online

Доклад Б.Б.Пиотровского «Урартская колесница»

Урартская колесница. Оттиск печати из Топрак-Кале

Урартская колесница. Оттиск печати из Топрак-Кале

В отделе Востока Государственного Эрмитажа с 31 января по 7 февраля 1958 г. состоялась научная сессия. На этой сессии 4 февраля 1958 г. академик Б. Б. Пиотровский выступил с докладом «Урартская колесница». Год спустя, в 1959 г., вышла в свет монография Б. Пиотровского «Ванское царство», где в IX главе, в разделе «Коневодство» есть небольшое упоминание об урартской колеснице. В таком виде доклад публикуется впервые. Он хранится в архиве Эрмитажа (Архив Государственного Эрмитажа, ф. 1, оп. 17. Протоколы научных заседаний отдела Востока, лл. 35—38, 1958 г. Авторизованная машинопись) и любезно предоставлен нам академиком Б. Пиотровским для публикации.

ОКТЯБРИНА БАЛИКЯН, ГАЛИНА КАЧАЛИНА (Ленинград).

* * *

Сегодня я хочу предложить Вашему вниманию небольшой археологический этюд, посвященный урартской колеснице.

Материал по этой теме небольшой. Урартская колесница имеется на одном оттиске печати из Топрак-кала и на изображениях, которым были украшены шлемы и колчаны царей Аргишти I и Сардури II, найденные на Кармир-блуре.

Обратимся к кармирблурским изображениям. На колчане с именем Сардури мы имеем фигуры всадника и колесниц. Колесница изображена с тяжелым кузовом, ось колеса помещена у самого задка, колесо массивное с восмью спицами. Редко имеется колесо с шестью спицами. Дышло выгнутое, закрытое фигурами лошадей. В колесницу, несмотря на то, что вырисованы контуры двух лошадей, запрягались три коня, на это указывает количество вожжей. В каждой руке кучер держит по две вожжи, одну от коренного и по одной от двух пристяжных. Внешние вожжи пристяжных не управляемые, они от узды идут непосредственно к кузову колесницы. Это для того, чтобы пристяжные не заносили.

Вот и все, что можно сказать об урартских колесницах на основании их изображений. Кажется, немного, но и это немногое очень интересно и определенно.

На Древнем Востоке колесница имела свою историю и закономерность развития формы. Колесница известна с начала III тысячелетия до н. э. по шумерским изображениям, широкое развитие получила она в хеттском государстве, в северной Сирии, особой славой пользовались ассирийские колесницы. Из культуры Древнего Востока колесница перешла в Грецию и Италию. Основная линия развития получила побочные ответвления. По колесницам в древности имеются сводные работы, (как:0. Nuoffer, Der Rennwagen Im Altertum, Leipzig, 1904; Le-febure des Noittes, La Force motrice animate a travers Ces ages, Paris, 1924). Существуют работы по колесницам Передней Азии (Е. Linger, Der Rennwagen in Vorderasien, Constantinopol, 1929), Сирии и Финикии (F. Studnizka, Der Rennwagen im syrisch — phohiniscneh Gebiet, „Аrch. Jahrbuch», 22, Berlin, 1907), а также Греции и Италии (Е. Merculin, Der Rennwagen in griechenland I, Leipzig, 1909; H. Narchod, Der Rennwagen bei den Italinern und ihren Nachbarn, Leipzig, 1909). В этих работах выявляются характерные руководящие и датирующие элементы.

Особенно хорошо изучены ассирийские колесницы XI—VII вв. до н. э., изображения которых имеются в большом количестве на рельефах из царских дворцов. Отчетливо различаются два типа — ранний и поздний.

Ранние ассирийские колесницы до времени Тиглатпаласара III (сер. VIII в. до н. э.) отличаются массивностью кузова, удлиненным щитом над дышлом колесницы, которое отходит от низа кузова почти что под прямым углом и имеет резкий выгиб к ярму. В Ассирии нет дугообразного дышла, характерного для шумерских колесниц. Колеса имеют шесть спиц.

