online

Гоар Рштуни. Цена веры

 ЛИТЕРАТУРА

 

 ЦЕНА ВЕРЫ

Многоактная пьеса о крещении Руси

Документальная Интерпретация

Время действия – последнее десятилетие десятого века.

 

Действующие лица:

Гричи: (писцы)  

АСОХИК (Степанос Таронеци) известный историк-летописец жил во второй половине Х в. и в первые десятилетия XI в.

ПРОСТОЙ ГРИЧ его помощник,   25 лет

ВАСИЛЕВС, император Византийский ВАСИЛИЙ II из Македонской династии, 30 лет

КОНСТАНТИН, его брат, 28 лет

Багрянородная принцесса АННА, сестра императора, 26 лет

ВЛАДИМИР, князь русов, 28 лет

ВАРДА СКЛИР  бывший евнух-правитель при дворе  

ВАРДА ФОКА-мл. племянник императора Никифора Фоки                                     

Священник Алексий

Старцы первый, второй, иудей

Грек-философ

Дружинники, гонцы, служанки Анны.

 

 

Действие первое

Место действия Хладцорская обитель, Армения.

Келья. Сидят АСОХИК и ПРОСТОЙ ГРИЧ за столом. На столе две чаши вина , скудный монастырский ужин. Вкушают по случаю очередного церковного праздника,

 

АСОХИК  Пожалуй, хватит отдыхать.
Пора историю писать.
Давай начнём…

ПРОСТОЙ  ГРИЧ С кого начать?
Сплетений много, Степанос!
С трактирщика Кротира?

АСОХИК А что трактирщик! Разве виноват,
Что дочь такой красавицей была?
Красавицей, умноженной на хитрость,
Сумела ведь Романа обольстить,
И настоять на браке!
И надеть корону!
И к тому ж
Двоих мужей на трон сумела возвести!
Все знали, насколько хороша была она!
И обольстительная дочь Кротира из Армении,
Трактирщика простого
Всех поражала красотою и умом.
А уж насколько честолюбьем выделялась!
И порочностью своей!
Вскружила голову, когда Роман
Гулял и пил в трактире
потом убить хотела!
Любовь толпы легко в презренье переходит!
Армянские гвардейцы преданно ему служили…
Но постоянно на Востоке воевал,
Кого-то завоюет, кого-то усмирял…
А царица?
Нельзя пустое место рядом оставлять!

АСОХИК А Феофано сердце всё же

ПРОСТОЙ ГРИЧ Или вновь?
Отдала другому,
Тоже армянину…
Вокруг иль греки, или же армяне были…
В стране ромеев, Византии,
Среди греков,
Средь императоров
Армян немало было, умели воевать
И трон им доставался.
За ратный подвиг, мужество в бою!
Пожалуй, трон походы сохраняют.
Правители не потому ль
Так любят войны разжигать?
А этот армянин был низенького роста,
Цимисхий, «башмачок» из рода Куркуасов…
Он был хорош собой,
Вдовец и молод, и всего за сорок…
И храбрый и отважный полководец…
Никифор же давно развалиною стал…
Хоть покорил он Киликию,
Прогнав арабов,
Почти всю Сирию держал под властью Василевса…
Рассудок от любви нельзя терять,
Не любит власть такое…
От ревности Никифор пригрозил ужасное:
Двух сыновей распутницы
Страшнейшим наказаньем наказать:
– Я покорил немало войск чужих,
И много варваров пленил! – он говорил.

ПРОСТОЙ ГРИЧ  Оскопить хотел?
Всё ж лучше, чем убить…

АСОХИК Да, оскопить! Ничуть не лучше!
Чтобы наследников не мог иметь!
Но он поклялся патриарху и Синклиту! –
Что детей не тронет!
Хотя презренья евнухи не знали никогда,
Зато и власть в руках держали…
И Феофано с молодым любовником
Убить его решили…
Цимисхий, сын сестры Никифора,
Он убил его…
Так рвался к власти,
Телесных наслаждений не чураясь,
Сверх меры напиваясь на пирах…
И он её сослал на остров, а она сбежала.
Так Феофано стала не нужна…
Тогда в Армению отправил он её,
В далекую из фем, в Армениаки,
Возможно, Трапезунд,
В какой-то монастырь в горах.
А из Армении никто
не смог бы убежать,
По бездорожью и горам…
Но морем, видишь, добирались…
Как же давно всё это было…
Армения и море… (мечтательно)
– Десятый век, другие времена…

ПРОСТОЙ ГРИЧ  А дети Феофано?
Дочь с собой она взяла,
А сыновья остались во дворце.
Народ, конечно, прелюбодейку осудил.
И песня до сих пор жива,
Видать немало их таких на белом свете!
«Иль испытала ты усладу </em
в убийстве мужа своего?
Жалей о юдоли печальной,
что в поцелуях обрела»
А Константин с Василием
В забавах византийских выросли,
Цимисхий умер от чрезмерных возлияний,
Порочных связей пленник был…

ПРОСТОЙ ГРИЧ А принцесса Анна?
– Германскому наследнику чуть было
Не отдали девчушки руку,
когда ей было
всего четыре года с небольшим…
А жениху тринадцать лет!

