online

Грета Вердиян. Корабль-самоубица

ЛИТЕРАТУРА

По одноимённой пьесе Агаси Айвазяна

 Действующие лица:

Капдал – капитан корабля
Акки
Дока           — одноклассники
Банки
Матрос корабля

Действие — после экспозиции — происходит на корабле “Absolutorium” (“Средство спасения”)

                                               ==================

1

                       В школе выпускной бал. В свой класс вбегают одноклассники

Акки – (у доски) Давайте загадаем: кто кем станет? Я буду актрисой кино! (Пишет на доске)

           Ак-три-са ки-но… Ак-ки! Ура, у меня уже есть псевдоним: я — Акки! Ребята, я Акки! Ну, а ты, я знаю, любишь море, ты будешь (пишет) капи-таном даль-него пла-ва-ния, значит, твой псевдоним – Капдал!

Капдал – Согласен. Так и будет. И тебя с собой увезу в дальнее плавание.

Дока – (рисует корабль и — вслух) “Я нарисую мир. В нём твой силуэт. Ты для меня – кумир, ты мой счастливый свет”.

Банки – (рисует сердце, пронзённое стрелой, на сердце пишет “Дока”) Знаешь, ты, конечно, знаешь, как я в тебя влюблён.

Акки – Идём дальше. Ты мечтаешь стать доктором, так, пишем: Док… Дока! Ты у нас Дока!

Дока – Неплохо, пусть, Дока так Дока.

Акки – Ну, и с тобой нам всё ясно: обожаешь финан-сы, (пишет) о бан-ке мечтаешь, так-так… всё, быть тебе, значит, коротко – Банки.   

Банки – Банки? Ну, пожалуй, стерпится – слюбится, да, Дока? Одобряешь? Тебе нравится?

             Назови – послушаю… Ничего, Банки так Банки, идёт.

Дока – Как всегда, с Акки трудно не согласиться. Капдал, белый танец — за мной?

Акки – Друзья, мне – петь! Потом я снова – к вам. (Выбегает)

Банки – До белого ещё далеко, а пока – со мной (предлагает руку Доке, выходят)

             (Капдал рисует корабль, два спасательных круга, на одном выводит — “АККИ”, на  другом – “СРЕДСТВО СПАСЕНИЯ”-“Absolutorium”. И выходит на пение Акки).

                                     ==================

2

                                                  Годы спустя.

Капдал — (в форме капитана у оперного театра, у афиши — “Треугольник”)

О, не лети так, жизнь, слегка замедли шаг.
О, не лети так, жизнь, немного посочувствуй…
Мне важен и пустяк. Вот город, вот театр,
Дай почитать афишу… 
Позволь мне этот мир как следует запомнить.
И если повезёт, то даже и заполнить
Хоть чьи-нибудь глаза хоть сколь-нибудь собой…
О, не лети так, жизнь, На миг, но задержись…      (Л. Филатов)

                           Капдал в зале. Он взволнован голосом певицы. В антракте Капдала узнают и подходят к нему Банки и Дока.

Дока – Капдал! Я сразу узнала тебя.

Банки – Дружище! Надолго? Здесь, и не случайно: не стареет первая любовь, да?

Дока – Не стареет, нет…

Капдал – Мы стареем, Дока, а любовь в нас – вечное дитя.

Банки – Капдал, мы всего лишь взрослеем. А ты всё так же, вижу, любишь море!

Капдал – А ты всё так же любишь деньги?

Банки – Что делать, они меня любят! А я вот люблю мою Доку.

Дока – (неожиданно для Банки) Но я пока ещё не твоя.

Банки – Ты с цветами, Капдал? Ещё помнишь, какие любит твоя Акки?

Капдал – Акки? Она здесь? Где?

Банки – То есть, как где? На сцене, главную партию поёт твоя Акки!

Капдал – Она?!

Дока –. Ты заметил, она покашливала, но так, будто это по роли. Она теряет голос, очень страдает. Бедняжка, у неё болит горло… у неё рак горла.

Банки – Так ты пришёл не на неё? Случайно? Вот это сюрприз для нашей Акки! Так идём, пойдём сейчас же к ней.

