online

«Древний воинский артикул» в русской рукописной и фольклорной традиции

Сергей Алпатов (Москва)

«Древний воинский артикул» в русской рукописной и фольклорной традиции1.

artikulИзучение взаимосвязей русской литературы и фольклора в последние два десятилетия обрело новое качество. Наряду с «классическими» работами, анализирующими фольклорные корни авторского творчества и vice versa народное восприятие книжных источников, появились и оформились в самостоятельное направление исследования смысловых, стилевых и функционально-прагматических аспектов отечественной «низовой» словесности Нового времени, рассматривающие русскую рукописную и фольклорную традицию XVIII-XX вв. как единое сюжетно-тематическое, образно-стилевое и жанровое пространство [2]. При этом общее текстовое поле «третьей культуры» интерпретируется как совокупность специфических субкультур, среди которых особое место занимает воинское сообщество[3].

Предметом настоящей статьи стали традиционные анекдоты об обучении новобранцев «премудростям» военной науки с помощью приема «сено­солома»: не различающим правую и левую сторону рекрутам вяжут сено и солому на разные ноги (вариант — руки) и учат маршировать в ногу (поворачивать на марше в нужную сторону)[4]. В русской фольклорной традиции изобретение приема приписывается Петру I или Суворову, а в популярной исторической литературе — одному из младших офицеров под их командованием[5].

Источником указанных анекдотов и одновременно свидетельством ранней фольклоризации реальной деятельности Петра по реформе военных уставов[6] стал записанный П.Н.Крекшиным, а затем воспроизведенный И.И.Голиковым, А.С.Пушкиным и многими другими анекдот о юном царе, инспектировавшем в 1684 г. стрелецкий полк: «Государь повелел Стрелецкому Тарбеева полку обучаться пред дворцом по всем правилам военнаго, Царя отца своего, артикула; а сам с Боярами, смотря на учение онаго и имея пред собою тот артикул, поправлял ошибки их; по окончании же учения их сказал Боярам, что много излишняго в артикуле написано, и что надобно оный исправить: «Скажите мне, для чего напечатано: подыми мушкет ко рту; содми с полки; возьми пороховой зарядец; опусти мушкет к низу; насыпь порох на полку; поколоти немного о мушкет; закрой полку; стряхни; содми; положи пульку в мушкет; положи пыж на пульку; вынь забойник; добей пульку и пыжь до пороха; приложися; стреляй — не лишния ли почти все сии слова? Вот я не стану говорить всех тех пустых слов», да и повелел одному капральству стать пред собою, да и закричал: «Слушай! Подыми мушкет; заряжай; прикладывайся; стреляй!» И с сего времени младой Монарх стал артикул тот поправлять и выкинул из онаго многие излишние слова»[7].

Помимо приведенного исторического анекдота еще одним звеном в цепи преобразований реальных событий петровского времени в фольклорно-мифологический образ «эпохи великих реформ» стал неоднократно отмеченый исследователями, но не получивший должной интерпретации пародийный текст — «Древний воинской артикул».

Выпущенный в 1782 г. в типографии Московского университета отдельной брошюрой[8], «Древний воинской артикул» неоднократно копировался в рукописных сборниках сатирического типа[9] в качестве курьеза и был переиздан в 1829 г.[10]. Вместе с тем, известные историки XVIII в.[11] восприняли публикацию как пародийную реплику реально существовавшей традиции рукописных военных уставов: пародийные формулы «старинного» артикула находят прямые соответствия в тексте «Краткого обыкновенного учения» (1700).

 

«Древний воинской артикул»[12] «Краткое обыкновенное учение»[13]
1. Слухайте, ребята-молодцы!
2. Фурни пасть на лапасть! Клади на мушкет руку!
3. Виль бухальцомъ на сторожу! Мушкет на караул!
4. Торни к ноге дюжо! Мушкет к ноге!
9. Положи на могучо плечо! Мушкет на плечо!
10. Сними с могуча плеча! Снимай с плеча!
57. Виль на сторожу! На караул!
58. Бухальцом подъ мышку! Мушкет под плечо!
59. Ступайте, ребята, домой, ешче гущу!

