online

Главное — определить вектор

Наталия Гомцян

seda_vermisheva1Прошло несколько месяцев с тех пор, как поэт, публицист, экономист Сэда Вермишева вернулась в Ереван из Москвы, где она в последнюю четверть века реализовывала свою активную жизненную позицию, участвовала в общественно-политической жизни и России, и Армении, представляя интересы и позицию Армении в вопросах Карабаха. В прежние наши встречи мы в основном касались самых разных вопросов общественно-политического, социального характера, где литературе уделялось минимальное место. Сегодня приоритет отдан именно ей.

— Сэда Константиновна, литература сегодня выполняет свою миссию?

— Функция литературы сегодня трансформирована на развлекательность. Сегодня у нее отнята роль воспитателя, властителя дум, как это было до и в годы советской власти. Дело в том, что, скажем, в дореволюционной России не было таких наук, как социология, политология. Литература вбирала, концентрировала в себе все социальные и духовные установки. Она была гонима и любима одновременно. Она была духовным центром человечества и даже подвергалась преследованиям. Ныне эта функция литературы отнята сознательно, по объективным причинам, потому что уже существуют политология, социология как науки, где можно себя проявить. Сейчас у нас общество потребления. Духовный человек ограничен в своих материальных желаниях, он — созидатель. А общество потребления развивает в человеке не самые лучшие его качества. И если раньше властителями дум были писатели, то сегодня — представители средств массовой информации, которые куда-то нас направляют, являются дымовой завесой перед хищными и алчными устремлениями финансового капитала. Они в большинстве своем управляют нашим сознанием, а ими управляют те, кто их содержит, магнаты.

Ни издания в золотом тиснении поэтической классики, ни современные поэтические издания — подделки, ни авторские песни не оказывают, на мой взгляд, влияния на общественное сознание в той мере, в какой это было в прошлом. Философия постмодернизма, как известно, прямо противоположна духовной доминанте русской литературы, культуры в целом, в том числе ее советской ипостаси. Она противоречит и классической традиции, и мировой культуре. Философия постмодернизма — это отрицание самой иерархии понятий добра и зла, их уравнение. Это отказ от построения понятийного ряда по вертикали, выстраивание его лишь по горизонтали.

Говоря иначе — это фотографическое восприятие и отображение мира, хотя задача искусства — оказывать влияние на наше сознание и формулировать нравственную шкалу ценностей. Господство постмодернизма во всех сферах современной жизни разрушает привычное для людей восприятие мира, лишает привычных смыслов, ведет к деградации общественного сознания, к ломке традиций.

— Какие идеалы могли бы послужить образцом, строительным материалом для национального самосознания?   

— Русская литература во многом сохранила свои традиции. Кто создавал русскую литературу? Русские дворяне. Они были правящим классом и тем не менее этот правящий класс выделял из своей среды писателей, которые были против того строя, к которому сами принадлежали. Можете представить ситуацию, чтобы нынешние олигархи выступили против олигархов. Что-то не припомню такого. Но вот эта традиция русской литературы — разоблачения и выдвижения других лучших идеалов, направлений, по которым человечество может развиваться, это в русской литературе было выражено очень сильно. Эта традиция еще не ушла. Но ее всячески изгоняют. Эти писатели нищенствуют, они в тени. О них мало кто знает: их книги не попадают на полки. О премиях и мечтать не приходится.

Армянская литература никогда не была социальной, она была национальной. Русская литература была привлекательна тем, что она никогда не подчеркивала национальность. Она говорила о социуме, о преследованиях маленького человека, который мог быть кем угодно — русским, армянином, грузином. Значение имело духовное состояние героя, его угнетенность, а не этнические качества. Этим она была заразительна и важна для всех. Она была воспитателем для разных народов. Армяне же были лишены государственности, вот почему на первый план выходили этнические качества, этнические вопросы.

— Но разве Туманян не подчеркивал в основном социальный аспект? В «Гикоре» на первый план выходит общечеловеческое, а не этноцентричное начало.

— Мы говорим в целом об армянской литературе, а она этноцентрична. Сегодня этноцентризм архаичен. Надо выходить на другой уровень. И поэтому надо думать, как менять вектор и мыслить иными категориями.

— А это возможно, если ныне все говорят об оскудении духовного мира человека?

— Есть такая формулировка: человек — падший ангел. Вот над этим падшим ангелом надо все-таки работать. Вот если выращиваешь какое-то растение, у тебя может вырасти роза или терновник. То же самое и с падшим ангелом — в зависимости от того, какое качество в нем актуализировано. Мне кажется, чем дальше, тем больше будет актуализироваться худшее в человеке. И это во всем мире. Это объективная реальность. А именно то, что человечество растет количественно, а жизненно важные ресурсы истощаются. Земля не безгранична. Помните, раньше у нас было плановое хозяйство: оно критиковалось. А сейчас идет мировое планирование в интересах все тех же олигархов, финансовых структур. Поэтому я не думаю, что будут культивироваться благородные качества. Огромный слой людей, которые были и в которых превалировали благородные начала, вымирают. И если не совсем эти люди исчезли, то влачат жалкое существование. У них не развиты хватательные инстинкты хищников. Такая порода людей — людей общественной пользы, вымирает. Это поколение людей уходит.