Капдал – Постой. Потом. В конце. Я сам. (Протягивает цветы Доке) Оставь себе. Идите, я подойду… (Один)

О, жизнь моя, твой замысел упрям,
Смерть моя… всё, кажется, в ней.                                         
Господи, откуда столько драмы
В этой неизбежности ролей? 
“Гул затих. Я вышел на подмостки,
Прислонясь к дверному косяку…”
И крестом сколоченные доски
На моём привиделись веку.
Эта ось – вращение орбиты,
Очень скоро чашу поднесут,
Мы с Тобою, Боже, будем квиты – 
Тысячи биноклей не соврут.          (К. Самунджян)    

                                        =================

3

            На корабле. На двери каюты Капдала табличка – “Капитан”. Матрос, крадучись и озираясь, проводит “левых” пассажиров.

Матрос – Вы вместе?

Банки – Да.

Дока – То есть, нет. Так лучше, Банки, пусть отдельно. (Матросу) Считай, что мы не знакомы.

Матрос – Да мне всё равно. Лишь бы вы тут не шумели, тихо чтобы, понятно, да? Чтоб не узнал капитан. (Палец к губам) Потом так же тихо я высажу вас, понятно?

Банки – Как не понять: (палец к губам) тихо, чтоб капитан не узнал. (руку в карман) А мне заплатить сейчас или потом?

Матрос – Как вам угодно. Лучше сейчас.

Банки – (руку из кармана) Лучше потом, ладно?

Матрос – Ладно. (закрывает за ними дверь) Жадина, банкир чёртов.

                                             =================

4

Акки –   
Господи, позволь закрыть глаза и
Без боязни в тот же миг увидеть
То, что вижу, лишь глаза закрою, —
Господи, позволь передохнуть…
Мозг пожалей, а память не жалей…
Сохрани мне разум, но не весь:
Дай не знать, не ведать этой муки,
Дай забыться и остаться здесь,
Где слышны большой дороги звуки… (Д. Сухарев)

(Капдалу) — У тебя же была и другая жизнь помимо моря-океана?

Каптал – Нам об этом говорить не стоит. Та жизнь была лишь куском страдания. (включает музыку) Вагнер. Он неизменный спутник мой. Его душа созвучна моей. Он волнует само море. Облака снижаются, волны вздымаются, и в точке их слияния возникает Он.

Акки – В точке слияния страдания и счастья?

Капдал – Это как бунт Духа.

Акки – А в “Треугольнике” я пела…

Капдал – Ты прекрасно пела.

Акки – И ты тогда понял, что я нужна тебе?

Капдал – Я понял это раньше, когда ты не понимала, что я нужен тебе. Еще в школе. Помнишь бал выпускной? Уже тогда голос твой нёс в себе для меня мою судьбу.

Акки – И ты назвал нашу встречу в театре любовью?

Капдал – В театре встретились наши судьбы. А любовь возникла давно, прошла через годы и будет длиться вечно.

Акки – Где мы сейчас? Я раздваиваюсь: когда горло не болит, хочу бежать назад, на берег, в жизнь, когда приходит боль, я снова с тобой. Тревожно мне. Возврата нет?

Капдал – Нет. (обнимает её) Мы же с тобой всё продумали, пришли к согласию, верно?

Акки – Прости, с отдалившимся берегом, я чуть отдалилась…

Капдал – Посмотри сюда, в иллюминатор. Видишь, свет. Он нарастает – это Вечность.

Акки – Вечность? Я думала, это абстрактное понятие. Всё так изменчиво и скоротечно.

Капдал – Величайшая тайна – вечность. Всё остальное – пыль.

Акки – Знаешь, я хочу полюбить твою любовь ко мне, но…

Капдал – Но?

Акки – Но я боюсь. Мне страшно. Воды, пожалуйста. (достаёт таблетку, пьёт) От болей это. Мы разные с тобой, да?

Капдал – Разные? Предсказуемость ежедневности так утомительна. А конец, разве может быть разным конец? Мы вместе, и значит, одинаково выходим из игры. Из этого нелогичного, унизительного существования, к которому нас принудил невесть кто.

Акки – А мне хотелось бы ещё немного остаться в этой игре… весело, приятно, сладко…

            (поёт, прерывает, пьёт воду) Больно. Но не петь не могу (поёт)

Капдал – (на коленях, целует руки ей) Человеку ничто не даётся даром: боль твоя – плата, плата за красоту, за счастье таланта… ты же этого просила у Бога?

 Акки – Ничего такого я не просила. Хотя знаю, что многие просят.

