online

Эдгар Мирзоян. Духовность и явление русской революции 1917 года

МНЕНИЕ

«Наша Среда online»

ДУХОВНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. (МАРТ-НОЯБРЬ).
К ВОПРОСУ О МЕТАФИЗИЧЕСКИХ СОСТАВЛЯЮЩИХ ПРИЧИНЫ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

«Будет некогда царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого царя и самодержавия, но Бог царя возвеличит…
До рождения антихриста произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее. Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей; осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе…»
«Мне, убогому Серафиму, от Господа Бога положено жить гораздо более ста лет. Но так как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что даже и важнейшему догмату Христовой Веры — Воскресению Христову и всеобщему воскресению веровать не будут, то посему Господу Богу угодно до времени меня, убогого Серафима, от сея преждевременный жизни взять и затем во утверждение догмата Воскресения воскресить, и воскрешение мое будет яко воскрешение седми отроков в пещере Охлонской во времена Феодосия Юнейшего. По воскрешении же моем я перейду из Сарова в Дивеево, где буду проповедовать всемирное покаяние».
Святой Преподобный Серафим Саровский (1754-1833).

 

Вот уже, более двадцати лет не умолкают споры, разговоры всевозможного толка относительно судьбы России рубежа двух прошедших эпох. Все, что угодно пишут, начиная от ветхости старой русской монархической системы, заканчивая описанием падения Православной Духовности в умах и сердцах народа русского. Однако забывают или не желают помнить об истинном величии русской Духовности в означенный мною период. На мой взгляд, беды и потрясения России и как Великой Державы, и как геокосмического центра пассионарности (этот термин Л. Н. Гумилева, как нельзя лучше, отображает глобальность в ходе исторических событий), всецело обязаны именно высокой, но недопонятой и оболганной, со всех сторон, Духовности, которая, по сути, никогда не исчезала на Руси, даже в наше безрадостное и серое время. Не исчезала она и в годы большевизма и «сталинизма». Однако могут возразить, ссылаясь на факты уничтожения храмов, старого патриархального склада, основанного на традиционных христианских ценностях, что большинством воспринимается мерилом Духовности. Возражающие непременно будут ссылаться на судьбы десятков миллионов душ, коих не пощадили прямые и косвенные гонения в революционные годы. Все эти злодеяния расценивались и расцениваются как следствие от черствости и от падения в грубую антропоморфную материальность. Все это, так и даже, более, однако эти потрясения могли появиться именно в России, в стране, в Государстве, где, несмотря на все извращения Христианства, Православие и Древняя вера «рука об руку» составляли то, что принято именовать русской индивидуальностью и загадочностью души, а попросту – Духовностью. Именно от переизбытка оной и сотрясали Россию всевозможные лихолетья, и в этом нет никакого парадокса, если учитывать особенности Духовности, как Принципа. Особенность сия, зачастую, не принимается и не понимается, и свойства Духа приписывают темному и страшному «началу». Особенность эта – Огненность, которую лучше, для простоты, назвать Неистовостью, т.к. именно Неистовость есть один из основных показателей Духа, как такового. Замечу, что речь не идет о благом или злом, т.к. эти понятия не могут отражать Дух, в силу того, что Принцип этот безличен, а добро и зло – понятия крайне обособленные и в глобальном аспекте стираются. По сути, нет ни добра, ни зла. Именно там, где нет добра или зла – атрибутов личностных, следует говорить о Духовности; и не факт, что Духовность эта, для многих, проявляется в неприглядной форме. Именно по причине наличия Духовности заключается отличие всех русских бунтов от таковых в Европе. Европейские революции, даже Французская, являлись и будут являться борьбой материального в материальном, посему они самоуничтожимы. На их фоне Русская революция явлена, как вечная активная среда для автоволнового процесса; именно оттуда причина ее глобальности, как драмы космической, так и драмы личностной. Абсолютно все, изучающие Русскую революцию, как явление, отмечают, что это, по сути, единственная революция, отличившаяся беспримерной жестокостью, которая не проявлялась даже во времена революции Французской. Подобная жестокость является не только проявлением грубости черни, но и Духовного буйства, явления, которое можно смело охарактеризовать, как Неистовство Духа, отличного от буйства Мысли тем, что является неконтролируемым со стороны той же Мысли. Это голое проявление Воли без определенного вектора, направленное изнутри вовне. При этом, как можно вновь заметить, стираются понятия добра и зла, ибо само явление – Русская революция – явление стихийное. Повторяю, Дух – Принцип безличный и только посредством Мысли становится Принципом Индивидуальным. Но, как же без Мысли, спрашивается, Дух может себя проявлять, избрав слепым орудием человеческую массу? Может, так как Дух – всепроницаем, а Мысль также обладает низшей природой, которая выявляется в человеке в качестве низших страстей. При соединении Духа (в аспекте Высшей Идеи) с этими страстями и происходят подобные жестокости. Будучи соединением двух крайних противоположностей, к тому же лишенных Высшей Мысли, явление Русской революции, вторя Гению великого Поэта, можно охарактеризовать не иначе, как бессмысленным и беспощадным. Следует ли, спрашивается, противопоставлять Русскую революцию, к примеру, Французской? Не идентичны ли они в своем начале? Не совсем, т.к. ни в одной из революций, кроме Русской, не было такой масштабности, причем, как в геополитическом, так и временном аспектах. Причина не только во времени и масштабах, но и в уровне нагнетания между двумя противоположными между собой, но равными по силе воздействия на человека, как инструмент, Принципами Высшего и Низшего. Замечу, что здесь речь идет исключительно о Проявленном материальном и дифференцированном плане, т.к. в аспекте Всеобъемлющем, когда Дух все вбирает в себя, он перестает быть самодовлеющим Духом и становится ЕДИНЫМ. Однако и в Проявленном дифференцированном плане Дух способен воздействовать только с помощью Мысли, и не обязательно, что Мысль эта может быть только Высшей в человеке. Таким образом, в Русской революции Высшее начало проявило себя посредством низменного, что походит на то, если бы, кто-то изо всех сил старался бы сотворить тончайший ажурный орнамент с помощью огромного топора.

