online

Эдгар Мирзоян. К вопросу о ЕДИНОМ

ФИЛОСОФИЯ

«Наша Среда online»

(анализ Буддистских и Гностических метафизических воззрений)

 

I

Определение Идеи

Труд сей посвящаю той, кто видением Прекрасного
и прозорливостью вдохновила на создание оного.
«Когда Макрокосм растворён в Микрокосме – рождается Любовь».

Существует  достаточно старое выражение: «Без теории – нет практики». Это выражение, ставшее уже аксиомой, господствует в умах многих людей, но не каждый из них задумывался над истинным смыслом его. Дабы определить правоту старинного афоризма, необходимо чётко понять, как различие между теорией и практикой, так и сходство этих двух аспектов Познания. Поначалу обратим внимание на видимые различия между теорией и практикой, чтобы в дальнейшем изложении мысли быть более последовательными и объективными. Дадим вначале определение Теории.

Теория – есть уже сложившееся относительное представление, которое, между прочим, может быть и ошибочным, о том или ином практическом аспекте Познания, и которое может быть как сложившейся аксиомой, выявленной в прошлом, так и порождённой в данный момент времени, но обязательно на основе уже существующих накоплений. Однако может возникнуть вопрос, откуда же зарождается та или иная теория, практическое подтверждение которой ещё не выявлено? Порой проходят столетия пока, из одного открытого закона в той или иной области Науки выводят другой, как следствие от уже открытого или же как причину. Многие теории состыковываются через десятки, сотни и даже тысячи лет.

Дабы ответить на этот вопрос, необходимо обратить внимание на тот Принцип, который заложен в любом теоретическом начинании, вне зависимости от его истинности. Речь идёт о Принципе Идеи. Любая теория зиждется на Идее, которая также является причиной для практического применения той или иной теории. Именно в Идее кроются все начинания. Исходя из вышесказанного, проследим ход теоретической мысли древних философских рекордов, сопоставляя их и находя аналогии между ними. Так как аспекты Идеи, как и аспекты теории и практики, лучше и точнее освещены в трудах древних философов Востока, в частности Индии, то начнём рассмотрение данной проблемы именно с них. Существует прекрасное определение к той теме, о которой идёт речь:

  1. «Вначале была Мысль»…
  2. «Она, Мысль, будучи рождённой, пожелала стать явной, более явной»…
  3. «Эта Мысль создала речь»…[«Шатапатха-Брахмана», X, 5, 3].

Эти три отрывка из древнейшего индийского труда «Шатапатха-Брахмана» великолепно показывают, что Идея, как Принцип, есть начало любого материального проявления в Мире. Но для полного освещения мысли Древних было бы уместно привести здесь отрывки из трудов древнегреческих философов. Так, у Платона, мы находим тождественность с древнеиндийскими и древнеарийскими воззрениями в его «Учениях об Идеях», собранных из различных трудов. Платон, утверждающий о законе вечности Гармонии и определяющий в этой самой Гармонии красоту как атрибут Гармонии или Высшего Блага, к которому должен следовать человек, утверждал также, что именно Идеи наполняют саму Гармонию, тем самым предшествуют всему сущему в Пространстве. Приведём для примера несколько отрывков из трудов Платона:

«Я хочу показать тебе тот вид причины, который я исследовал, и вот я снова возвращаюсь к известному и сто раз слышанному и с него начинаю, полагая за основу, что существует прекрасное само по себе, и великое, и благое…» (Федон, 100 В).

«Но каждый из видов[1], Парменид, заметил Сократ, не есть мысль?..» «Что же теперь? Спросил Парменид: если все прочие вещи причастны, говоришь, видов, то не необходимо ли тебе думать, что-либо каждая вещь относится к мыслям и всё мыслит, либо относящееся к мыслям немысленно? Впрочем, мне-то, Парменид, скорее всего представляется так: эти виды стоят в Природе как бы образцы, а прочие вещи подходят к ним и становятся их подобиями; так что сама причастность их к видам есть не иное что, как уподобление им» (Парменид, 130 В — 132 D).

Из данных примеров видно, что любая вещь, как определённая форма материи, заключает в себе Идею, как причину, породившую эту форму. У некоторых читателей, кто будет рассматривать данную работу, может возникнуть вопрос относительно выбранных примеров из древних трудов. Оппоненты могут возразить, отметив, что Идеи, о которых идёт речь в данных примерах, древними мыслителями рассматривались как нераздельные от Бога, как Первопричины, и что сами примеры отчуждены от материальной Природы. Относительно подобного выражения можно ответить, что Древние никогда не упоминали о личном Боге, но о Боге, как о Едином Законе Бытия, который также можно назвать Законом Природы. Кроме того, если рассматривать сущую Природу с точки зрения современных данных Науки, то и тогда мы увидим, что любое природное явление или создание не лишено смысла, т.е. Идеи. То же мы наблюдаем и в жизни человека; всё, что ни создал человек, изначально представлялось ему в виде Идеи, которую он впоследствии воплощал в жизнь. Из данного положения видно, что сама Природа, прежде чем что-либо воплотить, претворяет в виде Идеи, т.е., иными словами, в виде теории, о том или ином своем творении или явлении. Если в Природе господствуют непреложные и безошибочные законы, которые есть следствие Единого Закона Движения, то человек подвержен сомнению в выборе, и посему объяснения тех или иных аспектов Природы порой бывают неточными или вовсе неверными. Природа – одна большая лаборатория, где человек черпает свои познания из того, что его окружает, и в большей степени основываясь на тех данных, которые уже известны ему. Оставаясь таковой, Природа, всё же является детищем той глобальной Идеи, которая Древними именовалась Демиургом, но никак не Единым, ибо сам Демиург есть лишь одно из проявленных творческих начал, и лишён Истиной Реальности. Данная мысль с глубочайшей точность выражена у А. Шопенгауэра: «…Нет истины более несомненной, более независимой от всех других, менее нуждающейся в доказательстве, чем та, что всё существующее для познания, т.е. весь этот Мир, является только объектом по отношению к субъекту, воззрением для взирающего – короче говоря, представлением. Естественно, это относится и к настоящему, и ко всякому прошлому, и ко всякому будущему, относится и к самому отдалённому, и к близкому: ибо это распространяется на само время и пространство, в которых только и находятся все такие различия. Всё, что принадлежит и может принадлежать миру, неизбежно обречено этой обусловленности субъектом и существует только для субъекта. Мир — представление» [Шопенгауэр, «Мир как воля и представление», т. I, с. 3, 1900]. Ту же мысль гениально и более лаконично выразил Протагор «Человек есть мера всех вещей: существующих, что они существуют, и несуществующих, что они не существуют». Следовательно, ни Природа, ни представления наши о ней, исходящие от нас самих, не могут быть абсолютными, в силу неабсолютности самой видимости. Именно поэтому издревле существовала необходимость иерархического и одновременно взаимопроникающего причинно-следственного мировоззрения, ярким примером коего может служить представление изначального существования всего субъективного и объективного в ЕДИНОМ.

