online

Геворкянцы или Кеворковы

Корни Геворкянцев уходят в большой род из села Кахакик в древней армянской области Гохтн. Гохтн богат церквами и монастырями, составляющими красу и гордость армянского зодчества. Сюда стремились попасть многие армянские интеллигенты.
Уроженец изумительных мест 17-летний Агабек Геворкянц отправляется продолжить образование в Москву. Чтобы снизить семейные расходы, он пытается совместить учение с работой. Армянин-предприниматель, владелец хлопчатобумажной мануфактуры, принимает его на службу. Сметливый юноша думает не только о том, как бы выучиться и при этом свести концы с концами, — он пытается помочь родителям. Ему встречается хорошенькая барышня, происходившая из знатного рода и чрезвычайно богатой семьи. Мало-помалу их связывает взаимная любовь, и в конце концов Агабек и барышня Егине женятся.
Настает день, и Агабек Геворкянц сам становится широко известным крупным предпринимателем. Открывает одну за другой фабрики, число которых в России достигает семнадцати, а в Польше – десяти. Филиалы их открываются и в Средней Азии, куда Агабек отправляет своего брата и старшего сына (у него было девять детей). С этого дня Агабек принимает фамилию Кеворков, а его уехавший в Среднюю Азию брат остается Геворкянцем. Их фирмы должны называться по-разному, чтоб одну не путали с другой.
За развитие хлопчатобумажной промышленности и благотворительную деятельность (он, в частности, построил в Москве армянскую школу, всех учащихся которой обеспечил стипендиями) указом Николая 2 Агабеку Кеворкову (Геворкянцу) жалуют дворянство. Под покровительством Агабека Геворкянца функционировала также школа в Тифлисе.
В 1917-м произошла революция. Советская власть отняла у Агабека Геворкянца все его имущество. Двое его сыновей были расстреляны. Большое семейство разрушилось.
Тяжкие невзгоды не прошли бесследно, Агабек Геворкянц перенес апоплексический удар у лишился дара речи. Умер он одновременно с Лениным – в тот же год и тот же день. Узнав о смерти “вождя мирового пролетариата”, давно уже не способный говорить Агабек произнес: “Слава Богу!” – и испустил дух.
После смерти Агабека его сыновья носили фамилию Кеворков. Двое из них, старший Виктор, живший в Ашхабаде, и военный врач Николай, служивший в Александрополе, перебрались после революции в Баку.

КЕВОРКОВ СТЕПАН АГАБЕКОВИЧ

Степан Агабекович Кеворков

Степан Агабекович Кеворков

Родился в Москве в 1903 году. В 1930-м окончил актерский факультет Московского всесоюзного киноинститута. В 1931-1935 годах работал на “Мосфильме” – сначала в съемочной группе Николая Шенгелая, затем — Александра Довженко.
В 1935 году по приглашению Амо Бекназаряна приехал в Ереван, работал на студии “Армкино” и снял по сценарию Левона Калантара документальный фильм “Асмик”, посвященный 30-летию сценической деятельности народной артистки Асмик Акопян.
В 1939-м снял свою первую художественную ленту “Горный марш”. Готовился снять (уже написал сценарий) фильм о Комитасе, но началась война. Ушел на фронт. Воевал в партизанском отряде вплоть до освобождения столицы Украины и, как мог, помогал родителям Александра Довженко. В 1944-м по счастливой случайности встретил Александра Петровича, который тоже участвовал в боях за освобождение Киева.
Именно благодаря хлопотам А.Довженко Кеворкова досрочно демобилизовали и отправили в распоряжение Ереванской киностудии.
Вернувшись в Ереван, он вновь начал свою работу с документального фильма. В 1949 году Кеворкова назначили руководителем киностудии, в качестве директора он проработал до 1951-го. После этого в соавторстве с Эразмом Карамяном они одну за другой сняли две картины – “Тропою грома” и “Призраки покидают вершины”. Творческое содружество С. Кеворкова с Э. Карамяном принесло “Арменфильму” значительный успех. Снятые их совместными усилиями картины “Лично известен” и “Чрезвычайное поручение” стали достижением не только “Арменфильма”, но и всей советской кинематографии.
Согласно статистическим данным управления кинопроката Госкино СССР, фильм “Чрезвычайное поручение” только за один год посмотрели 30 миллионов зрителей, что считается одним из рекордов советского кино.