Исследуя метафизические составляющие причин Русской революции, желаю отметить, что никоим образом не оправдываю всех тех зверств и бесчинств оной революцией учиненных. Впрочем, позволительно ли, кому-то, по прошествии векового периода, не являющемуся ни прямым, ни даже косвенным свидетелем этой великой драмы, становиться судией над участниками ее? Отмечая о Духовности, как о зерне Русской революции, следует показать не сами следствия, о коих хорошо известно, но докопаться до причины, породившей множества противоречивых явлений в России в целом. О явлениях, как о следствиях от революционных потрясений, трудно и больно писать даже беспристрастному исследователю в современную эпоху. Однако следует помнить, что любое Учение приносило за собою огонь и меч, и скрежет зубов, причем в буквальном смысле. Насколько была велика неумолимая Необходимость в переменах, настолько мощным и было проявление Духа, однако кровавые последствия, всецело ложатся кармическим грузом на тех, кто притворял эти возможные последствия на деле. Таким образом, можно разрешить кажущийся парадокс, утверждающий, что с одной стороны, Русская революция являлась явлением стихийным и не зависящим от Индивидуального (Мысленного в высшем проявлении), а с другой, – что последствия этой революции всецело ложатся на тех, кто притворял эти возможные последствия на деле. В данном случае, выступают два противоречия: 1 – стихийность и неизбежность и 2 – осуществление последствий (возможность или невозможность тех последствий, которые были совершены и которые могли не совершаться). Данные противоречия перестают быть таковыми, если учитывать наличие Сознания . Следуя неумолимой логике, нужно отметить, что вышеотмеченное относится лишь к высшей Оккультной причине Русской революции. Духовность, а значит Оккультность – это накопления России с древнейших времен, но проявление этой Духовности стало страшным испытанием вследствие того, что уже в XIX веке главу стали поднимать единственные враги Духовного – Сребролюбие, Стяжательство и Алчность. Таким образом, революция, будучи стихийным буйством и становясь злом для человека, есть ответ на другое – куда более страшное и сознательное зло – Поклонение Грубому Материальному, истинному Дьяволу, который не есть то эфемерное «вселенское зло», но зло истинное, проявленное и сугубо сознательное. Однако для полного представления разрешения вышеозначенного видимого парадокса, необходимо рассмотреть те материальные причины, которые подвели к неизбежности Русской революции 1917 года. Для исследования метафизических составляющих Русскую революцию, изучение этих причин необходимо, по причине содержания в них тех кармических явлений, посредством которых и можно распознать метафизические причины Великого Русского Бунта, которые планомерно подводили само Государство Российское к Неотвратимости, а значит и к Необходимости той глобальной драмы, которая сейчас известна как Русская Революция.

