online

Гурген Баренц. Морские эскизы

barents

ГУРГЕН БАРЕНЦ
*   *   *

Ранним утром
В обнимку с Музой
Я вышел на берег моря.
Настроение было отличное,
В голове копошились рифмы,
И всё предвещало стихи
О любви, о «свободной стихии»
И других высоких материях.
Но вдруг
Мне в стопу вонзился
Осколок бутылки,
Разбитой какими-то суками.
И я завопил,
Взвыл от боли,
Семиэтажно просклонял этих тварей
По всем падежам;
Моя Муза схватилась за голову,
Расправила крылья
И полетела к другим поэтам.
И я, оставшись без вдохновенья,
Вместо стихов о любви,
О «свободной стихии»
И прочих высоких материях,
Написал, вопреки своей воле,
Вот такой «авангард»…

*   *   *

Я слышал, что Джульетта Капулетти
Однажды отдыхала в Кобулети.
Но сеял дождик мелкий через сито,
И море было грозным и сердитым.

Так продолжалось долгие недели.
Дожди с сердитым морем надоели…
Нет ничего печальнее на свете,
Чем бесконечный дождик в Кобулети.

*   *   *

У Чёрного моря – и юмор чёрный.
Море ластится, словно котёнок,
Просит погладить себя, мурлычет,
Играет, нежно бьёт тебя волнами,
Легонько опрокидывает навзничь…
Ты думаешь, что ты играешь с ним,
На деле же оно с тобой играет.
Запомни, море – не котёнок, – рысь.
Оно тебя катает, словно мячик,
Игриво лапой бьёт и теребит, и треплет,
Но если в нём проснётся дикий зверь,
Распустит когти рысь, тогда не жди пощады.
Играешь с этим ласковым котёнком? –
Играй, плескайся, будь ему мячом,
Но никогда не забывай о спящей рыси.

*   *   *

Море больно меня лягнуло,
И в отместку
Я исподтишка в него пописал.

*   *   *

Я уезжаю, море. Не грусти.
Возьми на память от меня монету.
Прими моё последнее «Прости!»,
Дождись меня. И верь, как я, в примету.

Поэт и море

На пляже люди снова насвинячили.
Оставили объедки и огрызки,
Отходы, арбузные корки,
Стеклянные бутылки, целлофаны,
Окурки и коробки сигарет,
Пластмассовую тару и предметы…
И под вечер, к закату
Пляж превратился в мусорную свалку.
А море сердито брюзжало,
Шумно выражало недовольство,
Грозно грохотало, рокотало,
И ворча, негодуя, метлою
Вычищало свои берега.
И всю ночь напролёт
Оно продолжало ворчать,
Продолжало роптать и брюзжать
И очищаться от сора и скверны.
Я его утешал, как умел,
Терпеливо выслушивал
Его бесконечные жалобы.
И тогда я подумал,
Что к десяти своим заповедям
Богу следовало бы добавить
Ещё одну: «Не сори!»

Мальчик и море

Я помню –
Десятилетним мальчонкой
Я забрасывал море камнями
И приговаривал:
– Вот тебе! Вот тебе!
Это тебе за то,
Что ты такое злое и сердитое.
Море в ответ
Равнодушно брызгало пеной
И катало по берегу
Разноцветные камни.
А сейчас, полстолетья спустя,
Уже на закате жизни,
Я снова приветствую море,
Обращаясь к нему со словами:
– Здравствуй, мой старый ворчун,
Величайший в мире шлифовальщик камней.
Я вернулся сюда за камнями,
Которыми бросался в тебя.
Верни их, пожалуйста, море.
В ответ на мои слова
Море выбросило на берег
Миллионы различных камней.
– Можешь выбрать любой, –
Равнодушно проворчало море. –
Вот уж чего мне не жалко.
…Я с собой увезу эти камешки
Самых разных цветов и оттенков,
Самой изысканной,
Самой причудливой формы.
Они мне дороги тем,
Что их подарило мне море –
Самый милый на свете ворчун.

*   *   *

Море! Смотрю на тебя и думаю:
Это насколько же нужно быть пьяным,
Чтобы грозиться на спор тебя выпить?..

*   *   *

Я попробовал море на вкус:
Его явно пересолили.

*   *   *

Морю нельзя насолить:
Море и так уж солёное.

