online

Фёдор Маргарян. Мы — дети одной земли

sto_pervaya_vesna1Портал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне.

Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

Мы – дети одной земли

Фёдор МАРГАРЯН,
директор дорожно-строительной
компании «Вираж», 62 года

Несмотря на то что жизненный путь у каждого свой, моя биография, а возможно, и вся жизнь аналогична жизням многих моих соотечественников армян. Наверное, оттого, что у нас одна история на всех, одни и те же надежды и идеи, мы немного похожи друг на друга. Нам не надо напрягаться и переживать насчёт непонимания, мы – дети одной земли, пропитанной горечью поражений и радостью побед. Каждый удар судьбы только увеличивал наш список ценностей – мы стали дорожить своей верой и языком, корнями и голосом крови, традициями дедов и культурой нации, дружбой с русскими и миром планеты. А ещё у нас есть мечта – видеть своё Отечество сильным и свободным. Мы – люди мира, а не войн, защитники своих семей, своей Родины – большой и малой, в моём случае – России и Армении. История изменила наши взгляды на многие вещи и понятия, но сделала нас более стойкими и духовно богатыми. Армяне, рассеянные по всему миру в результате Геноцида 1915 года и проживающие за пределами исторической земли, всегда принадлежали одной половинкой своего сердца стране, в которой родились, а другой – стране, где выпала судьба жить и созидать. Я верю в судьбу, предначертанную каждому из нас на небесах, как верю и в то, что во всех испытаниях важнее всего оставаться человеком.

Мои предки были из села Азапкёй (Басен). В 1828 году они перебрались в Спитак, село Лернаван. Сколько страхов и сомнений, разочарований и переживаний выпало на долю моих бедных предков! Разве можно передать, чтобы быть понятым, всю гамму бурлящих во мне негативных чувств из-за вторжения в 1918 году турецких захватчиков в Восточную Армению, входившую с 1828 года в состав Российской империи. Страна была переполнена беженцами, царили голод, эпидемии, разруха, а тут ещё враг, не насытившись кровью армян Западной Армении, стоял уже в нескольких километрах от Еревана.

Ничто не могло спасти несчастную Армению. Стоял вопрос – жить древней цивилизации или её ждёт участь Византии?

Опустели сёла и города, все вышли на сражение с турецкими захватчиками. Армения одновременно вела сражения в трёх направлениях и выстояла. Три народные битвы: Сардарапатская, Баш-Апаранская и Караклисская – останутся навсегда в памяти нации. Народ верил в победу, и чудо свершилось: Всевышний оставил жить горстку армян во славу Веры и нации. Стотысячной турецкой армии Вехиба-паши противостояло двадцатитысячное армянское войско, вооружённое винтовками и пулемётами старой русской армии, примерно столько же было ополченцев (священнослужителей, рабочих, крестьян, разночинцев, стариков, женщин, подростков), вооружённых бог знает чем – от винтовки до граблей. Вехиб-паша телеграфировал в Турцию, что в скором времени он «окончательно сотрёт с карты мира страну, именуемую Арменией»…

Моему отцу было семь лет, его брату – три, а сестре – годик, когда погибли все мужчины рода. В живых остались моя бабушка, трое детей, её брат и отец, то есть мой прадед. Каждое воспоминание о прошлом – это ноющая боль и страдание, заставляющее наше поколение стремиться жить во стократ лучше и побеждать. Наши предки погибали ради этого и только хорошей и свободной жизнью мы можем успокоить их души. Есть умное изречение: «Чтобы понять настоящее и предвидеть будущее, надо знать прошлое». И мы стараемся его не забывать, чтобы правильно построить путь в будущее.

Отец женился в 1939 году, а через два года ушёл на Вторую мировую войну, с которой пришёл раненым. Сколько помню себя, и он, и мама трудились в колхозе. Разрушенную войной страну поднимали почти бесплатно. Сейчас так никто не сможет работать. О войне отец рассказывать не любил, лишь однажды, не помню по какому случаю, у него вырвалось, что, пережив страх на войне, он осознал весь трагизм Геноцида своего народа. Он сказал правду: когда испытываешь на себе любое чувство, оно становится более понятным. Так случилось и со мной. После службы в армии (Кировабад) в десантных войсках я решил немного заработать в городе Горьком, а потом уехать в Армению, но остался, как видите, надолго. Это был 1975 год. Когда мама из моего письма узнала, где я оказался, прислала весточку, мол, куда тебя занесло, это ведь проклятое место! Оказалось, что моего деда в 1937 году раскулачили и выслали в Горьковскую область – в Сухобезводное. Надо же, какое совпадение! Я потом, в 1976 году, нашёл место, где предок отбывал высылку. И опять судьба преподнесла сюрприз: начальник первой колонии в Сухобезводном оказался внуком человека, который отбывал с моим дедом ссылку.

А дед умер в 1961 году.