 

II

ЕДИНЫЙ и Принцип Проявления Его

Всё во Вселенной зиждется на Принципах Идей и Возможностей осуществления Идей. Выявления от ЕДИНОГО протекает согласно тождеству, но при этом сам ЕДИНЫЙ не бывает тождественным Выявленному. Что есть ЕДИНЫЙ и может ли ОН быть Принципом? Для осознания ЕДИНОГО лучше всего представить Беспредельное, не имеющее ни начала, ни конца, в коем заложены беспредельные возможности. При этом не следует забывать, что до Выявления или же момента Проявления сей возможности ЕДИНЫЙ, оставаясь Беспредельный в самом себе, есть АБСОЛЮТНОЕ НИЧТО и АБСЛЮТНОЕ ВСЁ. ОН является тем Беспредельно Малым, вбирающим Беспредельное Множество. Эту мысль ещё в XV в. развил Николай Кузанский [Николай Кузанский, «Об уме»]. Николай Кребс (Кузанский), как бы вторит великому Плотину:

«Превыше всего стоит верховное начало – единое, первое, абсолютное. От него происходит второе начало – ум, начало едино-многое. Всё, что следует после первого начала, происходит от него или непосредственно или посредственно и представляет собой различные порядки бытия, так что второй порядок имеет своё начало в первом, третий во втором. В самом деле, необходимо допустить, что прежде и выше всего существующего существует начало, которое отлично от всего прочего, которое всегда пребывая в самом себе, в то же время присуще всему, не смешиваясь ни с чем, которое есть единство, совершенное, абсолютное, а не такое относительное единство, какое принадлежит сущему, как его атрибут, которое выше самого бытия и сущности, и которого поэтому и ум наш не может обнять и слово не способно выразить. Если бы это существо не было совершенно простым, чуждым всякого соединения и смешения, если бы не было единым в истинном абсолютном смысле слова, тогда оно и началом не было бы, между тем как при своей абсолютной простоте, оно есть абсолютно-самобытное, самодовлеющее, а по отношению ко всему первое. Напротив, то, что не есть первое, всегда нуждается в том, что ему предшествует, как равно и то, что не есть простое, а сложное, нуждается в том простом, из которого оно могло бы составиться. Итак, первое начало всего только одно и оно по существу своему есть единое. Если допустить рядом с ним другое, такое же начало, тогда, всё равно, они составляли бы одно и то же единое начало, так как тут речь идёт, ведь, не о двух делах, и не об одном из них, как о первом теле; всякое тело есть сложное, и вдобавок всякое происходит во времени, следовательно, никоим образом не может быть началом; началом может быть лишь то, что само не есть происшедшее, или происходящее. Истинное начало всего есть первое или верховное именно потому, что оно есть бестелесное и абсолютно-единое, простое» [Плотин «Эннеады», V, 4, § 1]. Идея о ЕДИНОМ у Плотина почти полностью согласуется с Идеей Буддизма, в частности, школы Махаяны и её великого представителя Нагарджуны, исключая то, что ни Плотин, ни более ранние античные философы не обращались к созерцательной практике определения пустотности, что никоим образом не лишает ценности Западную античную Философию. Для наглядности следует привести некоторые выдержки из знаменитого трактата Нагарджуны «Семьдесят строф о пустотности».

«Кроме того, возникновения нет, поскольку не установлена причина [как самостоятельная сущность]. – Почему?

6

Если следствие есть, то оно имеет причину. Если же следствия нет, то это значит, что его нет из-за отсутствия причины. Отсюда противоречие: следствие может быть и не быть одновременно…

7

Без одного не существует многого, без множества не существует единичное [единое – Э. М.]. Значит, существования, возникшие во взаимозависимости, являются неопределимыми [сами по себе]» [Шуньята-саптати. Андросов, «Буддизм Нагарджуны», 2000].

 

Комментарии к строфам 6 и 7 трактата «Семьдесят строф о пустотности»

Две строфы, приведённые выше, последовательно взаимосвязаны, т.к. в них утверждается Принцип ЕДИНОГО – вбирателе всех множеств и подмножеств этих множеств. Представив, что все эти множества являются следствиями относительно ЕДИНОГО, а будучи предшественниками всех последующих форм – причинами для этих форм, можно легко уявить ту неопределённость, на которую указывает Нагарджуна. С другой стороны, будучи причинными для последующих форм, эти множества идей и идей для форм[2], не могут являться самодовлеющими и причинными относительно ЕДИНОГО. Следовательно, для ЕДИНОГО это множество является следственным (то, что в древнеарийской и буддистской доктринах принято обозначать термином Майя или Майявирупа). Кроме того, учитывая ссылку на утверждение: «Без одного не существует многого, без множества не существует единичное», можно сделать несколько выводов.

ЕДИНОЕ можно признать таковым, т.к. оно вбирает абсолютно всё, следовательно, абсолютно всё и есть ЕДИНОЕ. Отсюда следует, что ЕДИНОЕ в качестве Первопричины само зависит от беспредельного множества, являясь при этом беспредельным. Следовательно, множества, являясь входящими и исходящими из ЕДИНОГО, одновременно и являются следствиями и не являются ими. Таким образом, выявляется ещё одна неопределённость.

Всё вышеотмеченное можно узреть и у первых христиан-гностиков, невзирая на то, что разрозненные Доктрины их также были искажены.