В 1958 году по инициативе С. Кеворкова было создано оргбюро Союза кинематографистов Армении, которым он руководил до 1962 года; в 1962-1967 годах он являлся первым секретарем Союза кинематографистов республики.
В 1967 году С. Кеворкову присудили Государственную премию Армении, а в 1970-м удостоили высокого звания народного артиста СССР.

ГЕВОРКЯНЦ РУБЕН СТЕПАНОВИЧ

Рубен Степанович Геворкянц

Рубен Степанович Геворкянц

Родился 30 ноября 1945 года в Ереване.
В 1962-1964 годах работал на киностудии “Арменфильм” помощником киномеханика. В 1964 году поступил на режиссерский факультет Ереванского театрально- художественного института и в 1968 году окончил его. В том же году он снял свою первую документальную киноленту “Нерсисяновцы”. Спустя два года он становится режиссером Ереванской студии документальных фильмов.
В 1982 году студия документальных фильмов входит в качестве художественного объединения в состав “Арменфильма”. Художественным руководителем объединения назначается Рубен Геворкянц. А спустя семь лет на базе объединения основывается киностудия “Айк”, которую до нынешнего дня возглавляет Р. Геворкянц.
Совместно с братом, Георгием Кеворковым, выступает и в игровом кино; вдвоем они поставили кинокартины “Огонь, мерцающий в ночи” (о Микаэле Налбандяне), “Пока живем” и “Белая кость”.
Рубен Геворкянц снял свыше 60 фильмов, 26 из которых награждены всесоюзными и международными призами, а восемь – Гран-при.
В 1978 году он получил премию Ленинского комсомола республики.
В 1982-м ему присвоено звание заслуженного деятеля искусств Армении.
Еще со студенческой скамьи Рубен Геворкянц пишет короткие рассказы и стихи. В 1978 году вышел в свет первый сборник его стихов “Время дождей”, в 2000-м – “ Время оправданий”. Поэма “Набат” переведена и опубликована в Венгрии.
С 2005 года Рубен Геворкянц занимает должность председателя Союза кинематографистов Армении, является академиком Международной академии радио и телевидения. Годом позже ему присуждается звание народного артиста РА.
В 2007-м году вместе с Ваэ Геворкянцем снимает фильм “Осень волшебника”, который получил премию президента РА.
Об итальянце Тонино Гуэрре, который много сотрудничал с Феллини и Антониони, Рубену рассказал Параджанов. Рассказал и добавил: если не узнаешь его, будешь несчастнейшим существом…
И вот в Париже, снимая тамошние эпизоды фильма “Параджанов. Последний коллаж”, Рубен знакомиться с этой удивительной Личностью.
Гуэрра произвел на Рубена неизгладимое впечатление, и у того рождается потайная мысль… Когда они встречаются снова, на сей раз в Петербурге, Геворкянц уже завершил “Коллаж” и показал его там устроителям 5-го международного кинофестиваля.
Гуэрра тоже посмотрел его и, воодушевившись, пообещал пригласить Рубена с этим фильмом в Италию.
В 2000 году они встречаются в третий раз по случаю 80-летия Тонино Гуэрры. “В доме у Маэстро было столько народу, что мне не удалось толком с ним пообщаться, поделиться неотвязной своей идеей”, — говорит Рубен Геворкянц.
Однако Божьей ли волей, прихотью ли судьбы Рубен опять, уже в 2003 году, оказывается гостем Гуэрры и проводит с ним целый день. Тогда-то он и решает открыться и поделиться с хозяином дома тайным своим замыслом.
“Твой фильм о Параджанове – по-настоящему замечательная работа; обо мне тебе такого фильма не сделать, я ведь не гений”,- сказал благородный этот человек.
“Почему бы, действительно, не пройти самым непосредственным образом вместе с Мастером, например, Тонино Гуэрра, по основным вехам “жизненного и творческого пути”? Не снять его в документальном кино, не напомнить современникам, что есть (был) такой удивительный человек?

Первый показ первого варианта “Осени волшебника” состоялся 16 октября 2007 года в ереванском кинотеатре “Москва”. На премьере присутствовал и сам Волшебник – Тонино Гуэрра.
“ Тонино в фильме Рубена Геворкянца – естественно, в конце повествования – говорит , что ему бы хотелось , чтобы о нем вспоминали не как о сценаристе, который участвовал в создании таких-то и таких-то гениальных фильмов, а поразились бы его чувству жизни, ощущению ее первозданности ( в сущности, той же “наивности”, но уже в кавычках, наивности полемической).