До 1988 года я жил на две страны – рабочий сезон в России, остальное время – в Армении. В 1988 году уехал в Армению раньше срока, обещал семье купить дом и съехать, наконец, из старого, прадедовского. Дом купили большой, у меня подрастали трое детей: два сына и дочь, да и мать хотел порадовать. Армянский мужчина должен быть кормильцем и добытчиком для семьи, иначе зачем ему звание мужчины? С шестого декабря у меня какое-то беспокойство появилось, долго не мог заснуть. Встал, взял книгу, которая оказалась интересной. Утром должен был отвести младших детей в детский сад, но поленился, решил дочитать книгу. Дети, Зораб и Марина, остались дома, а Григорий, старший, сам пошёл в школу. Я решил на автобусе съездить в Спитак, были какие-то дела. Когда ощутили первые толчки землетрясения, не сразу поняли, что это. Автобус потрясло и отпустило. Нам показалось, что с мотором неполадки. Потом, видим, навстречу машины мчатся, и гул непонятный, словно загудело и завыло из-под земли. Водитель автобуса проехал ещё немного и остановился, а люди из машин, что ехали по встречной полосе, кричат: «Спитака больше нет!» Не поверили, сели в автобус, помчались. Наш разрушенный Спитак стоял в дыму, огне, в криках и стонах…

Не приведи Господь и врагу моему увидеть такую трагедию, увидеть то, что видели мои глаза, пережить то, что пережило моё сердце.

А дома тем временем мать и жена выскочили из дома, еле успев схватить детей. До школы было близко, но жене казалось, что она бежит вечность. Ноги подкосились, когда по дороге увидела развалины детсада… Школа покосилась набок, детей успели вывести. Отправив семью в Ереван, в городок для пострадавших, я все дни пропадал в Спитаке. Мама ни на какие уговоры не поддалась и осталась в пристройке дома, чтобы быть со мной рядом. Однажды, когда я усталый вернулся из Спитака и умылся, чтобы перекусить, мама попросила меня умыться заново, мол, на висках известь и пыль остались. Подошёл к зеркалу и не поверил – это была седина… Вот так и поседел в 36 лет. Теперь, когда смотрю в зеркало, волей-неволей вспоминаю Спитак. Не люблю зеркала…

В то время я получал от друзей из Горького телеграммы: сколько надо, столько семей и привози, поможем. До сих пор благодарен и друзьям, и российской власти как сегодняшней, так и власти той поры, советской. После перестройки мода пошла – ругать СССР, а я думаю, что более высокой планки в человеческих отношениях мы никогда не брали и не возьмём. Умение дорожить дружбой и передавать её потомкам мы взяли с собой оттуда, из Советского Союза. Сейчас даже самые богатые и развитые страны не могут гарантировать своим гражданам бесплатное жильё, образование, медицину, работу и зарплату, а в СССР всё это обеспечивали. Ладно. Это, наверное, ностальгия по тем временам.

Из прошлого вот ещё что интересно. Меня, армянина, как гражданина России Горьковский областной комитет КПСС за участие в восстановительных работах по ликвидации последствий Спитакского землетрясения наградил автомобилем «Жигули». Даже номер приказа помню – 05. Я ведь тогда привёз сюда семью, а сам уехал назад, Армении мужские руки нужны были…

Армян в Нижегородской области по сравнению с большими мегаполисами немного, но мы стараемся держаться друг друга, помогать, делить вместе радости и горести. Наличие более десяти миллионов армян мира, сохранивших от исчезновения древнюю цивилизацию, веру, язык, национальную культуру, идентичность, убедительно говорит о соборности нашей нации. После Геноцида 1915–1923 годов армянам досталась одна десятая часть былой Армении. Но врагам показалось, что это слишком много для оставшейся в живых горстки армян (население в 1920 году не превышало 700 тысяч человек). И в 1921 году большевики устроили территориальный передел, передав устроившей Геноцид армянского народа Турции города Карс, Ардаган, Артвин, Сурмалинский уезд с большим и малым Араратом; Азербайджану – Нахичевань и Нагорный Карабах; Грузии – Джавахк. И после этого потерявшая почти всё Армения встала на ноги, собралась с силами, став примером мужества и самоотверженности. Изо всех национальных соединений Советской армии только Таманская армянская дивизия участвовала в штурме Берлина. Армения, составляющая всего один процент населения СССР, во время Великой Отечественной войны дала Советской армии 60 генералов-армян, командовавших крупными армейскими соединениями. Все знают выдающихся советских полководцев – дважды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза, командующего Первым Прибалтийским фронтом И.Х Баграмяна, адмирала флота СССР И.С. Исакова, главного маршала авиации С.А. Худякова (А. Ханверянц), генералов С. Гиносяна, Б. Арушаняна, Г. Мартиросяна, К. Ахназаряна, А. Бабаяна. Сто шесть Героев Советского Союза дал маленький лоскуток земли под названием Армения. В этой войне возмужал талант будущего главного маршала бронетанковых войск А. Бабаджаняна и будущего маршала инженерных войск С. Аганова. И понятно, что я с болью воспринимаю в канун Дня Победы лозунги о победе только русских над фашистами. СССР был нашим общим домом, родиной национальностей всех пятнадцати республик, и Победа у нас была и будет общей!

Я всегда говорю, что одновременно горжусь победами и печалюсь промахам как России, так и Армении. В нас, армянах, издревле заложен союз и братство с русским народом, я бы много говорил об этой армянской черте, но боюсь, что не все поймут меня правильно и сочтут за лесть.

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top