Существенно, что дистанция почти в столетие между пародией и ее прототекстом не остается не заполненной. Тексту «Древнего воинского артикула» предшествует текст «Артикула новгородского и псковского»[14]. Характерно, что и эта версия пародийного военного устава не осталась без внимания ученых XVIII в.: копия «Артикула новгородского» находится в рукописной книге, принадлежавшей М.В.Ломоносову и имеющей пометы, сделанные его рукою[15].

Еще одна копия[16] не только датирует возникновение «Артикула новгородского» 1684 годом — временем формирования потешных полков, но и связывает его создание с именем полковника Мирона Григорьевича Баишева, командовавшего новгородским полком с 1692 г. Можно думать, что дата (1684) появилась в заголовке «Артикула» ретроспективно в процессе фольклоризации исторической памяти, поскольку тем же годом датируется исторический анекдот о Петре, исправляющем артикул времен Алексея Михайловича.

Так же следует думать и об имени военачальника в заглавии текста. Разумеется, не исключена возможность того, что полковник Мирон Баишев и в самом деле использовал при обучении новобранцев некий упрощенный вариант строевого устава [17]. Однако с точки зрения фольклорно-мифологического механизма дистанцирования своего (настоящего) от чужого (прошлого) важнее то, что в гротескном «просторечии» пародийного текста объединяются и взаимно играют друг на друга маркеры «устаревшей» («Древний воинской артикул»), «диалектной» («Артикул новгородский и псковский» [18]) и «варварской» (инородной: автор — Мирон Баишев) речи.

Противопоставление темного и, как следствие, бесполезного языка «старинного» артикула ясному (в языковом плане) и эффективному (в плане прагматическом) языку нового военного устава очевидным образом вписывается в общую парадигму языковых и шире — культурных реформ петровского времени[19]. Вместе с тем, картина поляризованного противопоставления «доморощенных» артикулов допетровского времени и вновь создаваемых уставов европейского образца осложняется наличием еще одной версии пародийного строевого устава. Так опубликованная в «Архиве историко-юридических сведений» Н. Калачова [20]  «Копия с Артикулу Мирона Баишева» конца XVIII в. соседствует с «Артикулом словян, которые содержатца под протекциею венецианскою»:

«1. Стантеся, юнаце, липо, изводитеся овако, яко и Тадесцы.
2. Слухайте: Пушку на рамо!
3. Пушку се с рамы!
4. Умер!
5. Испразни оружие!
6. Пушку за рамо!
7. Изводи мачь!
8. Удри у славу святаго Савы, за Великаго царя Питера, за свой юнацкой курас, посекай пасею веру Турчина як капуцни» [21].

Южнославянские реалии последнего текста отсылают, с одной стороны, к историческому факту наличия сербских, хорватских, валашских и венгерских подразделений в составе петровской армии. С другой стороны, в числе непосредственных прототекстов уставов петровского времени также известны венгерские и австрийские артикулы [22]. Наконец, в контексте указанного выше «варварского» (инородческого) компонента пародийных уставов важно отметить языковую коллизию, зафиксированную в зоне русской военной терминологии еще Ю. Крижаничем:

«Для храбрости было бы полезно, чтобы наши воины считали и верили, что наш народ не уступает ни одному народу в воинской доблести и храбрее многих. Но этому убеждению очень мешает употребление чужих слов в воинском деле. Ибо воины много храбрости теряют, когда они, словно попугаи, называют чужими и непонятными словами оружие и свои военные дела и занятия. Это ненужное смешение языков нигде не полезно, однако в военном деле оно особенно вредно. Поэтому было бы полезно запретить во всем царстве иноязычные слова в приказных бумагах, в челобитьях, в лагерях, в строю и под знаменами. Например:

Немецкие Наши слова Иноязычные Наши слова
Рейтар Конник Добош Бубнарь
Солдат Пехотинец Барабанщик Бубнарь
Сержант Поручник Витязь Ратник, боец
Ротмистр Сотник конный Шипош Свирельщик
Майор Первый сотник Гусар Копейщик
Гетман Полевой бан Аманат Заложник
Капитан Главарь, сотник Атаман Главарь, сотник
Лейтенант Подвоевода Барабан Бубен
Есаул Поручник Сагайдак Колчан
Мушкетер Пищальщик Кантар Узда
Драгун Конный пищальщик»[23]