ПРОСТОЙ ГРИЧ Тогда делили – обретали королевства-царства
не только войнами…
– Но Василевсом был тогда Фока Никифор,
И он решил иначе.
Воспринял как насмешку. Дал ответ:
– Для иноземца нет у нас принцесс,
Порфиродных по рожденью!

ПРОСТОЙ ГРИЧ  Я слышал, кому-то даже подменили Анну
Похожей девушкой!
Да не раз! Любимая забава!
Находят девушек похожих,
В тот раз, кхе-кхе, послали Самуилу, королю булхаров.
А те узнали и поплатился митрополит Себастии…
Сожгли его с вязанкой хвороста…

АСОХИК  И не поймёшь, чего там больше
Со всех сторон желали,
Что влекло: Византия или Анна!

ПРОСТОЙ ГРИЧ  И слава богу!
Что сватали всё больше христиане!

АСОХИК  Пожалуй, христиане воевали по-другому…
Молва неслась, что рядом русы оказались.
Язычники, жестокие и храбрые,
Вошли в Константинопольскую гавань…
Но всемогуща риза Богородицы!
Поднялись волны, буря поднялась
И потопила корабли врага.
200 кораблей, не шутка…
Те русы даже попросили Фотия крестить их,
но позабыли крест.
Прошло немало битв, где Византия победителем была,
Ведь Рим был избран Богом!

ПРОСТОЙ ГРИЧ Не томи, Cтепанос, а сыновья?

АСОХИК Василий вырос, почувствовал себя царём,
Другого евнуха, не Врингу, а Василия  Нофу,
Хозяина дворца сослал,
Всё отобрал, что тот нажил…
И стал царём, в поход отправился,
С болгарами сошёлся в битве…
И чудом еле спасся, всех перебили.

ПРОСТОЙ ГРИЧ  В такое время смутное
Легко на трон взойти,
И все стремятся к трону.
Под флагом «одолеть врага»…
Ты должен побеждать врагов,
Иначе узурпаторов не счесть!

АСОХИК  Когда-то друг из Грузии, Давид,
Отборных воинов послал, на помощь,
А теперь он против Василевса воевал.
Нет, не поймёшь людей, то друг, то враг тебе…
Вокруг – всегда царили войны,
Но если враг внутри – он никогда не дремлет…
Любили Анну братья, а замуж надо отдавать!
И время далеко ушло, минуло двадцать пять!
Кто только не посватался к принцессе византийской!
И вдруг во все дворцы
Весть принесли гонцы:
За руса Василевс отдал сестру!
И немца Оттона отмёл, болгара Самуила,
Французов даже не пустил он во дворец…

ПРОСТОЙ ГРИЧ – А как же, тавроскифами их звали!
Ромеи презирали варваров-язычников!
За собак считали!

АСОХИК И даже хуже! Брак с язычником
Мерзейшим делом мог считаться для праведных ромеев!
Сын Святослава, воины его, в Болгарию вступив,
Закалывали в честь своих богов всех пленных –
И мужчин, и женщин, в Дунай бросали.
Младенцев не жалели, изверги!..
Однако Василевс лишь выгоды свои
И интерес страны учёл,
Вокруг мятежники, на помощь русов он рассчитывал,
Огромная держава, как ни говори!
Прислал дружину, тысяч шесть,
А воины они что надо!
Боялся император под носом рать держать чужую,
Как в спину нож, что и говорить…

ПРОСТОЙ ГРИЧ:  Это называется оказание военной помощи соседней стране по просьбе её Правительства с использованием «ограниченного воинского контингента».
Небезопасная затея! Но мятежники почти в проливе были!

 

Действие второе

Место действия – Константинополь, Ромейская империя (Византия)

У полога императорского стоят братья ВАСИЛИЙ и КОНСТАНТИН.

 

АННА (с распущенными рыжими волосами) обращается к братьям:
О, брат мой,
Неужели варвару и дикарю,
Язычнику достаться я должна!
Пощади сестру! Ты слышал?
Византийские купцы из Киева приехав,
О страшных киевских грехах поведали: все капища в крови…

ВАСИЛЕВС – Владимир покорил народы, племена!
Они его считают богом!