Капдал – Но не многим даётся. Я просил. Свободы просил: Господи, я согласен на несчастье,   только дай мне счастье свободы!

Акки – Одновременное счастье с несчастьем?

Капдал – Красота, гениальность и счастье требуют воздаяния за себя. Я не смог отделаться   одним ухом, как Ван Гог. Дух мой не смог быть крохотной частью своего случайного   окружения, и он восстал. Как спасения ждал он встречи с тобой. Но приходили разные не-ты. Все золотые годы молодости сердца моего ушли на борьбу с сотрясением души, с ураганом страданий, с извержением горечи.

Акки – Бедный друг мой. Ладони мои в руках свидания с тобой, но что, если снова и я — не-я?   Золотые годы молодости моей были радостью и роскошью. Счастье моё лучилось светом жизни, и все, как бабочки, стремились ко мне! Метрополитен! Гранд-опера! Большой! И нигде я не была частью окружения, нет, окружение было частью меня. Я парила на своём голосе, как на ковре-самолёте, и нет, счастье моё не давало согласия на несчастье.  (поёт; голос ломается; пьёт таблетку. В дверь стучат, входит Матрос)

Матрос – Капитан…

Капдал – Говори.

Матрос – Прилив усиливается, нас относит на берег.

Капдал – Берег?

Акки – Берег!

Капдал – Ни в коем случае!

Акки – О, счастливый случай!

Капдал – Только в море!

Акки – Только бы на берег!

Акки и Капдал – (вместе) Там, там – спасение!

Матрос – Подойдем к берегу, дождёмся отлива.

Акки – Да, к берегу, только к нему!

Капдал – Нет, только в море, в его стихию! Там с ним договоримся…

Матрос – С кем, капитан?

Акки – Я передумала, прости меня!

Капдал – Я всё продумал и за и ради тебя!

Акки – Здоровье вернётся там, я буду петь!

Капдал – Болезнь одна у нас: у тела – твоя, у души – моя.  Ты согласье дала, о счастье – мы вместе уйдём!

Акки – Прости, я глупа, но судьба нас умней! (Матросу) К берегу скорей!

Матрос – Капитан?

Капдал – Идём! (выходят)

Акки – Берег! Каким коротким оказался ты в жизни моей. “Впереди берег вечности”… Но там нет оперы, нет аплодисментов. Моё крушение ты называешь спасением. Меня любил ты без меня. Нашёл… но только как друга для гибели: моя боль стала облегчением боли твоей. Единая боль – это и есть любовь? А думалось, что любовь – это радость.

Капдал – (перед входом в каюту)
Ты видишь, Боже, как горько я плачу.
И солнце мне горько, и луна.
Любовь растеклась в летаргическом горе.
О, коснулся бы киль глубокого дна.      (А. Рембо)

           (входит) – Нам необходимо 9 баллов, чтобы курсом — прямо в нутро моря! Он это понял!

Акки – (напряжённо) Кто это — Он?

Капдал – Морщинистый лоб буревого моря!

Акки – Оно же разобьёт нас о берег… Берег! На берег!

Капдал – Спокойно, любимая, мы идём выбранной дорогой.

Акки – Дорогой? Выбранной? Но не мной! Матрос твой, бедный, рулевой, он об этом знает?

Капдал – Пока не совсем. Он направляет корабль на остров Великого блаженства.

Акки – Которого на карте нет?

Капдал – Тебе его жалко. Но он спасётся – ведь кроме руля Бог ему ничего другого не дал.

Акки – Спасение! Какое прекрасное слово! (кидается к нему) Давай передумаем, давай назад, я буду петь, а ты…

Капдал – Ты делай всё, чего тебе хочется, ты свободна. Пой, пой, любовь моя!

Акки – Свободна? Любовь? Ты… (задыхается, запивает таблетку от боли, слабеет)

Капдал – (подхватывает её) О, великая обманщица – надежда, она ещё не оставила тебя.

Акки – Я не забыла лицо счастья… когда я пела…

Капдал – Ты оставила свой голос в крохотном мире бытия – в этом твоё счастье. А мне надо   было напряжённо выхватывать его из сплава счастья и несчастья. Безумно много сил   моих ушло, одно страдание осталось. Мой уговор с творцом был строг… Ревёт! Ты             слышишь, рёв ветра становится сильнее! Он на моей стороне! Он наш спутник!