Все-таки советская власть давала возможность оставаться собой. При всех ограничениях все-таки культивировались все семь христианских заповедей. Конечно, были и те, кто нарушал их, но в целом вектор был задан такой: служить отечеству не за страх, а на совесть, помогать ближнему… Культивировалось все это, а сейчас культивируются деньги, которые решают все. Ты можешь быть талантливым, умным, полезным стране, но ты не можешь себе позволить даже малейшую медицинскую помощь. У тебя нет денег. Мы не хотим понять, что эта установка — монетаризм, монетарная система.

Выражение «раскрученные люди» становится нормой. Что значит раскрученный? О художественных достоинствах писателя никто не говорит. Говорят о раскрученности тех, кто льет воду на мельницы олигархов.

— Сэда Константиновна, вы не находите что XX век не обеспечил плавного — перехода к нынешнему веку?

— Картина мира сегодня иная, чем та, какой она нам представлялась еще относительно недавно. Бурно идут процессы, которые пока трудно оценить однозначно. Это касается всех сфер — научно-технической, экономической, философии, морали.

Опасным мне кажется переход от утверждения примата труда к утверждению примата потребления. Сегодня не труд определяет развитие общества, а потребление, не то, сколько оно может произвести, а сколько потребить. Но чтобы планета Земля и человечество продолжали существовать, между потребностями человека, его желаниями необходимо существование какой-либо ограничивающей инстанции. Этой инстанцией может быть сам человек, его собственные ограничители или ограничители внешние, к которым относятся и религиозные законы, и общественные. Сегодня и внутренние, и внешние ограничители сняты формулой либерализма в идеологии и философией постмодернизма — в нравственной сфере. И хотя это и плохо, тем не менее симметрично формуле потребления как основному двигателю развития производства. Ресурсы же Земли, как я уже отметила, ограниченны.

— Как разрешить это противоречие, как уйти от опасности, которая стоит за этим объективным процессом? 

— Здесь я хочу коснуться вопроса религии. Существует некая религиозная спесь, присущая в основном христианству. Я далека от мысли оспаривать или утверждать что-либо в сфере, в которой не считаю себя компетентной, тем более ставить какую-то религию выше другой. Однако я не могу не отметить тот факт, что сегодняшние государства, придерживаясь в качестве государственной идеологии либерализма, а в духовной — христианства, вошли в глубокое философское противоречие с самими собой. Христианские заповеди несовместимы с либерализмом. Практически ислам гораздо ближе сегодня к христианским заповедям, чем, к примеру, западное христианство. Потребительство и либерализм смыкаются и разрушают основы христианства и основы человеческого бытия. За что и могут быть наказаны воинственным исламом.

Сегодня в противовес и параллельно с глобализмом развивается и крепнет мусульманское течение — интегризм, которое предполагает объединить множество стран, и они противопоставят свой шариатский мировой порядок мировому порядку Запада.

Так, может быть, через ислам, через интегризм будут введены ограничения в обществе потребления? Может быть, в этом случае общество неограниченного потребления и неограниченной свободы, называемое цивилизованным, будет не только ограничено в своем неограниченном потребительстве и свободе его реализации, но просто разрушено? И здесь мне вспоминается Блок и его  мысль относительно белых братьев, которых будут жарить люди иной расы. Добавим — иной философии и иной религии. Тем более что в этом случае речь идет о кровных интересах той части человечества, которую принято называть «золотым миллиардом».

— Какие надежды вы связываете с будущим? Каковы ваши прогнозы? 

— Последние два десятилетия показали, сколь неожиданными могут быть повороты не только в личной, но и в общественно-политической жизни страны, политических систем, формаций. Сколь эфемерными  могут быть надежды в многофактурной модели мира. Способность правильно определить вектор, тенденцию развития общества, исторических процессов является необходимым условием построения надежного настоящего и будущего нации, страны. Развал Союза не был закономерностью. Система нуждалась в совершенствовании, но не в разрушении. Отсюда те трагедии, которые сегодня переживают народы всего постсоветского пространства. Эфемерность самого нашего существования, Карабахское же движение не носило случайного характера. Поэтому естественно существование НКР. Свои надежды я связываю с возвращением к традициям человеческим, понятным, включая такие, как справедливость, равенство и другие добродетели. То есть возродиться через возвращение к самим себе. На чужих путях нас ждет перерождение, которое, не исключено, закончится вырождением.

 

Источник: http://www.golosarmenii.am/article/42663/glavnoe—opredelit-vektor

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top