Колесницы после Тиглатпаласара III (втор. пол. VIII и VII вв. до н. э.) особенно хорошо представлены на рельефах Саргона, Синахериба и Ашурбанипала. Они отличаются легкостью, щит над дышлом прогадает и заменяется тягой от верхней части дышла к кузову. Колеса становятся легче и уже в восемь спиц. Ось в обоих случаях находится у самого задка кузова. Нет сомнения в том, что урартские колесницы восприняли форму ассирийских, притом второго периода их развития. На это указывает легкий кузов, дышло без щита, восемь спиц. Это обстоятельство подтверждает наблюдение, что урарты после IX в до н. э. восприняли ассирийскую культуру и заменили свое вооружение, примыкавшее к малоазийским (хеттским) типам, ассирийским. Тогда же была воспринята и ассирийская форма колесницы, даже до деталей. На рельефе дворца Синахериба была изображена распряженная колесница, с дышлом, украшенным в верхней части головой коня. Подобное украшение дышла была найдено в 1957 г. и на Кармир-блуре. Это замечательная бронзовая голова коня, полая внутри. Отнесение ее к украшению колесницы весьма вероятно.

Урартские тексты начала VIII в. до н. э., отмечающие продвижение урартов в Закавказье, рассказывают о том, что в войске было 65 боевых колесниц. Было ли это превосходством урартов над закавказскими племенами?

Материалы раскопок последних лет свидетельствуют о том, что и закавказские племена, которых покорили урарты, также имели боевые колесницы.

Раскопки 1956 и 1957 гг. у сел. Лчашен, на северо-западном побережье озера Севан, проводившиеся под руководством А. О. Мнацаканяна, открыли древние погребения, относящиеся, вероятно, еще к концу II тысячелетия до н. э. В этих могилах обнаружены четырехколесные арбы и двухколесные повозки плохой сохранности. Около них, в одном случае на дышле двухколесной повозки, были обнаружены две бронзовые модели колесниц. Мне известна лишь найденная в 1956 г., на ней я и остановлюсь.

Колесница запряжена двумя конями, в кузове помещены две фигурки воинов, с кинжалами у пояса, в шлемах с большим гребнем. Одной рукой они держатся друг за друга, вторая же приставлена к шлему; высота фигурок около 7,5 см. Шлемы этих воинов напоминают скорее всего хеттские шлемы, тип которых был распространен в IX в. до н. э. и у урартов, как это можно видеть на рельефах Балаватских ворот Салманасара III. По-видимому, с малоазийским типом колесниц следует связать и саму колесницу, которая существенно отличается от асскрийских. Наиболее архаичным элементом лчашенской колесницы является выгнутое дугой дышло, оно как бы навысает над конями. Дышло над спинами лошадей, но не так сильно выгнутое, встречается на хеттских колесницах северной Сирии, относящихся к концу II тысячелетия до н. э.

Дышло является единственным архаизирующим элементом лчашенской колесницы. Остальные ее детали, как облегченный кузов, смещенные к задку оси и восемь спиц (на одном колесе показано девять) указывают на то, что она никак не может быть раньше 2-ой половины II тысячелетия до н. э.

Позднее, во времена господства урартов, в Закавказье применялась уже колесница ассирийского типа, как это видно по изображению на бронзовом поясе Ахталинского могильника. Весьма интересно, что Лчашенские курганы, обнаруживающие связи с Малой Азией и не только в модели колесниц, имеют много общих черт с курганами середины 11 тысячелетия до н. э., прекрасно представленными в Триалетском районе. В этих богатейших курганах были найдены золотые и серебряные предметы, а также керамика, обнаруживающие сходство с подобными предметами хеттского царства.

Примечательно и то обстоятельство, что в Триалетских курганах также помещались древние повозки, правда, массивные четырехколесные, с колесом без спиц, сколоченные из трех частей. Б. А. Куфтин сопоставлял обряд погребения в Триалетских курганах с обрядом погребений хеттских царей, в котором важную роль играла повозка (колесница).

Таким образом, по приведенным образцам мы видим два характерных типа колесниц — один урартский, связанный с ассирийским, и другой — закавказский, связанный с малоазийским типом.

Эти сопоставления лишний раз подчеркивают борьбу двух влияний на развитие государств Передней Азии рубежа II и I тысячелетия до н. э., одного — месопотамского, другого —малоазийского. В конце концов ассирийское влияние взяло верх.

Разбор типа колесниц помогает нам в некоторой части проследить эту борьбу, имевшую большое значение в жизни Закавказья начала I тысячелетия до н. э.

 

Источник: Լրաբեր Հասարակական Գիտությունների, № 3, 1988 . pp. 83-85.

[fblike]

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top