Выходя за пределы языка военного устава и пародий на него, укажем на тот известный факт, что процесс дистанцирования языка петровской времени от языковых стандартов предшествующих эпох отразился в целом ряде пародий на приказной формуляр. Это и «Дело о побеге из Пушкарских улиц петуха от куриц», и «Апшит серому коту», и «Рапорт старого пронского воеводы», и — принадлежащий к «новгородскому» юмористическому «тексту» петровского времени — анекдот «Ответ новгородцев в Военную коллегию»:

«Как не было еще в России судебных мест, а во время Петра Великого начаток оному последовал учреждением всякия коллегии и протчия места, между коими и Военная коллегия учреждена. А прежних времен военных дел да и протчих в Новегороде был Приказ. И по новости от Военной коллегии послан был указ в Нов город в помянутой Приказ, в котором между протчим было написано: «Прислать в Военную коллегию старинных дел точные копии, а как сочинить, о том прислан при сем эстракт». В Новегороде жители получили оной указ и собрались на сход думать, что ето значит Военная коллегия и что за Евстрат и что за точеные копии, и думали несколько дней. Один из оных людей, видно, что был попроворнее, и сказал: «Я знаю, что значит Военная коллегия — ето князя Меншикова сестра Варвара», в чем и все согласились и написали следующей ответ: «Милостивая государыня Военная коллегия Варвара Даниловна! Изволила ты к нам, рабам своим, в Новгород писать, что послан к нам Евстрат. Мы онаго Евстрата не видали и искали по всем домам три дни, что где оной Евстрат не пристал ли ночлеговать, и нигде не нашли. А точеных копьев во всем городе не отыскалось, а найден оставшей от разных старых людей один бердыш, которой при сем к милости вашей и посылается». Подлинное подписано всего города жителями числа 17-го майя 1721-го года» [24].

Суммируя сказанное, отметим, что анекдоты о марширующих под команду «сено-солома» новобранцах петровской армии не только восходят к историческим анекдотам времен создания русской регулярной армии на базе петровских эскпериментов с потешными полками, но имеют и более широкие и системные соответствия в отечественной словесности XVIII столетия, в частности, в виде пародий на сами тексты строевых артикулов допетровского времени.

В свою очередь, в перспективе фольклорно-литературных взаимодействий XVIII-XX вв. особое значение имеют образы солдат, берущих «бухальцо под мышку» и идущих в казармы «есть гущу», корреспондирующие с традиционными мотивами севернорусских небылиц о «кухонных баталиях», герой которых «пироги в полон взял, яичницу на шестке сказнил»[25]. Итогом совместного развития указанных стилевых линий становятся пародийные формульные фрагменты, подобные финалу анекдота «Солдатский Отче наш», где награжденный за смекалку вестовой отправляется пировать: «Бутылочки и стаканчики, ровняйся, а рюмочки, наливайся, большой пирог — шаг вперед, а маленькие — на месте, а вы, блины, справа, слева заходи, буду придензию опрашивать! Вилочки — на плечо, а ножики — слушай, на краул! А ты, казенный суп-прохвос, убирайсе к едрене матере в три приема и шагом марш, раз-два, раз-два!» [26].

Рассмотренный в настоящей статье текстовый фрагмент отечественной юмористической культуры XVIII столетия как нельзя лучше иллюстрирует сформулированный Т.Б.Диановой тезис: «сочетание в текстах разных фольклорных жанров общих мест и переходных формульных и неформульных участков, скрепляющих сюжетные структуры ряда жанров, дает нам возможность исследования фольклора как гипертекстовой системы» [27].

 

Литература.

