online

Есай Джанполадян и первый театр Еревана

В Музее истории города Еревана, которому, пользуясь случаем, хочу передать слова благодарности за радушие и предоставленною информацию, на экспозиции третьего этажа, помимо всего прочего, есть две не менее интересные по своей истории фотографии:
Знакомьтесь — Есай Бабаевич Джанполадян.

janpoladyan1

Е. Б. Джанполадян. Архив Музея истории города Ереван.

А это — его театр «Грант Иллюзион», он же «Театр Джанполадяна».

Театр Джанполадяна. Архив Музея истории города Ереван.

Театр Джанполадяна. Архив Музея истории города Ереван.

Но обо всем по порядку.

Сперва немного об интересной фамилии и предках.

Начнем с середины далекого XVII века, когда семейство Джанполадянов, будучи на тот момент еще Манукянами, жило в персидском городе Салмаст (он же Сельмас). В период турецко-персидских войн XVI-XVII вв. эта провинция, вместе с городом Дилман и еще тридцатью деревнями, была населена более десятью тысячами армян, занимавшимися в основном земледелием. Отцом семейства Манукянов был Будаг и было у него три сына, двое из которых – Сардар и Маймут, были убиты персами. Соответственно, род продолжает уже единственный сын Будага Аваг (с арм. «старший»). Его сын Азат (с арм. «свободный») был знаменитым оружейником, сын же самого Азата Мартирос – не менее знаменитым ювелиром.

Сыновья ювелира Мартироса тоже в тени не остались:

Будаг (в честь прадеда) славился своим неповторимым голосом, к тому же не только среди армян, но и среди персов с курдами, а могучий Ованес был славен своей поистине богатырской силой и мужеством. Собственно этим он и заслужил свое прозвище «Джан-полад», что с персидского переводится как «тело-из стали», а Леонид Петрович Гроссман называл его «одним из героев армянского эпоса».

Будучи сильным и смелым мужчиной, Ованес служил у хана города Дилман, что в Персии, который очень ценил и чествовал своего военачальника:  «Хан знал — воины любят Ованеса. Джанполад был не только их начальником, но и внимательным товарищем. Он первым бросался в самые жаркие битвы. С ним воины превращались в яростных львов. Везде и всюду Ованес побеждал врагов, даже когда их было вдесятеро больше. Дилман хан в душе преклонялся перед ним», и имел привычку приглашать его за свой трапезный стол после выполнения Ованесом очередного задания, которые, к слову, всегда выполнялись успешно:

«Хвала тебе, Джан-полад! Ты как всегда непобедим. О, мой мудрый и храбрый полководец. Да не коснется тебя пуля врага. Подай команду спешиться и отдыхать. А ты — идем со мной к столу. — Хан посадил Джанполада рядом с собой и приказал подавать кушанья».

И когда Ованес снимал кольчугу, на пол сыпались пули, которым чудом удавалось лишь едва задеть его, на что хан говорил: «Поистине ты джан-полад. Ни одна пуля не ранила тебя. Очевидно, ты заговорен раз пули тебя не берут.» , и попутно сильно сожалел о том что тот «гяур» (с перс. – «неверный») т.е. христианин.

Так прозвище Ованеса Манукяна превратилось в фамилию. И стал он и потомки его Джанполадянами.

Но дальнейшая судьба этой истории, к сожалению, не безоблачна.

Как-то раз некий «доброжелатель» шепнул хану о неписаной красоте дочери Ованеса – юной Наргиз: «Соперниц нет у нее в нашем городе, Дилман-хан. Стройна, молода, брови точно две стрела, а глаза сулят блаженство. С ней и старик помолодеет». Хан, конечно, соглашается, ведь он давно не молод, а его жены ему порядком наскучили: «Мне нужен свежий родник, чтоб сердце мое вновь помолодело. А Джан-полад должен быть счастлив со мной породниться».

Высказав Ованесу свое намерение — женится на дочери его Наргиз, хан был дико разгневан и оскорблен, услышав в ответ, вместо благодарности, лишь мольбу о пощаде: «Я жизнь свою не щадил для тебя! Но дочь свою… мое дитя… Она еще так молода. Не могу я тебе на забаву отдать мою любимую дочь Наргиз. Наши жены свободны, а твой гарем — это неприступная тюрьма, где женщины в плену, не могу я…».

Но хан не пощадил своего полководца, и когда несчастного отца увели, приказал похитить девушку и ночью привести к нему. Утром он отправился в Тегеран со своим гаремом, включая Наргиз, о дальнейшей судьбе которой, к сожалению, ничего не известно.

Ованес понимал — дочь ему не спасти.

Он велел сыну Мануку приказать воинам разъехаться по деревням Салмаста и призвать жителей покинуть свои дома и уходить с ним на север: «Пусть собираются в дорогу, бросают свои жилища, попрощаются с родными могилами и следуют за мной».