Итак, предпосылки для Русской революции, которые будут отражены тут по пунктам, содержат относительно глобальные этапы Русской Истории с периода восшествия на Престол Великого Государства Российского Государя-Императора Александра Павловича Благословенного. Все подробности же следует относить к следствиям.

1. Сомнения и страх перед Неотвратимым возмездием за убийство Павла I у Александра I (1801-1825). Как следствие – появление политизированного масонства, отличного от чистого Масонства эпохи Сен-Жермена, Новикова и Хераскова, и добровольный уход от Власти Императора в ноябре 1825 года.
2. Падение «Ореола Божественности» у Престола и Короны Российской Империи в умах и сердцах российской аристократии и дворянства (1825-1881). Как следствие – восстание Декабристов и семь покушений на жизнь Александра II (1866-1881).
3. Отступление, со стороны Александра III, от ранее принятых Александром II последних реформ, и тотальный консерватизм (1881-1905). Как следствие – накопление всевозможных недовольств и противоречий, с ростом шовинизма, как ответной реакции, выплеснувшихся, при первом удобном случае, в бунт 1903-1907 гг.
4. Печальная судьба Наследника-Цесаревича Алексея Николаевича. Как следствие – внутренняя неуверенность и более обострившийся фатализм у Николая II (1904-1905).
5. Падение Самодержавного – истинно Монархического правления, при чрезмерном росте буржуазной алчности, с созданием т.н. Дуалистической Монархии, неприемлемой для таких Государств, как Российская Империя (1905-1917). Как следствие – потеря контроля над частью общества со стороны Императора, образование пропасти между Императором и буржуазией, а также между буржуазией и простыми людьми.

К этим пяти внутренним причинам следует также добавить и ряд основополагающих внешнеполитических причин, начиная с эпохи падения Священного Союза 1815 года (1848-1853).

1. Изменение позиции Австро-Венгрии в Балканском Вопросе не в пользу Российской Империи. Как следствие – возникновение, по сути, неразрешимого Восточного Вопроса, а именно – его Балканского аспекта (1853-1917).
2. Как следствие от первой причины, бесцеремонное вмешательство в русские интересы в Болгарии со стороны Германии и Австро-Венгрии, что в результате привело к созданию Тройственного союза Центральных Держав в 1883 году и лишь обострило Балканский кризис (1882-1908).
3. Отказ кайзера Вильгельма II проводить политику фон Бисмарка, направленную на умиротворение трех крупнейших Держав Европы: Германии, Австро-Венгрии и России, что, в сущности, было бы бессмысленным при наличии «апостолических» амбиций Франца-Иосифа I, если даже не учитывать амбиции молодого Вильгельма II. Как следствие – переход традиционного для Русского Двора дипломатического курса с «германской оси» на «французскую ось» (1888-1893).
4. Усиление Франции за счет Русско-французского военного альянса, и усиление позиции французского капитала на русских рынках, что, в свою очередь, привело к полному размежеванию между Россией и Германией в политическом аспекте (1893-1914).
5. Вмешательство Англии и США в Дальневосточный кризис, что привело к скоро завершенной русско-японской войне, и, как следствие, к русскому бунту 1905-1907 годов.
6. Губительное разрешение старого Азиатского «холодного» конфликта между Россией и Англией (1907). Как следствие – образование проангло-французского блока «Антанта» (1914).
7. «Стравливание» Германии и Двуединой Монархии с Россией, на почве «Армянского Вопроса» и Вопроса о Проливах, притом, что оба этих «вопроса» были в сфере интересов Туманного Альбиона. Результат – нагнетание антироссийской истерии в Европе и Турции (1908-1913) .