  1. Адоньева СБ. Прагматика фольклора. СПб., 2004
  2. Алексеев С.П. Небывалое бывает. Рассказы о Петре Первом, Нарве и делах воинских. М., 1958.
  3. Алпатов С.В. «Солдатский Отче наш»: генезис и эволюция народной сатиры XVIII-XX вв. // Традиционная культура. 2011. № 4 (44). С. 166-172.
  4. Архив историко-юридических сведений, относящихся до России, издаваемый Н.Калачовым. М., 1850. Кн.1.
  5. Библиотека М.В.Ломоносова. Научное описание рукописей и печатных книг / Отв. ред. И.М.Беляева. М., 2010.
  6. Блажес В. В. Солдатский юмор в свете народной поэтической традиции // Фольклор Урала. Свердловск, 2000. Вып. 11: Устная и рукописная традиции. С. 20-37. Военные уставы Петра Великого / Вст. ст. и комм. П.П.Епифанова. М., 1946. Голиков И.И. Деяния Петра Великаго. М., 1837. Т.1.
  7. Дианова Т.Б. Гипертекстовые единства в фольклорной традиции // Актуальные проблемы полевой фольклористики. М., 2002. Вып.1. С.68-73.
  8. Дианова Т.Б. Текстовое пространство фольклора: методологические заметки к проблеме //
  9. Актуальные проблемы полевой фольклористики. М., 2004. Вып.3. С.5-17.
  10. Дианова Т.Б., Ковпик В.А., Чеканова А.В. Письменные формы фольклора // Актуальные
  11. проблемы полевой фольклористики. М., 2002. Вып.1. С.196-205.
  12. Живов В.М. Язык и культура в России XVIII века. М., 1996.
  13. Каталог славянорусских рукописей Псковского музея-заповедника (XIV — нач. XX вв.) / Сост. Н.И.Осипова. Псков, 1991.
  14. Костючук Л.Я. Об одном источнике для изучения лексики и фразеологии // Фразеологизм и слово / Отв. ред. А.В.Жуков. Новгород, 1996. С.196-203.
  15. Костючук Л.Я. Регионализмы в воинском документе прошлого // Русское слово в историческом развитии (XIV — XIX вв.). СПб., 2006. Вып.2. С. 54-59. Крижанич Ю. Политика. М., 1965.
  16. Кузьмина В.Д. Пародия в рукописной сатире и юмористике XVIII века // Записки Отдела рукописей ГБЛ им В. И. Ленина. Вып 17. М., 1955. С.145-158.
  17. Мельникова Н.Н. Издания, напечатанные в типографии Московского университета. XVIII век. М., 1966.
  18. Модзалевский Л.Б. Библиотека Пушкина: Новые материалы // Литературное наследство. Т. 16/18. М., 1934. С.985-1024.
  19. Поздеев В.А. «Третья культура»: проблемы формирования и эстетики. М., 2000. Сибирская археография и источниковедение / Отв. ред. Н.Н.Покровский. Новосиб., 1979.
  20. Современный городской фольклор / Под ред. А.Ф.Белоусова, И.С.Веселовой, СЮ. Неклюдова. М., 2003.
  21. Строевые уставы, инструкции и наставления русской армии XVIII в. / Сост., вст. ст. и комм. К.В.Татарникова. М., 2010. Т.1-2. Толстой А.Н. Петр I. Л., 1937.
  22. Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великаго. СПб., 1858. Т.1.
  23. Johnson S. The New American Cadens Jody Call Handbook. California: Talisman, 1994. Vol.1-2.

 

Источник:  Алпатов С. «Древний воинский артикул» в русской рукописной и фольклорной традиции // Мир русского слова. — 2014. — № 3. — С. 55-59.