АННА Любимый брат! Язычник–многоженец!
Как христианка, о верности супружеской
я мечтаю с юных лет!
Пять жён и восемьсот наложниц у него!
Родного брата Ярополка  он убил,
Его жену себе присвоив!
А как с варяжскою княжной Рогнедой обошёлся!

ВАСИЛЕВС   Сама виновна, слишком дерзко отвечала!
Рогнеда отвечала: «Не хочу разуть робичича»!
Намёк на то, что от рабыни был рождён Владимир!

АННА  О, брат мой! На глазах родителей Рогнеду он насиловал,
Как это не дикарь? Затем родителей убил!
Язычник он, дикарь!
Мы христиане! А всё равно робичич он, рабыни сын!

 

(Воцарилась тяжелая тишина. Слушая сестру, Василий нервно мял подбородок — это был верный признак нелегких размышлений).

ВАСИЛЕВС  В сторону: Враги нас окружили, войско ослабело,
Союзник сильный нужен нам!
Когда-то победил Цимисхий Святослава,
Но сегодня в опасности ромеи!
Как же быть? Сестра права, дикарь и многоженец!
Фока идёт с огромной армией!
В Хрисополе уже!
Нас разделяет лишь пролив!
Всего лишь!
Что делать?
На помощь иностранца лишь надеяться мы сможем!

КОНСТАНТИН Тогда вели послать гонцов!
Подумай, брат и василевс!
Плата может неподъёмной быть!

ВАСИЛЕВС Ты думаешь, землёй?
Посмотрим!

АННА О, брат мой! Язычникам злой рок назначен провиденьем!
Писанье вспомни ты святое!
А символ нечестивого народа – осёл, враждующий со всеми на земле.
И дикий, и плохой! Неукротимый зверь!

один из придворных клириков, пытаясь угодить царю, сказал в тон Анне словами Писания:

 

Священник – О, царь порфирородный!
Коль Писанье вспомнили,
«Нет ни эллина, ни иудея.
Обнажит Господь мышцу Свою пред глазами всех народов, и они послужат Ему».
Народу нужен этот брак!

ВАСИЛЕВС   Прикуси язык! Всевышнему ведомы всякие пути.

 

АННА возвела глаза на Василия. Он сидел на троне, как обычно, несколько наклонившись вперед, широко расставив локти и опираясь пальцами на бедра. Лицо молодого царя было отмечено утонченной красотой матери: идеальный овал с высокими скулами и упругим подбородком оживляли на удивление ясные голубые глаза, острый взгляд которых выдавал властную и энергичную натуру. На золотисто-смуглом лице резко выделялись изогнутые собольи брови, что вместе с красиво очерченными ноздрями тонкого носа с горбинкой говорили об армянской родословной царя. Весь вид Василия поражал мужественной красотой, удивительно гармонировавшей с внутренней силой и христианской одухотворенностью. Маленькие усы, небольшая курчавая бородка, окаймлявшая лицо Василия каштановой бахромкой, заправленные за уши пряди коротко стриженых вьющихся волос придавали Василию юношеский вид. Царя украшала невысокая драгоценная корона – стема со свисающими бриллиантовыми подвесками-перпендулиями. Молодой Василевс был невысок ростом, однако статен и силен. Когда он надевал легкую короткую тунику-скарамангий, то своей удивительно пропорциональной фигурой напоминал античную статую. В годы ранней юности не одна красавица была завоевана этим новым Давидом, пленявшим женщин благородной красотой и военной доблестью.

ВАСИЛЕВС   Что скажешь, Константин?

АННА перевела взгляд на второго брата.

КОНСТАНТИН VIII сидел, выпростав спину, от чего этот, действительно рослый мужчина, выглядел значительно выше брата. Младший брат Василия очень смахивал на отца: он напоминал могучего воина-варяга, каких было много в императорской гвардии. Своей внешностью он резко отличался от Василия, трудно было поверить, что в жилах братьев течет одна кровь. Во внешности КОНСТАНТИНа не было ничего от утонченной красоты и привлекательности матери. Впрочем, он, как и его отец, был хорош собой. Однако его внешность не производила особого впечатления.

КОНСТАНТИН: – Наш трон в опасности,
Ромея жить должна в веках!
Раскольники вплотную подступили…
Владимир обещал нам помощь,
Воинственный потомок Рюрика,
Языческой державой правит он,
«Тот, кто владеет миром» это имя означает.
Славяне и варяги, известно, преданны вождю,
Презреньем к смерти отличались…
Священна воля Василевса!

ВАСИЛИЙ: – Анна, сестра! Единственная наша!
Бог обратит тобою русов в покаяние,
А Греческую землю ты избавишь от лютой рати!
Не видишь, сколько зла Русь сотворила грекам?
И ныне, если не пойдешь,
Всё то же  – сотворят и нам,
А Константинополь должен вечным быть!