«Что касается Непостижимого, Немыслимого, Отца, Совершенного, создавшего Всеобщность, то внутри него — Всеобщность, и Всеобщность нуждалась в нём. Хотя он удерживал в себе то их Совершенство, которое он не отдал Всеобщности, Отец не ревновал. Какая, в самом деле, (могла быть) ревность между ним и его же Членами? Ибо если этот Эон так получил бы их Совершенство, они не смогли бы прийти […] Отца. Он удерживал внутри себя их Совершенство, даруя его им как возврат к нему и как совершенно единое знание. Именно он изготовил Всеобщность, и Всеобщность — внутри него, и Всеобщность нуждалась в нём» [Апокрифы из Наг-Хаммади].

Необходимо также осознать, что в самом ЕДИНОМ покоя быть не может, ибо при наличии покоя не могло быть самого Проявления[3]. Итак, первое Выявление есть Выявление в самом ЕДИНОМ. Взаимосвязь Противопоставлений внутри Себя Самого и есть развёртывание ЕДИНОГО изнутри вовне. Данные Противопоставления, собственно, и отображают впоследствии само Пространство, делая его объективным, которое иллюзорно запечатлевается в виде внешнего. Именно данный Принцип является той возможностью, если можно так выразиться, которая отражается во всех последующих Проявлениях, ибо является ДВИЖЕНИЕМ – ВЕЧНЫМ и НЕПРЕЛОЖНЫМ. Так как ЕДИНОЕ Едино во всём, но также не может быть обозначено никак, следовательно, Его правильнее назвать АБСОЛЮТНЫМ, тогда как Проявление – ОТНОСИТЕЛЬНЫМ. Следовательно, будучи вбирающим все Принципы, ЕДИНЫЙ Принципом может быть только для Самого Себя.

Относительность есть уже Иллюзорность, т.к. Выявление из ЕДИНОГО, относительно ЕМУ, следовательно, вышеотмеченное Выявление для ЕДИНОГО будет отображением, т.е. Иллюзией. Из данного положения проистекает также то, что Относительность никак не может вобрать в себя всё, но только сам Принцип Проявления и возможность Противопоставления, которые тождественны Относительности. Отсюда, Выявление не может полностью быть тождественным ЕДИНОМУ или же быть Принципом самодовлеющим. Древнейшее выражение Гермеса Трисмегиста: «Подобное притягивает подобное посредством Противопоставлений» относится именно к Относительности. Посредством Выявления проистекает единство противоположностей, которое выявляет Первичное Проявление. Собственно, Противопоставления состоят из Активного Принципа или же Идеи Движения и Пассивного Принципа – Возможности Движения, что в результате выявляет Самоосознание Движения. Это последнее и есть Первичная Объективность. Не следует забывать, что до этого проявления Самоосознающей Объективности, Противопоставления протекают внутри ЕДИНОГО; именно это и именуется Делимостью Духа во многих метафизических трактатах. Посему, необходимо отметить, что ЕДИНЫЙ Осознаёт Себя Самого путём Противопоставлений внутри Себя. Объективность, выявленная при этом, своего рода, след от причины внутреннего отождествления ЕДИНОГО в Самом Себе. Именно данный след и есть ПЕРВЫЙ ЛУЧ или Первое Проявление ЕДИНОГО, которое, вместе с тем является несущим в себе основной Принцип ЕДИНОГО – Принцип Проявления.

Необходимо помнить, что в ЕДИНОМ всё растворяется и остаётся лишь в латентном состоянии. ЕДИНОЕ вмещает в себе всё то, что именуется прошлым, настоящим и будущим, уравнивая эти понятия. При этом каждый объект, будучи носителем своего сознания – совокупности Идеи и Возможности – несёт ещё и основополагающие Принципы, своего рода, основной ген-матрицу – Идею Движения и Возможность Движения, на основе которых и строятся его собственные Идея и Возможность проявления Идеи – формы. Нужно также отметить, что в ЕДИНОМ все изначальные архетипы пребывают, своего рода, в однородном состоянии и до момента Выявления могут быть лишь причинами, но никак не следствиями, что, впрочем, также неуловимо[4]. Посему, утверждение о совокупности Идеи и Возможности Идеи того или иного объекта в ЕДИНОМ лишь указывает на факт нерасторжимости этих Принципов в сознании объекта. Следовательно, Идея объекта и Возможность объекта, сливаясь в Едином, не теряются, но объединяются в общее, накладывая индивидуальный отпечаток в ЕДИНОМ. При проявлении Первичной Объективности все эти Идеи также начинают проявляться согласно тождеству, но т.к. вместе с тем выявляется иллюзорное проявление Времени, выявления эти приобретают последовательный характер, от сложного к простому[5]. Сказанное относительно тождества никоим образом не означает, что сами Выявления тождественны ЕДИНОМУ, отнюдь. Дабы понять сей процесс, следует помнить, что в ЕДИНОМ всё пребывает в состоянии Идей и Возможностей осуществления этих Идей. Так как Идея и Возможность её осуществления уже есть Противопоставление, следовательно, взаимодействие их проявится в виде определённого следствия. Само Проявление или же сознание является Относительным отображением внутреннего Противопоставления, своего рода, отражённым испускаемым изнутри бликом, посему и не может быть абсолютно тождественным ЕДИНОМУ, но тождественно той Идеи и той Возможности, которые изначально пребывают в ЕДИНОМ. Следовательно, даже в момент Выявления, полнота ЕДИНОГО не претерпевает каких-либо изменений, и ОН всегда остается АБСОЛЮТНОЙ ПОЛНОТОЮ. Вышеотмеченное указывает на то, что Сознание и Форма суть одно и то же, т.к. являются синтезом взаимодействия Идеи (определённой Идеи) и Возможности данной Идеи.