Представлен тут список лишь видимых причин, которые стали «Двенадцатью смертными грехами» Российской Империи. При ретроспективном анализе вышеозначенных причин, выявляется один неумолимый факт, указывающий на то, что Русской революции, также как и революций меньшего масштаба в Германской, Австро-Венгерской и Османской Империях, избежать было невозможно . Однако многими историками это утверждение ставится под сомнение; при этом подобные рассуждения протекают во все том же, недопустимом для Истории, сослагательном русле. Так, отмечается, что если российской императорской армии и Государю, как Верховному Главнокомандующему и одновременно Правителю России не помешали в феврале 1917 года всевозможные внутренние и внешние силы, то естественно, не было бы никакой революции, а возможно, и последующих трагических изменениях в Мире. Для беспристрастного аналитика, данные утверждения в корне ошибочны. Ошибочны они не потому, что неверны в сути своей, а потому, что лишены исторической логичности, которая исходит от причинно-следственной закономерности, с чем ни один из авторитетных историков спорить не может. Исходя из приведенных мною причин следует, что, с учетом тех противоречий как внутренних, так и внешних, Российской Империи попросту не дали бы возможности выиграть Первую Мировую Войну, также как девятью годами ранее до выстрелов в Сараево, России не дали возможности выиграть русско-японскую войну, несмотря на то, что продержись Россия в той войне еще, каких-то 8 месяцев, то Япония бы полностью израсходовала весь свой боевой задор вместе с ресурсами. Однако, даже известную русско-турецкую войну, считавшуюся выигранной, Россия проиграла политически, т.к. не была достигнута та основная цель, ради которой эта война велась – разгром Османской Империи. Когда же речь заходит о всевозможных вариантах, которые могли бы послужить на благо Российской Империи в годы Великой Войны 1914-1917 годов, то следует отметить, что изначально этих вариантов у России не было, причем начиная с 1914 года! Дабы пояснить, о каких возможных вариантах идет речь, их следует привести тут. Как в советское время, так и теперь (в современную эпоху, очень часто), обсуждался и обсуждается вопрос о необходимости со стороны России вступаться за Сербию. В этой полемике, в частности, утверждается различными историками и попросту обывателями, дескать, не вступись Николай в этой «балканской грызне» за права сербов, не было бы войны и, следовательно, революции. С самого начала тех далеких событий, когда разразился австро-сербский конфликт, уже стало очевидным, что Россия не сможет оставаться в стороне, по определению, т.к. вся эта балканская авантюра была разыграна со стороны Германии с одной единственной целью – создать хотя бы ничтожный повод для войны с Россией . Иные, «крикуны» от Истории с неподдельным пафосом утверждают, дескать, Царь не предпринял ничего для «смягчения» обострившейся ситуации. Забывают, что именно Николай II предлагал представить на рассмотрение Гаагского трибунала «сербский инцидент». Однако, не вступись Государь за сербов, Германский Генштаб развернув всю военно-техническую мощь в направлении Востока не только бы «отстранил» Россию от извечного Восточного Вопроса, но в конечном итоге навязал бы России войну не на выгодных для нее условиях, когда и Балканы полностью были бы оккупированы, и политико-экономический противовес был бы не на стороне России. Ведь не следует забывать, что уже в 1913 году политический маятник в Европе и Передней Азии балансировал на оси Россия – Германия с переменным для обеих Держав успехом и, если в 1914 году Центральным Державам удалось бы совершить вторую Балканскую авантюру, как в 1908 году, то не исключено, что Первая Мировая Война началась бы также, как Великая Отечественная, с продвижением в глубокий тыл России, а при шаткости позиций русской монархии у себя в стране, это было бы равносильно уничтожению России, ибо сравнивать внутриполитическую мощь сталинского периода с полихромной политической «элитой» эпохи Николая II, это то же самое, что сравнивать прелюдии и фуги И. С. Баха с балетами П. И. Чайковского. Как бы ни велись теперь споры о причинах той Великой Катастрофы, явствует одно – основная явная причина, по которой развязана была та война – это неистребимая позиция Германской Империи в обладании всем Миром. Такова германская сущность, отличная от русской «великодержавной» сущности тем, что Германия, захватывая все новые и новые территории, онемечивала всех негерманцев, не вдаваясь в культурные особенности славян (Пруссия, Прибалтийский край, Богемия, Польша и т.д.), галлов (собственно Франция), бриттов (завоевание Британии 1066 г.) и прочих. В этом и сила, и слабость Германии. Сила в том, что создался единый германский «костяк», а слабость – в отсутствии гибкости, что и привело, в конце концов, к целому ряду серьезных конфликтов. Русская «великодержавность», духовно унаследованная Россией от Византии, наоборот, большей частью, укрепляла самобытность завоеванных народов, при ослаблении позиций самих русских, что часто приводило к доминированию завоеванных над завоевателями. Отсюда одна из причин русского шовинизма и национальной обиды на самих же себя, что так же явилось одной из причин для революции февраля 1917 г. С учетом всех вышеперечисленных причин, прибавляя к ним и тайные или явные враждебные настроения Британии и США к России, у последней, не было никаких шансов выйти из Первой Мировой Войны победительницей, даже если принять во внимание то, что к октябрю, возможно, ноябрю 1917 (не свершись свержение монархии в России), императорские армии взяли бы Вену или Берлин. Однако, взглянув ретроспективно на два периода одного только 1917 года: период с февраля по июль и период с июля по ноябрь, можно узреть, что губительным периодом для России был не Октябрь 1917, а Февраль! Так что, не свершись Октябрьской Революции, не было бы всего того, что принято называть Россией со всеми ее достижениями, включая все остальные страны, входящие в состав ее.