Акки – Ветер?

Капдал – Дух его! Он наберёт силу, как протест глухоты Бетховена! И обнадёжит нас. Ревёт   сильней! Ты слышишь, грохочет как!? Он берёт с собой всё!

Акки – Он заберёт мой голос, наше счастье, и это твоё ликование, безумец… Ты безумен?

Капдал – Безумен я? Но это же он орёт, ревёт и воет — плачет, как я… Ты не слышишь?

Акки – Я не выношу шума…

Капдал – А ты прислушайся – в него впечатано наше с тобой решение.

Акки – Твоё решение… (Капдал обнимает её… в движениях танго)

Капдал – Не страшись, любовь моя, мы вместе, и счастье наше с нами. Всё прошлое было лишь прелюдией к нему…
“Небо плачет от твоих воспоминаний.
Столько было необдуманных скитаний.
Наше танго раны рваные залечит.
Слёзы падают с высот тебе в ладони.
Хватит пить из чаши жизненных страданий —
Улыбнись, мы миру о себе ещё напомним.  (Э. Мхитарян)

                (Рёв моря ей невыносим, Акки зажимает ладонями уши)

Там, в королевстве призрачных глубин
Построю замок грёз моих беспечных…
И счастье в замке этом будет вечным
Его сполна нам хватит на двоих…

Мы убежим в крушенье кораблей
В русалок крики над лихой волною
И утонув душою неземною
Исчезнем вместе с памятью о ней…

Мы скроемся от суетной среды
От слов пустых в мелодии молчанья
Где ноты безвоздушного звучанья
В симфонии невиданной воды…

От мыслей, что отбрасывают тени.
Мы скроемся от взоров тех людских,
В лучах неподражаемо иных.
В мерцаниях чешуйчатых творений…

И в колыханьях водного вселенства
Перебирая плавниками снов
Среди песков затопленных Миров
Мы явимся — желанием блаженства…

И никогда… Никто… На этом свете
Нас не найдет и не забросит сети…
И Нас с Тобой утопленных в Любви
Не выловит из штормовой волны…     (К. Самунджян)

                  ===============

                       6

(входит Матрос)

Матрос – Капитан, мы не справляемся с приливом, нас сносит на берег.

Он – Нет! Нет, я приказал тебе: только в самое сердце моря!

Матрос – Сердце? Ты шутишь, капитан, а нам серьёзно надо переждать, пока…

Акки – (Матросу) Да-да, переждать, переждать. (Капдалу) Пожалуйста, ничего не изменится, мы только немного переждём.

Матрос – (на взмах ему руки капитана: “вон”) Есть, капитан. (уходит)

Акки – (продолжает) Спаси, прошу тебя. Ты же не хочешь, чтобы наши тела попали в кучу мусора на дне…

Капдал – На дне? Это здесь мы на дне. Барахтаемся в нечистотах низменных обстоятельств.

Акки – А где мы сейчас?

Капдал – Судьба подсказывает нам…

Акки – Судьба навязывает нам. А Матрос? Ты о нём подумал? Его судьба к нашей не имеет отношения.

Капдал – Подумал. И пожалуй, уже пора. Пойду распоряжусь. (выходит, запирая за собой) 

   ================

                                                           7

Судьба моя,
Ты соткана из тысячи печалей,
Из сорванных в начале откровений,
Из струн любви, из слов миротворенья,
И из всего, чем нас с тобой венчали.
Судьба моя,
Ты заблудилась всуе,
Под солнцем знойным высохла веками,
И ангел ли в ней вновь тебя рисует
Холодными и мокрыми штрихами.
Судьба моя,
Ты соткана из мира предсказаний,
Из горечи несбывшихся стремлений,
Из нерождённых мною поколений,
И неба заблудившихся скитаний.
Судьба моя,
Пустынными ветрами
Глаголешь ты из прошлого, былого,
В переплетеньях траура земного,
С молитвою и плачем за плечами.
И там, среди грядущего ухода,
Средь стрелок замирающих вращений,
Ты сотворишь мелодию прощений
Под колокол немыслимого свода.
Судьба моя,
Ты сотворишь последнее желанье
Моей души перед полётом в Вечность,
Когда её незрелую беспечность
Вдруг озаришь лучом воспоминанья.
Судьба моя,
Ты соткана из тысячи печалей… 
                                            (К. Самунджян)

Матрос – (входит) Северный ветер сносит нас с курса! Капитан, надо…

Капдал – Надо, чтоб ты остался жив, чтоб вернулся к семье.