АННА  Словно в полон иду, мне лучше умереть!…
О, брат любимый! Сын рабыни сделает меня
Рабой ненужной, он чужой по вере!
Как я могу с чужим по вере,
Не знающем Христа, как за него пойти?
Его женою стать…

ВАСИЛИЙ Чужой?
Единоверцем должен быть твой муж!
Его мы окрестим и примет нашу веру!
Лишь только выполнив условье окрещенья,
Посягнуть может на тебя правитель русов!

Он перевел вопросительный взгляд на сестру, и АННА лишь едва склонила голову: что Василевс решит — тому и быть, даже если ей придется стать женой нелюбимого и варвара. Таким был молчаливый ответ Анны.

ВАСИЛЕВС  Тебе Невестой князя быть!
Так я решил! Народу объявите!

АННА (в сторону)  Как я могу с язычниками жить?
Но волю Василевса, волю брата не смогу сломить,
И подчиниться я должна!
И русы, и булхары,  и половцы и печенеги,–
Все скифы, тавроскифы – варвары!
Жестокие расправы с пленниками из уст в уста передают!
20 000 булхар на колья посадить!
В огонь детей бросать! Не вмещает разум!
Не знал пощады князь,
Как будет он со мною обращаться?
Дед, Константин Багрянородный, предостерегал, я знаю:
Ничто не служит оправданьем брака
принцесс порфирородных с варваром любым…

ВАСИЛЕВС (В сторону): Но тянуть я буду, а потом…
Возможно, не отдам сестру за дикаря…
Стянув войска,
Мятежников разбив,
Смогу я уберечь сестру от варваров и блуда….
Сначала пусть народ свой окрестит,
чтоб с варварами дела не иметь…

КОНСТАНТИН А может… подменить сестру?
Кого-нибудь послать,
Не видел рус сестру – принцессу нашу!

ВАСИЛЕВС  А что, идея!
Рыжую такую же найти,
Вели искать средь горожан!

(Кто-то подслушивает и убегает со сцены)

 

Действие третье

ВЛАДИМИР с представителями и царём:

 

ВЛАДИМИР  Мы помощь обещали и прислали
Великую дружину биться за Царьград!
Взамен принцессы Анны! Взамен помолвки,
Ромейский царь нас, русов, обманул!
Рогнеду же, которая замыслила меня убить,
я за руку поймал!
Но не убил, чтоб Анну не тревожить кровью!
Лишь в Полоцк выслал, а сыновьям уделы дал!
По-христиански поступил!
А ведь Рогнеда много лет назад унизила меня!
Робичичем назвав, простолюдином!
Теперь я Анну приведу в мой княжеский удел,
и коронуюсь!
Палаты я отстроил для неё!
А жду я, как Василевс наденет на меня корону,
Диадему царства!

ВАСИЛЕВС  Но, князь, сначала должен ты креститься,
Ты в нашу веру обратиться обещал!
Принять её, и жить по ней!
Лишь при таком условии сестру Порфирородную отдам!
Да будет вам известно, что царский титул
Для нас является священным,
Носить его лишь христианин может!
Власть царю земному вручает Царь небесный,
Поэтому сначала, князь, ты должен окреститься!

ВЛАДИМИР Да покрещусь я, покрещусь!
Что мне ваш крест к Перуну приложить!

ВАСИЛИЙ Монах Студийского монастыря! Что скажешь, Алексей?

Монах  Порфирородный повелитель, я скажу!
Вселенские соборы позволяют!
Князь может получить желаемое
Еще до погружения в крещальную купель.
Сначала ОГЛАШЕНИЕ получит,
И имя христианское дадим, научим новой вере.
Тогда он сможет обручиться с Анной!

ВАСИЛИЙ Умён ты, Алексей, тебя я награжу!
Как только к нам поступит помощь русов,
На Русь её отправлю,
Лишь по крещению твою
Сыграем свадьбу.
Как византиец, я клянусь Христом!

ВЛАДИМИР  Как русичи – клянёмся мы Перуном и Белесом!

 

Действие четвёртое

ВЛАДИМИР Какую ж веру мне принять,
Чтоб столько идолов не множить по земле?
Эй, расскажите, что за вера Магомета, неведомо какая?

СТАРЕЦ ПЕРВЫЙ  Князь, вера тем и хороша для женолюбов,
Много жён иметь пророк им разрешает.

ВЛАДИМИР Вот это мне понравилось! Наложниц много у меня…  Ну, а ещё?

СТАРЕЦ ПЕРВЫЙ  Свинину есть не разрешает ихний бог.
Не пить вино велит…

ВЛАДИМИР  Плохая вера! (Разводит картинно руками)  Питие есть веселие Руси, гоните прочь их!