Выявление отражения всех возможностей и всех идей, как было отмечено, является Первичной Объективностью, что также можно назвать Первым Самоосознанием ЕДИНОГО – Его Первой Формой. Так же было отмечено, что будучи Великой Иллюзией или Относительностью, данная Объективность несёт на себе матрицу ЕДИНОГО, не будучи тождественной ЕМУ. Матрица эта есть Принцип Противопоставлений двух основных архетипов любого объекта. Можно смело предположить при этом два факта. Выявление Первичной Объективности связано с Противопоставлением в ЕДИНОМ совокупности Идей с совокупностью Возможностей этих Идей, что само по себе указывает, что Первичная Объективность отражает в полноте все Идеи и их Возможности. Будучи полной отобразительницей всех архетипов, Объективность является первой Относительностью к ЕДИНОМУ и таким образом, Она становится Первой Формой, и Проформой всех форм. Именно эту Первую Объективность и называли Мировой Душою (Anima Mundi или Адити). Она пока не осознаёт себя, но вобрав от Единого Принцип Противопоставления, начинает противопоставляться Ему, в результате выявляется Идея Самоосознания и Возможность Самоосознания, но уже для Первой Объективности. Выявившаяся Идея и Возможность Самоосознания Первой Объективности является уже Проявленной Первичной Мыслью; тем, что арии именовали Махатом. Данное Проявление Мысли является отображением Её на объективном плане, и таким образом, выявляется кульминация Выявления. По сути, Мысль становиться открытым Проявлением как ЕДИНОГО, так Первой Объективности или Его Первой Формы. Именно Мысль Проявленная, является тем Принципом, от которого берёт начало наша Объективная относительная Вселенная, т.к. Мысль – результат Самосознания как ЕДИНОГО, так и Мировой Души (Первичной Материи ЕДИНОГО)[6]. На данном этапе происходит открытое выявление Двойственности, ибо Проявленная Мысль, будучи совокупным Принципом двух Архипринципов, вбирает в себя как отражение самосознания ЕДИНОГО, так и отражение самосознания Первичной Объективности или Мировой Души. Именно в этом контексте и понималось значение Логоса-Сына или же Мирового Яйца (Хираньягарбха). Все последующие стадии деления, в прямом и в переносном смысле, относятся именно к Логосу или Зародышу. Следует всегда помнить, что вышеотмеченные Выявления иллюзорны в отношении к ЕДИНОМУ ещё и потому, что никак не отделимы от Него, т.к., проявляясь, становятся Его Внешними Покровами.

Итак, Мысль и Логос – понятия тождественные и иллюзорные относительно ЕДИНОГО, но именно Логос даёт начало всему тому, что именуется Внешним Объективным Бытием, посему Его всегда изображали в центре объективного Мироздания. По сути, Логос и есть то, что обывателями принято называть Богом или же совокупностью Богов, но это относится исключительно к Демиургу и Его Иерархии.

С момента Выявления Проявленной Вселенской Формы Зародыша-Сына наступает момент Его Развёртывания уже по аналогии с вышеотмеченным Проявлением ЕДИНОГО. Иллюзорное разделение ЕДИНОГО, в Логосе представлено Его Троичной Природой. Это тот ключевой аспект, который столь неверно представляется христианами. Речь идёт о Святой Троице и о Сыне, как о Триедином. Триединство Логоса-Сына явлено посредством отражений ЕДИНОГО, Первой Объективности или же Первой Формы и Первичной Мысли, т.е. отражений Самого Себя. Именно отражений, т.к. Реальность всегда пребывает в ЕДИНОМ и тождественна лишь ЕМУ. Тем самым, становится ясным, как Сын подобен Отцу, только как ЕГО ЗЕРКАЛЬНОЕ ОТРАЖЕНИЕ. По сути, Логос-Демиург есть совокупность всех отражённых в нём Принципов. Так как Логос отражает всё, что пребывает в ЕДИНОМ, следовательно, Выявление протекает в нём, так же как в ЕДИНОМ, согласно Противопоставлению отражённых Идей и отражённых Возможностей осуществления данных Идей. В Древности в подгорных Мистериях это Проявление представлялось с диаметральной противоположностью относительно Проявлению ЕДИНОГО. Данная схема представляла собою ЕДИНОГО в момент Выявления Двух Начал, а также Выявление и «разложение» Логоса, но уже с одной очень важной особенностью – четвёртым планом, который, по сути, является самым иллюзорным, т.к. представляет Логос в Его сугубо объективном проявлении; то, что принято именовать Природой. Здесь следует более подробно рассмотреть этапы Проявления Триединого Логоса.

Было уже отмечено, что Логос есть диаметральное отражение ЕДИНОГО, следовательно, Он также вбирает в Себя отражение Первичной Объективности и ЕДИНОГО. Также отмечено, что Логос – Триедин, и Третьим Началом Его является именно Первичная Мысль, т.е. Он сам. При Проявлении Логоса происходит подобное «разложение» на Три Начала, но, опять-таки, отраженно, относительно Его Самого. Тем самым деление это включает отражение Первичной Объективности, то, что древние именовали объёмным словом Материя, и отражённого Самосознания этой Объективности или Первичной Мысли. Так как эти отражения вбирают в себя ВСЕ отражения вышеотмеченных Идей и Возможностей, следовательно, противопоставляясь друг другу, они отражают всё в виде грубой Природы, со всеми первоэлементами грубой Материи. Именно эти первоэлементы древние арии называли Упадхи, т.е. носителями, но никак не Принципами самодовлеющими. Данная, по сути, крайняя точка Развёртывания или же Проявления ЕДИНОГО становится точкой полного отражения ЕГО, вмещая все отражения Идей и Возможностей Идей. Важно отметить, что и на уровне грубой Материи, существует та же Иерархия. Отсюда и отражённое проявление различных уровней от физического, до духовного или от сугубо следственного до причинного для каждого вида в Проявленной на видимый нами план Природы.

Все зримые нами проявления столь же беспредельны в своих отражениях, сколь и беспредельна Причина их проявления. Распад всевозможных форм в мире физическом, также как и распад самого мира есть лишь одна из ступеней этого глобального процесса Проявлений. Более того, данный распад протекает по аналогии Выявления, но наоборот – Всё стремится к своей Причине, и в конечном счёте – к ЕДИНОМУ, дабы ОН, снова и снова Выявлял Себя. И так – Беспредельно!

Из вышесказанного видно, что причиной сущего как в мире Идей, так и в мире форм, является Мысль и Воля, являющиеся также архетипами в своей Полноте или ЕДИНОМ для нашего Объективного Мира.