Матрос – Надо, чтобы мы остались живы, капитан.

Капдал – Хочу, чтоб как всегда: чтоб ты мне поверил.

Матрос – Прикажи, капитан, — тут же прыгну за борт.

Капдал – Этого сейчас как раз совсем не нужно. Я приказываю тебе спустить себе шлюпку и направиться к берегу.

Матрос – Как? Оставить вас? Корабль – без руля?

Капдал – Ветер заменит тебя у руля.

Матрос – Не время шутить, капитан. Вы хотите остаться вдвоем? Но я не мешаю вам.

Капдал – Выполняй. Это мой последний приказ тебе. 

Матрос – Воля твоя, капитан, но… (озирается по сторонам)

Капдал – Что? Что-то тревожит тебя? Я провожу.

                                                     ================

                                                           8         

Капдал – (возвращается) Теперь мы одни.

Акки – Мне страшно, Капдал, мне страшно. Я даже о болях своих забываю.

Капдал – Страх души сильнее страданий тела. Тело наше хочет существовать. (достаёт шампанское)

Акки – Мне нельзя.

Капдал – Теперь уже можно.

Акки – (сквозь кашель) Он, корабль твой, может доставить нас на берег…

Капдал – Может. Доставит. На мой, на наш берег. Наши тела никогда ещё не были столь близки.

Акки – Но души наши далеки. Наша встреча не стала для нас счастливой: не я тебе – ветер поёт. (слабо вторит ветру) Лебединая песня моя чью-то, не мою, любовь зовёт.

Капдал – Мою, родная, мою ты зовёшь любовь голосом своего оставленного мира.

(Банки подходит к двери, хочет постучаться, но… прислушивается)

Капдал – Наша встреча была для нас неизбежной. Все годы мои я шёл к тебе.

Акки – Мы встретились – каждый в своём несчастьи.

Капдал – Я люблю и твоё несчастье.

Акки – Лучше бы — счастье.

Капдал – Оно твоё прошлое: среди поклонников, в роскоши цветов, под легкомысленным   светом коварных прожекторов. Мы должны были быть вместе давно, до твоей оперы.

Акки – Наша любовь – любовь наших несчастий? Это наше настоящее?

Капдал – Это наше будущее.

Акки – “Неслаженность аккордов на устах двух говорящих”… Ты безумец. Ты так бесконечно веришь в вечность?

Капдал – Все только в неё и верят.

Акки – (напевает) Хочется петь. Не получается. Ухо моё слышит только хрипы в горле.

Капдал – Подставь ухо ветру. Скоро он погрузит нас в великую песнь вечности.

Акки – Но самоубийц туда не пускают.

Капдал – А я скажу им — ветру, морю и вечности, что мы — сбившиеся с пути путешественники.

Акки – Как больно: ведь нам нет ещё и тридцати (задыхается)… пилюли эти уже не помогают.

            Не успели родиться, а смерть уже – в спину. И безнадёжность… такая глупость.

Капдал – Оставь пилюли, мы вместе, с нами наша любовь.

Акки – С нами твой корабль…самоубийца… только он не знает об этом.

Капдал – Знает. У него душа есть, как и у моря. Он друг мой, он знает то место, где должен    погрузиться в пучину… Я искал тебя для жизни, а нашёл вот — для смерти.

(Банки вздрагивает, шарахается от двери, бежит к Доке)

“В необъятной поэме, утопленником,
преданным вечной проблеме,
поплавком озарённым задумчиво плыл”… (А.Рембо)

Акки – Если бы мы вернулись, я написала бы оперу “Корабль-самоубийца” и исполнила бы в   ней главную партию.

Капдал – Так и есть: я пишу для тебя нашу оперу, и ты в ней – главная партия.

Акки – (поёт) Неуёмная боль … исход…
                      За плечами — извечная пропасть
                      Что пред Гением мой аккорд?
                      Что пред Богом моя неловкость?

          Что пред голосом тишина,
          Если память молчать не смеет?
          И какая, скажи, вина
          Одиночеством не болеет?

          Омывает беда-река
          И минуты, и дни, и годы…
          Расскажи мне, Закон природы,
          Где беспечные берега?

