллеристами, они остались тут. Азербайджан не производит такого оружия. Это преступление руководства России против народа Нагорно-Карабахской Республики», — возражала я. Обстрел прекратился. Увы, всего на два дня, потому что прибыла запланированная ранее комиссия СБСЕ. Члены комиссии видели результаты ракетного погрома: развалины домов, пожарища, увидели в морге убитых, в больнице — раненых. Ни один мускул не дрогнул на лице ни одного из четырех членов комиссии, не сорвалось с их уст ни единого слова сострадания горожанам, осуждения — погромщикам. Так что знало мировое сообщество, должно было знать через эту комиссию о применении «града» против жителей Степанакерта. И промолчало. С тех пор это оружие стали использовать в других межнациональных и гражданских войнах, игнорируя международное право. Все это сходит им с рук.

В азербайджано-карабахской войне с мая 1992 года наступил перелом. К этому времени в НКР была создана настоящая регулярная армия, профессиональная противовоздушная оборона. Именно поэтому на фронтах верх стали одерживать карабахцы. К лету они сумели очистить значительную часть своих земель (кроме Шаумянского и части Мардакертского районов), и война была перенесена на территорию Азербайджана.

Тут поднялся крик с новой силой: «Армяне — агрессоры! Остановите их! — взывали к мировому сообществу власти Азербайджана. — Они захватывают наши земли!». Прежде азербайджанская пропаганда обвиняла Республику Армения в том, что она, якобы, норовит отхватить у Азербайджана его Карабах. Теперь у азербайджанцев, как им казалось, появилось дополнительное право получить международную защиту от армянской «агрессии». И что же? Совет Безопасности ООН и СБСЕ поспешили откликнуться: потребовали от армян немедленно прекратить огонь и вернуть захваченные земли. Карабахцы перестали стрелять. Но прежде, чем вывести свои войска, предложили миротворцам-посредникам приехать в Карабах, чтобы совместно выработать конкретные условия этого вывода. В Степанакерт прибыла миссия СБСЕ после того, как побывала в Баку. Наконец-то, карабахцы, ставши сильными, были услышаны. Фактически высшие международные инстанции негласно признали независимость Нагорно-Карабахской Республики, коли прислали туда свою миссию, чтобы приступила она вместе с арцахцами к выработке графика вывода карабахских войск. Минской группе СБСЕ пришлось выслушивать карабахскую сторону напрямую, отчего ее долго ограждали азербайджанские власти. Миссия узнала, почему армия НКР, наступая, не остановилась на своих границах, а перешла через них: необходимо было прорвать блокаду Арцаха и обезопасить свое население от азербайджанских артиллерийских обстрелов. Лачинский район стал гуманитарным коридором в Армению. Агдамский, Кельбаджарский, Физулинский, Кубатлинский, Джебраильский, Зангеланский районы, взятые карабахцами, перестали быть мощными огневыми пространствами, откуда в течение двух лет вражеская армия поливала свинцом Арцах, проводила периодические нападения. Силы самообороны НКР, входя в эти районы, с населением не воевали. Его там не было. Люди сами покинули города и села, забитые азербайджанскими войсками, когда начались ответные обстрелы арцахской артиллерией. Это я могу подтвердить со слов курдов, плененных в Кельбаджаре, с которыми беседовала в Степанакерте. Да и собственными глазами увидела, побывав осенью прошлого года в Агдаме, Физули, в нескольких оккупированных селах, что огороды там заросли высоким бурьяном, овощи, картофель не посажены — по крайней мере, ранней весной люди покинули свои дома, увезя мебель, имущество. И я свидетельствую, что вместо уехавших хозяев не поселился в тех пустующих домах ни один армянин, хотя лишенные крова в НКР исчисляются десятками тысяч, включая беженцев из Сумгаита, Физули, Баку.

Нагорно- Карабахская Республика не намерена присваивать временно оккупированные азербайджанские территории. Они нужны ей только как зона безопасности. Силы самообороны занимают там стратегические высоты, контролируют важные коммуникации. Не более того. Азербайджанским жителям не возбраняется вернуться домой, несмотря на то, что некоторые из них грабили и обстреливали арцахцев из ружей в годы военной диктатуры, участвовали в погромах армян. Однако, карабахцы ни в коем случае не допустят, чтобы вокруг Арцаха опять окопалась азербайджанская армия. Позиция НКР: мы хотим мира, но нам нужны гарантии безопасности населения, мы уйдем с азербайджанской территории лишь тогда, когда СБ СЕ выработает действенные такие гарантии.

Пока велись переговоры об этом на неоднократных встречах с Минской группой СБСЕ, Азербайджан, как выяснилось, использовал мирную передышку, чтобы подготовиться к крупномасштабному зимнему наступлению против НКР, он не отрекся от идеи вооруженного разрешения карабахского конфликта. Азербайджан одним посулил бензин, керосин, других поманил выгодными контрактами на нефтеразработки, третьим заплатил немалые деньги и… получил вооружение, боевую технику от Турции, Украины, а также от Афганистана, Ирана, набрал там наемников, инструкторов. К стыду, нашлись подонки и в моей России. Вопреки международному праву и нравственности цивилизации, все это брошено против НКР, чтобы уничтожить до последнего человека малую горстку нации (210 тыс. чел.) — героических борцов за свободу и демократию.

И молчат ООН, СБСЕ, отворачиваются от Арцаха международные правозащитники. Не страшатся гневного суда истории.

Так кто же агрессор, спрашивается?

«А судьи кто?»

ИНЕССА БУРКОВА

 

Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»

Свои предложения и замечания Вы можете оставить через форму обратной связи

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Вы можете помочь нашему проекту, перечислив средства через эту форму:
Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top