online

Дмитрий Писаренко. Житие отставного самурая

Дмитрий Писаренко

Дмитрий Писаренко

Он родился в Стране Восходящего Солнца, но его солнце заходит в России. Всю жизнь Иоситеру Накагава хранит верность кодексу чести самурая и мечтает только об одном: чтобы соотечественники простили его за то, что он не погиб на той далёкой войне…

В глухой калмыцкой провинции — посёлке Южный, что у Чаграйского водохранилища,  Иоситеру Накагава известен как дядя Саша-самурай. Он  живая достопримечательность и отчасти даже гордость Калмыкии. Несколько лет назад, после серии международных репортажей о его удивительной судьбе и роли Калмыкии в ней, власти республики построили для дяди Саши большой дом, где он со своей женой, падчерицей и её потомством тихо доживает свой век. Здоровье в последнее время подводит, поэтому дядя Саша гостей не жалует. Но и на жизнь не жалуется. Жалеет лишь, что уже не может ходить на рыбалку в мороз, как это было зимой, в год нашего знакомства. По дороге к водохранилищу он тогда даже запел по-японски. Родной язык почти забыт, но марш, который разучивал в лётном училище, всё ещё помнит: «Зима, мороз крепчает, противник бьёт, но мы летим», — перевёл дядя Саша.

Из него готовили камикадзе, обучали высшему пилотажу и постоянно твердили: хуже смерти только плен. В небе над Филиппинами лётчик-истребитель Иоситеру Накагава сбил 18 американских самолётов.  Был представлен к званию самурая. «Это как Герой Советского Союза»,  – поясняет ветеран. Когда же Япония капитулировала, он попал в советский лагерь для военнопленных, где  вместе с остальными офицерами, в соответствии с кодексом чести самураев – «Бусидо» –  совершил харакири. Но их спасли. «Это русский врач помог, Терентьев фамилия была. Олег Павлович, военный хирург», – вспоминает бывший японский асс.

После тюремного госпиталя у самурая в России началась новая жизнь. Иоситеру стал Сашей. Лётчик высшего класса валил лес в Сибири, освоил бульдозер и трактор. В 1953 году японским военнопленным разрешили вернуться домой. Многие из тех, кто вместе с ним неудачно совершил харакири, уехали. Он же решил пожертвовать возвращением на Родину во имя чести. «Это позор был бы, поэтому я не поехал», — признаётся дядя Саша.

После плена он работал на Кавказе, в Средней Азии, а в середине 80-ых осел в Калмыкии, которая по его словам «с Японией на одно лицо». В посёлке Южный о прошлом дяди Саши знают все. И не только о боевом.

Встретившаяся нам у поселкового магазина общительная местная жительница стала рассказывать любопытные факты из его биографии. По её словам, дядя Саша … «многожёнец». «У него было много жён. Женщины любили его по молодости. Он же вежливый такой, не грубиян», — резюмировала она, характеризуя уважаемого в посёлке дедушку.

Здороваясь, дядя Саша всегда кланяется, и  он  желанный гость в каждом доме. На обратном пути заглянули к соседу. Все разговоры только о рыбалке, и тут без 100 граммов не обойтись.

— Саке крепкая водка? – спрашивает сосед, доставая из шкафа наливку собственного приготовления.

— 28 градусов, — с ходу отвечает дядя Саша, не округляя цифр.

— Ну, у меня меньше. У меня полусаке!

Дядя Саша держит в руке сало, а суши — в уме. Часто вспоминает японские блюда, особенно «субар» – гречку с лапшой. По ночам он, бывает, плачет, а утром рассказывает падчерице о своей далёкой стране.

— Как там красиво, какие там у них блюда национальные. Как там долго люди живут, — рассказывает она.

В 2005 году с дядей Сашей в Калмыкии встретились японские журналисты. Захватывающая судьба соотечественника привела к репортёрскому расследованию. На острове Хоккайдо нашлась его родная сестра, у которой сохранились фотографии времён второй мировой войны, где дядя Саша в форме японских ВВС. Копию того репортажа прислали и ему. Увидев, как сестра, потрясённая новостью, поспешила на кладбище, чтобы сообщить давно ушедшим в мир иной родителям о том, что их сын и брат спустя годы вернулся с того света, дядя Саша решился навестить родных. Но поездка в Японию продлилась недолго. Он вернулся к семье, в свой посёлок на юге Калмыкии. Родственники до сих пор зовут Иоситеру домой навсегда, но он не может переступить через данное когда-то слово, и уже почти 70 лет крепко связан с Россией.

 

Дмитрий Писаренко

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top