____________

1. Работа выполнена в рамках проекта РГНФ № 14-04-00128 «Юмор в допетровской Руси: акт — текст — феномен культуры».
2. Адоньева С.Б. Прагматика фольклора. СПб., 2004; Дианова Т.Б. Текстовое пространство фольклора: методологические заметки к проблеме // Актуальные проблемы полевой фольклористики. М., 2004. Вып.3. С.5-17.
3. Поздеев В.А. «Третья культура»: проблемы формирования и эстетики. М., 2000; Дианова Т.Б., Ковпик В.А., Чеканова А.В. Письменные формы фольклора // Актуальные проблемы полевой фольклористики. М., 2002. Вып.1. С.196-205; Современный городской фольклор / Под ред. А.Ф.Белоусова, И.С.Веселовой, С.Ю. Неклюдова. М., 2003. С.180-230.
4. Ср. «America’s first cadence call was «Hay-foot, straw-foot, hay-foot» — Johnson S. The New American Cadens Jody Call Handbook. California: Talisman, 1994. Vol.1. P.18.
5. Толстой А.Н. Петр I. Л., 1937. С.491; Алексеев С.П. Небывалое бывает. Рассказы о Петре Первом, Нарве и делах воинских. М., 1958. С.21-22.
6. См. подр. Военные уставы Петра Великого / Вст. ст. и комм. П.П.Епифанова. М., 1946.
7. Голиков И.И. Деяния Петра Великаго. М., 1837. Т.1. С.30-31.
8. Мельникова Н.Н. Издания, напечатанные в типографии Московского университета. XVIII век. М., 1966. С.219.
9. ОР БАН. 16.9.4. 1780 — 1790 гг. Л.19об — 21; ОР ИРЛИ РАН. Ф. 265. Оп.3. Ед.хр. 9. 1792 г. Л.292 — 293.
10. Экземпляр второго издания имелся в библиотеке А.С.Пушкина — Модзалевский Л.Б. Библиотека Пушкина: Новые материалы // Литературное наследство. Т. 16/18. М., 1934. С.994.
11. Рукописные копии издания 1782 г. имеются в составе фондов РГАДА ф.182 Портфели Н.Н.Бантыша-Каменского. Ед.хр.794.5. Л.183-183об.; ф.199 Портфели Г.Ф.Миллера. Оп.1. Ед.хр. 150.2. Л.59-62об.
12. Цит. по рукописи ОР БАН. 16.9.4.
13. Цит. по Военные уставы Петра Великого / Вст. ст. и комм. П.П.Епифанова. М., 1946. С.45-52.
14. Текст опубликован: Каталог славянорусских рукописей Псковского музея-заповедника (XIV — нач. XX вв.) / Сост. Н.И.Осипова. Псков, 1991. С.205.
15. Сб. 1750-х гг. ОР БАН. Тек. пост.1341. См. подр.: Библиотека М.В.Ломоносова. Научное описание рукописей и печатных книг / Отв. ред. И.М.Беляева. М., 2010. С.55.
16. ОР РНБ. Пог. 1490. Втор. пол. XVIII в. л.237об-238 «Артикул Новгородский 1684 году полковника Мирона Баишева». Рукопись описана: Сибирская археография и источниковедение / Отв. ред Н.Н.Покровский. Новосиб., 1979. С.47.
17. Ср. «В руководство, при обучении войск иноземного строя, составлен был устав, изданный в 1647 г. под заглавием: Учение и хитрость ратного строения пехотных людей. Впрочем каждый полковник следовал своей методе» — Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великаго. СПб., 1858. Т.1. С.187.
18. О наличии в тексте диалектных черт, характерных для говоров северо-запада России, см. Костючук Л.Я. Об одном источнике для изучения лексики и фразеологии // Фразеологизм и слово / Отв. ред. А.В.Жуков. Новгород, 1996. С.196-203; Костючук Л.Я. Регионализмы в воинском документе прошлого // Русское слово в историческом развитии (XIV — XIX вв.). СПб., 2006. Вып.2. С. 54-59.
19. «Новый литературный язык, создававшийся в соответствии с петровской культурной политикой, должен был противостоять традиционному как понятный непонятному» — Живов В.М. Язык и культура в России XVIII века.М., 1996. С. 143.
20. Архив историко-юридических сведений, относящихся до России, издаваемый Н.Калачовым. М., 1850. Кн.1. Отд. III. С.27.
21. Там же.
22. Строевые уставы, инструкции и наставления русской армии XVIII в. / Сост., вст. ст. и комм. К.В.Татарникова.М., 2010. Т.1. С.5-21.
23. Крижанич Ю. Политика. М., 1965. С.440-441.
24. Кузьмина В.Д. Пародия в рукописной сатире и юмористике XVIII века // Записки Отдела рукописей ГБЛ им. В. И. Ленина. Вып 17. М., 1955. С.154-155.
25. См. подр. Блажес В. В. Солдатский юмор в свете народной поэтической традиции // Фольклор Урала. Свердловск, 2000. Вып. 11: Устная и рукописная традиции. С. 20-37.
26. Алпатов С.В. «Солдатский Отче наш»: генезис и эволюция народной сатиры XVIII-XX вв. // Традиционная культура. 2011. № 4 (44). С. 170.
27. Дианова Т.Б. Гипертекстовые единства в фольклорной традиции // Актуальные проблемы полевой фольклористики. М., 2002. Вып.1. С.71.

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top