В назначенный день Ованес Джанполад повел за собой в Даралагяз 10.000 людей из тридцати деревень Салмаста: конные, пешие, на арбах, со своими детьми и скотом. Они шли к свободе, подальше от персов, гнета и страха. И ничто им не помешало, ведь согласно Туркманчайскому мирному договору, положившему конец русско-персидской войне 1826—1828 гг., Персия не должна была препятствовать переселению армян, угнанных ранее и заселявших подвластные Персии южные районы исторической Армении, в русские пределы. Сам Ованес с семьей обосновывается в деревне Сойлан – местности достаточно плодородной, чтобы иметь возможность заниматься и земледелием, и скотоводством.

Среди иммигрировавших односельчан Ованеса была умная, жизнерадостная и трудолюбивая девушка Санам, на которой его единственный сын Манук, теперь уже Джанполадян, женился. 1860-х годах некоторые из семи сыновей Манука и Санам из деревни Сойлан перебрались в село Паршарур, так же в Даралагязском уезде, где арендовали местные солерудники.

А в 1870 году переселяются уже в Нахичевань, где старший сын Манука и Санам Бабай арендует уже нахичеванские солерудники и успешно разворачивает торговую деятельность по всему уезду.

***

Е. Б. Джанполадян. Частный архив.

Е. Б. Джанполадян. Частный архив.

Сын Бабая и его супруги Афросинь Есай Бабаевич Джанполадян родился в селении Даралагязского уезда – Паршарур, 30 июля 1859 года.

В 1878 году кончил нахичеванское областное училище.

 

Свидетельство об окончании нахичеванского областного училища. Архив Музея истории города Ереван.

Свидетельство об окончании нахичеванского областного училища. Архив Музея истории города Ереван.

После этого он становится компаньоном отца и обрабатывает соляные промыслы. В 1898 году, после смерти Бабая, он перевозит семью в Ереван (семья была большая: супруга Магтахине Тер-Исаакянц, сыновья Геворг, Корью, Айк, Мкртич и дочери Елизавета и Мария), а сам остается в Нахичевани, заменив отца. У энергичного и предприимчивого Есая дела шли в гору. Он в короткие сроки прославляется как в Нахичевани, так и за его пределами, получает звание купца II гильдии, а в 1900 году персидский шах, во время своего визита в Нахичевань, специальным ферманом лично награждает его орденом «Льва и Солнца» третьей степени за квалифицированную торговую деятельность.

Ферман персидского шаха. Архив Музея истории города Ереван.

Ферман персидского шаха. Архив Музея истории города Ереван.

Оборотная сторона фермана.  Архив Музея истории города Ереван.

Оборотная сторона фермана. Архив Музея истории города Ереван.

Есай Бабаевич был также широко известен своей благотворительной деятельностью. При его непосредственной поддержке была отреставрирована церковь Сурб Хач в Нахичевани, построены приюты для беженцев, организовывалась помощь уже действующим приютам, школам и гимназиям. Он обеспечивал неимущих учеников стипендиями, поддерживал единственные на тот момент в Ереване газету «Нор Мамул» («Новая печать») и ежемесячный журнал «Кран» («Молот»). Так же была построена церковь в Джульфе, по случаю чего он получил благодарственное письмо от имени комитета по ее постройке.

Благодарственное письмо от имени комитета по                           Грамота Католикоса всех армян Геворка V  строительству церкви в Джульфе.                                                        Архив музея истории города Ереван.     Архив музея истории города Ереван.

Благодарственное письмо от имени комитета по строительству церкви в Джульфе. Архив музея истории города Ереван.

«За деятельность во благо нации и по случаю строительства церкви в Джульфе» он был удостоен грамоты и кондака Католикоса всех армян Геворка V Аджемяна.

Грамота Католикоса всех армян Геворка V  Архив музея истории города Ереван.

Грамота Католикоса всех армян Геворка V Архив музея истории города Ереван.

Кондак Католикоса всех армян Геворка V  Частный архив.

Кондак Католикоса всех армян Геворка V Частный архив.

Вообще он никогда не отказывал в помощи.

Письмо от Мушега Багратуни с просьбой спасти от закрытия газеты «Кран» и «Нор Мамул». Архив музея истории города Ереван.

Письмо от Мушега Багратуни с просьбой спасти от закрытия газеты «Кран» и «Нор Мамул». Архив музея истории города Ереван.

Благодарственное письмо от настоятеля Нахичеванской церкви имени св. Владимира за деньги «для пристройства вокруг церкви каменной ограды» Архив музея истории города Ереван.

Благодарственное письмо от настоятеля Нахичеванской церкви имени св. Владимира за деньги «для пристройства вокруг церкви каменной ограды» Архив музея истории города Ереван.

Письмо от имени попечительницы детского приюта им. Императора Александра II, Тифлис. Частный архив.

Письмо от имени попечительницы детского приюта им. Императора Александра II, Тифлис. Частный архив.