ВЛАДИМИР что скажут иудеи нам? Хазаре?

СТАРЕЦ ВТОРОЙ  (иудей) Мы не работаем в субботу,
Не едим свинину, и ходим обрезанные, князь!
И вера наша лучше всяких вер!
– А земли ваши где?
– Рассеял бог нас по земле, мы молимся – вновь очутиться там,
Откуда родом наш народ.
О, Иерусалим!

ВЛАДИМИР  Плохая вера, бог ваш отвернулся в гневе,
И нет своей земли… Так неча поучать других!
– Католики и немцы, вас и отцы не принимали наши!
Идите прочь!

СТАРЕЦ ГРЕК–ФИЛОСОФ  Князь, Христу поверьте, поклонитесь!
Кто в нашу веру перейдёт, то умерев, восстанет вновь!
А храмы… Дивны наши храмы и убранство!
Ни зрелища, ни красоты такой не знали мы…
И бабка ваша, князь, княгиня Ольга, ту веру приняла!
А Ольга мудрая была! Мудрее всех!

ВЛАДИМИР  Тогда и я приму! Хочу!
С Ромейским государством породниться,
Могучую страну с моею породнить!
Согласен на крещенье я!

АСОХИК  Пиши: год – девять восемь восемь!
Календы перед Новым годом! Время свадеб!

ПРОСТОЙ ГРИЧ  Но что тут важно! Безопасность князя!

АСОХИК Двойник был сыскан средь дружины!
Вступая с иностранкой в брак,
ФАКТОТУМ называется, пиши!
В заморских странах издавна такой обычай!
Лишь с двойником старались подходить…
А то в заложники возьмут – пиши пропало!
– Благодаря принцессе Анне,
Владимир, русский князь, будет возведён в кесари!
Из князей да в цари!
И роднёю станет  византийским Василевсам!
Владимира признала Ромейская держава,
должна была признать и Анна!

 

Действие пятое

ВЛАДИМИР (ходит взад-вперёд) Коварны, лживы византийцы
Лукавы, как и весь Восток!
Взамен принцессы Анны
Мне худородную лошадку привели!!
Своим Христом прикрыты,
А их деяния давно известны миру!
Язычество ничуть не хуже вера!
Взял бы Перуна надо всеми,
Пусть нашим Богом он единым был,
Как там, у этих, христиан…
И зря я веру эту согласился поменять!
Хотя я слово дал…
Уж очень хочется принцессу и корону!
Нам, русичам, владетелям, корона всех важней!
Ну, а принцесс немало мы видали…
Хотя не видел я её…
Отряд мой одержал победу,
а вот невесты нет и нет…
Мне чудится обман,
Не чужды византийцы коварства и обмана,
Хоть верой прикрываются своей!
Уж осень отошла давно, зима пройдёт, а её всё нет…
Коварны византийцы!
Говорят, от королевичей германских и болгарских
Избавили свою сестру обманом!
Я Полоцк брал!
Огнём я взял женой Рогнеду, дочь Роговолда!
Я Киев взял!
Возьму и эту!

КОННИК Князь, средь печенегов нам опасно оставаться,

Отступим, и весной поход устроим и своё возьмём!

ВЛАДИМИР Мятежники покоя не дают им,
Ромейский трон и сладок и велик, трон отобрать хотят!
Но чья бы ни была победа, принцесса наша!
Тогда смогу я быть увенчан византийской диадемой.
И кесарем… И славен будет трон в столице Киеве отныне!
Там, где германцы и другие королевства
Чтят корону! Мы сможем в роскоши их превзойти!
Отстроим Киев мы ничуть не хуже!
И церкви наши в золото оденем!

 

Действие шестое

Действие происходит в Киеве, столице Киевской Руси.

 

ВЛАДИМИР Уж год прошёл!

Увидеть бы её, слыхал я,
Что пригожа очень,
Но как с Рогнедой быть?
Я город ей отстроил,
Сыновей туда отправлю…
Но нет принцессы!
Обман раскрыт!
Я Василевсам никогда не доверял!
Пойду войной!
Царьград-Константинополь взять я не смогу
Дружины мне не хватит на Царьград…
Но Корсунь… Корсунь, византийский Херсонес,
Предам огню и уничтожу!
Найдите мне кого-нибудь из херсонитов!
Найдите человека, готового служить,
кто знает тайну Херсонеса!
И хватит Херсонесом называть!
Он будет Корсунью отныне!
Кому я говорю? Найдите!
Я должен город взять
И Корсунью назвать!

КОННИК Князь, он сам нашёлся, наш человек, зовётся Анастасом.
Стрелу с запиской запустил,
С подсказкою, как воды лишить весь город!
Тогда они сдадутся сами!