Анна Христафорян

 

РУБЕН ГЕВОРКЯНЦ. АВТОПОРТРЕТ, ИЛИ ЖИЗНЬ НА ЛАДОНИ

АНФАС
У нас была необычная “мебель”, необычная потому, что состояла из чемоданов. Домашнее наше зеркало мы кое-как установили на одном из них.
Когда отец отправлялся в командировку, он брал с собой один-два чемодана, и зеркало перемещалось вниз; я мог увидеть себя в нем…
Я радовался, когда отец уезжал в командировку. Возвращаясь из командировки, отец неизменно привозил большой арбуз. Ереван, лето, отец и арбуз…
Доныне перед глазами у меня неизгладимая эта картина, этот сладкий сон… Помню, мне было шесть или семь лет. Строительство дороги к Монументу уже подходило к концу. Мы с приятелями ходили туда; там еще работали пленные немцы, австрийцы, итальянцы, румыны. Мы приносили им поесть – хлеб, сыр, лук.
Учился я, то ли в девяти, то ли в десяти разных школах, первой была школа # 76, потом носила имя Камо. Прежде на ее месте располагалось кладбище. Узнав об этом, на переменах, а то и сбежав с урока, мы с приятелями рыли поблизости землю и откапывали человеческие черепа, кости… Приносили, бывало, череп в класс и сочиняли истории про его владельца… наших учителей это страшно возмущало, начинались нотации, нравоучения.
А я с малых лет не терпел, когда меня пытались поучать… Всегда (и до сих пор) старался жить не по стандарту.
Несколько лет назад босиком и в белой рубашке (так требует ритуал) пошел пешком в Иерусалим к могиле Христа (только не подумайте, будто из Еревана). Стояла таинственная священная тишина. В этой тишине мою душу покинуло все суетное, я почувствовал и понял, что сделал Иисус и что он нам дал…
И еще я понял, что просто так ничего на свете не происходит и что мне, с моими грехами и добродетелями, тоже предназначена в этой жизни своя миссия.
В нашем доме царила атмосфера кино. Чуть ли не каждый вечер к нам приходил Амо Бекназарян. Они с отцом частенько готовили шашлык из ишхана (севанской форели). У нас в гостях бывали крупные кинематографисты: Герасимов, Ромм, Роу. Заглядывали, случалось, Арам Хачатурян, Арно Бабаджанян, художники Сарьян, Коджоян, Аракелян.
Так что другого пути у меня, видно, и не было, только в искусство. Но представляете, я полгода просидел на подготовительном курсе сельскохозяйственного института, поскольку в Театральном в том году не было приема. Может, стал бы виноделом или специалистом по консервированию. Я уже был режиссером, фильмы мои получали серьезные призы, а мама нет-нет, да и скажет: жаль, мол, не вышло из тебя винодела…

ПРОФИЛЬ
Но я все равно поступил в Театральный, да еще в мастерскую Вардана Аджемяна. За годы учебы сыграл в нескольких студенческих спектаклях. Помню “Лицемера” Акопа Пароняна. В зале сидел Арман Котикян. После спектакля он подошел ко мне, пожал руку и сказал: “Теперь я могу спокойно умереть”.
Я не бахвалюсь, нет. Есть свидетели…
В театре я бы не стал работать, для меня это сложно, а вот оперу поставить мечтаю…
Первый мой фильм, документальный – институтская дипломная работа, – сразу же привлек внимание. Говорили, есть, мол, своеобразный взгляд на факты, форма свежая. Форма в кино имеет по большому счету решающее значение. Все художники, в конце концов, говорят об одном и том же; что их различает, так это форма. Именно форма возвышает одного художника и перечеркивает другого.
Тем, что состоялся как кинодокументалист, я обязан раньше всего отцу, потом, молодому тогда Эрнесту Мартиросяну и конечно режиссеру Григору Мелик-Авакяну, у которого к документалистике был особый подход. Потом – Эманвелу Манукяну, имеющему перед нашим кино большие заслуги; к слову сказать, именно по его сценариям я снял лучшие свои фильмы, “Добрый след”, “Лицо”.
Чего не удавалось высказать в кино, я говорю на бумаге, стихами.
С производством это никак не связано.
Надо признаться, литературное творчество приносит мне столько же радости, сколько мои кинематографические работы. Творческая моя жизнь складывается из двух этих частей.

По материалам книги С. Галстяна “Рубен Геворкянц. Жизнь на ладони”

Журнал «Де факто», № 1, 2013

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top