III

Градации и взаимоотношения субъективного и объективного

Отображения в Логосе

Иллюзии Тонких тел

С учётом вышесказанного небезынтересно обратить внимание на более частные взаимоотношения объективного и субъективного. По сути, все наши представления – это лишь попытки увязать эти принципы, и вслед за великим Шопенгауэром следует повторить: «…Мир, является только объектом по отношению к субъекту, воззрением для взирающего – короче говоря, представлением». Однако Шопенгауэр, невольно от себя, несколько ошибался, т.к. абстрагировался, в первую очередь, от сугубо человеческих понятий, давая своё знаменитое определение, ибо, отставляя в сторону эти человеческие определения субъективного и объективного, данные категории будут очищены от иллюзорного личностного аспекта и уже не будут представляться отдельно друг от друга, но лишь в границах выявленной Объективности. Таким образом, для разграничения этих принципов необходим качественный анализ. Мы, накладывая собственную оценку на окружающие нас Пространство и явления, тем самым создаём гигантскую личностную иллюзию, в первую очередь, для нас самих. Данная иллюзия настолько становится всеобъемлевающей, что представляется нам самодовлеющим фактором Бытия. Принято считать, что Сознание – сугубо человеческий Принцип. Данное воззрение также является крайней степенью нашего иллюзорного восприятия, ибо под принципом Сознания человек, как правило, понимает свою способность мыслить, забывая при этом уявить, что вся Природа, включая и его самого, является проявлением Сознания. Раз так, то, стало быть Сознание – Мысль, не может является обособленным человеческим Принципом, априорным для человека даже в его же иллюзорном мире. В таком случае, вправе ли человек утверждать, что осознаёт своё же Сознание? И что, в конце концов, есть наше представление Сознания? Не является ли его представление такой же иллюзией? Откуда же возникает данное иллюзорное представление в человеке?

Когда речь заходит об обычном человеке мы не вправе утверждать, что он осознаёт или самоосознаёт Сознание. Осознание Сознания может быть только в том случае, когда ощущение сознания отождествляется с осознанием ощущения. В большинстве же случаев, мы ощущаем не само Сознание, но лишь следствие данного Сознания.

Любое наше представление изначально иллюзорно, т.к. является очевидным представлением исключительно в нашем восприятии.

Последний вопрос самый сложный, ибо требует максимально исчерпывающего ответа. С того самого момента, когда мы стараемся представить в виде осознанного собственные ощущения. Однако, кроме личностной иллюзии существует иллюзия безличностная, которая настолько активно смешивается с нашими восприятиями, что заставляет нас поверить в реальность восприятий и что самое важное – в реальность личностного. Без этой иллюзии не было бы ни нашего плотского существования, ни окружающей нас Природы. Что же относится к этой безличностной иллюзии?

  1. Прана или Жизненный флюид, который сращён с нашим физическим телом.
  2. Линга Шарира – Астрал – зеркальное отображение нашего личностного, но не индивидуального. Именно Астрал является телом чувств.
  3. Кама Рупа – Тело Желаний. Тесно взаимосвязано, как с Астралом, так и с Праной. Является носителем Четвёртого Принципа человека Кама Манаса.
  4. Кама Манас – Животный Ум. Наш интеллект и наша логика, а также всё, что связано с процессами рассудка, непосредственным образом есть следствие активности именно этого Принципа. Кама Манас, являясь созидательным началом, является также разрушительной силой. В древней оккультной философии Кама Манас противопоставляется Высшему Манасу, с которым у обычного человека слит в общую двойственную природу Тела Мысли.

Данные тонкие тела, как уже было отмечено, необходимы для нашего земного психофизиологического существования. Безличностны они, ибо пронизывая всё в Природе, по сути, проявляют её физическую форму. Личностными они становятся только в присутствии Принципов Мысли и притом окрашивают нашу Мысль, таким образом, Принцип Мысли становится привязанным к чувственному. Сам же Принцип Мысли становится личностным в присутствии Высшей Триады, ибо в состоянии выявить себя в нас только посредством Божественной Искры, притом, что эта Искра выявляет себя в нас крайне редко в нашем иллюзорном мире, и постоянно выявляет себя, уже после освобождения от иллюзии.

Таким образом, наша физическая (грубая материальная) форма в Природе является фактическим синтезом из всех тонких тел. При этом зададимся вопросом: а что есть эти тела или планы, или миры, и почему издревле соответствовали тем Принципам, о которых было отмечено? Вновь вернёмся к вышеотмеченному и многократно говоренному, дабы более детально представить весь процесс дифференциации на нашем Объективном Плане.

В ЕДИНОМ, как отмечалось, пребывает всё абсолютно, однако сам процесс объективной дифференциации, то что выше названо было Проявлением, несмотря на всю условность данного термина, окончательно происходит в Логосе, который есть Мысль – результат Самосознания как ЕДИНОГО, так и Мировой Души (Первичной Материи ЕДИНОГО). Так же отмечалось, что все последующие градации, являющиеся формообразующими для физической природы, исходят именно из Логоса и пребывают в Нём. Он – Логос, будучи вбирателем отражений, о которых упоминалось, являясь совокупностью всех отражений от ЕДИНОГО, становится той самой Проявленной Объективной Природой, при том, что относительно всех последующих проявлений в Природе Логос является таким же самоценным и реальным, коим является ЕДИНЫЙ относительно всего.