ВЛАДИМИР Наполовину я крещён…
И бабка Ольга Христову веру приняла…
Я многих расспросил, какую веру мне принять,
И Ярополк в Христа не верил, стало быть!
Он был дикарь и варвар, веры не имел,
Убил Олега, брата нашего, чтоб Новгород забрать!
Я таким не буду. И пророк мне чужд,
Ислам и иудейскую поближе разобрав,
и латинян,
я отвернулся.
А византийские обряды так роскошны,
Такая красота и блеск…
Я веру эту выбрал для Руси!

(Ходит взад-вперёд в задумчивости)

Но, признаться, не отпускает вера предков,
сидит во мне, поступками владеет!
Но если город я возьму,
То покрещусь теперь уж въяве!
Однако, не буду я зависим от Царьграда!
И оттого епископ их не нужен мне,
У Самуила, у болгар возьму его!
После крещения  готов я лекарей собрать,
Чтоб обуздать мне плоть,
Конечно, всё оставив при себе –
Мне сыновья нужны!
Над каждым городом в Руси
Свою поставлю власть!
Поди, в руках моих царевна,
Могу и не креститься я,
Свободен был всегда, свободным и останусь,
А тут крещусь…
Придётся доживать свой век
С одной женой, обрыднет или нет…

ГОНЦЫ Князь, в городе  разлад!
Часть херсонитов благосклонна к русам,
И Анастас – со многими из Херсонеса!
Народ сумел он убедить!
– Князь, гонцы нам радостную весть несут!
Варду Фока разбит,
Дружина русов помогла победу одержать!

 

Действие седьмое

ВЛАДИМИР Тогда войдём мы скоро и в Царьград,
И Василевсу выставим свои условия:
Скорее присылай принцессу,
Чтоб город твой не повторил судьбу горящих пленных…
Походом я пойду на Константинополь,
И страшный нанесу удар!
И Корсунь скоро будет нашей цитаделью!!
Нам выход к морю нужен,
За морем новые владенья отыскать пора…
Нам не кормить их, данью обложить!

ГОНЦЫ Там Анастас сумел всех горожан
Уверить в милосердии твоём,
О, князь! Ты скоро станешь христианином!

ВЛАДИМИР (обращаясь к воинам)
Скажите, храбрые мужи, зачем менять мне веру,
Коль можно Анну взять со скипетром
И – позабыть про обещанья?
Ведь год прошёл почти. И говорят,
Есть дщерь у князя Херсонеса!
Вот поймаю их, моею будет дочь,
А их я утоплю, сожгу…

ГОНЕЦ Князь, не отдаст князь Херсонесский дочь свою!
Чай, не сестра! (хмыкнув) чтобы чужому в вере дочь отдать!

ВЛАДИМИР (гневно): Тогда вперёд!
Разрушить Херсонес!

 

Палата Склира

Евнух ВАРДА СКЛИР и ВАРДА ФОКА.

ВАРДА СКЛИР Был полновластным я правителем
Что император!!
И много лет
Мне подчинялись воины и люди!
Завистники смогли меня оклеветать
И в монастырь глухой сослали!
Будет им отмщенье!
Добычу мы разделим меж собою!

ВАРДА ФОКА Нет благодарности ко мне!
Зачем спасал их!
И близкий родственник меня сослал!
Я спас от гибели Цимисхия,
Меня он выгнал,
все победы позабыли
Что русскую дружину победил я!
А воевать они умеют!
И полководца русского в погоне разрубил!
Я должен отомстить,
На трон в Константинополе  взойти!

ВАРДА СКЛИР Какой там трон? Не тот ли,
на который глаз я положил?
Так давай их свергнем
И разделим пополам!
Тебе просторы дальних фем,
И Антиохию,
А я на фемы с Фракией до моря соглашусь…
По рукам!

ВАРДА ФОКА Подходит к рампе:
Я голову свою не съел пока!
Его я утоплю в пути!
Зачем он мне?
Константинополь я и сам возьму,
Коль воины его со мною будут!
Слаб Василевс, нет армии его! Разбит и слаб!

 

Действие восьмое

Действие проходит в палатах

Стоит ВАСИЛЕВС, гонцы вбегают и – в ноги!

ГОНЦЫ: Счастливую весть, счастливую весть
Мы принесли, о царь наш!
Разрублен узурпатор!
Русы помогли их победить, мятежников Варду Фоки!

ДРУГОЙ ГОНЕЦ Тревожную весть мы принесли, о, Василевс!

ВАСИЛЕВС  Владимир Херсонесу угрожает,
Окружил и хочет взять его измором!
Он дикий и суровый, и без страха!
Подобно зверю полевому рубит, уничтожая всё вокруг!
На кресты людей гвоздями прибивают,
Не жалея ни младенцев,
Ни старух! Но не сдаётся город!
Лишь на воде живёт, но не сдаётся!

