online

Герман Гецевич

gernan_gecevichГерман Александрович Гецевич родился в Москве, в 1961 году. Образование медицинское. С 1981 года работает на «скорой помощи». Служил в армии. В советские времена не публиковался ни в одном из официальных изданий – при наличии положительных рецензий от самых разных писателей. Несмотря на то, что к стихам Гецевича одобрительно относились многие известные люди, в Литературный институт имени Горького он не принят, получив шаблонную отписку из приёмной комиссии. Благодаря усилиям друзей, поэтические вечера Германа Гецевича в Москве, в Ленинграде, в Воронеже, в Одессе, в середине 80-х проходили при полных залах. Первая публикация поэта состоялась в 1992 году, в альманахе «Стрелец», издателем которого был Александр Глезер. Впоследствии стихи Гецевича охотно публиковали и другие журнальные издания: «Юность», «Новый мир», «Дружба народов», «Смена», «Новая юность», «НЛО», «Еврейская улица»…, а также альманахи: «Ной», «Диалог»,  «Путь к Арарату»… Автор нескольких книг для детей. А также книг: «Имена собственные» (1995 г.), Семь (1997 г.), «Скальпель» (2000 г.).

Как переводчик вошёл в антологию мировой поэзии «СТРОФЫ ВЕКА-2» и «Семь веков французской поэзии». Особое место в творчестве поэта занимает еврейская, а точнее, ветхозаветная тема. Переводы современных грузинских поэтов. В антологии «Свет двуединый» его стихами завершается русский раздел. Стихи Германа Гецевича неоднократно звучали по российским молодёжным радиостанциям. Его творчеству были посвящены персональные передачи на радио «Свобода», на израильском радио «Рэка», на радио «Алеф», а также телесюжет «Поэт современного города» на центральном
российском ТВ. В 1993 году на основании единичных журнальных публикаций Герман Гецевич единогласным решением приёмной комиссии принят в Союз писателей Москвы.

Вдохновлённый словесными новациями Германа Гецевича, его пристрастием к форме стихосложения, джазовый виолончелист и композитор Виктор Агранович написал музыкально-поэтическую сюиту под названием «Анти-МЫ». Основой проекта является знакомый многим жанр мелодекламации, где стихи звучат в авторском исполнении, на фоне музыки, органично подобранной к этим стихам. В студии композитора и звукорежиссера Михаила Максимова записан детский поэтический альбом Германа Гецевича «Разноцветные острова». Альбом «Поэзия на клавишах», вышедший при технической поддержке издательства «Музпром, Московские окна» в 2007 г., представляет собой проект, где все песни, написанные на стихи Германа Гецевича композитором Эмилией Перль, прозвучали в лучших традициях таривердиевской фортепьянности, то есть в стиле городского романса, баллады. Исходным материалом этого альбома явились не специально изготовленные тексты для песен, а
неопубликованные стихи поэта, многие из которых пролежали в столе более 20 лет. Последние годы Герман Гецевич пишет много эссеистики, мемуарно-аналитического характера, статей напоминающих читателям о жизни и творчестве его любимых поэтов, к несчастью, ушедших из жизни. Это и Ян Сатуновский, и Александр Галич, и Игорь Холин, и Генрих Сапгир, и Пётр Вегин, и Алексей Дидуров, и Сергей Чудаков…

Статьи-воспоминания имеют для поэта огромное значение не только как возможность реального публичного высказывания, но и как страницы истории литературных взаимоотношений, как дань памяти талантливым людям, о которых, к сожалению, с годами очень быстро забывают, а о некоторых вообще вспоминают лишь после смерти, да и то не всегда.

Стихи Германа Гецевича переводились на английский и немецкий языки.

Персональный сайт: www.getsevich.ru

ЛИЦА

1

когда я всматриваюсь в лица
громилы гения глупца…
я думаю – а что творится
за дверью твоего лица?

неужто в вихре карнавала
меняя маски и цвета
за многодумностью овала
танцует танго пустота?

неужто божий дар продажен
и лживы честные слова
где изо всех замочных скважин
растет железная трава?

2

чтоб с чужими лицами слиться
не раскрыв своё до конца:
человек примеряет лица –
то поэта то подлеца

у него очень много разных
лиц в запасе – и тех и других
отрешенных воинственных праздных
повседневных и деловых…

вот лицо – ни одной морщины…
вот лицо – ни одной черты:
то ли женщина то ли мужчина –
среднеполое до тошноты

ну а это лицо кандидата
не дорвавшегося до куска
примитивное – как лопата
деревянное – как доска

человек себе изменяет
и пред вечным лицом Отца
он не только лицо меняет
он меняет и цвет лица

не для доблести, а для виду
надевает он наяву:
то гражданское – на панихиду
то парадное – на рандеву

если выпадет лучший случай
и судьба разомкнёт кольцо
человек и на этот лучший
вероятно – найдет лицо

и уж если он не калека
не стервятник, не живоглот…
к человеку лицо Человека
каждой клеткою прирастёт