Следовательно, все те вышеперечисленные Принципы, о коих шла речь, и которые являются, фактически, формообразующими и безличностными (per se), являются лишь элементами выявления Самоосознания самого Логоса или Мысли. Так как Логос есть Зеркальное Отражение ЕДИНОГО. Будучи Триединым, Он, как ЕДИНЫЙ выявляет объективность посредством противопоставлений и отождествлений в Себе. Принцип отождествлений и противопоставлений пронизывает абсолютно всё и является тем единственным Принципом, который «наследуется» Логосом. Однако будучи объективностью, относительно всеобъемливающего ЕДИНОГО, Логос вбирает не совокупность Идей и совокупность Возможностей Идей, а лишь отражения их, своего рода их зеркальные, а значит, иллюзорные образы. Итак, всепронизывающий Принцип Противопоставлений Активного Принципа Идеи Движения и Пассивного Принципа Возможности Движения, существует и в Логосе. Таким образом, Логос начинает противопоставлять весь спектр отражений совокупностей Идей и отражения возможностей осуществления Идей с реальными Идеями и возможностями их осуществления, что происходит в Нём – в Его Индивидуально-всеобщем Начале Мысли. Благодаря этому отождествлению отражения облекаются в Первичную Форму Логоса – Жизненный Принцип, названный Дживой или Праной. Форма эта первична лишь для нашего, полностью отражённого и от того иллюзорного Мира. Теперь данная Форма, благодаря последующим отождествлениям Логоса в ЕДИНОМ, облекается Камой – Желанием Движения, а значит, и Жизни. Желание или, вернее, Воля является аналогом Первичной Мысли при противопоставлениях Первичной Объективности с ЕДИНЫМ, как было отмечено. Следовательно, Жизненный Принцип – Праформа для всех последующих форм в нашем отражённом Мире и Воля к существованию Движения, являются основой для дальнейшего формообразования. Важно отметить, что отождествление в Логосе сродни с Самоосознанием, т.е. с претворением сродства Воли и Мысли, при этом, сам Принцип Мысли, являясь всепроницаемым, не умаляется в Логосе, но его отображение в отражённой объективности становится не самой Мыслью, а лишь оболочкой Мысли – Желанием Мысли, которое становится отдельным иллюзорным планом Объективного Бытия. Эти три иллюзорные формы приводят к ощущению реальности иллюзии. Совокупность Ощущения или Чувства Реальности, как ни странно, становится отдельной иллюзией, отражающей, как бы наоборот. Именно эта иллюзия Ощущений и есть Астрал или Линга Шарира, в коем отражается сама Иллюзия. Все эти Принципы, являясь степенями Самоосознания Логоса, пронизанные Первичной Мыслью, т.е. Им самим, выявляют уплотнение в Первичной Объективности, так как всё это протекает именно в Ней. Но так как, всё это есть лишь отражения из ЕДИНОГО, посредством Его Зеркального Отражения – Логоса, то ясно, почему древние утверждали, что Дух – это наитончайшая Материя, а Материя – наиплотнейший Дух.

Необходимо отметить, что выявление (отражение) Логоса в Лоне ЕДИНОГО и Первичной Объективности, отражает вышеотмеченные планы моментально, однако по причине выявления возникает иллюзия длительности, а, следовательно, времени, и чем больше степень выявления, тем ярче проявляется эта иллюзия. Таким образом, по причине объективизации образуются различия, кои рассматриваются впоследствии, как различия Миров, планов и многомерности Пространства, а значит, и Времени.

Вышеотмеченное относилось к безличному, несмотря на то, что само безличное, если условно рассматривать его как бы отдельно, является отражением от того Принципа, который, сам будучи всепронизывающим и, стало быть, безличным, является причиною всех личных проявлений. Речь идёт о Принципе Мысли. В полностью отражённом Объективном Плане Бытия, фактически и практически, господствует Мысль, как посредством вышеотмеченных собственных выявлений, так и посредством самой себя. Однако проявленность этих степеней Сознания или Мысли-Логоса не были бы полными, если бы не атрибуты для их собственных проявлений. Парадоксальный факт – любая иллюзия является таковой до тех пор, пока проявлена, и до тех пор, пока она существует, она стремится к максимальному своему проявлению.

Таким образом, становится понятен смысл, вложенный в один из гимнов Ригведы: <…> «Истинно произнесённое поэтами потрясающее высказывание:

Грозный четырёхгранник побивает трёхгранник» [Ригведа, I, 152, 2].

Четырёхгранник являлся издревле символом Воплощённого (Проявленного) Мира, в отличие от Трёхгранника – символа Вечной Троичности, жертвующей себя для мира форм.

Следовательно, наряду с самими Проявлениями степеней Сознания проявляются атрибуты или носители их. Данные носители и являются Тонкими телами в нас, тогда как наше физическое тело является, своего рода, точной архитектурной проекцией, в которой лишь отображены следствия от Тонкого и Огненного Миров. Причём, физическое тело вернее назвать кульминационным синтезом всех тел-носителей, но не самих проявленных степеней Сознания. Физическое тело схоже со сложным академическим рисунком, который состоит из множества линий и представлен в цвете. Можно ли разложить сей рисунок на составляющие? Составляющие данного рисунка являются структурными элементами тел физических, вплоть до элементарных частиц. Таким образом, элементарные частицы являются промежуточным звеном между Тонким и Плотным и, по сути, становятся элементарным низшим звеном. Незримая связь физической природы с тонкой и духовной проявляется посредством числовых закономерностей, принцип которых ненарушим. Обращаясь к строению физической формы, вкратце следует отметить наличие тонкого носительства в организме человека. Для более полного освящения темы следует представить причастность отделов головного мозга к семи Принципам Логоса. Приводится лишь аналогия на примере известных физиологических данных.

  1. Кора большого мозга – самый большой отдел в мозге. Получая проекции от всех отделов ЦНС, является проявителем идеаций на объективный план. Кора представляет своего рода экран ЦНС. В ней же замыкаются все т.н. рефлекторные дуги и временные связи. По сути, кора есть совокупный выразитель всех функций, которые ЦНС проводит через себя. Аурическое Яйцо – высший Принцип, объединяющий все Принципы.
  2. Базальные (подкорковые) ядра или Стриапаллидарная система – один из «высших» центров моторной проводимости мозга. С этой системой в тесном взаимоотношении находятся все внутренние системы мозга. Базальные ганглии являются координаторами ствола мозга, а также участвуют в ассоциативных процессах. Кама Манас.
  3. Лимбическая система – ответственная за проводимость ряда животных чувственных инстинктов, а также важна как проводник медленных ритмов, связанных с некоторыми аспектами памяти, сна и бодрствования (гиппокамп). В лимбическую систему входит т.н. старая кора (палеокортекс), что позволяет судить о ней, как о системе «внутреннего зеркала» мозга, связывающей воедино полушария, ствол и мозжечок. Линга Шарира – Астральный двойник.
  4. Межуточный мозг – возможно, самый сложный по количеству проводимых им функций отдел мозга. В нём замыкаются очень многие (если не все) пути от ствола и от спинного мозга. Это центр афферентной (чувствительной) передачи (таламус). Центральный релейный отдел, а также центр нейроэндокринной, вегетативной и гуморальной регуляций организма (эпифиз, гипоталамус, гипофиз). С межуточным мозгом в тесном контакте находится «водопроводная система мозга». Буддхи – Духовная Душа – Принцип, находящийся в прямой корреляции с Высшим Манасом.
  5. Средний мозг – моторный (двигательный) центр, а также один из центров инвертирования путей на объективный план внизу (на уровне спинного мозга). Кама Манас.
  6. Продолговатый мозг – в нём расположены основные центры вегетативного управления. Проходящая через него основная часть Ретикулярной формации отображает «верхнюю картину», происходящую в большом мозге, и сличает её с «картиной», протекающей в спинном мозге. Прана.
  7. Мозжечок – основной центр регуляции возбуждения и торможения. Отдел, запускающий тонический ритм для всех отделов мозга. Кама Рупа.