В сторону: – Коварны русы! Коварен князь!
Я был готов отдать ему царевну Анну…
А Херсонес впридачу,
Исподтишка
И нагло он забрать желает!
И диктовать свои условия,
Пока в Константинополе, под самым носом
Отряд их расположен!
Как мне отделаться от их дружины?
Едят и пьют, народ мой обирают,
Всегда жду пакостей от них!
Пока чужая сила под боком,
Не можешь спать спокойно!
Но и скрывать не стану,
Они мне подчиняются,
Мои границы охраняют…

ГОНЕЦ: А ещё язычник и дикарь посватался
Ко дщери князя Херсонеса, тот отказал.
Убили их, а дщерь три дня… к себе он взял,
Дружиннику какому-то потом отдал.
Плохо дело, Василевс!
Хоть покрестил, а всё равно дикарь
И ненасытен  в блуде,
Приводит он к себе и жен замужних,
И девиц, их  растлевая!
От похоти его народ страдает!

ВАСИЛИЙ  Я тянул со временем,
Надеясь разобраться с врагами сам.
И отдавать сестру я не хотел бы.
Мы – Басилея тон Ромэон, империя ромеев,
Но что важнее? Судьба Константинополя,
Империи, веками нам доставшейся?
Родителями и предками, их славными победами
Созданной?
Или смириться по-христиански
С судьбой одной лишь женщине
Единородной и любимой?

Братья:
Василевс, мы скифу отдаём сестру,
В ответ всего лишь
крест на нём получим?
У него наложниц сотни,
Кого женой зовёт – нам непонятно,
И сыновей с десяток будет, плодовит!
Им всем земли и городов не хватит,
Когда делить наследство станут,
По старшинству всё им достанется…

ВАСИЛИЙ Но венчаться будет с нашей Анной!
И по венцу считается женой!

КОНСТАНТИН А я боюсь, что он ещё не христианин!

ВАСИЛИЙ Я уверен, что Владимир,
Приняв Христа как Бога своего,
Изменится и станет благонравным!
Скажу тебе, коль сам не догадался.
Зять из ромеев может стать угрозой трону,
Империю он может расколоть…
У нас нет сыновей, лишь дочери…
А впрочем, Анна тоже может стать императрицей.
Готовьте Анну к дороге в Русь!
Великая Ромея вечно будет славна!

Поворачивается к Анне:

Сестра! Должна испить ты чашу сию
Во имя нас! Коль победят враги
Нас ожидает оскопленье
Или ослепленье
Тебя же – монастырь!
Не лучше ли женой крещёного и князя?!

АННА молится И если воин жизнь свою
За трон наш отдаёт,
Пришла пора мне положить
О, боже!
На алтарь свою судьбу!
За братьев, за Отечество,
И загубить –
За жизнь мою…

Молится:

«О, великое человеколюбие, Премудрость Отчая!
Простри, Отче десницу и потреби врагов Христа Твоего.
Ибо вот враги Твои восшумели и ненавидящие Тебя
подняли голову и замышляют на людей Твоих…
Но, Господи, Господи, не оставь слез моих,
и крылом Своим укрой меня.
Ибо все Тебе подвластно, и слава Твоя в века, аминь»

И плакали оба брата, глядя на нее, видя ее в тоске и печали.

ХОР: «Бог тебе даровал освящать вселенную! О, ВАСИЛИЙ Август!
Ты благочестив, ты священен! Благослови царицу!».

АННА похожа на Святую Деву, выложенную на золотом фоне алтаря сияющей мозаикой.

Грянула музыка, и народ пал ниц перед боговенчаной царицей.

Поют: «Счастливо пришла ты, христолюбивая царица!
Властвуй вечно! Достойна, достойна, достойна!
Слава царю Василию и царице Анне!»,
«Слава кесарю ВЛАДИМИРУ!»

Бегают, свадебные наряды

ГОЛОС Где двойник? Где  Ждьберн? От имени Владимира он должен обручиться с Анной!

 

Прекрасная молодая царица держит в руке золотую ветвь — символ избранности, напоминая собой сияющее неземное существо. Перед царицей проходит ее двор, тот, что вместе с ней отправится на Русь.

Потом был пир. И снова пели хоры…

 Согласно этикету, АННА сидела неподвижно, глядя поверх их голов, и ни одна из них не удостаивалась взгляда божественной царицы. Потом был пир. И снова пели хоры Голубых и Зеленых, гостей развлекали скоморохи, акробаты с жердями, цирковые актеры с дрессированными животными. Ярко накрашенные актрисы и актеры в полупрозрачных легкомысленных нарядах пели нежными томными голосами любовные песни, сопровождая пение эротичными жестами. Столы ломились от даров природы, ведь и сам этот пир назывался «плодовым». Среди представлений было выступление ряженых и готские танцы. Четыре танцора, по два от димов Голубых и Зеленых, переодетые «готами», в гротескных ужасающих масках, держа в руках щиты, по которым они отбивали такт палочками, танцевали вокруг императорского стола. Танец вселял уверенность: хищные и дикие «псоглавцы», в маски которых были ряжены «готы», будут побеждены цивилизованным христианским миром….