          Унеси, унеси за край,
          В зазеркалье печали прежней,
          Где сгорю я звездою вешней,
          Высотой, что обрящет рай.          (К. Самунджян)

                                                           ==============

                                                           9

Банки – (вбегает, лицо кричит, голос шепчет) Дока, ужас! Они – самоубийцы! Мы на корабле – самоубийце! Никого, кроме нас, на нём нет!

Дока – Как нет, а Капдал, а Акки, а Матрос?

Банки – Матроса нигде нет, а они – самоубийцы: корабль этот их — неуправляем. Дока, мы погибнем…

Дока – Не суетись, Банки, Капдал романтичен, да, но не безумен же.

Банки – Безумен, он безумен! Я всё слышал… Не могу простить себе, как я ввязался в эту твою авантюру: сюрприз, видите ли, старому другу.

Дока – Прости, не то получается, что, если он – самоубийца, то я… убийца, что ли?

Банки – Час от часу не легче… что делать, что делать?

Дока – Я, я… сама не пойму – запуталась в сетях…

Банки – Интересно, в каких это таких ещё сетях?

Дока – В сетях любви, Банки, я люблю…

Банки – И я люблю, но сейчас мы должны подумать о нашем спасении.

Дока – Если ты дослушаешь меня…

Банки – Некогда, понимаешь, некогда! Спасёмся если – дослушаю, потонем если – мать моя не переживёт. У меня ещё уйма дел дома. Пойдём к Капдалу (тянет её за руку), пойдём, объяснимся, потребуем спасения.

Дока – Потребуем? Он нас не приглашал, мы сами…

Банки – Сейчас это неважно… (выходят, видят Матроса) Матрос! Как хорошо, ты здесь, я, я заплатить тебе хочу.

Матрос – (весь мокрый, в дрожи) Не до этого, оставь, не надо.

Банки – Послушай, я больше дам, ты только спаси нас! Дома потом ещё больше дам!

Матрос – Мне надо к капитану.

Банки – Нет-нет, постой, не ходи к нему, послушай, он – самоубийца, и корабль его тоже.

Матрос – Чего ты мелешь?

Банки – Я подслушал, нечаянно, он – самоубийца, поверь, и корабль его…

Матрос – Чушь, у него тут подруга его, жена…

Банки – Вот именно, и она, и ты, и мы – все мы — жертвы его корабля-самоубийцы. Я сам всё слышал! Нам надо спасать себя, ты понял?

Матрос – Погоди, про вас-то он ничего не знает, а меня, выходит, он хотел спасти, значит — не убийца, а что сам себя… это дело личное. И подругу с собой? Их вместе дело. Понял я: нам надо спасать себя. Но как? Шлюпка переворачивается сразу, я вот еле   доплыл назад.

Банки – Значит, нам надо захватить корабль.

Матрос – Как? Я служу ему давно верой и правдой.

Банки – Вот и сейчас послужи ему, ещё и спасибо потом скажет, одумается когда. И подруга его тебе благодарна будет. Давай, Матрос, свяжем его и доберёмся до берега.

Дока – Связать Капдала? Банки, ты с ума сошёл?

Банки – Дока, любовь моя, ты не владеешь ситуацией, я тебе дома всё объясню.

Дока – Нет, это я тебе, Банки, всё разъясню, и не дома, а сейчас… думала, сюрприз ему   сделать… я же люблю его, Банки…

Банки – Замолчи, Дока, молчи, потом…Что? так вот в чём секрет сюрприза? А я, дурак?

           Повёлся? Любовь глупа, ей мысли не нужны, она не размышляет. Боже мой, прости меня, мама, говорила ведь, а я не слушал.

Дока – А ты меня прости, Банки.

Матрос – Я, ребят, закоченел. Вы тут пока разберитесь, кто кого да чего, а я – к капитану,   поговорю с ним.

Банки – Нет, Матрос, нет, если хочешь увидеть жену свою и детей – нет! Вместе войдём. Свяжем его, и ты поведёшь корабль домой!