Как видно из представленного, в головном мозгу господствуют носители Астрала и Низшей Мысли. Данное носительство есть лишь результат отражения в Логосе, о котором выше было отмечено.

Зададимся вопросом – что есть смерть? С утрированной биологической точки зрения, ставшей основной, смерть – это прекращение биологической функции организма. При этом утверждающие никак не поясняют, что есть сам биологический процесс организма. Между тем, это основной вопрос, ответив на который, можно дать определение и процессу смерти. Исходя из вышеотмеченного, биологический процесс, будь то его физиологический или биохимический аспекты, рассматривать в качестве самоценного и саморегулирующегося нельзя, т.к., являясь следственным, а значит, и иллюзорным, сам этот процесс есть лишь грубое отражение процессов, протекающих в Тонком мире, который, в свою очередь, является иллюзией (отражением) Логоса. Следовательно, изменения в Тонком плане влекут изменения на плане физической проекции. Однако, как физическое воздействие, грубое в сути своей, и от того менее воздействующее, может привести к смерти? Ответ двоякий. Во-первых, любое физическое действие также является лишь следствием более тонкой причины. Во-вторых, физическая смерть наступает не вследствие остановки биологических процессов, а вследствие нарушения связи между тонкой природой процесса с его биофизическим и биохимическим носителем. В тех редких случаях, когда этого разрыва не происходит, физической смерти нет. При этом кома, к примеру, является длительным состоянием, когда организм, как грубый носитель, окончательно не порвав связь с Тонким миром, находится в «промежуточном» состоянии. Кома – это длительный глубокий сон.

IV

Принцип Кармы

Однако дилемма, связанная с Проявлением в целом и Проявлениями в частности, была бы неполной без основного Принципа, без коего не было бы самого Проявления – без Принципа Кармы или Закона Причин и Следствий. Шестая и Седьмая строфы Трактата о Пустотности Великого Нагарджуны, утверждающие: «Кроме того, возникновения нет, поскольку не установлена причина [как самостоятельная сущность]. – Почему?

6

Если следствие есть, то оно имеет причину. Если же следствия нет, то это значит, что его нет из-за отсутствия причины. Отсюда противоречие: следствие может быть и не быть одновременно…

7

Без одного не существует многого, без множества не существует единичное [единое – Э. М.]. Значит, существования, возникшие во взаимозависимости, являются неопределимыми [сами по себе]» [Шуньята-саптати. Андросов, «Буддизм Нагарджуны», 2000] – относятся, как отмечалось в начале трактата, к ЕДИНОМУ. В нашем же Объективном Мире проявленных форм Причинно-Следственный Закон выявляется во всей полноте. Однако сам Принцип Кармы изначален и, невзирая на видимую неопределённость, о которой отмечалось, данный Принцип неотъемлем как от ЕДИНОГО, так и от Проявлений в ЕДИНОМ. Было отмечено, что посредством противопоставления Активного Принципа или Идеи Движения с Пассивным Принципом – Возможности Движения выявляется Первичная Объективность. С этого этапа можно утверждать о выявлении Кармы в объективном аспекте, а до того, сей Закон слит с ЕДИНЫМ и в ЕДИНОМ, во всех прошлых, настоящих и последующих накоплениях, если, конечно, можно при этом судить о Времени. Таким образом, само противопоставление Принципов, будучи, в сущности, явлением постоянным, уже выявляет Причинно-Следственную Закономерность – Карму. Всё же не следует полагать, что Карма является лишь следствием данного противопоставления, т.к. изначально Принцип Идеи соседствует с Принципом Возможности данной Идеи, следовательно, в этой обоюдности уже заключена Карма. Более того, Карма является непреложным Принципом Памяти, устанавливающим, как клеше, печать для всех проявлений, даже для своего собственного. Таким образом, данный Закон также Беспределен и Неуничтожим, как и ЕДИНЫЙ. Понятие уничтожимости Кармы, столь неверно понимаемое европейскими трактователями Буддизма, относится исключительно к локальным объективным проявлениям. Причём, само уничтожение этих локальных кармических цепей влечет за собой образование иных кармических последствий. Из вышеотмеченного явствует, что уже до противопоставления Принципов Идей и Принципов Возможностей Идей данное противопоставление предопределено.

Эта предопределённость должна рассматриваться, как Совокупная Идея Предопределённостей, противопоставляющаяся Совокупной Идее Возможностей Предопределённостей. Эти, пожалуй, самые сложные понятия как в метафизике, так и в физике нашего Мира, являются основополагающими для Причинно-Следственного Закона. Исходя из вышеотмеченного следует, что под Причинно-Следственным Законом, столь убого представляемого многими европейцами, нужно понимать абсолютное множество вех причин и всех следствий, кои можно выразить в качестве Совокупности Идей Предопределённостей и Совокупности Идей Возможностей этих Предопределённостей. Учитывая всю сложность и цельность данных представлений, зададимся вопросом относительно претворения Совокупности Идей Предопределённостей наряду с Совокупностями Идей Возможностей данных Предопределённостей. Противопоставление данных типов Совокупностей в ЕДИНОМ происходит единовременно наряду с выявлением Первичной Объективности и Первичной Мысли. В ЕДИНОМ все возможные проявления уже существуют, но в нашем следственно-проявленном Мире плотных форм, где господствует иллюзия Времени, Карма проявляется наряду с длительностью, без которой нам трудно представить причинно-следственные процессы. Исходя из вышеотмеченного, следует полагать, что все прошлые воплощения, равно как и настоящие и последующие, уже предопределены в ЕДИНОМ. Однако процесс воплощений не столь прост, несмотря на всю логичность во взаимосвязи. В нашем Объективном Мире грубых форм на любое воплощение влияют те обстоятельства (субъективные и объективные), которые также предопределены. Мы лишь следуем принципу соответствий, т.к. любое воплощение соответствует определённому числу обстоятельств, которые, по сути, зависят от данного воплощения, т.к. являются его сопутствующими. Тот, кто, понимая это, возвышается над обстоятельствами, непосредственно меняя их, становится властелином своего воплощения, но лишь на данный конкретный срок[7]. Следовательно, Карма – обоюдоострый Закон. Будучи изначальной предопределённостью, она сама зависит от уже проявившегося в Объективном Мире. Таким образом, Истинная Реальность всецело зависит от своего отражения, которое в Объективном Мире становится объектом или субъектом относительно Мира Объективного.