АННА  Я пойду за князя…
Я стану верною женой,
И церкви на Руси построю,
Повсюду, в каждом граде!
Народ я поверну к Христу!
И светлою окажется страна, с любовью к Богу!
Я исцелю Владимира от всех болезней!
Лишь вера мне опора и хранитель!
Поможет нам Христос смиренье обрести!

 

Священники, народ, посреди Владимир, Анна. Стоят и крестятся.

 

ВЛАДИМИР Народ Руси!
А кто креститься не согласен,
Тот враг мне, слышали?
Всех согнать в речные воды и крестить!

 

Хладцорская обитель

АСОХИК и ПРОСТОЙ ГРИЧ   у своего стола:

 

АСОХИК Великий дед у Анны был!
Багрянородным называли!
Лечебницы он строил и приюты,
И даже тюрьмы проверял, следил,
Чтоб справедливо всех судили!
Лишь честных, неподкупных на должность назначал!
А Анна все трактаты Константина прочитала.
И на Руси с Владимиром всё это применить они задумали…

 

ПРОСТОЙ ГРИЧ  Степанос, он сам себя не узнавал!
Доброту и кротость приобрёл!
А Херсонес вернул он Василевсам? Константинополю вернул?

АСОХИК Вернул, но многое оттуда взял с собою…
По праву победителя забрал.
А в Киеве весь люд согнали, в речной воде крестили…
Бывало, по три раза заходили…

ПРОСТОЙ ГРИЧ  Это почему же, Степанос?

АСОХИК  Это потому, что каждому
Крестильную рубаху выдавали!
Халява, сэр!
И в городах всех принудительно крестили,
А идолов языческих иль сокрушали, или жгли…
Наложниц всех раздал ВЛАДИМИР или отпустил,
Казнь запретил, за грех считая,
И книги появились на Руси, и школы,
И грамоте, затем и просвещенью пришёл черёд!
Каламы и пергамент у ромеев покупали,
И письменность уже была, детей учили!

Восклицает: С крещенья Русь пошла!

ПРОСТОЙ ГРИЧ С принцессы Анны!
Пусть до потомков наших
Дойдут писанья древних лет…
Своё мы  сделали:
Историю в пергамент поместили,
И только правду написали…

 

ЗАНАВЕС

 

Использованная литература

Васильев А.А. История Византийской империи. М., 2013

Македонская ветвь – полуармяне-полуславяне

Лев Диакон. История М.: Наука, 1988. Серия «Памятники исторической мысли.

https://azbyka.ru/otechnik/Fedor_Uspenskij/istorija-vizantijskoj-imperii-tom1-uspenskij/

Профессор Федор Иванович Успенский. История Византийской империи. Том 3. Период Македонской династии (867-1057 гг.)

История Византийской империи. Том 3

Джон Норвич. История Византии М., 2010

Поход на Корсунь имел место на третье лето по крещении. Напротив, все последующие памятники… решительно сообщают о крещении его от греков в Корсуни.

Соловьев С. М. Сочинения. — М., 1988. — Кн. I: История России с древнейших времен. Т. 1-2. — С. 195.

Поппэ А. В. Земная гибель и небесное торжество Бориса и Глеба // Труды Отдела древнерусской литературы. — СПб.: Д. Буланин, 2003. — Т. LIV. — С. 309—312.

Евтушенко С. А. Убийство сыновей Владимира Святого: Борис, Глеб, Святослав / Под ред. С. В. Перевезенцева. — М.: Социально-политическая МЫСЛЬ, 2008. — С. 12.

Толочко А. П. «История Российская» Василия Татищева: Источники и известия. — М.: Новое литературное обозрение; К.: Критика, 2005. — С. 445—458.

Михеев С. М. «Святополкъ сѣде в Киевѣ по отци»: Усобица 1015—1019 годов в древнерусских и скандинавских источниках. — М.: Институт славяноведения РАН, 2009. — С. 73.

Войтович Л. В. Генеалогія династій Рюриковичів і Гедиміновичів. — К., 1992. — С. 24.

Пчелов Е. В. Рюриковичи. История династии. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С. 80.

http://www.hrono.ru/libris/lib_we/vaa100.php

http://www.rulit.me/books/istoriya-vizantii-read-197633-1.html

 

 

 

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top