                                             =================

                                                           10

Капдал – (на коленях перед Акки на диване)

Ты – голос бури, ты – звезда, пока живу – тебя люблю,
Когда умру – с тобой сольюсь, я за тебя — тебя благодарю.
У моря – звуки органа: сам Маэстро по тебе молебен служит,
Под токкату Баха плачу по тебе я…
Миллиард моллюсков фосфорическим светом
Осветит тебя, печаль мою, в морской глубине.
Тело — оно прозрачное, я в паутине вен,
 И что-то во мне невзрачное творит этот горький плен.
 Шествие происшествия — рвётся души струна.
 Там, на границе – следствие, бедствие и… тишина.          (К. Самунджян)

          (Покрывает её шалью. Дверь распахивается от ветра. Сквозь пелену глаз он видит   вошедших… ошарашен) — Что такое? Как? (Матросу) Что это значит?

Матрос – Виноват, просились сильно, уверяли, что знают вас и сюрприз вам сделать хотят.

Капдал – И сделали, как же, сюрприз…

Банки – Ты не рад нам, Капдал? А я думал, ты сразу поймёшь…

Дока – Я, я, я всему виной. Это я хотела очень, чтоб ты увидел меня, Капдал!

Капдал – (Матросу) Тебя за борт надо было, а не в шлюпку – домой.

Дока – А где она? Где наша Акки?

Капдал – (показывает на диван) Не дождалась меня… ушла. Внутренняя судьба сильнее   внешней. У каждого она – своя. Но вас я не звал, и не знаю, что мне сейчас с вами делать.

Банки – Ничего. Мы сами знаем, что нам делать. Что с тобой нам надо сделать… (кивает Матросу, мол, пошли).

Дока – (кидается к Капдалу, защитно выбросив руки в стороны) Они связать тебя решили, чтобы направить корабль к берегу.

Капдал – (смеётся, всё громче, со слезами) Слышите, ревёт как? Он уже связал нас всех   вместе. Она одна (снимает покров с Акки) спаслась, меня не подождала. Ради неё я    пощажу вас всех. Матрос, спусти мою шлюпку и живо, все отсюда – вон! Слышишь, Матрос, быстро, вон!

           (Матрос вывел Банки с Докой. Капдал опустился перед Акки, плачет)

                                                  =================

                                                                 11

Дока – Капдал…

Капдал – Что ещё там такое?

Дока – Я вернулась.

Капдал – Ты кто?

Дока – Я жизнь твоя, Капдал. Я люблю тебя.

Капдал – Я смерть, меня никто не любит.

Дока – Жизнь тоже любят не все.

Капдал – Чего же ты, Жизнь, от меня, Смерти, хочешь?

Дока – Спасения! Корабль твой есть средство моего спасения. (приближаясь к нему) Прошу   тебя, любимый мой, пойдём, стань к штурвалу. Мы смерть отложим до поры. Земле   предадим нашу Акки. Меня оставишь и… вернёшься, если захочешь. (поднимает его, за руку выводит, подходят к штурвалу, она прячется от холода под его курткой на груди у него) Так хочется жить! Пусть исход решит судьба – твоя или моя, или наша.

Помнишь, каждый из нас хотел стать кем-то?! А суть в том, что все надежды наши вращаются вокруг любви. Спасибо, родной мой. Я — Жизнь, и я люблю тебя!

Капдал – Спасибо, Доки. Но я давно уже Смерть. И я не люблю… никого не люблю. Но я спасу  тебя, спасу Жизнь: ведь я понял, что спасу вас всех. Я вижу: поток жизни так силён и обилен повсюду: в небе, в ветре, в море, под землёй и на земле. А я видел лишь лицо своих страданий. (Ветер всё тише и тише к концу)

Дока – У тебя, родной мой, синдром разбитого сердца.

Капдал – Угадала, доктор. Говорят, Смерть – служанка Жизни. Так я послужу тебе, Дока. Ты – незаслуженная мной вспышка в жизни моей, счастливая случайность. Думал, умру – начну опять сначала… Я прилагал столько усилий найти своё счастье.

Дока – Ты ждал долго, подожди ещё немного: логика обстоятельств иногда побеждает логику намерений.

Капдал – Не иногда, всегда…
Слова, как взрывы, так, между прочим, —
Обидой мы опалены,
И в состоянии войны
Мы умираем каждой ночью:
То влюблены мы, то любимы, 
Но все осколками ранимы     
С какой-то лунной стороны.    (К. Самунджян)

 Дока – Берег! Капдал, берег! Я вижу берег!

Капдал – Призрак это, призрак…

Дока – Мы спасены, Капдал, я вижу берег!

ГРЕТА ВЕРДИЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top