Е. Б. Джанполадян с женой. Частный Архив

Е. Б. Джанполадян с женой. Частный Архив

В 1903 году Есай приобретает большое одноэтажное здание на улице Тер -Хукасова (ныне ул. Вазгена Саргсяна 20), которое прежде в, 1840-х годах, было лицеем, а на тот момент принадлежало купцу Теодоросу Хандамирову.

После приобретения здание превращается в клуб, где проводила вечера вся интеллигенция города, собирались известные деятели и государственные служащие. Кстати, в 1904 году правое, юго-западное крыло здания в шесть комнат Есай продает купцу Хачатуру Гиланянцу под лимонадный завод «Ласто», который до этого уже арендовал эту часть здания у прежнего владельца Т. Хандамирова. В 1907 году клуб «переезжает», и Есай перестраивает здание под театр и кино «Грант Иллюзион», который за короткие сроки становится центром культурной жизни города. Это был первый стационарный театр Эриванской губерни, где выступали как местные, так и гастролирующие труппы из России, Тифлиса, Украины и Баку. Выступали такие знаменитые артисты армянского театра как Сирануш, Астхик, Жасмен, Мари Забел, Оганес Абелян, Оганес Зарифян, Арам Вруйр и другие.

Благодарственное письмо от «Эриванского Общества распространения полезных знаний». Архив Музея истории города Ереван.

Благодарственное письмо от «Эриванского Общества распространения полезных знаний». Архив Музея истории города Ереван.

В 1908 году выступал хор «Гусан» под руководством Комитаса, в октябре 1912 года в театре с большим успехом гастролировала большая оперная труппа из Германии.

Армен Тигранян

Армен Тигранян

А 9 и 10 февраля 1913 года состоялась первая ереванская постановка оперы “Ануш” (за год до этого она была поставлена в Александрополе) молодого композитора Армена Тиграняна . Премьере не помешала даже холодная погода — оба спектакля прошли в битком набитом зале, что, впрочем, было обычным делом для театра «Грант Иллюзион», а вернее «Театр Джанполадяна», как его чаще называли.

Естественно, большая часть вырученных с театра денег уходила на благотворительность, и естественно, что для Есая, столь преданного своему народу человека, 1915 год был особенно важен. После геноцида армян Ереван заполнился чудом спасшимися беженцами, огромное количество детей остались сиротами. И конечно по отношению к их судьбе он не остался равнодушным. Он активно начал заниматься открытием приютов, как и все жители столицы многих он просто приютил у себя дома.

Билет Е. Б. Джанполадяна - члена всеармяского съезда в Петербурге.

Билет Е. Б. Джанполадяна — члена всеармяского съезда в Петербурге. Архив музея истории города Ереван.

В 1916 его избрали депутатом, после чего он отправился в Петербург для участия в первом всеармянском съезде, главной и основной задачей которого была организация помощи беженцам-армянам.

По возвращении из Петербурга Есай первым делом отправляется в Эчмиадзин — помочь чудом спасшимся от резни и измученным людям, расположившимся во дворе церкви, под открытым небом. Так начинаются его разъезды по местам сбора беженцев: им оказывалась медицинская помощь, создавались условия для работы и жительства.

Так продолжалось до самой его скоропостижной смерти в 1918 от распространенного тогда в Армении сыпного тифа.

Паспорт Е. Б. Джанполадяна. Частный архив.

Паспорт Е. Б. Джанполадяна. Частный архив.

После советизации республики меняется многое. Качества и заслуги Есая Бабаевича как мецената забываются. Остается лишь купец Джанполадян. А о первом театре города Ереван сейчас и вовсе помнят совсем немногие.

После смерти Джанполадяна театр еще продолжал действовать. В первые годы советской власти в его стенах разместились новые театры «Революция» и «Юный Зритель».

После здание было экспроприировано и передано Закавказскому военному округу, который основал в нем клуб «Дом офицеров». Таковым он оставался и после обретения Арменией независимости в 1991 году, уже под контролем Министерства обороны Армении и входил в список «Охраняемых государством историко-культурных памятников Еревана» Министерства культуры Республики Армения.

В 2007 году Минобороны Армении продало здание и прилегающую к нему территорию итальянской компании «Renco Armestate», которая заключила с Министерством культуры Армении договор, в котором обязывалась сохранить кирпичи и фрески здания. В том же году историко-культурный памятник был снесен, и на его месте началось строительство многофункционального комплекса «Piazza Grande», а в 2013 году выяснилось, что кирпичи и фрески, оставшиеся от театра, исчезли.

Незадолго до продажи дочь Геворга, младшего сына Есая Джанполадяна, Магда Джанполадян обратилась в Мэрию с просьбой установить на здании «Дома офицеров» мемориальную плиту. Мэрия идею одобрила, однако из-за снесения здания осуществить это так и не удалось.

Зато помнят потомки. Помнят, рассказывают, бережно хранят все те немногие фотографии и документы что остались от Есая и безмерно гордятся своим главным наследством – прадедом и фамилией Джанполадян.

 

Анастасия  Джанполадян

Фото предоставлены автором

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top