 

Вместо заключения

Многое можно было бы написать о Русской революции – Великой геокосмической и этической драме, но, да простит уважаемый читатель автора сего очерка, ибо ему крайне трудно было ретроспективно обращаться к тем далеким событиям. В первую очередь, по причине особого отношения к той власти, которую нарекают емким словом МОНАРХИЯ. Воистину, не существует другой иной формы правления, столь оболганной и оклеветанной в сознании человеческом…

 

Примечания:

Сознание или точнее – Самоосознание, тождественно чувству Ответственности.

Автор заведомо не ссылается на громадный ряд документов того периода, ибо целью настоящей работы является показать не те политические, социальные или экономические причины Русской революции, а с субъективной точки зрения указать на скрытые духовные – метафизические причины Великой Русской Драмы, изначально предопределившие печальную и великую участь России. Именно об этой участи были все великие и малые пророчества о судьбах Руси; от старца Авеля Вещего (Василия Васильева) и Св. Преподобного Серафима Саровского, до Св. Иоанна Кронштадтского.

Все последующие революции явились прямыми следствиями от Русской революции.
Выстрелы в Сараево были выгодны не одной только Германии, но и США, и Британии и, даже, Франции. Как ни странно, но данные выстрелы были невыгодны, в первую очередь, дряхлеющему и несчастному Императору Францу-Иосифу I, ему, даже в большей степени, нежели Государю.

Автор данного очерка не отделяет от России все те страны, включая Прибалтику, которые некогда входили в единый державный Союз, и не столь важно, как этот Союз назывался – Российская Империя или СССР. Финляндию и Восточную Польшу я заведомо не включаю, т.к. даже вхождение их под юрисдикцию Российской Короны при Александре I (в силу либеральных воззрений самого Государя), скорее походило на конфедеративный союз этих стран с Россией, причем, даже упразднение полу-самостоятельного польского статуса Николаем I, не привело к единению с Россией; этот регион был всегда обособленным.

ЭДГАР МИРЗОЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top