ЭДГАР МИРЗОЯН

 

Литература

  1. Андросов В. П. «Буддизм Нагарджуны». Москва: Изд. «Восточная Литература» РАН, 2000.
  2. Апокрифы из Наг-Хаммади, «Евангелие Истины».
  3. Кант И. «Критика чистого разума», пер. Лосского Н. О. Москва: Изд. «Мысль», 1984.
  4. Николай Кузанский, «Об уме», IV-VI, ссылка на сб. Антология философии, т. 2, стр. 56-57, Москва: Изд. «Мысль», АН СССР, 1970.
  5. Плотин. «Эннеады», V, 4, 1. Москва: Изд. АСТ, Минск: Изд. «Харвест», 2000.
  6. Платон, «Федон», сочинения в трёх томах, том 2, Изд. «Мысль», М., 1970.
  7. Платон, «Парменид», сочинения в трёх томах, том 2, изд. «Мысль», М., 1970.
  8. «Ригведа», Мандала I, Москва: Изд. АН СССР, 1989. Изд. РАН «Наука», 1999.
  9. «Шатапатха-Брахмана», X, 5, 3.
  10. Шопенгауэр А., «Мир как воля и представление», т. I, с. 3, Москва, 1900, ссылка на сб. Антология философии, т. 3, стр. 673-704, Москва: Изд. «Мысль», АН СССР, 1971.

 

Примечания:

[1] Вид у Платона выступает здесь как выявленная, но не проявившая себя (дообъективная) Идея. Это то же, что субстанция Бенедикта Спинозы и модусы Рене Декарта.

[2] Утверждение Платона относительно Идей, как предтечей форм можно расширить, т.к. качество формы в целом (вид формы, цвет и любое иное качество) также можно определить в виде Идей этих качеств, вкупе, относительно определённой Идеи для последующей формы, которая для нашего, грубого материального мира (то, что принято именовать материальным объективным), становится физической объективностью. Таким образом, совмещаются учения Платона и Аристотеля.

[3] Понятие покоя, приведенное здесь в смысле абсолютной пассивности, иллюзорно. Воистину, не может быть никакой пассивности в ЕДИНОМ, т.к. противопоставления, о коих идёт речь происходят постоянно. Строго говоря, Манвантары являются объективными проявлениями этих противопоставлений, тогда как Пралайи – субъективными причинами Манвантар («непроявленными» противопоставлениями), которые, как предшествуют Манвантарам, так и следуют за ними. Иными словами, Пралайи и Манвантары являются лишь двухфазным проявлением (причём единственными) ЕДИНОГО. Таким образом, в ЕДИНОМ понятие «Непроявленное» отпадает a priori.

[4] Понятия: причина и следствие, в данном контексте не могут быть истинными, ибо в едином состоянии, когда все максимально однородно с точки зрения нашего объективного представления, не может быть ни причин, ни следствий. Однако для удобства и лёгкости восприятия здесь использованы данные понятия.

[5] Такие, сугубо временные понятия, как будущее, прошлое и настоящее, коими мы, по обыкновению, оперируем для различных действенных и качественных определений, в сверхглобальном, каким является ЕДИНЫЙ, отпадают изначально. Отпадают в ЕДИНОМ и сугубо философские понятия a priori и a posteriori, введенные Аристотелем и развитые германскими философами для определения причинно-следственных закономерностей. Даже позиция Канта относительно Времени и Пространства, на мой взгляд, не совсем верна. Так, по определению Канта Время и Пространство понятия априорные (умозрительные) или доопытные, однако, согласно Канту, Время не просто априорно, но и вечно [Критика чистого разума, гл. II, § 4]. Суждения великого кёнигсбергца верны, но лишь отчасти, т.к. сам Принцип Длительности относительно ЕДИНОГО уже не может быть причинным, но лишь следственным Принципом. В суждениях Канта всё же можно узреть некоторую долю противоречия. Так, в том же труде Кант, приводя свои Выводы, относительно Времени отмечает, что сам Принцип его не был бы априорным, если бы не наше созерцательное представление о Времени. Тогда зададимся вопросом – а если нет нашего представления о Времени, следовательно, нет и Времени? Ведь здесь мы вновь подходим к извечной дилемме отношений субъекта (человека) и объекта (представляемого сущего). Время и Движения понятия нерасторжимые, но в ЕДИНОМ понятия эти настолько слиты, что определяются лишь, как следственные апостериорные (если хотите), но не изначальные явления. При этом объективное проявление в ЕДИНОМ единовременно самому ЕДИНОМУ. Все последующие стадии, где наличествует Длительность, есть лишь стадии отображения, своего рода, «внешние покровы», т.к., в действительности, в ЕДИНОМ нет ни внешнего, ни внутреннего.

[6] В Западной Метафизической системе, в частности у Плотина, все последующие этапы проявления исходят от Ума, который, являясь прямым следствием ЕДИНОГО, есть Принцип едино-множественный. При этом не следует путать Мировую Душу, представляющую Первичную Объективность для ЕДИНОГО и Душу, о которой упоминает Плотин, как о выявившейся из Первичного Ума. Последняя есть лишь Зеркальное отражение Ума.

[7] Уничтожить сам принцип обстоятельств можно лишь добровольным исчерпанием собственных кармических цепей, то, что в Буддизме именуется Освобождением от пут Сансары, но это уничтожение может затрагивать лишь определённый цикл, т.к. в целом Карма неуничтожима. Однако, когда Карма индивида исчерпывает себя через ряд последовательных воплощений, следовательно, и исчерпываются сопутствующие обстоятельства для данных воплощений, но, т.к. сей процесс происходит без осознания самим индивидом, то создаётся новая причинно-следственная цепь, в которой индивид после воплощения ничего не помнит о предыдущих воплощений, в отличие от Архата, Бодхисаттвы или Будды.

 

 

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top