*   *   *

Здравствуй, море!
Ну что, всё ворчим?
Но ведь в жизни
Не всё так несносно,
Чтобы вот так безутешно
Стонать, бушевать
И рыдать…

*   *   *

Ну вот, снова к вечеру
У моря подскочила температура.
Теперь всю ночь будет бредить.

*   *   *

Море тихо и ласково
Мурлычет и трётся о ноги,
Совсем как домашний котёнок.
А ведь ещё вчера
Этот домашний котёнок
Бесновался, как дикая кошка…
Ах, какая же ты притвора,
Ах, какая же ты лицемерка,
Ах, какая же ты мурлыка,
Помяучь же ещё, побаючь,
Ладно… ладно… я верю тебе:
Котёнок… я верю… я верю…

*   *   *

И снова море – в растрёпанных чувствах.
Я ему не перечу: разве море перекричишь?
Я согласно киваю: не хочется снова попасть
Ему под «горячую руку».

*   *   *

В Кобулети – большие дома:
Рай для дачников, хлеб – для хозяев.
Три сезона – хандра и зима,
Летом – жизнь, почкованье и завязь.

Негоциант

Встаю спозаранку,
Раньше других открываю
Свой невзрачный ларёк,
Выставляю на витрине
Жевательную резинку,
Сигареты всевозможных видов,
Шоколадные плитки
И разные подобные товары,
И жду покупателей.
И так – каждый божий день:
Открываюсь первым,
Закрываюсь последним.
Это очень похоже
На ловлю рыбы.
Сигареты, жевательная резинка,
Шоколад и всё прочее –
Это моя наживка.
Вот и сегодня –
С семи утра
До самой полуночи
Я забрасываю свою удочку,
Но нет никакого клёва.
Нет никакого улова.

Разносчик горячей кукурузы

«Цхели симиди!», «Цхели симиди!» 1 , –
Эти слова
Вошли в мою плоть и кровь.
Эти слова
Я повторяю весь день –
С утра до позднего вечера.
«Цхели симиди!», «Цхели симиди!», –
Эти слова
Вросли в мои ладони,
Как и эти бидоны,
В которых я разношу по пляжу
Варёную кукурузу.
Изо дня в день,
Изо дня в день.
Эти бидоны стали
Продолжением моих рук.
«Цхели симиди!», «Цхели симиди!», –
Это всё, что я знаю,
Это всё, что умею на свете,
Это всё, чем могу
Позаботиться о себе и семье.
«Цхели симиди!», «Цхели симиди!», –
Эти слова
То и дело врываются в мои сны.
Эти слова
Стали моею сутью,
Состоянием моей души.
Это не я их выбрал,
Это они меня выбрали.
Из огромной колоды
Человеческих судеб.
Я вытянул именно эту,
Не самую лучшую карту.

*   *   *

Жду погоды у моря.
Чем не занятие?..

*   *   *

Море! Твои волны
Меня совсем достали.

*   *   *

Море! Да не волнуйся ты так!
Всё перемелется – мука будет.

*   *   *

Обоссали все море,
И удивляемся, что солёное.

*   *   *

Каждое лето
Я выбираюсь к морю,
Провожу с ним медовый месяц,
Потом возвращаюсь
В свой пыльный город,
Чтобы видеть море во сне,
Чтобы грезить о нём наяву,
Чтоб вздыхать и томиться
И чтоб тосковать по нему.

*   *   *

Глаза Айвазовского
Видели сердце моря.
Глаза Айвазовского
Видели душу моря.
И море с большим удовольствием
Позировало художнику.
Мои глаза
Скользят по поверхности моря.
Мои глаза
Не станут глазами моря.
Сердце моря
Для них закрыто.
И душу моря
Мне не дано постичь.
Море! Море!
Расскажи мне об Айвазовском…

*   *   *

Сижу и смотрю,
Как море
Методично себя очищает
От щепок, от грязи и мусора.
Море учит меня терпенью.
Тише, чайки! – Море проводит урок…

*   *   *

Когда Айвазовский умер,
Больше всех горевало море.
Оно вышло из берегов
И рычало, как раненый лев,
Затем улеглось поудобней
И долго-долго лизало
Свое неизбывное горе.
Но всё на свете проходит:
Море вернулось в свои берега,
Жизнь вернулась в обычное русло
И продолжилась.

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top