3

Никто надевает маску
И входит – не сняв пальто –
На светскую свистопляску:
Ни с кем
Никакой
Никто

Отпущено всем по смете
Халява (а ля фуршет)
Не блещет Никто – не светит:
Светил на тусовке нет

Никто говорит как рубит
Как робот – и всё не то –
Никто никого не любит
Губами не губит Никто

Никто ни при чем повсюду:
Нигде
Никак
Никогда
На чистую воду Иуду
Я выведу без труда:

Никто – не может сосчитать все звезды
Никто – не хочет одеться и выйти из дома
Никто – не верит, что Бог есть
Никто – верит, что Бога нет
Никто – не знает жизнь так хорошо, как Никто
Никто – не торопится умирать
Никто – не размножается в неволе
Никто – порождает – Никто
Никто – мечтает, чтоб его хоть кто-нибудь
Никто – не любит, чтоб его Никто
ведь кто бы ты ни был – ты – Никто
потому что Никто – есть – Никто

над – Никто
под – Никто
где – Никто
вот – Никто
бл… в авто
ху… в пальто
кто – Никто
тот – Никто

4

мы по жизни актёры: не так ли?
и себе производим подобных
но участвовать в этом спектакле
могут только жлобы и подонки

всюду маски – партеры и ложи
аплодируют им бестолково
я такие – НИРОЖИНИКОЖИ –
видел лишь на полотнах Целкова

вместо пенья – звериные рыки –
здравствуй племя бессилья и лени!
чьи заплывшие веки и лики
словно слипшиеся пельмени

вот типаж: ни души ни контраста
но мудёр как стульчак туалетный:
пять минут до начала антракта
и два шага до стойки буфетной

пустотою слова фаршируют
представители пошлого китча
и бездарность свою маскируют
пальцем в небо – для верности тыча

5

не плачусь о небылицах
не прячусь от наглеца
в чужих незнакомых лицах
ищу своего лица

лицо не даётся дважды
оно с тобой до конца –
так Блок написал однажды:
ищу своего лица

от бабочки-однодневки
на пальцах видна пыльца
в манерах публичной девки
ищу своего лица

судьбе я не строю глазки
но с дерзостью сорванца
срываю с прохожих маски –
ищу своего лица

оскал деловых и сытых –
ничто – пред лицом Творца
в осколках зеркал разбитых
ищу своего лица

6

пустота кривит уста
как пуста её капуста
отпусти нас – пустота –
пусть кому-то будет пусто
пусть кому-то – но не нам
мы-то знаем цену этим
пустотелым именам
временам и лихолетьям
не надеясь на мечту –
в фонарях огни погасли:
будем лопать пустоту
пустоту на постном масле
пустота идёт по следу
поступь слышится везде
пустота ведёт беседу
с пустотой о пустоте
пустота – потеря смысла –
сдвиг сознанья –
на черта –
ты глядишь хмельно и кисло
мне в затылок:
пустота?
тем же кто не понаслышке
знает устье пустоты –
пустота воткнёт пустышки
в искалеченные рты

7

средь ветхих сказок
и небылиц:
всё больше масок
всё меньше лиц

судьба лукава
и жаль до слёз
что жив Варавва
а не Христос

что грешных сирот
в казённый ад
вербует Ирод
влечёт Пилат

слюной безверья
исходят рты
от лицемерья
и клеветы

пыль эпатажа
оваций звон:
купля-продажа
аукцион…

куда деваться?
ночь как тюрьма:
в бега податься?
сойти с ума?

плоды тиранства
уценены:
и нет гражданства
и нет страны

но есть свобода
пером скрипя:
в лице урода
узнать себя

8

Человек, потерявший лицо,
Позвонил мне однажды под вечер,
И сквозь тон его менторской речи
Проступило такое гнильцо,

Что от проповеди с клеветой,
Увенчавшей сюжет небылицей,
Захотел я скорее отмыться
Под холодной проточной водой.

Человек из разряда лисиц,
О решенье промолвил бессвязно,
Всеми принятом единогласно
На собранье ответственных лиц.

Дескать, с явным усердием вниз
Я лечу, и не вижу спасенья,
И, назначенный на воскресенье –
Отменяется мой бенефис.

Он сказал, что в словах моих звук
Стал похож на распутное войско,
Я ответил: «Высоковольтно!
Не пытайтесь протягивать рук!

У меня эту страсть не украсть,
Да и прочие ценности в целости,
Так что палец в разжатые челюсти
Никому не советую класть».

Разве может быть, нечто подлей,
Чем отказ, где такая окраска…,
Но меня поразила не маска,
Ну, а то, что скрывалось под ней.

Это был непростой экземпляр:
Пустоты и надменности помесь…
И, чтоб время не тратить на поиск,
Он чужое лицо примерял.

Разорву я любое кольцо,
И рубашку любого покроя,
Но коварства ничем не прикроет
Человек, потерявший лицо.

 

Публикации на сайте «Наша среда»:

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top